Отправить на печать

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

(4 голосов)
Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу
  • Режиссура: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Сценарий: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Сломленная предсмертным признанием Агриппины, Зена оставляет жизнь воина. А в это время, после Великого Римского Пожара, Нерон усиливает гонения на последователей Элая.

Предисловие

Медленно приближающаяся к нам панорама Рима. По всему городу видны большие клубы дыма, линия горизонта кажется почерневшей, заострившейся и словно тоже обгоревшей.

Смена кадра

Габриель пробирается между догорающими домами. Что-то привлекает ее внимание, и она наклоняется, отбрасывая до неузнаваемости сожженную мебель. Мы не видим, на что она смотрит, но она тяжело сглатывает, словно сдерживая тошноту. Она печально качает головой и выпрямляется. Позади нее вспыхивает синий свет, и она вздрагивает.

ГАБРИЕЛЬ:
Арес...

АРЕС (оглядываясь):
Какая потеря.

ГАБРИЕЛЬ:
О чем ты говоришь?

АРЕС:
Рим. Самый великий город, какой знал мир - памятник власти, роскоши - и его больше нет. (Арес щелкает пальцами) Раз - и всё. И это в какой-то степени заставляет взглянуть на всё по-другому, верно?

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ГАБРИЕЛЬ:
Это всё, что тебя волнует? Несколько домов. А как же люди в этом городе?

АРЕС:
Люди приходят и уходят, Габриель. Рим должен был быть вечным.

ГАБРИЕЛЬ (с нажимом):
Ты выбрал плохое время стать философом.

Габриель поворачивается, чтобы уйти.

АРЕС:
Ты ведь слышала выражение "Рим не за один день был построен"? Это правда, Рим не за один день был построен. Но какой-то сумасшедший сумел уничтожить его за несколько часов.

Габриель хмурится и наклоняет голову - Арес подтвердил ее подозрения.

ГАБРИЕЛЬ:
Нерон. (она поворачивается посмотреть на него) Это его работа?

АРЕС (пожимая плечами):
Скажем так, он первый в весьма коротком списке подозреваемых.

Габриель ничего не говорит, продолжая смотреть на Ареса.

Арес качает головой с нарочитой жалостью.

АРЕС:
Буду честным. В данный момент мне почти жаль Нерона. Как только Зена за него возьмется, его жизнь не будет стоить и жалкого динара.

Габриель хмурится и качает головой.

ГАБРИЕЛЬ:
На твоем месте, я бы не рассчитывала на Зену, Арес.

АРЕС:
Что? Ты действительно веришь, что она навсегда оставила меч? (он насмешливо ухмыляется) Какая глупость. Я думал, ты лучше знаешь Зену.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты не видел ее после смерти Агриппины. (она печально качает головой) Я никогда не видела Зену такой... потерянной.

[ Кадры из прошлого ]

Утес из "Правосудие зовет". Зена бросает на землю свой меч, затем через секунду пинает его с утеса. Она снимает с пояса шакрам и тоже бросает вниз. Камера следует за падающим шакрамом всё ниже, пока он не погружается в воды океана. Крупный план искаженного болью лица Зены. Камера медленно отодвигается, и за левым плечом Зены мы видим Габриель. Чувствуя, что Габриель рядом, Зена чуть поворачивает голову, говоря через плечо.

ЗЕНА:
Всё кончено.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена...

Габриель делает шаг вперед и обнимает Зену. Зена кладет голову на плечо Габриель. Она похожа на потерянного ребенка.

ЗЕНА:
Я не могу больше этого делать, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, ты ошиблась. Мы обе. Все совершают ошибки.

Зена высвобождается из объятий Габриель и качает головой.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ЗЕНА:
Мои ошибки убивают людей.

ГАБРИЕЛЬ (открыв рот от изумления):
И ты просто... уйдешь?

ЗЕНА:
Так будет лучше, Габриель.

Габриель хмурится, почти раздраженно, и указывает на горизонт.

ГАБРИЕЛЬ:
Лучше для кого? Зена, там - люди, которым нужна наша помощь.

Зена смотрит в направлении, указанном Габриель, но ее лицо ничего не выражает, словно заморожено.

[ Конец кадров из прошлого ]

Зена сидит за столом в таверне. Она одета в обычное крестьянское платье, упирается подбородком в руку, рассеянно глядя на остатки блюда перед ней. На нее падает чья-то тень, но она не реагирует.

ЗАБИЯКА:
Зена!

Она моргает, будто выходя из тумана, и смотрит на человека напротив себя - он одет в кожу, с толпой друзей, стоящих вокруг него, все они напоминают разбойников. На миг в глазах Зены можно увидеть искры ее-прежней, и аналогично это слышится в ее тоне.

ЗЕНА:
Да?

Забияка смеется и слегка поворачивает голову, обращаясь к своим друзьям.

ЗАБИЯКА:
Ха! Видите? Я же сказал, это она. (снова поворачивается к Зене), Мои друзья мне не поверили, когда я сказал им, что это ты. Хотя и неудивительно. Кто бы мог подумать, что Зена - Королева Воинов окажется здесь, в одежде крестьянки? (ухмыляется) Поговаривают, ты бросила ремесло воина.

Зена сверкает глазами, и друзья Забияки все вместе делают шаг назад, опасаясь гнева Зены. Ощутима напряженность, все ждут ее реакции. Через длинное мгновение плечи Зены опускаются, и она устало вздыхает, глядя в сторону.

ЗЕНА:
Оставьте меня в покое.

Забияка чувствует нежелание Зены сражаться и давит своим преимуществом.

ЗАБИЯКА:
Никогда бы не подумал, что я встречусь с тобой, лицом к лицу. И вот, встретился - и такая досада, ты уже не ты!

Зена вскакивает.

ЗЕНА:
Ты, мелкий...

Зена тянется за спину, по привычке нащупывая меч. Она останавливается, понимая, что меча нет. Ее рука устало опускается, и она отводит взгляд.

ЗАБИЯКА (с сухим смешком):
Каково это, чувствовать себя выброшенной на свалку?

Зена смеряет его взглядом, явно желая ему врезать. Но через секунду она просто разворачивается и выходит из таверны.

Смена кадра

Внутри маленькой, темной и пыльной комнатушки. Интерьер крайне скуден - только стол с двумя стульями, печь и узкая кровать. Открывается передняя дверь, и входит Зена. Она поворачивается и тихо закрывает дверь, затем прислоняется к ней лбом, закрыв глаза. Она расстроенно бьет по двери ладонью.

От камеры слышится голос.

ГОЛОС:
Как низко ты пала.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Зена поворачивается на голос. На краю кровати Зены сидит Агриппина, неодобрительно качая головой.

Действие первое

Прежняя сцена окончания Предисловия. Агриппина сидит на краю кровати, хмуро глядя на Зену.

ЗЕНА:
Чего ты хочешь?

АГРИППИНА:
Может быть, немного привести тебя в чувство?

ЗЕНА:
Забудь. Я уже с тобой наговорилась.

Агриппина закатывает глаза и встает.

АГРИППИНА (пожимая плечами):
Разговаривать со мной, с самой собой - какая разница? Давай начистоту, Зена. Ты каждой клеточкой хотела избить того идиота в таверне - и он это заслужил. Какое право имел этот ничтожный червяк так говорить с Королевой Воинов?

ЗЕНА:
Мне всё равно, что он обо мне думает.

АГРИППИНА (смеется):
О да. Продолжай это повторять, Зена. Может, когда-нибудь ты в это поверишь.

ЗЕНА (рычит):
Что ты думаешь, мне тоже все равно! Кто ты такая, чтобы судить меня? Тебя вообще здесь нет.

АГРИППИНА:
Ах! Вот те огонь и страсть, которые всегда меня в тебя восхищали! (Агриппина небрежно прохаживается по комнате) Знаю, тебе всё равно, что я думаю. Возможно, я здесь только затем, чтобы задать тебе вопросы, которые ты боишься сама себе задать.

ЗЕНА:
Неужели? Это какие же? О чем я боюсь себя спросить?

Агриппина останавливается и смотрит на Зену, с убийственно серьезным выражением лица.

АГРИППИНА:
Это действительно та жизнь, которой ты хочешь отныне жить, Зена? Если вообще можно назвать это жалкое существование жизнью. Вставать на заре, доить коз, кормить кур, мыть посуду, стирать, работать в саду, ложиться спать до захода просто потому, что больше делать уже нечего? Ты всерьез думаешь, что будешь счастлива в такой жизни?

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ЗЕНА:
По крайней мере, в такой жизни я никому не причиню вред.

АГРИППИНА:
Но и помочь ты тоже никому не сможешь. Ты этого хочешь? Да ни один воин, каким бы он ни был никчемным, до этого не опустится.

ЗЕНА:
Я больше не воин.

Агриппина мгновение изучает ее.

АГРИППИНА:
Что тебя мучает больше? Что ты поверила не тем людям? Что не смогла спасти того, кого пообещала защищать? Или, может, по-твоему, это из-за твоего вмешательства в дела Рима Ликия должна тебя благодарить, что стала убийцей?

Зена вздрагивает - Агриппина задела за живое.

ЗЕНА:
Всё вместе.

АГРИППИНА:
Знаешь, этого слишком много для твоих плеч. Просто удивительно, как ты еще стоишь. Но, с другой стороны, ты ведь и не стоишь.

Зена секунду обдумывает ее слова, затем устало вздыхает.

ЗЕНА:
Оставь меня в покое.

Агриппина негромко смеется.

АГРИППИНА:
Конечно! Как пожелаешь.

Смена кадра

Пышно украшенная зала во дворце Нерона. Нерон сидит на покрытом бархатом диване, нервно дергаясь. Он кусает ногти и дергает коленом вверх-вниз. Перед ним стоит Тигеллин.

НЕРОН:
И ты говоришь, я потерял сердца моих людей?

Тигеллин ничего не говорит.

НЕРОН (возбуждено):
Как это возможно, Тигеллин?

ТИГЕЛЛИН (пожимая плечами):
Массы переменчивы, Цезарь.

Нерон вскакивает на ноги и начинает метаться по залу.

НЕРОН:
Разве я не сделал для них всё, что мог, после этого пожара?

ТИГЕЛЛИН:
Ваше милосердие легендарно, Цезарь.

НЕРОН:
Мои враги ложью настроили моих людей против меня. Я должен вернуть их, Тигеллин - любой ценой.

Нерон снова вышагивает по залу. Погруженный в собственные мысли, он не замечает, что входит стражник и подходит к Тигеллину и что-то шепчет ему на ухо. Глаза Тигеллина широко раскрываются, вспыхивая интересом, и он кивает.

ТИГЕЛЛИН:
Я прослежу.

Взмахом руки он отпускает стражника. Нерон выходит из своего тумана, замечая выходящего стражника и не переставая шагать.

НЕРОН:
Какие новости, Тигеллин?

ТИГЕЛЛИН:
У вас гость, мой император. Габриель из Потейдии.

Нерон прекращает шагать и разворачивается к Тигеллину.

НЕРОН:
Габриель здесь?

ТИГЕЛЛИН:
Да. Приказать выставить ее из дворца?

НЕРОН (шепчет себе):
Габриель здесь...

Нерон снова опускается на диван, тщательно расправляя свои одежды. Он принимает беспечную позу и глубоко вздыхает. Он кивает с показным спокойствием.

НЕРОН:
Впусти ее и оставь нас наедине, Тигеллин.

Тигеллин неловко покашливает.

ТИГЕЛЛИН:
Если я могу, Цезарь. Неразумно оставлять вас наедине с этой женщиной. Я не могу быть уверен, что она не считает вас врагом.

НЕРОН (сверкая глазами):
Габриель - враг? Прикуси язык, Тигеллин. Габриель - творец. Творцы создают - они не разрушают. Она никогда не причинит мне вред. (он делает жест "убирайся" обеими руками) И давай, не заставляй Габриель столько ждать!

ТИГЕЛЛИН:
Как пожелаете, Цезарь.

Тигеллин уважительно кланяется, покидая залу. Нерон с деланным интересом осматривает и поправляет свои одежды. Наконец он поднимает голову. Габриель стоит перед ним с решительным видом, ее одежда, волосы и лицо перепачканы сажей от пожара.

НЕРОН:
Габриель!

Она ничего не говорит, впиваясь в него взглядом. Можно понять, что она с трудом себя сдерживает, чтобы не закипеть. Нерон неловко поеживается и, наконец, не может больше выдержать ее досмотра. Он оглядывает ее с ног до головы.

НЕРОН:
Что с тобой случилось?

ГАБРИЕЛЬ:
Думаю, ты знаешь.

Нерон невинно качает головой.

НЕРОН:
Боюсь, что не знаю. Но позволь мне предоставить тебе приличную одежду...

ГАБРИЕЛЬ:
Это ты подстроил пожар.

НЕРОН:
Я? Габриель, прости, умоляю, но я понятия не имею...

ГАБРИЕЛЬ:
Избавь меня от своего представления, Цезарь. Ты никогда не был хорошим актером.

Нерон вскакивает на ноги.

НЕРОН:
Да как ты смеешь!

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, как ты смеешь? Мы с Зеной доверяли тебе, жители Рима тебя обожали.

Нерон подозрительно прищуривается.

НЕРОН:
Кто настроил тебя против меня? Сенека?

ГАБРИЕЛЬ:
Агриппина всё нам рассказала. Твои набеги на деревни, ваш заговор против Клавдия, то, как вы обманом заставили меня и Зену вам помочь.

НЕРОН (насмешливо):
И ты поверила этой явной лжи Агриппины обо мне?

ГАБРИЕЛЬ:
Агриппина признавалась перед тем, как умерла - от твоей руки. Как она отравила Клавдия и подделала документы, чтобы убедить всех, что он готовил вторжение в Британию. Она обвинила и себя. Зачем ей это выдумывать?

НЕРОН:
Всё получилось в точности, как моя злобная матушка и хотела. Даже на смертном одре она устроила заговор и интриги. Без сомнения, свой последний вздох она обставила так, будто это я виноват в ее смерти.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ГАБРИЕЛЬ:
Речь не только о словах Агриппины. У меня есть доказательства, что ты нападал на греческие деревни. Ты, конечно, не рассчитывал, что мы познакомимся с твоими сообщниками. Мне потребовалось немало времени, но я наконец соединила все части головоломки. Ты был их предводителем. (она вздыхает и печально качает головой) Ты мог бы принести столько добра Риму, а вместо этого ты всех нас предал.

Нерон разозленно вскакивает на ноги.

НЕРОН:
Да как ты смеешь говорить мне о предательстве после того, как сама поступила в той истории с рабами Гракха? Вопреки всему здравому смыслу, я принял твое слово, когда ты сказала мне, что не имеешь отношения к спасению Сабины. А теперь ты готова поверить бреду ненормальной женщины, которая ненавидела меня.

Он останавливается и делает несколько глубоких вдохов, успокаиваясь. После длинной паузы он продолжает.

НЕРОН:
Ты очень много значишь для меня, Габриель. И я сделаю что угодно, чтобы снова завоевать твое доверие. (он встает, с решительным выражением лица) Я найду преступников, ответственных за пожар. А потом... ты увидишь... и мы снова будем друзьями, правда?

Габриель испепеляет его взглядом.

Нерон улыбается - это холодная улыбка, лишенная каких-либо эмоций.

Смена кадра

Комнатушка Зены. Зена с мрачным выражением лица орудует метлой, подметая осколки глиняного кувшина, упавшего на пол.

ГОЛОС АГРИППИНЫ (от камеры, дразнящим тоном):
Убираешь свой беспорядок?

Зена поднимает голову - Агриппина стоит перед ней, ее руки сложены на груди, она саркастично смотрит вниз, на осколки кувшина. Зена снова принимается подметать, не говоря ни слова.

АГРИППИНА:
Вот это правильно. Ты всегда убираешь свой беспорядок. (пауза, затем с сарказмом продолжает) Ведь всегда?

ЗЕНА (не глядя на нее):
И что это должно значить?

АГРИППИНА (обходит ее, насмешливо оглядывая, затем останавливается):
Думаю, что ты знаешь.

ЗЕНА (кратко):
Что?

АГРИППИНА:
Ты оставила в Риме очень большой беспорядок.

ЗЕНА (прекращает подметать и разъяренно разворачивается):
Беспорядок...

АГРИППИНА:
Именно, Зена. Ненормальный убийца - римский император.

ЗЕНА (насмешливо):
Римляне прекрасно справлялись с такими прежде, и без моей помощи.

АГРИППИНА:
Разумеется. Но на этот раз они получили его с твоей помощью. Ты помогла ему.

ЗЕНА (горько):
Не только я.

АГРИППИНА:
Неважно. Теперь ты должна его остановить.

ЗЕНА:
Остановить? (горько посмеивается) Я даже не смогла помешать его наемникам убить его мать.

АГРИППИНА:
Ну что ж, ты совершила какие-то ошибки. И теперь ты собираешь провести остаток жизни, скорбя об этом? (Зена продолжает подметать, не отвечая) Что потребуется, чтобы заставить тебя стать собой? Военачальники, вырезавшие целую деревню? Римские армии, наводняющие Грецию? Или, может, смерть Габриель?

ЗЕНА:
Габриель уже не маленькая девочка. Она может сама о себе позаботиться. (понижает голос) Возможно, у нее получится лучше помогать людям, чем у меня.

АГРИППИНА:
Давай, повторяй, и возможно, однажды ты в это поверишь. (насмешливо) Габриель, Королева Воинов. Звучит совсем не так, согласна?

ЗЕНА (рычит и отшвыривает метлу, так, что та с грохотом падает на пол):
Убирайся!

Прямо на этих словах позади нее вспыхивает синий свет, и появляется Арес.

АРЕС:
Спасибо за теплый прием. (Зена вздрагивает) Болтаешь с воображаемыми друзьями?

ЗЕНА (не оборачивается, но ее лицо и голос смягчаются):
Чего ты хочешь?

Арес подходит к ней и кладет руки ей на плечи. Ее лицо на миг пересекает чувственный взгляд, но она в любом случае никак не реагирует.

АРЕС:
Лучше спросить, чего ты хочешь? Провести остаток жизни, размахивая шваброй... работая в какой-то лачуге... копаясь на грядках... не то, чего бы можно было ожидать от Королевы Воинов.

ЗЕНА (резко):
Экс-Королевы Воинов. Я на пенсии.

Камера отодвигается, показывая Агриппину, всё еще стоящую у стены и саркастично улыбающуюся.

АГРИППИНА:
Зена: Золотые Годы. Какой пассаж.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

АРЕС:
И что, так история и закончится? Истлела жизнь, погаснул свет?

АГРИППИНА:
А знаешь, он прав. Так патетично.

Зена чуть дергает плечами, высвобождаясь из рук Ареса, и подходит к столу.

ЗЕНА:
Меня не волнует, что ты думаешь.

Арес с негодованием смотрит на нее.

АГРИППИНА (теперь стоит рядом с Зеной):
Знаешь, послушай ты его прежде, ничего этого бы не случилось. Так же, как когда он сказал тебе разрушить тот храм в Британии. Ты спишь с ним, но все равно не доверяешь ему.

АРЕС:
Ну хватит, Зена. Да, тебе попалась парочка умелых лгунов. Это не повод выбрасывать такое хорошее оружие.

Он щелкает пальцами; в углу комнатки под потолком появляется пылающий золотой круг, который быстро вращается. Он на секунду останавливается, и мы видим, что это - шакрам Зены. Шакрам снова начинает крутиться и затем со свистом летит к Зене. Она резко оборачивается, и ее рука взмывает в воздух. Крупный план ее руки, схватившей в воздухе шакрам, затем крупный план ее лица: она чуть усмехается, и часть старого огня словно бы вернулась.

АРЕС (усмехаясь):
Я знал, что это в тебе еще есть.

ЗЕНА (усмешка исчезает с ее лица; она смотрит на шакрам, а затем мрачно - на Ареса):
Ты его вернул.

АРЕС (пожимает плечами):
А ты думала, я оставил бы его ржаветь на дне моря?

ЗЕНА (сквозь зубы):
Прекрасно. Может, он пригодится резать овощи.

Она кладет шакрам на стол.

АРЕС (мрачно глядя на нее):
Лови!

В его руке появляется меч Зены. Арес бросает его Зене; она ловит. Вытаскивая собственный меч, Арес атакует ее, и они начинают сражаться в маленькой, явно не предназначенной для этого комнатке. Зена вспрыгивает на стол, отражая удары Ареса. Со стола падает чашка, разбиваясь на части; Зена этого не замечает, поглощенная сражением. Через несколько секунд она спрыгивает вниз, и они продолжают драться. Арес, кажется, имеет преимущество; он наступает на Зену и, наконец, прижимает ее к стене. Зена сосредотачивается и отклоняет его удар достаточно сильно, чтобы заставить его пошатнуться; затем она делает кувырок в воздухе, сбивая по пути стул, и приземляется на другой стороне комнатки.

Арес снова ее атакует, но на этот раз Зена действует гораздо увереннее. Она быстро начинает одерживать верх, и теперь уже она наступает на Ареса; через несколько секунд она находит брешь в его защите и прижимает конец меча к его груди. На ее лице снова появляется улыбка, Арес улыбается ей в ответ.

В следующее мгновение лицо Зены становится мрачным, и она делает шаг назад.

ЗЕНА:
Что ты хотел доказать? Что я всё еще люблю сражаться? (горько) Оставь, Арес. Я не вернусь.

Они продолжают стоять лицом друг к другу, с направленными друг на друга мечами. Стук в дверь ломает напряженность. Зена и Арес оборачиваются.

ГАБРИЕЛЬ (за кадром):
Зена? Ты здесь?

ЗЕНА:
Габриель!..

На ее лице появляется вспышка радости, но она быстро исчезает. Дверь открывается, и входит Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена... (видя Зену и Ареса с их направленными друг на друга мечами, она останавливается на полпути) Полагаю, мне следовало знать, что рано или поздно до этого дойдет.

Зена и Арес опускают мечи.

АРЕС:
Спорим, ты никогда не думала, что я мог бы быть искренне рад тебя видеть.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты прав. Никогда.

АРЕС (кивает на Зену):
Может, тебе удастся вложить в ее голову какой-то смысл.

Зена поднимает голову. Она и Габриель смотрят на друг друга.

ГАБРИЕЛЬ (кивает, не отводя глаз от лица Зены):
Я посмотрю, что можно сделать.

АРЕС:
Удачи. (он бросает на Зену быстрый взгляд, затем расстроенно качает головой) Она тебе понадобится.

Арес исчезает во вспышке синего света. Зена и Габриель смотрят друг на друга еще секунду, пока Зена не улыбается.

ЗЕНА:
Так... как Дарион?

ГАБРИЕЛЬ (кивает):
Хорошо. Я отправила его и Ликию побыть несколько недель у Евы.

ЗЕНА:
Ликию? Ясно. Да, пока Ева не увидит, что Дарион не... (она замолкает)

ГАБРИЕЛЬ (выжидающе кивает):
Дарион не... что?

Зена улыбается - хотя улыбка кажется слегка натянутой.

ЗЕНА:
Ничего. Забудь. У меня паранойя. (она изучает Габриель) Ты выглядишь неплохо. Хотя и слегка уставшей.

ГАБРИЕЛЬ (посмеиваясь):
Последнее время я все ноги сбила. (Габриель мгновение изучает ее и тепло улыбается) А ты пополнела.

ЗЕНА (крайне смущенно пожимает плечами):
Ээ... да. Полагаю, я мало двигаюсь в последнее время.

ГАБРИЕЛЬ (печально качает головой):
Зена, что ты делаешь?

ЗЕНА:
Я? Я должна была прямо сейчас идти обедать в местную таверну. Если мы не придем пораньше, половину...

ГАБРИЕЛЬ:
Я не об этом говорила, и ты это знаешь. (она указывает на меч и шакрам) Что ты собираешься с ними делать?

ЗЕНА:
Не знаю. Хочешь забрать?

Габриель хмурится и вздыхает.

Смена кадра

Сверкающий закат на балконе апартаментов Нерона. Он зловеще пощипывает струны лиры. За его плечом можно разглядеть приближающегося Тигеллина. Нерон ничем не показывает, что знает о его присутствии. Тигеллин терпеливо ждет, Нерон продолжает играть тревожную, мрачную мелодию. Постепенно игра Нерона становится медленней и мягче, пока музыка совсем не исчезает.

НЕРОН:
Тигеллин...

ТИГЕЛЛИН (неловко прокашливаясь):
Вы посылали за мной, Цезарь?

НЕРОН (окидывая взглядом город):
Люди ненавидят меня, Тигеллин.

ТИГЕЛЛИН:
Цезарь... (он качает головой, почти с жалостью к Нерону) Люди любят вас. Но кто-то сеет в них сомнения.

НЕРОН:
Они верят тем лживым слухам, что это я поджег город.

ТИГЕЛЛИН:
Цезарь - если я могу... (он делает маленький шаг вперед, осторожно, словно находится поблизости от ядовитой змеи) Сейчас самое время раз и навсегда пресечь все слухи.

НЕРОН:
Если бы я осудил злодеев, поджегших мой город, я вернул бы сердца моих людей.

ТИГЕЛЛИН:
И их доверие, Цезарь.

Нерон смотрит на город, залитый оранжевым сиянием заходящего солнца. Его глаза задумчиво мерцают, словно он сожалеет о том, что собирается делать. После долгой паузы он кивает.

НЕРОН:
Хорошо, Тигеллин. Я должен сделать то, что должен. Рим уже устал от этих безбожников, бросающих вызов закону и порядку. (Нерон поворачивается к Тигеллину) Самое время поставить их на колени.

Смена кадра

Зена и Габриель сидят за столом в таверне, одна напротив другой. На поясе Габриель можно увидеть шакрам.

ЗЕНА:
Так ты думаешь, что это Нерон виноват в пожаре?

ГАБРИЕЛЬ:
Нет - я не думаю. Я знаю, что это он. (Габриель тянется через стол и сжимает руку Зены) Зена, я знаю, что ты чувствуешь. Я тоже чувствую себя ужасно из-за того, что случилось с Нероном и Агриппиной. Но нужно собраться. Нерон должен пойти под суд.

Габриель выжидающе смотрит на Зену, та качает головой.

ЗЕНА:
Нет, Габриель. Я усвоила свой урок.

ГАБРИЕЛЬ:
А как же урок, который ты преподала мне столько лет назад? Как же Высшее Благо?

ЗЕНА:
Поверь, Высшему Благу будет лучше всего, если я больше не стану вмешиваться в дела Рима.

Габриель собирается что-то сердито возразить, но проглатывает свои слова, когда к их столу неуверенно приближается мужчина средних лет с обветренным лицом.

МУЖЧИНА:
Прошу прощения?

ЗЕНА (оборонительно):
Чего ты хочешь?

Мужчина смотрит на Габриель и указывает на шакрам на ее поясе.

МУЖЧИНА:
Ты Зена?

Габриель ухмыляется и искоса смотрит на Зену.

ГАБРИЕЛЬ:
Мы можем чем-то помочь?

МУЖЧИНА:
Я на это надеюсь! Меня зовут Кротус. У меня маленькая ферма в паре лиг на юго-запад от этой деревни. У меня мало животных... всего несколько свиней и кур, да еще козы. Я спорю со своим соседом из-за прав на воду - он готов на что угодно, лишь бы согнать меня с моей земли. (он вытирает глаза запачканным рукавом) Вчера он зашел слишком далеко. Он украл мою Селену!

ЗЕНА:
Селена - это твоя жена?

КРОТУС:
Нет! Селена - моя лучшая коза. Вчера она ушла гулять с моего пастбища. Едва она пересекла мост, который разделяет мою землю и землю Тройлуса, он ее тут же сцапал. А когда я пришел ее забрать, Тройлус отказался ее отдать. Сначала он пытался отнекиваться, но я-то знал, что Селена у него. (он трет глаза) Мне нужна моя Селена. У меня дома пять мальцов. Без ее молока я их всех не прокормлю.

ГАБРИЕЛЬ (сочувственно кивает):
И когда ты увидел нас, то подумал, что мы можем поговорить с Тройлусом?

КРОТУС (указывая на шакрам):
Ну, всем известно, что Зена помогает даже никчемным крестьянам вроде меня.

Габриель поднимает брови на Зену, та отводит взгляд. Габриель и потрясена, и разочарована нежеланием Зены помочь, но не показывает этого Кротусу.

ГАБРИЕЛЬ:
Хорошо, Кротус. Я пойду, поговорю с Тройлусом и верну тебе Селену. (она смотрит на Зену, снова на Кротуса) Только дай мне одну минуту, ладно?

Кротус благодарно кивает и отходит к бару, чуть в стороне от подруг.

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно, это не битва под Троей, но тоже ведь работа. Ты идешь?

ЗЕНА:
Нет, спасибо. Иди одна. А я буду следить, чтоб горел свет в окошке.

ГАБРИЕЛЬ (побежденно вздыхает):
Ладно. Потом я вернусь в Рим. Если я тебе понадоблюсь...

ЗЕНА:
Я знаю, где тебя найти.

Габриель нежно сжимает плечо Зены, и Зена похлопывает ее в ответ по руке. Они мгновение молчат, чувствуя взаимное понимание. Затем Габриель касается шакрама на своем бедре и пробегает пальцем по лезвию, очевидно, что-то обдумывая.

Действие второе

Габриель заводит за поводья в конюшню свою лошадь. Шакрама у нее уже нет. Сено сгорело, стены почернели от сажи. На стене, несмотря на последствия пожара, виден рисунок - рыба, символ последователей Элая. Блондин лет двадцати - его одежда также запачкана сажей - чистит стойла и приветственно взмахивает рукой, когда видит Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Добрый вечер, Феликс.

ФЕЛИКС:
Габриель! Рад, что ты вернулась! Где была?

ГАБРИЕЛЬ (с тонкой улыбкой):
Спасала козу.

ФЕЛИКС (качает головой):
У тебя такая интересная жизнь.

ГАБРИЕЛЬ:
А здесь как дела? Всё тихо?

ФЕЛИКС (пожимая плечами):
Тебя недавно разыскивали люди Петронии. Говорят, этим вечером у тех, кто придет на ежевечернюю молитву, будут проблемы.

Габриель немедленно напрягается.

ГАБРИЕЛЬ:
Проблемы? Какого рода?

ФЕЛИКС:
Не могу сказать. Хотя сейчас, если где-то возникают проблемы, это наверняка Нерон.

Глаза Габриель в тревоге распахиваются.

ГАБРИЕЛЬ:
Где будет проходить вечернее собрание молящихся?

ФЕЛИКС:
Внизу, в доках, под одной из перевернутых рыбацких лодок...

Габриель разворачивается и бежит к двери.

ГАБРИЕЛЬ:
Быстрей!

Смена кадра

Габриель и Феликс бегут через улицу к докам. Габриель резко останавливается, видя, что римские солдаты конвоируют последователей Элая в повозках-клетках. Она наклоняется и вытаскивает из сапог саи.

ГАБРИЕЛЬ (Феликсу):
Жди здесь!

Она бросается на солдат, и слышится коллективный выдох облегчения и благоговения последователей Элая.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ЭЛАЯ:
- Это Габриель!
- Я знал, что она нас не оставит!
- Вот погодите, еще Зена об этом услышит.

Габриель быстро расправляется с тремя солдатами, раздавая им удары. Наконец против нее выступает центурион внушительных размеров, ловко размахивающий мечом. Он и Габриель сражаются - и ей приходится несладко, потому что его размеры мешают ей подобраться к нему ближе. Ее стратегия, похоже, состоит в том, чтобы держаться как можно ближе к земле, уворачиваясь от его меча. Наконец он замахивается мечом у нее над головой, она ныряет вниз, совершая кувырок и проскакивая у него между ног. Она поднимается на колени и до того, как он успевает обернуться, Габриель бьет его кулаком по задней части колена. Центурион падает на колени. Габриель поднимает над головой сай, намереваясь вонзить его в спину центуриона. В кадре появляется рука и хватает Габриель за запястье.

ПЕТРОНИЯ (высокая, стройная женщина лет сорока, одетая в белое, со светло-каштановыми волосами, убранными в пучок на затылке):
Габриель, не надо!

Габриель поднимает голову на Петронию, отвлекаясь на достаточно времени, чтобы центурион пришел в себя и ударом сбил Габриель на землю, лишив сознания.

Смена кадра

Большая тюремная камера, в которой три или четыре десятка заключенных. Двенадцать-пятнадцать человек сидят посередине в кругу. Петрония - в центре круга, она и ее последователи занимаются медитацией. Габриель смотрит на них со своего места - она прислонилась к двери камеры, сложив руки на груди.

ПЕТРОНИЯ:
...достигнув полной неподвижности внутри, вы впускаете в себя любовь...

Габриель нетерпеливо вздыхает и поворачивается, с силой хватаясь за брусья решетки, словно пытаясь их согнуть. Кто-то подходит к ней сзади.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

СИРАН (смиренно):
Габриель?

Габриель поворачивается. Она явно не узнает девушку.

СИРАН:
Ты помнишь меня? Сиран...

ГАБРИЕЛЬ:
Подруга Сабины. Я помню. (она оглядывается) Что ты здесь делаешь? Я не знала, что ты следуешь учению Элая.

СИРАН:
Я не следовала - пока не увидела, как Петрония и ее друзья выступили против Нерона ради жизней рабов, которых они даже не знали.

ГАБРИЕЛЬ (кивает):
После убийства сенатора Гракха...

СИРАН:
Когда ты раб, то не думаешь, что в мире есть хорошие люди. И когда я услышала, как Петрония говорила о мире и любви, я поняла, что тоже хочу это почувствовать. (она мгновение смотрит перед собой, затем ее лицо затуманивается; она сжимает губы, разглядывает свои ноги и говорит еле слышным голосом) Как она?

Габриель недоумевающе смотрит на нее, затем ее лицо отражает понимание.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты про Сабину?

СИРАН (кивает):
С ней всё хорошо? Я должна знать.

Габриель похлопывает Сиран по руке.

ГАБРИЕЛЬ:
Когда я ее последний раз видела, она была в порядке.

СИРАН:
Ты ее видела?

ГАБРИЕЛЬ:
Несколько месяцев назад... перед тем, как она сбежала.

Сиран выглядит расстроенной, и похоже, что Габриель чувствует странную необходимость не дать Сиран разочароваться в Сабине.

ГАБРИЕЛЬ:
Но я больше чем уверена, что она найдет тебя, как только сможет. Сейчас ей, вероятно, пришлось залечь на дно.

СИРАН (неохотно):
Габриель... Я знаю, в прошлом Сабина совершила ужасные вещи. Как по-твоему, она не вернулась к этому?

ГАБРИЕЛЬ:
Не знаю. Но зато я знаю, что доброе сердце может затронуть даже самую темную душу. У тебя доброе сердце, Сиран. Если кто и может затронуть Сабину, так это ты.

Слышны шаги и грубые голоса. Габриель и Сиран смотрят в направлении, откуда раздаются звуки, как и остальные последователи Элая. В коридор входит тюремный охранник в сопровождении двух солдат. Они останавливаются перед камерой. Охранник оглядывает камеру, как будто ища кого-то, и затем указывает пальцем на Габриель.

ОХРАННИК:
Ты. Попрощайся со своими друзьями. Тебя хочет император.

Он снимает со стены, где висят цепи, несколько из них.

ОХРАННИК:
Мне говорили, что ты можешь быть очень хитрой, и тебе нельзя доверять. (он вытягивает цепи) Просунь руки сквозь решетку.

Смена кадра

Комнатка в домишке Зены. Зена сидит на кровати, крутя в руках шакрам.

ГОЛОС АГРИППИНЫ (за кадром):
Значит, она его вернула. Видишь, она знает, что ты вернешься.

Зена поднимает голову, глядя на Агриппину: та стоит перед ней, руки сложены на груди, на лице играет ухмылка.

ЗЕНА (устало):
Она думает, что я вернусь.

АГРИППИНА:
Она знает. (она подходит ближе и садится рядом с Зеной; Зена бросает на нее настороженный взгляд) Она его носила только однажды - когда ты была мертва. (Зена отворачивается, на ее лице появляется виноватое выражение) И она еще кое-что знает. Что бы ни случилось, тобой ей не быть.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ЗЕНА:
Ей не нужно быть мной. Она - другой воин, не такой, как я. Возможно, у нее всё получится лучше, чем у меня.

АГРИППИНА (презрительно):
И что заставляет тебя так думать? Она тоже обманулась, как и ты.

ЗЕНА (смотрит, не зная, что ответить):
Габриель всегда поступает правильно.

АГРИППИНА:
Конечно. И возможно, она сумеет правильно себя убить.

Зена обеспокоенно смотрит на Агриппину.

Смена кадра

Два солдата, которых мы ранее видели в темнице, ведут под конвоем Габриель по коридору в роскошном дворце. Ее руки закованы.

Смена кадра

Нерон в своем тронном зале, по бокам от него стоят Аквила и Тигеллин. У дверей на карауле стоит отряд солдат. Вводят Габриель.

Нерон поднимает брови, глядя на нее.

НЕРОН:
Эти цепи... они тебе идут.

ГАБРИЕЛЬ (сверкая глазами):
Новая форма ухаживания римского императора?

НЕРОН (устало вздыхает):
Габриель, что я могу сказать, чтобы убедить тебя, что тебя обманули? Сначала Агриппина, потом мои враги, они заставили тебя поверить...

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ГАБРИЕЛЬ:
Скажи правду. Я знаю, кто ты есть.

НЕРОН:
Это последователи Элая устроили поджог. У меня есть доказательства.

Габриель издает короткий, сухой смешок и презрительно вскидывает голову.

ГАБРИЕЛЬ:
Доказательства? И какие же?

НЕРОН:
Пожар начался с храма Клавдия, он сгорел дотла. Всем известно, что последователи Элая не чтят старых богов - включая богов-императоров.

ГАБРИЕЛЬ:
И это доказательства?

Нерон вздыхает и наклоняется вперед на колене, по-прежнему упираясь подбородком в ладонь.

НЕРОН:
Знаешь, будь я чудовищем, каким ты меня считаешь, я бы бросил тебя львам - это судьба, которая ждет твоих драгоценных последователей. (камера переходит на Габриель; она в шоке) Можешь называть меня сентиментальным глупцом, но ты мне не безразлична, Габриель. Я тебя отпускаю. Ты меня простишь, если я прикажу снять с тебя цепи только за пределами дворца? Императору Рима нужно быть осторожным, верно? В конце концов, что будут делать люди без их любимого императора?

Нерон поднимается и принимает драматическую позу.

НЕРОН:
Нерон Сострадательный.

Габриель недоверчиво открывает рот.

Смена кадра

Вид издалека: те же двое солдат выводят Габриель во внутренний двор дворца. Там один из них снимает с ее рук цепи. Потирая запястья, Габриель идет к выходу. Вид дворца спереди: она выходит из дверей, охраняемых двумя стражниками. Она проходит мимо них, все еще потирая запястья, и направляется к площади.

Смена кадра

Оживленная улица в Риме; ранний вечер. Габриель идет вдоль по шумной улице, выглядя взволнованной и озабоченной.

Внезапно шум толпы перекрывается мощным сердитым ревом. Габриель вздрагивает, останавливается и поворачивается в направлении рева. Она видит, что находится возле Колизея. Дорога соединяется с другой, и затем еще с одной.

СТАРИК:
Это львы, барышня. И очень голодные. Их специально плохо кормят, чтобы они были в форме, когда выходят на арену.

Габриель выглядит так, словно ее сейчас стошнит. Она на секунду останавливается, затем уходит прочь, с выражением решимости на лице.

Смена кадра

Габриель идет по пустынной улице. Слыша звук за спиной, она останавливается. Прежде, чем она может обернуться, ее хватают и приставляют кинжал к горлу.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (от камеры):
Привет, Габриель.

Камера отодвигается, показывая Сабину (в белоснежном наряде весталки (римский аналог гестианской девственницы) и с накидкой на голове), стоящую позади Габриель, рукой обхватив ее плечи и держа у ее горла кинжал.

Действие третье

Прежняя сцена: Сабина прижимает кинжал к горлу Габриель.

САБИНА (с холодной улыбкой):
Нам нужно прекращать так встречаться.

ГАБРИЕЛЬ (раздраженно вздыхает):
Чего ты хочешь?

САБИНА (посмеиваясь):
А у тебя есть время? В данный момент, я хочу лишь поговорить. Без свидетелей. (она смотрит на арочную площадку перед домом) Сюда, если ты не против. Или даже если против.

Она тащит Габриель за собой.

Смена кадра

Арочная галерея. Довольно темно. Сабина, все еще держа кинжал у горла Габриель, останавливается у стены.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Сабина... нам удастся лучше поговорить, если ты уберешь кинжал от моего горла.

САБИНА (усмехаясь):
Лучше для кого? Если честно, меня не интересует твоя болтовня, Габриель. Всё, что мне нужно - некоторая информация.

ГАБРИЕЛЬ:
О чем? И вообще, что ты делаешь в Риме? Ты же под смертным приговором. Тебе жить надоело?

САБИНА:
Твое беспокойство так трогательно... Но в мои планы не входит быть схваченной. Переходим к делу... (она сильнее прижимает конец кинжала к горлу Габриель) Я спрашиваю, ты отвечаешь. Идет?

ГАБРИЕЛЬ:
Почему бы тебе не убрать кинжал - или я сама его уберу.

САБИНА:
А я могу тебя убить.

ГАБРИЕЛЬ:
Но тогда твои вопросы останутся без ответов.

Сабина мгновение размышляет и опускает кинжал, освобождая Габриель. Габриель оборачивается.

САБИНА:
Говорят, тебя отправили в тюрьму вместе с последователями Элая.

ГАБРИЕЛЬ (с нарастающим раздражением):
А если и так?

САБИНА:
Среди тех, кого схватили, была... (запинается) моя подруга.

ГАБРИЕЛЬ:
Сиран? Я видела ее в тюрьме.

САБИНА (ее голос становится тише):
И... как она?

Габриель молчит, обдумывая свой ответ, затем печально качает головой.

ГАБРИЕЛЬ:
Сабина… хорошего мало. Нерон собирается бросить их на арену львам.

Крупный план лица Сабины; она остается внешне безразличной, но ее скулы чуть напрягаются. В следующее мгновение она демонстрирует холодную улыбку.

САБИНА:
И конечно, наша дорогая Зена не даст этому случиться.

Габриель секунду смотрит на Сабину, видимо, прикидывая, стоит ли ей говорить, и, наконец, решается.

ГАБРИЕЛЬ:
Сабина... Зена... (она сглатывает) Зена вышла из игры.

САБИНА (не может сдержать пораженный выдох):
Хочешь сказать... она мертва?

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, она... оставила путь воина.

САБИНА:
Зена? Да ладно. Если бы она и решила уйти, то передумала бы в тот же момент, как увидела попавшую в беду козу какого-нибудь крестьянина. А ты говоришь, она не вернется ради такого?! Сейчас же иди и...

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
Я не могу так рисковать, Сабина... У меня нет лишнего времени. Я должна сама освободить их.

САБИНА (смеется):
Ты - единственная надежда последователей Элая? Тогда они впрямь обречены.

Габриель еще секунду рассматривает Сабину, что-то обдумывая. Затем она говорит, явно через силу.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты могла бы мне помочь. (от презрительного взгляда Сабины) Чтобы помочь своей подруге. (пауза) Сиран спрашивала о тебе.

САБИНА (не совсем в силах скрыть свои эмоции):
Правда?

ГАБРИЕЛЬ:
Я сказала ей, что ты вернешься за ней при первой же возможности. Ты ведь не хочешь, чтобы я оказалась лгуньей?

Сабина задумчиво смотрит на нее.

Смена кадра

Габриель и Сабина идут по улице. Уже стемнело, вокруг мало людей.

САБИНА:
Я, должно быть, лишилась рассудка, когда согласилась работать с тобой.

ГАБРИЕЛЬ (холодно):
Мне это нравится не больше, чем тебе. Так что лучше сосредоточимся на том, что нам нужно сделать. Мы должны как-то попасть в тюрьму.

САБИНА:
Ну, самый легкий способ - добиться, чтоб нас арестовали, но ты его уже испробовала. (она ухмыляется Габриель и указывает на свой наряд жрицы) Наш билет в тюрьму. Весталкам разрешено навещать осужденных.

ГАБРИЕЛЬ (восхищенно смотрит на нее):
Хороший план. (мгновение думает) А как же я?

САБИНА:
Жрица-девственница? Уверена, эта работа как раз для святоши вроде тебя. Даже более чем. (Габриель раздраженно сжимает губы; Сабина притворно вздыхает) Жалко только, что нельзя просто пойти в лавку портного и купить наряд весталки. (ухмыляется Габриель) Но ты всегда можешь стать моей рабыней.

ГАБРИЕЛЬ (сквозь зубы):
Ты была бы в восторге, да?

САБИНА (насмешливо смотрит на нее):
Бедняжка Габриель. Ты бы так хотела, чтобы здесь была Зена. (от сверкающего взгляда Габриель) Поверишь или нет, я тоже.

Смена кадра

Ночь. Домик Зены. Зена стоит у окна, смотря на луну.

АГРИППИНА (от камеры):
Интересно, что сейчас делает Габриель?

ЗЕНА (вздыхает):
Ты когда-нибудь уйдешь?

АГРИППИНА:
Как ушла ты? (она подходит к Зене, вставая рядом с ней)

ЗЕНА:
Что бы Габриель ни делала, моя помощь ей не нужна... (горько) Я не хочу, чтобы она спасала меня.

АГРИППИНА:
Прекрати себя жалеть. Ты думаешь, что больше ни на что не годишься? Брось, Зена. Сейчас ты - лучший воин, чем десять лет назад.

ЗЕНА (горько смеется):
Лучший?

АГРИППИНА:
Ты не даешь себе оказаться ослепленной гневом. Ты знаешь, когда можно решить проблему миром, когда избежать борьбы.

ЗЕНА:
И еще я знаю, когда уйти. Плохо, что я этого раньше не поняла - и не ушла, когда двое сумасшедших римлян стали бороться за власть.

АГРИППИНА:
Знаешь, почему ты не ушла, Зена?

ЗЕНА (саркастично):
Просвети меня.

АГРИППИНА:
Потому что часть тебя отчаянно хотела верить, что в Риме есть хоть что-то хорошее - что мощь империи может служить Высшему Благу. Ты думала, что в силах помочь этому осуществиться.

ЗЕНА:
И это должно меня успокоить? (горько качает головой) Я расслабилась и забыла самый важный урок, который знала.

АГРИППИНА:
И какой же это урок, Королева Воинов?

ЗЕНА (рыча):
Никогда не доверяй римлянину.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

АГРИППИНА:
Ты хотела видеть в людях лучшее - даже в римлянах. Урок, который тебе преподала Габриель. Так кто же виноват?

Зена смотрит на нее, явно пораженная этой мыслью и не зная, что отвечать.

У нее за спиной слышится знакомый "свист" и возникает вспышка синего света. Зена поворачивается, видя, что позади нее стоит Арес.

ЗЕНА (вздыхает):
Арес.

Арес касается ее щеки. Она накрывает его руку своей и на мгновение закрывает глаза.

АРЕС (опускает руку и кивает на меч и шакрам, лежащие на кровати):
Ты оставила свои игрушки. Хороший знак.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ЗЕНА:
Всё еще надеешься, что я вернусь?

АРЕС (поглаживает ее щеку):
Я знаю, что вернешься. Вопрос лишь в том, как скоро.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

ЗЕНА (горько):
Ты так хочешь, чтобы я снова была в деле? Почему? Чтобы увидеть, как я снова проиграю?

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

АРЕС (с внезапной резкостью):
Может, хватит себя жалеть? (его лицо смягчается, когда он видит ее взгляд, полный боли, и он кладет руки ей на плечи) Послушай меня, Зена. Сейчас ты - лучший воин, чем когда бы то ни было. Ты знаешь, когда нужно бороться, а когда - нет.

Крупный план лица Зены; она чуть вздрагивает и бросает на Ареса странный взгляд.

ЗЕНА (задумчиво, будто говоря сама с собой):
Лучший воин...

АРЕС (чуть усмехается):
Никогда не думала, что услышишь от меня такое? (с поддельным ужасом) Я становлюсь похож на Габриель.

ЗЕНА:
Габриель... она в порядке?

АРЕС (пожимает плечами):
Кто знает? Следить за твоей спутницей в мои обязанности не входит.

Смена кадра

Тюрьма, тускло освещаемая несколькими факелами, закрепленными на стене. В камере спят несколько последователей Элая, тогда как другие как будто медитируют. Тот же охранник, которого мы видели прежде, сидит на табурете, похрапывая в полусне. Подходит другой охранник, ведя за собой Сабину в ее наряде весталки и Габриель в сером плаще, скрывающем ее доспехи.

ОХРАННИК №2:
Эй, подъем.

ОХРАННИК №1 (встряхивается и садится прямо):
А? (протирает глаза),

ОХРАННИК №2:
Эти дамы пришли проведать приговоренных.

ОХРАННИК №1 (ворчит):
Хорошо, хорошо. (он встает, берет ключи с крючка на стене и открывает дверь в камеру) Эй, вы, вставайте! У вас гости.

Последователи Элая начинают двигаться и бормотать.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ:
Это одна из весталок!

Петрония поднимается и подходит к решетке, смотрит на Сабину.

ПЕТРОНИЯ (с тихим достоинством):
Я благодарю вас за ваше милосердие, госпожа. Но мы не поклоняемся старым богам.

ФЕЛИКС (агрессивно):
Ты ничего не можешь для нас сделать.

САБИНА:
Вы удивитесь.

Камера быстро показывает Сиран, глаза которой распахиваются, когда она узнает голос Сабины.

Одним быстрым движением Сабина вырубает первого охранника. Габриель скидывает свой плащ; последователи Элая изумленно выдыхают. Другой охранник в шоке смотрит на происходящее, затем пытается достать свой меч, но Габриель выбивает оружие из его руки, а затем с силой бьет его кулаком, так что он, пошатнувшись, падет на спину.

ФЕЛИКС:
Габриель!

ГАБРИЕЛЬ:
Мы вас вытащим. Идем!

Последователи Элая выходят из камеры.

ПЕТРОНИЯ:
Габриель - ты знаешь, как мы относимся к насилию...

Сабина закатывает глаза.

ГАБРИЕЛЬ (нетерпеливо):
Поговорим об этом позже?

Сиран выходит из камеры и бросается к Сабине.

СИРАН (радостно):
Леония! (обнимает Сабину, затем поднимает голову) То есть, Сабина...

Сабина смущенно обнимает ее, с видимым чувством неудобства, но пытаясь не выказать эмоций.

САБИНА (быстро поглаживает Сиран по голове):
Хватит, Сиран. Нет времени распускать нюни...

Они прекращают объятие. Сабина оглядывается, подхватывает меч, брошенный кем-то из охранников, и заносит его над отключившимся солдатом. Сиран хватает ее за руку.

СИРАН (в ужасе):
Нет!

САБИНА (бросает на нее сердитый взгляд):
Мы должны быть уверены, что они не последуют за нами!

ГАБРИЕЛЬ:
Мы уйдем раньше, чем они очнутся. Все, уходим, сейчас же! Всё, что нам нужно - это заставить стражников у входа открыть двери. (она поднимает свой плащ и оборачивается к последователям Элая) Оставайтесь здесь, пока не увидите, что мы... разобрались со стражей. (крупный план ее лица, полного мрачной решимости)

Смена кадра

У входа в темницу. Сабина и Габриель осторожно выглядывают. У двери сидят трое стражников, играют в кости на стоящей бочке. При звуке шагов они вскидывают головы.

СТРАЖНИК №3 (несколько удивленно):
Вы быстро.

САБИНА:
Неверующие не приняли меня.

СТРАЖНИК №1 (качает головой):
Эти люди Элая - для них нет ничего святого.

СТРАЖНИК №3 (встает):
Я вас выпущу.

Он снимает с пояса связку ключей и отпирает переднюю дверь. Сабина незаметно вытаскивает меч, спрятанный в складках ее платья, собирается обрушить рукоятку на голову стражника. И тогда же из тюрьмы доносится крик одного из охранников.

СТРАЖНИК №1 (от камеры):
Оглянись!

Стражник №3 оборачивается и видит меч в руке Сабины.

СТРАЖНИК №3 (потрясенно):
Ты! Ты не...

До того, как он успевает закончить фразу, Сабина опускает меч ему на голову, вырубая его, но двое других стражников вскакивают на ноги. Габриель сбрасывает плащ и сражается с ними, отклоняя удары мечей своими саями. В это же время Сабина дает знак Сиран, которая осторожно выглядывает из-за угла. Сиран и другой последователь Элая выходят вперед.

СТРАЖНИК №1 (вопит):
На помощь! Измена!

Габриель сбивает его мощным ударом и сражается с другим стражником, пока последователи Элая бегут к выходу. Распахивается боковая дверь, и врываются несколько солдат с мечами наготове.

Камера - на Габриель, дерущуюся со стражником; она парирует его удары саями, затем разворачивается и пинает его.

Камера - на Сабину, которая убивает одного из стражников, вонзая в него свой меч.

Камера - на последователя Элая, который задыхается от ужаса и что-то бормочет; Петрония неодобрительно встряхивает головой. Крупный план встревоженного лица Сиран.

Камера - на стражника, с которым сражалась Габриель; он пытается встать, она хватает табурет и обрушивает ему на голову, так что он падает без сознания.

Камера - на Сабину, дерущуюся с другим стражником. Из комнаты стражи выбегают всё новые солдаты. Сабина убивает еще одного и принимается за другого, но когда она пытается нанести удар ногой, платье ей мешает. Она отскакивает, сбивает бочку и толкает ее на стражу. Это захватывает их врасплох, и несколько из них оступаются и падают.

Камера - на Габриель, она бросается к двери - уже незапертой, в скважине торчат ключи - и изо всех сил толкает ее. Дверь со скрипом открывается. На Габриель бросаются еще двое солдат, она сопротивляется, сражаясь с ними.

Камера - на последователя Элая, который наблюдает сцену борьбы с явно смешанными эмоциями.

Сабина на миг останавливается, оценивая ситуацию, затем подскакивает к последователям Элая, хватает Сиран и толкает ее к двери.

СИРАН:
Что ты делаешь?

САБИНА:
А что, по-твоему? Вытаскиваю тебя отсюда - остальные пойдут следом!

Сабина и Сиран выбегают в открытую дверь. Габриель смотрит, как они выбегают; она явно обеспокоена, но продолжает драться со стражей. Один из стражников пытается закрыть дверь; Габриель наносит ему удар кулаком и затем быстрым пинком сбивает его с ног. Она встает в дверях, отшвыривая стражу.

ГАБРИЕЛЬ (кричит последователям Элая):
Бегите, пока двери открыты!

ФЕЛИКС (другим последователям):
Чего мы ждем? Бежим!

Последователи Элая бросаются к двери. Один из стражников, командующий, судя по повелительному виду и узорчатым доспехам, указывает на них и кричит.

КОМАНДУЮЩИЙ:
Не дайте им выйти, или мы сами пойдем на корм львам!

Несколько солдат бегут к последователям, оттесняя их обратно. Камера показывает Габриель, продолжающую драться.

Камера - на Феликса, который откидывает римского солдата, схватившего его. Солдат падает и выпускает меч, тот с грохотом падает на пол. Феликс смотрит на него, затем порывается схватить меч.

ПЕТРОНИЯ:
Феликс - нет! Помни, наше единственное оружие...

ФЕЛИКС (горько):
...любовь. Тогда, может, во имя любви накормим нашими телами несчастных голодных львов?

Камера - на Габриель, продолжающую сражаться с двумя солдатами. Она бросает взгляд на последователей, которые всей толпой отступают в коридор.

ГАБРИЕЛЬ (кричит):
Феликс, Петрония - нет! Не стойте просто так! Уходите!

Ее губы сжимаются, на лице - мрачное выражение безнадежности, когда она видит, как последователей загоняют обратно. Она мгновение колеблется, затем поворачивается, сбивая одного из солдат на развороте, и выбегает с помещения.

Смена кадра

Ночь. Габриель бежит по пустому Форуму.

Смена кадра

Сабина и Сиран стоят за углом дома.

САБИНА:
Говорю тебе, нам надо уходить!

СИРАН (качает головой):
Только вместе с Габриель и остальными.

САБИНА (сердито):
Сиран...

СИРАН (внезапно взволнованно):
Смотри - Габриель! (удрученно) Она одна...

Габриель подбегает, тяжело дыша; на ее плече - легкая, но кровоточащая рана.

СИРАН:
Где...

ГАБРИЕЛЬ (с сожалением качает головой):
Они не смогли выйти. (Сабине, горько) Спасибо, что прикрыла.

САБИНА:
Не говори, что ожидала от меня верности.

ГАБРИЕЛЬ:
Возможно, хотя бы порядочности.

Они впиваются друг в друга взглядами. Тем временем Сиран вдруг разворачивается и убегает.

САБИНА (рванувшись за ней):
Куда ты пошла?

СИРАН (оглядывается через плечо):
Прости. Я должна вернуться.

САБИНА:
Сиран - нет!

Она убегает вслед за Сиран. Оставшись одна, Габриель прислоняется к стене, сложив руки на груди, и печально вздыхает.

Рядом с ней вспыхивает свет. Появляется Арес. Он спокойно смотрит на нее, тоже скрестив на груди руки.

АРЕС:
Это не ошеломляющий успех.

ГАБРИЕЛЬ (горько):
Пришел позлорадствовать?

АРЕС (пожимает плечами):
Нет, просто проверить, что с тобой.

ГАБРИЕЛЬ:
Я знаю, что ты скажешь. Я не Зена.

АРЕС:
Чтобы сказать это, я тебе не нужен.

ГАБРИЕЛЬ (отчаянно):
Ну и пусть, мне всё равно. Я сделаю всё, что потребуется, чтобы спасти их. Я выйду на арену и буду сражаться... (она делает паузу)... как сражалась Зена.

Крупный план ее решительного лица; затем камера поворачивается к Аресу, давая его лицо тоже крупным планом: он задумчиво смотрит на нее.

Смена кадра

Возле домика Зены. К дому идет Зена, с охапкой дров в руках. Она открывает дверь и входит.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (за кадром):
Привет, Зена.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Зена замирает на полпути. Камера разворачивается, показывая Сабину, сидящую на краю кровати Зены, точно так же, как сидела Агриппина в конце Предисловия.

Крупный план потрясенного лица Зены.

Действие четвертое

Прежняя сцена, Зена стоит лицом к Сабине.

ЗЕНА (приходя в себя после шока):
Ты - последний человек, кого я ожидала увидеть.

САБИНА (оглядывая домик и саму Зену):
Как же низко ты пала.

ЗЕНА (бросает дрова на пол):
Чего ты хочешь?

САБИНА:
Я хочу поговорить с Зеной. С настоящей Зеной.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Зена впивается в нее взглядом, но Сабина выигрывает это "соревнование", и Зена мрачно отводит глаза.

ЗЕНА:
Другой Зены нет. Только такая.

САБИНА (встает и медленно подходит к Зене, останавливаясь в шаге от нее):
Значит, решила выбросить шакрам. (пауза, с любопытством смотрит на нее) Почему?

ЗЕНА (резко):
Не твое дело.

САБИНА (вскидывает голову, оценивающе глядя на Зену):
Говорят, мать Нерона убили на острове, куда ее отправили в изгнание. А еще говорят, что вы с ней были подругами - и что ты была в то время на острове. (Зена молча смотрит на нее) Что такое? Кого-то, кого ты пообещала защищать, убили у тебя под носом - и ты расстроилась?

Зена окидывает ее долгим задумчивым взглядом, затем опускает глаза.

ЗЕНА:
Я не обязана тебе отвечать.

САБИНА (с крошечной холодной улыбкой):
Может, и нет. Но, кажется, ты уже ответила на мой вопрос. (она поворачивается и медленно обходит комнатку, затем останавливается и снова смотрит на Зену) И вот, ты здесь, в платье простой крестьянки, колешь дрова. А тем временем, твоя болтливая подружка пытается в одиночку служить знаменитому Высшему Благу.

ЗЕНА:
Не знай тебя лучше, я бы решила, что ты пытаешься заставить меня вернуться.

САБИНА:
Значит, ты плохо меня знаешь.

ЗЕНА (сужает глаза, глядя на Сабину):
Выкладывай. Во что ты играешь?

САБИНА:
Знаешь, с миром происходит что-то не то, когда из него уходит Королева Воинов. (улыбается) Зена, ты же знаешь, я - твоя самая большая поклонница. Думаешь, я хочу, чтоб ты ушла до того, как сама с тобой разделаюсь?

ЗЕНА (с кривой усмешкой):
Я тебе почти поверила. (качает головой) А теперь рассказывай всю историю.

Сабина снова нарезает круги по комнате, наконец, останавливается и вздыхает.

САБИНА:
Слышала про грандиозный пожар в Риме?

ЗЕНА (неохотно):
Да.

САБИНА:
Твоя подружка уверена, что он - дело рук Нерона. (она делает паузу, выжидая, что Зена что-нибудь скажет, но Зена продолжает молчать) Теперь Нерону нужен козел отпущения. А кто подойдет лучше, чем люди, отказавшиеся от римских богов?

ЗЕНА (слегка вздрагивает):
Последователи Элая...

САБИНА:
Правильно. Двадцать пять последователей бросят на арену львам.

ЗЕНА (резко):
Когда?

САБИНА:
Через три дня. Если мы не вмешаемся.

ЗЕНА (скептически рассматривает ее):
Не говори мне, что тебя беспокоят последователи Элая.

САБИНА:
Кто знает - может, я тоже решила стать борцом за справедливость вроде тебя.

ЗЕНА (с сарказмом):
Да уж. (испытующе смотрит на Сабину) Это из-за той девчушки, Сиран?

Сабина чуть вздрагивает и пару секунд молчит, но затем отвечает.

САБИНА (с вызовом):
А если и так, то что?

ЗЕНА (с любопытством):
Ты привязалась к ней.

САБИНА (перебивает ее, предупреждающе поднимая палец):
Не надо. Не начинай говорить, что видишь во мне что-то хорошее. У нас нет времени на такую сентиментальную чушь.

ЗЕНА:
Значит, она теперь с последователями. И приговорена к смерти.

САБИНА:
Правильно. (все еще владея собой, но с легкой страстью в голосе) Я обещала, что всегда буду ее защищать, Зена, ты ведь знаешь, как это бывает?

ЗЕНА:
И ты хочешь, чтобы я помогла тебе спасти ее. (с внезапной горечью) Почему я?

САБИНА (как будто это само собой разумеется):
Потому что ты Зена. (пауза) Была бы рада заявить, что справлюсь не хуже тебя с твоей работой. Но ты - лучшая... по крайней мере, пока. (крупный план лица Сабины: она смотрит на Зену, словно пытается себя пересилить и заставить что-то произнести; наконец она говорит еле слышным голосом) Пожалуйста.

Крупный план лица Зены. Она выглядит изумленной и тронутой.

Смена кадра

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Панорамный вид Колизея.

Камера дает крупный план Нерона, сидящего в императорской ложе между Тигеллином и Аквилой. Он немного улыбается, но его лицо холодное, хотя и с намеком нетерпеливого ожидания.

Камера быстро проезжает по переговаривающимся зрителям, затем показывает пока еще пустую арену. Слышен львиный рык. Камера приближается к металлической решетке на краю арены, с двумя стражниками по обе стороны от нее. За решеткой мы видим несколько львов; они рычат и нетерпеливо мечутся по клетке.

Камера показывает решетку с другой стороны арены, где мы видим последователей Элая в белых одеждах и двух преторианцев, охраняющих их.

Камера возвращается назад к императорскому балкону. Нерон встает и поднимает его руку. Амфитеатр погружается в тишину.

НЕРОН:
Добрые люди Рима! Не так давно наш прекрасный город постигла величайшая трагедия. Его поглотил огонь, который как алый цветок расцвел в храме божественного Клавдия - ужасный алый цветок зла. (он выглядит так, словно читает поэму; камера отодвигается, показывая Тигеллина и Аквилу, обменивающихся взволнованными взглядами) В том огне погибли сотни римлян. Тысячи остались без крова. (он делает драматичную паузу) Мы нашли ответственных за это бедствие, и сегодня перед вами они заплатят за свое позорное преступление. Они принадлежат секте, которая отвергает Рим и его богов - (он снова делает паузу, затем драматичным жестом указывает на арену) - это последователи Элая!

Амфитеатр взрывается криками и угрозами. Раздаются выкрики "Изменники!", "Преступники!" и "Смерть последователям Элая!"

Камера спускается к арене - сначала к решетке, за которой держат последователей: стражники поднимают решетку; затем к решетке, за которой находятся львы: там стражники тоже готовятся поднять решетку, почти одновременно с первыми.

Камера показывает Нерона, он садится, с довольным выражением лица.

Камера спускается к арене, фокусируясь на боковом входе, также зарешеченном, и мы видим, что рядом со стражником стоит Габриель. Она держит шест.

СТРАЖНИК (нервно):
Надеюсь, у меня не будет неприятностей.

ГАБРИЕЛЬ:
Не беспокойся, никто ничего не узнает.

Камера показывает последователей Элая, которых выталкивают на арену. Камера дает по очереди их лица, задерживаясь на Сиран и Феликсе, а затем фокусируется на Петронии.

ПЕТРОНИЯ:
Да поможет наш Бог умереть нам за нашу веру так же храбро, как умер Элай!

Камера показывает львов, выбежавших на арену. Арена окружена деревянной оградой с острыми шипами наверху.

Камера попеременно дает то львов, готовящихся броситься на последователей, то самих последователей; Петрония и несколько других, в том числе, Сиран и Феликс, спокойно стоят посередине арены, в то время как несколько других последователей врассыпную бегут к ограде. Когда львы подходят ближе, Сиран вздрагивает и сжимает руку Петронии.

Камера перемещается к Нерону, который наклоняется вперед, с живым интересом глядя на действие. Затем его лицо искажает хмурый взгляд, а среди зрителей проносится ропот.

ТИГЕЛЛИН:
Вот маленькая с... (Нерон смеряет его предупреждающим взглядом, и он нервно сглатывает)... сказительница.

Камера спускается на арену, где Габриель уже стоит перед последователями Элая, размахивая шестом.

ГАБРИЕЛЬ (повышает голос):
Цезарь! Я здесь, чтобы бороться за этих людей как их чемпионка!

Камера снова показывает императорскую ложу.

ТИГЕЛЛИН (взволнованно):
Цезарь - приказать страже ее арестовать?

НЕРОН (мгновение думает и поджимает губы):
Пусть борется. (он встает и говорит так, чтобы его голос звучал по всему амфитеатру) Можешь выступать от имени этих преступников, Габриель. Если твоя защита увенчается успехом, я пощажу... (он делает драматичную паузу)... трех из них, на твой выбор. Остальных казнят.

Камера возвращается к Габриель, которая замерла на месте, на ее лице - тень колебаний и сомнений. Один изо львов сильно бьет ее лапой, чуть не выбивая шест у нее из рук; она вздрагивает и наносит ответный удар, попадая льву по пасти. Он с рычанием отскакивает.

Камера - на Нерона, жадно следящего за представлением.

Камера - на Габриель, всё еще закрывающую последователей и отгоняющую шестом львов, она перепрыгивает с места на место, чтобы закрыть львам путь, когда они пытаются напасть на добычу. Она производит внушительное впечатление, но очевидно, что львы превосходят ее численностью. Один из львов прыгает мимо нее и сбивает Феликса, который борется с животным, стараясь спастись от его клыков.

ГАБРИЕЛЬ (оборачивается и видит, что Феликс в беде):
Феликс!

Она подскакивает к нему и тычет в льва шестом. Лев с рычанием поворачивается к ней, пока другой приближается к ней сзади; она крутится на месте и награждает льва ударами, на какое-то время отгоняя его. Слышится крик, и она видит, что молодая последовательница вот-вот будет растерзана львом. Используя шест как рычаг, Габриель подлетает к ним и отшвыривает льва в сторону от молодой женщины. Она встает, покрытая кровью, и, прихрамывая, идет к краю арены.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Львы становятся всё смелей и агрессивней, и, пока Габриель отгоняет двух из них, другие начинают приближаться к последователям.

В кадре снова Нерон, он улыбается с жестоким удовлетворением.

НЕРОН (бормочет себе под нос):
Ты могла иметь всё, Габриель...

Панорамный вид арены. Слышится свист, и можно заметить в воздухе что-то мчащееся. Габриель поворачивает голову, и на ее лице возникает вспышка секундного недоверия и, в то же время, радости. Шакрам подлетает к арене; он ранит льва, уже почти напавшего на последователя. Лев ревет от боли и пятится назад.

Габриель поднимает голову и видит Зену - снова одетую в кожу - среди зрителей; на глазах у ошеломленной публики Зена ловит шакрам.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

По амфитеатру проносится волна ропота. Камера снова показывает Нерона, с недоверчивым и возмущенным выражением лица.

АКВИЛА:
Это Зена!

Камера возвращается к Зене. Она пробегает к арене пару шагов, а затем, с пронзительным боевым кличем "А-йя-йя-йя-йя!" перелетает через зубчатую ограду, совершая в воздухе переворот. Она приземляется на арене, с ликующей усмешкой на лице. Ее и Габриель глаза встречаются, и усмешка Зены превращается в нежную улыбку. Габриель тоже улыбается - и тут же разворачивается, шестом отгоняя одного из львов.

Сиран вскидывает голову, и ее лицо внезапно светлеет.

СИРАН:
Леония!

Габриель тоже вскидывает голову, потрясенно замечает Сабину - в кожаных доспехах и с мечом, перепрыгивающую через ограду на арену.

ГАБРИЕЛЬ (Зене, явно в шоке):
Она с тобой?

Прежде, чем Зена может ответить, к ним подскакивает рычащий лев, и Габриель отгоняет животное.

Сабина подбегает к Сиран, и камера тут же перебрасывается к Петронии. Лев приседает перед ней, готовясь к прыжку. Петрония стоит, застыв от ужаса.

Сиран указывает на Петронию, крича от страха. Сабина подскакивает к ней, перелетая в воздухе, и приземляется между Петронией и львом. Лев нападает, и Сабина тут же вонзает свой меч в его грудь.

Сиран заметно вздрагивает.

ПЕТРОНИЯ:
Ты не должна была это делать!

САБИНА (закатывает глаза):
Ну конечно, нет - мне просто следовало кинуть этой большой киске ее мячик.

Камера снова показывает Зену и Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (пытаясь отдышаться):
Зена - нам нужно как-то вытащить их отсюда, ты ведь слышала, что сказал Нерон?

ЗЕНА (мрачно):
Да - он собирается казнить всех кроме троих... Мы должны что-то сделать.

САБИНА (подходит к ним):
У меня есть идея.

Она бежит к ограде арены и принимается разрубать ее мечом, затем поворачивается к Зене и Габриель, которые недоуменно смотрят на нее.

САБИНА:
Габриель, помогай, может, от твоей палки здесь будет хоть какой-то толк!

Камера поднимается к императорскому балкону. Нерон, Тигеллин и Аквила не отрывают глаз от арены. Нам дается вид сверху - Зена и Габриель, пытающиеся сдержать львов, и Сабина, разрубающая ограду.

ТИГЕЛЛИН:
Кто третья?

АКВИЛА (в замешательстве):
И что она делает?

Камера снова возвращается к арене.

ГАБРИЕЛЬ (вращая шест, чтобы отогнать льва, кричит):
В чем идея?

САБИНА:
Если мы устроим панику, все смогут уйти!

Мощным ударом она разрубает деревянную перекладину и начинает расширять отверстие. Зена и Габриель все еще отгоняют львов, разговаривая с ней.

ЗЕНА:
Панику?

ГАБРИЕЛЬ (на ее лице появляется ужасающее осознание):
Ты имеешь в виду - ты хочешь выпустить львов?

САБИНА (продолжает свою работу):
Умница.

ЗЕНА:
Ты не можешь выпустить диких зверей - там люди!

САБИНА:
Там римляне, которые пришли посмотреть, как львы будут разрывать на части каких-то несчастных. Тебе не кажется, что такой поворот достаточно справедлив? (разбивает ограду - дыра там уже довольно большая, вполне подходящая по размерам для человека; Зена задумчиво смотрит на нее)

ЗЕНА:
У меня идея получше. Вы с Габриель сдерживайте львов. Я поработаю на публику.

САБИНА (оборачивается, скептически):
О чем ты говоришь?

ЗЕНА (властно):
Выполняй!

Говоря, она отгоняет льва, ударяя его мечом плашмя, и пинает другого в морду. Лев, рыча, отступает, его рычание переходит в поскуливание.

Сабина одаривает Зену задумчивым взглядом, затем пожимает плечами и подбегает к Зене и Габриель; по пути она взмывает в воздух, совершает кувырок и приземляется рядом с ними.

Зена выходит вперед и поднимает руку.

ЗЕНА:
Люди Рима - послушайте меня!

Камера показывает трибуны; люди заинтересованно смотрят на Зену.

ЖЕНЩИНА:
Это Зена, Королева Воинов!

По толпе проносится ропот "Зена!".

Камера снова дает арену. Во время речи Зены мы видим на заднем плане Габриель и Сабину, отгоняющих львов.

ЗЕНА:
Эти люди - последователи Элая - они не виноваты в пожаре, уничтожившем ваш город.

Зена останавливается, камера дает крупный план Нерона, его лицо искажается гневом. Снова в кадре Зена.

ЗЕНА (указывает на императорскую ложу):
Пожар устроил ваш император!

Камера проезжает по публике, взрывающейся всё возрастающими криками, затем снова показывает балкон.

НЕРОН (вскакивает на ноги, трясясь от ярости):
Ложь!

Камера возвращается к Зене.

ЗЕНА:
Тот самый император, который подослал убийц к собственной матери! (камера вновь проезжает по зрительным рядам: раздаются выкрики, затем снова дает Зену) Я была там, когда она умерла. Я не смогла спасти ее - но я могу хотя бы обличить ее убийцу!

Крики заглушают ее голос. Камера показывает Нерона, лицо которого становится фиолетовым.

НЕРОН (кричит еще громче, но его голос едва слышен в какофонии толпы):
Ложь!

Камера показывает зрителей.

ЖЕНЩИНА СРЕДНИХ ЛЕТ:
Так это правда!

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК:
Я тоже такое слышал!

МУЖЧИНА ЛЕТ ТРИДЦАТИ:
Она лжет!

МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА:
Зачем ей лгать? Она была на стороне Нерона - она помогла ему стать императором!

Камера показывает сверху несколько человек, молодых и старых, мужчин и женщин, кричащих: "Убийца!". Затем камера отодвигается, показывая, как несколько человек выбегают со своих мест и направляются к императорскому балкону.

Крупный план Зены, она улыбается, по всей видимости, довольная результатом.

Камера показывает ложу императора.

АКВИЛА:
Мятеж!

Нерон поворачивается к Тигеллину, его губы дрожат от гнева.

НЕРОН (кричит):
Это надо прекратить!

ТИГЕЛЛИН (наклоняется с балкона, делая знак преторианской страже, стоящей вокруг ложи):
Действуйте - остановите их!

Стражники рассеиваются среди зрителей, отталкивая людей назад и сбивая некоторых из них.

Камера возвращается к арене, где Габриель, Зена и Сабина все еще сдерживают рычащих львов, пока последователи Элая толпятся у ограды. Они выглядят основательно потрепанными; некоторые из них заляпаны кровью.

ЗЕНА (поворачивается к последователям):
Бегите - (указывает на отверстие в ограде) - мы можем уходить!

Последователи Элая продвигаются туда.

ПЕТРОНИЯ (потрясенно):
Люди пострадают! Нельзя принести их в жертву нашему спасению!

САБИНА (презрительно оглядывает ее):
Оставь на потом.

Петрония открывает и закрывает рот, лишенная дара речи.

ЗЕНА:
Выходите, сейчас же!

Зена, Габриель, Сабина и последователи Элая выходят через отверстие в ограде, Зена и Габриель помогают нескольким раненым последователям.

Камера показывает императорскую ложу. Нерон стоит, судорожно вцепившись руками в край балкона; мы снова получаем вид арены сверху: Зена, Габриель, Сабина и последователи Элая уходят. Нерон поворачивается к Тигеллину и хватает его за плечи.

НЕРОН (кричит):
Сделай что-нибудь! Не дай им уйти!

Тигеллин выбегает из ложи и несется вниз по лестнице.

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Камера спускается к Зене, Габриель, Сабине и последователям. Вокруг - суматоха, зрители бегут, потрясая кулаками и выкрикивая угрозы. В амфитеатре наблюдается абсолютное столпотворение.

ГАБРИЕЛЬ (повышает голос, чтобы последователи Элая услышали ее):
Мы должны разойтись - так нам будет легче выйти!

ФЕЛИКС:
На окраине города есть сапожная лавка Приска - там и встретимся! Мы можем там укрыться, пока не сумеем покинуть Рим!

Последователи Элая рассеиваются и исчезают в толпе среди зрителей.

Тигеллин спускается к скамьям переднего ряда, расталкивая людей, пока преторианцы вокруг него пытаются угомонить толпу. Он догоняет Петронию и хватает ее.

ТИГЕЛЛИН:
Именем Рима...

САБИНА (от камеры):
Выбери кого-нибудь с мечом.

Тигеллин выпускает Петронию и отступает назад, вытаскивая меч. Когда он узнает Сабину, его глаза распахиваются.

ТИГЕЛЛИН:
Ты!

САБИНА (с холодной улыбкой):
Да, я. Похоже, это уже личное.

Тигеллин и Сабина сражаются, давка вокруг них становится всё беспорядочней.

Камера перемещается на соседнюю секцию зрительных трибун, где какая-то женщина кричит: "Долой Нерона!" Преторианец хватает ее и отталкивает; спотыкаясь, она со спины врезается в Тигеллина. Он на секунду теряет равновесия - и этой секунды Сабине достаточно, чтобы выбить меч из его руки и сбить его на землю ударом в солнечное сплетение. Когда Тигеллин пытается встать, Сабина упирается ногой ему в грудь. Камера показывает Сабину снизу, глазами Тигеллина, на ее лице крошечная ледяная улыбка.

САБИНА (едва заметно качая головой):
Зена сохранила бы тебе жизнь. (чуть усмехается) К сожалению для тебя, я не Зена.

Она опускает свой меч, пронзая его.

Камера поднимается к императорской ложе. Нерон все еще свешивается с балкона, с дикими глазами и дрожащими губами.

Камера поднимается выше, давая всё более удаленный вид Колизея, и крики толпы становятся всё тише.

Смена кадра

Дорога через поле, с редкими деревьями, раннее утро. Вдалеке видны стены Рима. Дальше по дороге движется что-то, похожее на караван торговцев - три крытых повозки, каждая запряжена двумя лошадьми и заполнена товарами. Камера показывает Зену и Габриель, едущих верхом по полю.

ГАБРИЕЛЬ:
Это они.

Зена и Габриель продолжают ехать, пока не достигают дороги. Те три повозки едут медленней, затем останавливаются возле сосны. Камера приближается к человеку, управляющему главной повозкой: мы видим женщину в ярко расшитой одежде с тюрбаном на голове. Камера дает ее крупный план: это Сабина.

ЗЕНА:
Вы без проблем выехали из города?

САБИНА:
Как видишь. (она чуть усмехается) Знаешь, а из нас с тобой вышла бы отличная команда.

Петрония, Феликс и Сиран выходят из главной повозки. Зена и Габриель спешиваются и подходят к ним.

ПЕТРОНИЯ:
Зена, Габриель... мы вам благодарны. Если мы не показали этого в должной мере, то потому, что вся эта кровь глубоко опечалила нас...

ФЕЛИКС:
Даже ради нашего спасения.

ПЕТРОНИЯ:
Особенно ради нашего спасения.

САБИНА (закатывает глаза):
Пока я довезу этих ребят до Греции, я рехнусь.

ГАБРИЕЛЬ (потрясенно):
Назад в Грецию? Ты будешь их сопровождать?

ПЕТРОНИЯ (бросает на Сабину сомневающийся взгляд, явно не уверенная, стоит ли радоваться таким новостям):
Я думала, ты просто выведешь нас за городские ворота, а дальше мы сами справимся.

САБИНА (с кривой ухмылкой):
Сами вы только гарантируете смерть Сиран.

Крупный план лица Сиран; она смотрит на Сабину с робкой, нежной улыбкой.

Камера перекидывается на Зену и Габриель, которые изумленно смотрят на Сабину, и затем возвращается к Сабине, которая перехватывает их взгляды и насмешливо улыбается.

САБИНА:
Надеюсь, вы не ждете, что я начну спасать младенцев от мародерствующих армий или еще чего-нибудь такого. Я просто должна присмотреть за подругой. (ее лицо на миг приобретает почти нежное выражение, она улыбается Сиран) А теперь - в путь.

ГАБРИЕЛЬ (берет руки Феликса):
До свидания, Феликс. Удачи.

ФЕЛИКС:
Спасибо.

ГАБРИЕЛЬ (подходит к Сиран):
Сиран...

Они обнимаются.

СИРАН:
До свидания, Габриель. И спасибо. (она улыбается) Ты сказала, что Сабина вернется за мной... и она вернулась.

ЗЕНА (слегка улыбается, явно тронутая):
До свидания, Сиран. (задумчиво смотрит на Сабину) Сабина...

САБИНА:
Что?

Пока они говорят, можно увидеть, что на заднем плане Сиран собирает одуванчики.

ЗЕНА (с явным усилием):
Спасибо.

САБИНА (чуть усмехается):
Как же это было трудно.

ЗЕНА (ее лицо суровеет):
Только помни... если вернешься к прежним фокусам, ты обо мне услышишь.

САБИНА (насмешливо):
Это обещание?

Зена качает головой с маленькой сердитой улыбкой.

САБИНА (Сиран):
Пойдем, Сиран - нам пора в путь. (указывает на место рядом с ней на козлах) Раз мы уже за городом, можешь сесть со мной и подышать свежим воздухом.

СИРАН (улыбается Сабине, держа в руках крошечный букетик одуванчиков):
Хорошо.

Зена похлопывает ее по плечу, и Сиран забирается наверх на повозку, рядом с Сабиной.

САБИНА (кивает на цветы):
А это что такое?

СИРАН (усмехается девчоночьей улыбкой):
Я люблю одуванчики. (мгновение думает) А хочешь, я сплету тебе браслет?

САБИНА (встряхивает головой):
Ты такой ребенок...

СИРАН:
Ну давай, вытяни руку - я должна посмотреть, какой длины он должен быть.

САБИНА (закатывает глаза, но подчиняется):
Я должна окончательно лишиться рассудка, чтобы его надеть...

Камера отодвигается. Мы издалека видим, как Габриель и Петрония обнимаются, и Зена пожимает руки Феликсу и Петронии. Затем Петрония и Феликс возвращаются в повозку, и повозка уезжает.

Камера еще раз перемещается, на Зену и Габриель, провожающих взглядами уезжающий караван.

ГАБРИЕЛЬ:
Как думаешь, она в самом деле изменилась?

ЗЕНА (пожимает плечами):
Я не сомневаюсь, что она поступит правильно ради этой девочки. Только так.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты всегда говорила, что одного доброго дела может быть достаточно, чтобы изменить чью-то жизнь...

ЗЕНА:
Смотря куда отправиться потом.

ГАБРИЕЛЬ:
Кстати говоря... Так, полагаю, ты вернулась в игру?

ЗЕНА:
Нет, я просто решила последний раз покрасоваться с шакрамом. (от убитого взгляда Габриель, она ласково улыбается) Конечно, я вернулась.

ГАБРИЕЛЬ (возвращает улыбку, с видимым облегчением):
Что заставило тебя передумать?

Серия ШВС 8.17 - Пепел к пеплу

Зена задумчиво смотрит вдаль. Камера прослеживает ее взгляд. Мы видим фигуру Агриппины, с улыбкой стоящую у сосны.

ЗЕНА (мгновение смотрит на нее, затем снова на Габриель):
Наверное, я наконец-то послушала свою совесть.

Габриель улыбается ей. Камера отъезжает назад, показывая их со спины, провожающих повозки. Зена обнимает Габриель за плечи, нежно сжимая их.

Конец

[ Львы пропустили завтрак во время съемок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Другие материалы в этой категории: