• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 2)

(10 голосов)
Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 2)
  • Режиссура: Aurora
  • Сценарий: Sally
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Зена и Арес помогают грекам бороться с персами, а Зена вспоминает ее историю с Богом Войны и противостоит очередному темному случаю из прошлого.

Предисловие

ДИКТОР:
В предыдущей серии...

[ Монтаж предыдущего эпизода ]

Комната в заброшенном доме.

ЗЕНА:
Ты был человеком, Арес. Я думаю, что человеческая часть все еще внутри тебя.

Зена и Арес на кровати, целуются. Арес поднимает голову, чтобы посмотреть на Зену, которая выглядит неуверенной и немного смущенной. Он начинает отклоняться, но Зена нежно удерживает его. Они снова начинают целоваться.

Смена кадра

Зена и Габриель едут по пустынным улицам Афин.

ГАБРИЕЛЬ:
Нигде ни души. Что могло случиться со всеми людьми?

Смена кадра

Зена и Габриель в городских воротах, видят армию, направляющуюся к городу.

ЗЕНА:
Это персидская армия.

Смена кадра

Персидский лагерь.

МАРДОНИЙ:
Зена, легендарная Королева Воинов... (своему лейтенанту) Тебе известно, что случилось в прошлый раз, когда одна из наших армий оказалась на ее пути?

Смена кадра

Покои Афины на Олимпе.

АФИНА:
Афиняне и спартанцы согласились вступить в союз, чтобы бороться с персидским вторжением.

АРЕС:
Неужели. (саркастично) Начало красивой дружбы?

АФИНА (наклоняется вперед на локтях и впивается в него взглядом):
Арес, я знаю, что вражда между Афинами и Спартой длится давно. И знаю, что ты прикладывал к этой вражде свою руку. Но сейчас этот союз слишком важен, чтобы ты его испортил. Так что предлагаю тебе не вмешиваться.

Смена кадра

Над афинским военным лагерем летит почтовый голубь. Он спускается в руки одного из солдат, который осторожно отвязывает свиток от лапки птицы и идет в палатку.

Смена кадра

Зена и Арес сидят у ручья. Габриель стоит перед ним, она переводит дыхание.

ГАБРИЕЛЬ:
Это о спартанской армии, которая должна была подойти сюда. Так вот. Она не придет. Павсаний, спартанский командующий, договорился с Тадиусом. Когда он вернулся в Спарту, правящий совет не послушал его. Зена, они все еще не доверяют афинянам... они не хотят союза.

ЗЕНА:
Это будет означать конец Афин и Спарты... А значит, и всей Греции.

ГАБРИЕЛЬ:
Если мы что-нибудь не сделаем.

Она переводит взгляд с Зены на Ареса.

[ Конец монтажа ]

Та же сцена, что и в конце предыдущего эпизода: Зена и Арес сидят у ручья, Габриель стоит перед ними и переводит взгляд с Зены на Ареса и обратно.

АРЕС (Зене):
Думаю, это то самое место, когда кто-нибудь спрашивает: "И какой у нас план?"

ЗЕНА (мрачно):
Нет никакого плана... пока нет. Но у меня есть одна идея. И мне понадобится твоя помощь.

АРЕС (усмехается):
Бедный дядюшка Аид. Ну и холодно же сейчас в Тартаре.

ЗЕНА (чуть улыбается):
Не слишком обольщайся. Я прошу твоей помощи только потому, что у нас нет лишнего времени.

АРЕС:
Позволь угадать... “Олимпийский экспресс”? Куда?

ЗЕНА:
В Спарту.

Смена кадра

Зал правящего совета в Спарте - величественный, но крайне строгий интерьер с минимальным убранством. Семь членов совета, четверо мужчин и три женщины, в длинных темно-синих одеждах с золотыми медальонами на шеях, сидят в креслах на круглом возвышении, в центре стоит Павсаний.

СОВЕТНИК №1:
Этого не достаточно, Павсаний. Мы надеялись, что к настоящему времени стены будут укреплены.

ПАВСАНИЙ (выглядит рассерженным):
При всем уважении, у нас не было много времени - перед армией стояли немного другие задачи.

СОВЕТНИЦА №1:
Присоединиться к кампании афинян. Да, Павсаний, мы знаем, какие у вас предпочтения. Но совет принял решение.

ПАВСАНИЙ (горько):
Дожидаться, пока армия Персии окажется у наших ворот.

СОВЕТНИК №2:
Если персы встретятся на поле боя с афинской армией, и афиняне проиграют, это все равно ослабит силы врага. И когда они нападут на нас, мы будем к ним готовы. А с другой стороны, Афины потом долго не смогут нам угрожать.

ПАВСАНИЙ:
Еще раз прошу вас пересмотреть решение. Согласно последнему полученному донесению, к афинской армии присоединилась Зена, великая Королева Воинов. С ней на нашей стороне...

СОВЕТНИК №1:
Зена никогда не была нашим другом. В последней войне она сражалась на стороне Афин (саркастично) Если она так хороша, как говорят, она вполне сможет привести афинян к победе без нашей помощи.

СОВЕТНИЦА №2 (печально):
Павсаний, вы знаете, что в этом вопросе я была на вашей стороне. Но совет проголосовал, и больше говорить не о чем. Вы должны продолжать укреплять стены.

Смена кадра

Приемная. Павсаний выходит из зала совета, выглядит мрачным. К нему идут Зена и Габриель, в сопровождении стражника.

СТРАЖНИК:
Вот он.

Павсаний удивленно поднимает на них глаза.

ЗЕНА:
Павсаний?

ПАВСАНИЙ (холодно):
Это я. А вы...

ЗЕНА:
Зена.

ГАБРИЕЛЬ:
Габриель.

ПАВСАНИЙ (потрясенно):
Зена? Невозможно! По сообщениям, ты была с афинской армией.

ЗЕНА:
Да.

ПАВСАНИЙ (скептически):
Если вы не путешествуете быстрее почтовых голубей...

ЗЕНА (ухмыляясь):
Мы взяли экспресс.

Габриель не может сдержать смешок.

ПАВСАНИЙ (хмуро смотрит):
Если вы действительно были с афинской армией, то должны знать, что сейчас не лучшее время для шуток.

ЗЕНА (серьёзно):
Именно это я и хотела тебе сказать, Павсаний. Что это было, шутка, когда ты пообещал афинянам свою поддержку? Хотя нет, настоящая шутка - это ваша попытка укрепить стены в надежде, что это поможет против стотысячной персидской армии.

ПАВСАНИЙ (оправдываясь):
Это не мой приказ. Совет отклонил мое предложение.

ГАБРИЕЛЬ:
Тогда мы поговорим с советом.

ПАВСАНИЙ (смотрит на них с надеждой, но и с некоторым сомнением):
Не думаю, что вы там будете достаточно популярны.

ЗЕНА:
Какая жалость. Мы здесь не для того, чтобы выиграть конкурс популярности.

Действие первое

В зале совета. Зена и Габриель стоят в кругу членов совета, в то время как Павсаний стоит в заднем конце зала.

СОВЕТНИЦА №1:
Почему мы должны тебе доверять, Зена? Всем известно, что ты помогла афинянам разбить нас.

ЗЕНА (невозмутимо):
Я поддержала Афины, потому что считала, что правда была на их стороне (ропот среди членов совета.) Но сейчас важно только то, что все мы - греки.

СОВЕТНИК №1:
Афиняне - это просто орава хитрых дельцов. Когда нужно нанести удар в спину, им нет равных. В данный момент они изображают из себя наших союзников, потому что мы нужны им. Но если бы им стало выгоднее использовать этот якобы союз, чтобы шпионить за нами, они бы не размышляли ни секунды.

СОВЕТНИЦА №2:
Наш первый долг - это люди Спарты.

ГАБРИЕЛЬ:
Неужели вы не понимаете? Именно объединившись с афинянами, вы сейчас сможете лучше всего защитить интересы Спарты. Мы видели персидскую армию. Вы не сможете в одиночку справиться с ней

СОВЕТНИК №3:
Если вы не послушали Павсания, то послушайте хотя бы их. Они знают, о чем говорят.

СОВЕТНИК №1:
Наш собственный главнокомандующий не сумел нас убедить, зачем нам слушать посторонних?

СОВЕТНИЦА №1:
Особенно когда одна из них, как говорят, служит Богу Войны Аресу.

Зена вздрагивает и опускает глаза; Габриель выглядит абсолютно ошеломленной, и несколько членов совета обмениваются потрясенными взглядами.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, давай - скажи что-нибудь!

ЗЕНА (с трудом):
Арес и я - мы иногда... работаем вместе. Но я не служу никому и ничему - кроме Высшего Блага.

ПАВСАНИЙ:
Возможно, иметь Бога Войны на нашей стороне не так уж и плохо.

СОВЕТНИЦА №1 (с нажимом):
Арес никогда не действовал дружественно по отношению к Спарте. Все, что он всегда делает - втягивает нас в войны и помогает нашим врагам.

Зена смотрит вниз с несколько виноватым выражением. Затем рядом с ней вспыхивают знакомые синие огни, и под общий вздох появляется Арес.

АРЕС (беспечно):
Разве вы не знаете, что не хорошо говорить о людях за их спиной? Думаю, к богам это тоже относится.

Камера проходит по ошеломленным, испуганным лицам членов совета.

ЗЕНА (сквозь зубы):
Арес... Не думаю, что ты здесь поможешь.

АРЕС:
Просто смотри (совету) Я говорю это только один раз, так что слушайте внимательно (саркастично) Вся эта вражда между греческими городами - это, конечно, весело, но сейчас дело серьезное. Обычно я дух всяких там братств на дух не переношу, но я хочу видеть, как эти персы получат по заслугам. И если для этого вам придется быть белыми и пушистыми с афинянами, будьте. Сделайте то, что она говорит, и отправьте в Элизиус вашу армию, и кто знает - может, в следующий раз, когда вы ко мне обратитесь, я окажусь в хорошем настроении.

Он исчезает. Члены совета обмениваются полными сомнения взглядами.

ГАБРИЕЛЬ (Зене, тихо):
Думаешь, он помог?

ЗЕНА (тихо):
Не знаю. Но когда у Ареса нет ничего в рукаве про запас, его дар убеждения заметно ухудшается.

ГАБРИЕЛЬ (тихо):
Тогда попробую я. (делает шаг вперед и говорит). Достопочтенные члены Спартанского совета, выслушайте меня. Даже Бог Войны желает отложить междоусобные войны ради Греции. Почему же вам не сделать тоже самое?

СОВЕТНИК №1:
Почему мы должны верить Богу Войны? Всем известно, что Арес помогает только себе.

ГАБРИЕЛЬ:
Возможно, на этот раз Арес помогает себе, помогая вам. Персы не поклоняются ему - у них есть собственные боги. Если они заполонят Грецию, у Ареса не останется храмов. Возможно, вам стоит последовать его примеру - и помочь себе, помогая афинянам.

Члены совета обмениваются задумчивыми взглядами.

СОВЕТНИК №1 (неохотно):
Я полагаю, эти обстоятельства означают новое голосование.

СОВЕТНИЦА №1 (указывая на Зену и Габриель):
Вы обе, ждите снаружи. Вы не граждане Спарты.

Смена кадра

Приемная. Зена нетерпеливо прохаживается по кругу, а Габриель стоит, прислонившись к колонне и сложив на груди руки, погруженная в свои мысли.

ЗЕНА (останавливается и поворачивается к Габриель):
Ты правда думаешь, что Арес это делает только ради себя?

ГАБРИЕЛЬ (мгновенно оказывается в реальности и смотрит на Зену, сначала задумчиво, потом с озорными огоньками в глазах):
Да, пожалуй, и... может, он не прочь сражаться на твоей стороне. Это же для него как прелюдия, разве нет?

ЗЕНА (потрясенно):
Габриель!

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Что? Когда ты поймешь, что я больше не маленькая девочка?

ЗЕНА (смущенно):
Но я ведь серьезно. Почему, по-твоему, он это делает?

ГАБРИЕЛЬ (пожимает плечами):
У Ареса всегда есть собственные причины для всего. Может, для разнообразия, они окажутся стоящими (она переходит на другую сторону приемной, а Зена вдруг настораживается, очевидно, ощущая присутствие Ареса. (Габриель оборачивается.) Знаешь, должна сказать, никогда бы не подумала, что увижу, как Арес пытается сделать что-то правильное.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

АРЕС (появляется со вспышкой):
А я никогда бы не подумал, что я услышу, как ты говоришь обо мне что-то хорошее, так что мы квиты.

Он исчезает.

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
Подумать только, он готов пересекать эфир, лишь бы оставить за собой якобы остроумное последнее слово...

Зена и Габриель поворачиваются к нему.

ПАВСАНИЙ:
Что ж, это сработало.

ГАБРИЕЛЬ (возбужденно):
Правда?

ПАВСАНИЙ:
При прошлом голосовании расклад был четыре к трем против вступления нашей армии в союз. Иногда все, что нужно, это изменить один голос.

Смена кадра

Порт близь Афин, лихорадочная суета. Персидские солдаты в больших количествах входят на борт кораблей, Мардоний в это время взирает на сцену, сидя на лошади. К нему подъезжает лейтенант.

ЛЕЙТЕНАНТ:
Все идет как надо, господин. Мы будем готовы в течение часа.

МАРДОНИЙ (радостно улыбается):
Отлично. И потом нам не понадобится много времени, чтобы добраться на Саламин и захватить заложников.

Камера показывает солдата, скачущего верхом через порт к Мардонию.

СОЛДАТ:
Господин! Мой господин! Последние новости!

МАРДОНИЙ:
Новости о чем?

СОЛДАТ:
Афинская армия, господин. Они разбили лагерь у Элизиуса.

МАРДОНИЙ (улыбается):
Превосходно. Когда мы, наконец, с ними встретимся, мы приготовим им хороший сюрприз.

СОЛДАТ:
Это не все, господин.

МАРДОНИЙ:
Что еще?

СОЛДАТ:
Спартанцы, мой господин. Их армия тоже на пути к Элизиусу.

МАРДОНИЙ (становится мрачным):
Значит, спартанцы и афиняне решили объединиться свои силы. Ну, хорошо. Мы не можем позволить этому случиться - их объединенная армия численно будет почти равна нашей. (Поворачивается к лейтенанту) Отмени приказ плыть на Саламин! Передай всем высаживаться, сейчас же! (солдату) Где сейчас спартанская армия?

СОЛДАТ:
Утром наши разведчики видели их на Меридском перевале.

МАРДОНИЙ (размышляя):
Тогда они будут в Элизиусе меньше чем через два дня. Нет, этому не бывать. (лейтенанту) Мы отрежем их на реке Лариссе, прежде чем они смогут присоединиться к афинянам. Немедленно выступаем.

СОЛДАТ:
Мой господин... еще одно...

МАРДОНИЙ (нетерпеливо):
Да?

СОЛДАТ (неохотно и почти с ужасом):
Наши разведчики донесли, что со спартанским командующим видели женщину-воина с темными волосами, в черной коже, с золотыми узорами на доспехах и странным круглым оружием на боку.

Смена кадра

Спартанская армия марширует через долину, впереди конные отряды, следом идет пехота. Павсаний едет во главе отрядов, по обе стороны от него Зена и Габриель.

Смена кадра

Персидская армия в порту.

СОЛДАТ:
Мой господин, судя по описанию, это легендарная Зена. Та самая...

МАРДОНИЙ (очевидно возбужденный этими новостями):
Да-да, я знаю, что она сделала. Если тебе больше нечего добавить, ты свободен.

Когда солдат оказывается далеко, Мардоний поворачивается к лейтенанту.

МАРДОНИЙ (с почти мечтательным выражением лица):
Зена. Итак, мы снова встретимся.

ЛЕЙТЕНАНТ:
Понимаю вас, господин. Наконец-то вы получите шанс отомстить за поражение, которое наша армия понесла от нее тридцать лет назад.

МАРДОНИЙ:
А, да, месть - это неплохо. Но дело не только в нашей армии. Это личное.

Смена кадра

Зена едет со спартанскими отрядами.

Действие второе

Спартанская армия продолжает идти через долину, Зена и Габриель едут рядом с Павсанием.

СПАРТАНСКИЙ КОМАНДИР:
Смотрите! Кто это?

Он указывает на холм. К армии верхом на черном коне скачет человек, весь в черном.

ПАВСАНИЙ:
Может, это посыльный.

ГАБРИЕЛЬ (прищуривается, разглядывая приближающегося наездника, и затем озадаченно смотрит на Зену):
Это... Это Арес!

ЗЕНА (поднимает бровь):
Арес? Не похоже на его обычный стиль передвижения.

АРЕС (подъезжает к Зене):
Эй. Не против моего присутствия?

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

ЗЕНА (улыбаясь):
Арес – и верхом? Не видела такой картины с тех пор, как... (ее улыбка становится задумчивой) ...с тех пор как ты был смертным.

АРЕС:
Обычно я сам не участвую в сражениях - я предпочитаю наблюдать и руководить. Но неужели ты думала, что я упущу шанс сражаться рядом с тобой? Тем более, теперь?

Зена смотрит на него со слабой теплой улыбкой, Габриель отворачивается, очевидно, обеспокоенная.

ЗЕНА:
Тогда ладно. Оставайся. Уверена, это поднимет боевой дух солдат. Не каждый день им приходится видеть в своих рядах настоящего бога.

Они едут бок о бок.

АРЕС:
Итак. Мы хотим разобраться с этой войной?

Зена дарит ему терпеливую улыбку и положительно кивает головой.

Смена кадра

Персидская армия, двигающаяся ночью, в свете факелов.

ЛЕЙТЕНАНТ (Мардонию):
У нас хорошая скорость, господин. Меньше чем через два часа мы должны достигнуть реки Лариссы.

МАРДОНИЙ:
Превосходно. Разобьем там лагерь и устроим привал. К восходу солнца мы будем готовы к спартанским воинам (останавливается, ухмыляясь) И к Королеве Воинов.

Смена кадра

Рассвет. Спартанская армия едет через долину. Двое разведчиков скачут на бешеной скорости к армии, в начало колонны.

ПАВСАНИЙ:
Что-то не так.

РАЗВЕДЧИК №1:
Персы, господин. Они поджидают нас на речной переправе.

РАЗВЕДЧИК №2:
И, похоже, что их армия, по крайней мере, вдвое больше нашей.

ГАБРИЕЛЬ (встревожено):
Понятно. Они хотят помешать спартанцам присоединиться к афинской армии.

ПАВСАНИЙ (смотрит на Ареса, и неожиданно его лицо вспыхивает радостью и облегчением):
Чего я боюсь? Бог Войны стоит пятидесяти тысяч солдат.

АРЕС (самодовольное выражение его лица быстро сменяется обеспокоенным):
Не то чтобы я не оценил комплимент, но здесь есть проблема.

ЗЕНА (осторожно):
Какая?

АРЕС:
Зена, я не могу использовать на поле битвы какие-то особые силы.

Зена и Габриель одаривают его скептическими взглядами.

ГАБРИЕЛЬ:
И что же это - тайный пункт в законов”?

АРЕС:
Знаешь, я должен проверить этот “законов”. Раздел о превращении докучливых смертных в деревья.

ЗЕНА:
Эй, мы можем пока оставить остроумные шуточки? Арес...

АРЕС:
Дело в том, что у персов есть собственные боги войны. Если я начну швырять в персидскую армию огненные шары, поверь, их боги в стороне не останутся. А потом все станет хуже некуда.

ЗЕНА (мрачно):
Если спартанцы должны столкнуться с армией при соотношении два к одному, приятного в этом мало (смотрит на Ареса, размышляя, и затем вдруг ее глаза загораются) Возможно, ты все же сможешь кое-что сделать.

Смена кадра

Персидские отряды ждут на речной переправе. К Мардонию подъезжает разведчик.

РАЗВЕДЧИК:
Господин, спартанские отряды остановились в двух лигах отсюда.

МАРДОНИЙ:
Должно быть, они нас заметили (задумчиво поглаживает свою бороду) Они могут попасть в Элизиус каким-то другим путем?

КОМАНДИР:
Нет, господин. Это единственная речная переправа в пределах сотен лиг.

МАРДОНИЙ:
Тогда на какое-то время они застряли.

Смена кадра

Спартанская армия. Павсаний, Зена и другие спартанцы в ожидании. Вспышка света, и появляются Арес и Габриель.

ЗЕНА:
Сделали?

ГАБРИЕЛЬ:
Да.

АРЕС (поддразнивая):
Зена, в один прекрасный день я начну подозревать, что нужен тебе только как средство транспорта.

ЗЕНА (отвечает в той же манере):
Так приятно видеть, что ты стал приносить пользу.

Смена кадра

Персидская армия.

МАРДОНИЙ:
Что бы они ни планировали, мы не дадим им на это времени. Мы нападем немедленно!

Персидская армия начинает наступление.

Смена кадра

Спартанская армия. Зена, Габриель, Арес и Павсаний поворачиваются, слыша вдалеке гул.

АРЕС:
Судя по звукам, персы приближаются.

КОМАНДИР (указывает вперед):
Взгляните туда!

На горизонте видны персидские знамена.

ЗЕНА:
У нас нет выбора, кроме как принять сражение.

ПАВСАНИЙ:
В атаку!

Даются поочередно сменяющие друг друга кадры двух этих армий, двигающихся друг на другу.

Когда кажется, что армии вот-вот столкнутся, Мардоний неожиданно дает сигнал остановиться, и отряды позади него замедляют ход. Павсаний делает то же самое, спартанская армия также останавливается. Передние ряды двух армий теперь на расстоянии брошенного камня друг от друга.

МАРДОНИЙ (саркастично):
Павсаний. Давно не виделись. Ты, должно быть, здорово разочарован, что твоя встреча с новыми друзьями - афинянами оказалась отменена.

ПАВСАНИЙ (с презрением):
Я солдат, Мардоний. Я не собираюсь состязаться в остроумии.

МАРДОНИЙ:
Ну конечно. Для этого у тебя не хватит ума. (позади него его командиры разражаются хохотом) Хотя, сказать по правде, его не хватит и для этой битвы. Я предлагаю тебе и твоим солдатам шанс остаться в живых - если вы сдадитесь.

ПАВСАНИЙ:
Думаю, ты знаешь мой ответ.

МАРДОНИЙ:
Да, моя попытка договориться с вами, спартанцами - простая формальность. Но прежде, чем мы начнем... (поворачивается к Зене) ...Я хотел бы выразить мое почтение легендарной Королеве Воинов.

Его глаза останавливаются на шакраме у бедра Зены.

ЗЕНА (насмешливо):
Рада узнать, что персы все еще помнят меня.

МАРДОНИЙ:
О, Зена, у меня особые причины помнить тебя. Та штука, которую ты носишь на боку (указывает на шакрам) должна была принадлежать мне.

ЗЕНА (саркастично):
Правда? Тебе было лет пять, когда я его получила - так чем же он был, игрушкой в твоей детской?

МАРДОНИЙ:
Нет, он был законным призом моего отца. (Зена невыразительно смотрит на него) Имя Акадий тебе ни о чем не говорит?

Глаза Зены расширяются; Арес выглядит мрачным. Габриель краем глаза замечает реакции их обоих.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена...

ЗЕНА (обрывает ее):
Позже, Габриель. Сейчас нас ждет сражение. (Мардонию, насмешливо) Полагаю, если ты так хочешь эту игрушку, тебе придется забрать ее.

МАРДОНИЙ (немного нервно, несмотря на его браваду):
С удовольствием.

Он поднимает свой меч и резко опускает его как сигнал к атаке. Павсаний дает подобный сигнал, и обе армии мчатся друг на друга. В туманном монтаже сражения мы видим сталкивающиеся мечи, взбрыкивающих и испуганно вращающих глазами лошадей, люди с обеих сторон падают, пронзенные мечами и стрелами. Иногда мы мельком видим Зену и Ареса, носящихся по полю битвы и убивающих врагов. В какой-то момент они оказываются рядом и на миг останавливаются.

ЗЕНА (перекрикивая шум сражения):
А ты не так уж и плох, даже не используя своих сил!

АРЕС (тоже крича):
Этот способ более спортивный!

Они расходятся, продолжая сражаться. Несмотря на их усилия, мы скоро видим, что значительно превзойденная численностью спартанская армия дрогнула и начинает отступать под сокрушительным натиском персов.

ПАВСАНИЙ (скачет к Зене и кричит):
Мы долго не продержимся!

ГАБРИЕЛЬ:
Они должны быть здесь в любую минуту!

Камера поворачивается к Мардонию.

МАРДОНИЙ (вопит):
Победа наша! Только помните, все - никто не убьет Зену кроме меня!

За его спиной вдруг раздаются встревоженные выкрики персидских солдат. Панорама поля битвы показывает отряды, нападающие на фланги персидской армии.

МАРДОНИЙ:
Что происходит?

КОМАНДИР (скачет к нему):
Нас атакуют с тыла, господин! Это афиняне!

МАРДОНИЙ:
Афиняне? Как это возможно? Кто-то должен был отправить слово в Элизиус…

КОМАНДИР (в страхе):
Этого не может быть, господин - наши часовые повсюду - мы следили даже за почтовыми птицами, как вы и приказали...

МАРДОНИЙ (бьет его по лицу):
Тогда вы следили не достаточно хорошо, потому что кто-то сумел прорваться!

Смена кадра

Арес подъезжает к Зене, Габриель и Павсанию.

АРЕС:
Они здесь.

Другой монтаж сражения показывает персов, гибнущих и бегущих под бешеной атакой двух греческих армий.

МАРДОНИЙ:
Отступаем! Отступаем!

Панорама поля битвы – персы отступают.

Смена кадра

Тадиус скачет к Павсанию.

ПАВСАНИЙ:
Самое время!

ТАДИУС:
Могу сказать о вас то же.

Они смотрят друг на друга довольно напряженно, затем обмениваются кивками, признавая помощь друг друга.

ТАДИУС:
Они бегут - мы отправимся за ними и закончим работу?

ПАВСАНИЙ:
Наши отряды слишком утомлены, у нас много раненых. Мы должны остаться и перегруппироваться.

ТАДИУС:
Хорошо. Тогда мы объявим отступление.

Смена кадра

В палатке в греческом военном лагере. Габриель осматривает раненых солдат.

Смена кадра

Габриель выходит из палатки, подходит Зена.

ЗЕНА:
Как они там?

ГАБРИЕЛЬ (печально):
Раненых больше, чем армия может справиться... или чем способны помочь лекарства. За победу приходится платить тяжкую цену... Ты сама это говорила: война уродует душу.

ЗЕНА (кивает):
Но иногда она - единственный выбор.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, то, что говорил Мардоний - о шакраме и своем отце...

ЗЕНА (настороже):
И что с этим?

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Ты не должна говорить со мной о том, о чем не хочешь... но знаешь, за все годы, что мы вместе, ты никогда не рассказывала мне, как получила шакрам. Отец Мардония - кем он тебе был?

ЗЕНА (мрачно):
Никем, Габриель. Просто военачальник с амбициями... не меньшими, чем у меня. И нам обоим был нужен шакрам.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

АРЕС (подходит):
И не только вам (кладет руки на плечи Зены) Может, позволишь рассказать об этом настоящему эксперту. В конце концов, если бы не я, ты бы никогда и не узнала о шакраме.

Действие третье

[ Сцена из прошлого ]

Мы видим алтарь двух шакрамов. Камера кружится вокруг него, Арес рассказывает историю.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

АРЕС (голос за кадром):
Я уже давно знал о шакрамах. Помнишь, было два шакрама - шакрам Света и шакрама Тьмы. Ты знаешь, почему я хотел шакрам Света. Но, конечно, только смертный с самой чистой душой мог его взять - не совсем та компания, которая меня окружает. И кроме того, шакрам света мог быть взят с алтаря только после шакрама Тьмы. А шакрам Тьмы и сам по себе был мощным оружием; говорилось, что смертный воин, владеющий им, будет не победим. Так что, конечно, я хотел его для моего чемпиона - особенного воина, который однажды будет управлять землями во славу Бога Войны. Но с шакрамом Тьмы тоже всё было не просто: его мог снять с алтаря только тот, кто полностью посвятил свою душу темноте. Я посылал некоторых моих лучших воинов, но все они терпели неудачу. Едва они дотрагивались до шакрама...

Мы видим военачальника, пытающегося схватить с алтаря шакрам Тьмы, со злыми огоньками в глазах.

АРЕС (голос за кадром):
Их ужасала собственная темнота, и это уничтожало их.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

На экране мы видим искаженное ужасом лицо военачальника; его охватывает яркий красный свет, и затем огонь поглощает его полностью.

АРЕС (голос за кадром):
Результат всегда был один и тот же. А потом я встретил Зену.

Юная Зена и Арес стоят перед храмом "Шакрамов".

АРЕС:
Мы на месте.

ЗЕНА:
Оно здесь. Самое мощное оружие в мире находится здесь.

АРЕС:
Только помни, ты сама хочешь эту тьму.

Его перебивает голос.

КЭЛ (за камерой):
Не так быстро, Арес.

Арес и Зена смотрят туда, откуда доносится голос. На верхней ступени храма стоит Кэл; рядом с ним - высокий мускулистый мужчина, немного похожий на Мардония.

АРЕС (закатывает глаза):
А, Кэл, брось. На этот раз шакрам наверняка мой.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

КЭЛ:
Что, эта девчонка? Пожалуйста, хватит шуток. Это - мой чемпион, Акадий из Персии. Никто не может превзойти его темноту. Он своими руками убил собственную жену и старшего сына.

АРЕС:
Зачем?

КЭЛ:
Чтобы доказать мне, что он достоин шакрама Тьмы. У тебя с этим проблемы?

АРЕС (слегка застигнутый врасплох):
Нет-нет, это... очень творчески. Но, это Зена из Амфиполиса. Не недооценивай ее. Ты бы видел, что она сделала с численностью Северных Амазонок.

Акадий заинтересованно оглядывает Зены и Ареса.

КЭЛ:
Достаточно болтовни, Арес, убирайся отсюда!

АРЕС:
Кэл, Кэл, что случилось с совместной работой по добыче шакрама?

КЭЛ:
Ты называешь совместной работой кражу за моей спиной? Я знаю о тех, кого ты тайно отправлял сюда пытаться его взять.

АРЕС:
А ты никого не отправлял.

КЭЛ:
Только потому что я знаю, что тебе нельзя доверять.

АРЕС (насмешливо):
Кэл... ты просто разбил мои чувства.

КЭЛ:
Я разобью гораздо больше, нежели твои чувства, если ты не уйдешь с моей дороги!

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

АРЕС:
Хорошо, Кэл. Ты хочешь драться? Я буду драться. Ты и я, здесь и сейчас - один на один, никаких сил, никаких трюков, и пусть победит лучший.

КЭЛ:
Никаких трюков, ха. Я не так глуп!

АРЕС:
Ну, об этом можно поспорить. В общем, сам решай.

КЭЛ (осторожно смотрит на него и наконец принимает решение):
Идет. Но поклянись именем своего отца, что пока мы разбираемся, твоя девчонка не станет пытаться смыться с шакрамом.

АРЕС:
Клянусь именем Зевса, моего отца, что Зена не станет брать шакрам с алтаря, пока мы сражаемся. Теперь ты поклянись, что, как только я получу шакрам, ты никогда больше не будешь охотиться за ним.

КЭЛ:
Клянусь именем моего великого небесного отца, что, если ты получишь шакрам Тьмы, я никогда не буду пытаться отобрать его.

АРЕС:
Ну что же. Готов?

Арес и Кэл вынимают мечи.

АРЕС:
Знаешь, я уже давно ждал возможности отделать тебя.

КЭЛ:
И тебе придется ждать еще целую вечность.

Кэл делает выпад, начинается борьба. Они сражаются, переходя в рукопашную.

Камера спускается к Акадию и Зена делает знак Акадию, наклоняя голову. Немного нерешительно, он спускается по ступеням. Она снова кивает ему, и они отходят в сторону от ступеней. Арес и Кэл больше не видны, но шум их борьбы - лязг металла и громкое рычание - еще можно слышать.

АКАДИЙ:
Так-так-так. Планируешь применить ко мне свои женские чары?

ЗЕНА (презрительно):
Женские чары? Пожалуйста. Я воин. То, что я хочу - в том храме. Сила темного шакрама.

АКАДИЙ:
Забудь о нем. Шакрам мой. Но (обсматривает её) если ты будешь милой со мной, возможно, я разрешу тебе иногда играть с ним.

Он наклоняется к Зене и собирается поцеловать ее, но она вытягивает руку, останавливая его.

ЗЕНА:
У меня есть идея получше. Ты ведь знаешь, даже если ты достанешь шакрам Тьмы, ты навсегда останешься только лакеем своего бога.

АКАДИЙ:
А у тебя с твоим богом другие отношения?

ЗЕНА:
Нет. Но если мы вместе захватим оружие, они нам будут не нужны. Мы с тобой, вместе, сможем завоевать весь мир.

АКАДИЙ:
С двумя разгневанными богами войны на хвосте? Нет, спасибо.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

ЗЕНА:
Но в этом и заключается красота моего плана. Другой шакрам, шакрам Света, может убивать богов. Едва он окажется в наших руках, и нам не придется волноваться о тех двоих.

АКАДИЙ:
По-твоему, я болван? Шакрам Света может взять только чистейшая душа. Сомневаюсь, что мы подойдем.

ЗЕНА:
Нет - но она может.

Она манит за собой Акадия и идет к кустам у храма. Она выводит испуганную выглядящую женщину в белых одеждах, которая связана и у которой заткнут рот.

АКАДИЙ:
Кто это?

ЗЕНА:
Жрица с моей земли - гестианская девственница. Арес похитил ее и взял ее с нами, чтобы, как только мы возьмем с алтаря шакрам Тьмы, она взяла и шакрам Света.

АКАДИЙ:
Очень умно. Вероятно, он не думал, что ты осмелишься переиграть все по-своему.

ЗЕНА:
Думаю, Кэл тоже недооценил тебя. Так что теперь скажешь? (Акадий колеблется) Брось, если мы будем еще тянуть время, они закончат свою драку, и тогда мы потеряем наш шанс.

АКАДИЙ:
Я согласен.

ЗЕНА:
Тогда идем (с любопытством смотрит на него) Скажи - ты действительно убил своих жену и сына, только чтобы доказать Кэлу, что твоя душа достаточно темная для шакрама?

АКАДИЙ (вызывающе):
Да. А у тебя с этим проблемы?

ЗЕНА (обольстительно улыбается):
Меня это впечатляет.

Смена кадра

Храм. Зена тянет за собой гестианскую девственницу, Акадий в это время приближается к алтарю.

АКАДИЙ:
Эти глупые боги пожалеют, что решили привести нас сюда.

ЗЕНА (свирепо улыбается):
Если проживут достаточно долго.

Зена идет к алтарю и тянется к шакраму тьмы.

АКАДИЙ:
Постой-ка. (Зена поворачивает голову) Кто сказал, что оружие возьмешь с алтаря ты?

ЗЕНА (выглядит обиженной):
Ты мне не доверяешь.

АКАДИЙ:
Нет.

ЗЕНА:
Послушай, если мы продолжим спорить, те двое заметят, что нас нет, и придут за нами.

АКАДИЙ:
Хорошая попытка.

ЗЕНА:
Ну ладно. Сам бери, если хочешь. Так лучше?

АКАДИЙ:
Рад, что ты видишь все моими глазами.

Акадий кладет свои руки поверх шакрама, который немедленно начинает излучать красный жар. Глаза Акадия вылезают из орбит, и он кричит в агонии, но потом вдруг становится почти противоестественно спокойным. Свет исчезает, и он стоит с шакрамом в руке. Он запрокидывает голову и громко смеется.

АКАДИЙ:
Я чувствую его силу!

Зена подходит к нему и касается левой рукой шакрама, одновременно дотягиваясь до Акадия и страстно целует. Ее правая рука скользит по ее боку.

АКАДИЙ (прерывая поцелуй):
Ладно, теперь вели своей гестианской девственнице взять шакрам света! Вместе мы будем... (его глаза внезапно распахиваются) Ооох...

Зена медленно отступает от него, в ее руке покрытый кровью кинжал.

АКАДИЙ (разъяренно):
Ты...

Он выпускает шакрам, хватаясь за свою рану, и оседает на пол. Зена радостно опускает на него взгляд и поднимает шакрам, зло улыбаясь на его не верящий в происходящее взгляд.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

ЗЕНА:
Возможно, ты был прав, не доверяя мне. Ты думал, я вправду оставлю Ареса ради тебя?

Она переходит к связанной и женщине в белом и подносит к ее лицу окровавленный кинжал. Она перерезает кляп и затем освобождает руки женщины.

ЗЕНА (Акадию):
Похоже, идея с гестианской девственницей оказалась довольно убедительной, правда? Это стратегия. Жаль только, она бесполезна для шакрама Света - я не думаю, что для такой работы годится жрица Ареса.

Женщина ухмыляется. В тот же момент врывается Кэл, видит, что Акадий истекает кровью на полу, а шакрам - в руке Зены. Арес входит следом, выглядя абсолютно беспечным.

КЭЛ:
Арес! Ты солгал, когда поклялся именем своего отца!

Арес подходит к Зене, берет у нее шакрам и обнимает ее за талию.

АРЕС:
О чем ты говоришь? Я обещал, что Зена не станет брать шакрам с алтаря. Но полагаю, это сделал твой парень, что, в принципе, делает ему честь. Разве не так, Акадий?

Акадий может только стонать. Лицо Кэла напрягается в гневе.

АРЕС:
Только помни свое обещание. Шакрам мой, неважно, кто взял его с алтаря. Так что ты не можешь больше преследовать нас.

КЭЛ:
Ты ублюдок! Однажды шакрам Света будет принадлежать мне, и тогда берегись!

АРЕС:
Однажды, Кэл, ты лишишься своей головы.

Он высокомерно смеется и исчезает с Зеной и жрицей.

Смена кадра

Зена держит шакрам.

АРЕС:
Нравится?

ЗЕНА:
Ну и как им пользоваться? Он слишком маленький, чтобы как меч...

АРЕС:
Дай мне.

Зена передает шакрам Аресу, и он бросает его в соседнее дерево. Дерево раскалывается на половины. Шакрам издает свистящий звук, пролетая по воздуху, и возвращается к Аресу.

АРЕС:
Теперь попробуй ты.

Зена повторяет действия Ареса. Когда шакрам летит обратно к ней, она прищуривает глаза, чтобы видеть его, и быстрым движением ловит его. Она немедленно бросает его. С ее ладони капает кровь, мы видим широкую рану.

АРЕС:
Не плохо. По крайней мере, ты его поймала.

Арес поднимает шакрам и отдает Зене.

АРЕС:
Возьми его. Он твой. Он будет вселять страх в сердца всех, кто выступит против тебя. Он станет оружием, которое прославит тебя.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

Зена берет шакрам и смотрит на него с темными искрами в глазах. Они с Аресом целуются.

[ Конец сцены из прошлого ]

ГАБРИЕЛЬ:
Так вот как ты получила шакрам...

ЗЕНА:
Я этим вовсе не горжусь.

ГАБРИЕЛЬ:
А Мардоний знает всю историю? От кого он мог ее слышать?

ЗЕНА:
Может, Акадий сумел выжить (смотрит на Ареса, пораженная внезапной мыслью) Ты думаешь, моя душа была достаточно темной, чтобы взять с алтаря шакрам?

АРЕС:
Я не собирался это проверять.

Зена кивает и вздыхает.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, не важно, как ты его получила...

К ним бежит солдат.

СОЛДАТ:
Я прошу прощения, но вы нужны в палатке командования. Прибыл посыльный персидской армии.

Действие четвертое

Палатка командования. Тадиус и Павсаний сидят; король Фессалии Никосий стоит перед ними. Входят Зена, Габриель и Арес.

ЗЕНА (смотрит на Никосия):
Это персидский посыльный?

ТАДИУС:
Собственно, это - король Фессалии Никосий. Он только что прибыл из персидского лагеря.

ГАБРИЕЛЬ:
Греческий король - союзник персов?

НИКОСИЙ (выражение глубокого стыда на его лице):
Я сотрудничал с персами, потому что Мардоний... он держит в заложниках мою жену и детей. Мардоний заставил меня доставлять его сообщения руководителям других греческих государств, чтобы запугать их - чтобы они видели, как он смог вынудить греческого короля быть у него на посылках.

ЗЕНА:
Очаровательное чувство юмора.

НИКОСИЯ:
Но с меня довольно. Я сбежал из лагеря Мардония, и я здесь, чтобы помочь вам.

ПАВСАНИЙ:
Чем помочь?

НИКОСИЯ:
Я кое-что подслушал и считаю, вы должны это знать. Персы разбили лагерь где-то в десяти лигах к западу отсюда. Через три дня к ним придет подкрепление. Вы должны покончить с ними сейчас, иначе потом победить их будет вдвое сложней!

Тадиус, Павсаний, Зена, Габриель и Арес обмениваются задумчивыми взглядами.

ЗЕНА:
Тогда завтра мы должны атаковать.

Смена кадра

Зена и Габриель в своей палатке. Ночь, палатка смутно освещена единственной керосиновой лампой.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, я хотела спросить у тебя кое-что...

ЗЕНА:
О шакраме?

ГАБРИЕЛЬ (неловко):
Да.

ЗЕНА:
Спрашивай.

ГАБРИЕЛЬ:
Если шакрам представлял тьму... почему ты не оставила его, после того как изменила свой путь?

ЗЕНА (смотрит на нее):
Сначала я хотела его вернуть.

[ Сцена из прошлого ]

Храм Ареса. Зена решительно входит туда, снимает с пояса шакрам и швыряет его на алтарь, затем разворачивается, чтобы уйти. На ее пути во вспышке синего света появляется Арес.

ЗЕНА:
Чего ты хочешь, Арес?

АРЕС (кивает на шакрам на алтаре):
И что, по-твоему, ты делаешь?

ЗЕНА:
Возвращаю твой подарок.

АРЕС:
Не нужно. Ты его заслужила.

Он делает ленивое движение рукой, и шакрам снова оказывается на бедре Зены.

ЗЕНА (смотрит на оружие):
Я не хочу его больше (она снимает шакрам и протягивает Аресу). Это - все то, от чего я пытаюсь уйти.

АРЕС:
О, ты можешь избавиться от шакрама Тьмы, Зена. Но ты сможешь так же легко уйти от тьмы внутри тебя?

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

ЗЕНА (чуть вздрагивает и опускает глаза):
Нет, не легко. Но я постараюсь. И последнее, что мне нужно разорвать - цепь, которая связывает меня с тобой.

АРЕС:
Но он будет тебе нужен.

ЗЕНА (горько):
Потому что ты не веришь, что я останусь на моей новой дорожке.

АРЕС (саркастично):
Если честно, ты права - не верю. Для этого я слишком высокого мнения о тебе. Но даже если тебе не хватит ума передумать, шакрам может тебе пригодиться. Ты все равно воин, Зена, даже если теперь у тебя другие причины для борьбы. И он всегда будет частью тебя.

Он поднимает руку и легко поглаживает ее лицо тыльной стороной ладони.

ЗЕНА (немного вздрагивает и отступает):
А ты не хочешь отдать его одному из твоих избранных воинов? Кому-то особенному?

АРЕС:
Зена, ты можешь делать с шакрамом все, что угодно – но ты навсегда останешься моим любимым особенным воином.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

Арес исчезает. Зена задумчиво смотрит на место, где он недавно стоял. Потом она снова вешает шакрам на пояс и выходит из храма.

[ Конец сцены из прошлого ]

ЗЕНА:
Арес был прав, Габриель. Моя темнота всегда будет частью меня, пока я держу ее под контролем.

ГАБРИЕЛЬ (задумчиво):
Зена... Я рада, что ты не стала пробовать снять с алтаря шакрам Тьмы.

ЗЕНА (осторожно смотрит на нее):
Потому что это окончательно бы доказало, что моя душа была полностью охвачена злом?

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

ГАБРИЕЛЬ:
Потому что я в это не верю.

Зена молча сжимает ее руку и кивает, ее глаза затуманиваются слезами.

Смена кадра

На следующий день. Объединенная греческая армия марширует к персидскому лагерю. И снова во главе отрядов едут Павсаний и Тадиус, вместе с Аресом, Зеной и Габриель. Передние колонны отрядов едут по хребту холма и видят внизу персидский лагерь.

ПАВСАНИЙ:
В атаку!

ТАДИУС:
К победе!

Панорама греческих отрядов, струящихся вниз с холма и нападающих на лагерь. Затем камера приближается к действующему сражению, две армии снова сталкиваются.

Издалека Павсаний замечает сидящего верхом Мардония. Мардоний тоже видит Павсания. Они впиваются друг в друга взглядом, затем пинают лошадей и несутся друг на друга.

Монтаж сражения. Греческие отряды, кажется, одерживают верх, мы видим отдельных падающих персидских солдат, и других - покидающих поле боя. Камера дает крупный план Зены и Ареса, которые теперь сражаются пешими.

Серия ШВС 7.20 - О любви и войне (часть 1)

Персидский солдат пронзает мечом Ареса. Он белеет, пораженный и испуганный, увидев, что крови нет, и Ареса не беспокоит его удар. Арес усмехается, и солдат с криком убегает.

ЗЕНА (ухмыляется):
Ты уверен, что это не считается использованием особых сил?

АРЕС:
Что, это? (усмехается ей) Да, возможно, ради приличия можно было бы изобразить немного крови.

Смена кадра

Павсаний и Мардоний сражаются. Павсаний кажется утомленным, и наконец, Мардоний выбивает из его руки меч и пинком сбивает его с ног. Мардоний заносит над Павсанием меч. В тот же момент в воздухе слышится свист, и шакрам выбивает меч из руки Мардония. Мардоний кружится на месте, видит Зену, шакрам уже вновь в ее руке.

МАРДОНИЙ (разъяренно):
Снова ты!

ЗЕНА:
Тебе ведь нужна я, разве нет?

МАРДОНИЙ:
Давай закончим то, что ты началось сорок лет назад.

Мардоний и Зена сражаются. Они как будто относительно равны по силе, ни один из них не может одержать верх.

ЗЕНА (немного задыхаясь):
Скажи кое-что, Мардоний. Чего ты на самом деле ищешь? Мести за своего отца?

МАРДОНИЙ:
Можешь не сомневаться! Он выжил после твоего предательского нападения, но навсегда остался сломленным. Он никогда не смог снова быть воином, каким был прежде (он атакует Зену). Ты отняла у него шакрам - когда я заберу его у твоего трупа, я почту этим память отца.

ЗЕНА (наносит ответный удар):
А что насчет памяти твоей матери, Мардоний?

МАРДОНИЙ (блокирует ее выпад):
О чем ты говоришь?

ЗЕНА (отражает его атаку):
А ты не знал? Твой отец убил твою мать и старшего брата, только чтобы доказать своему Богу Войны, что достоин шакрама Тьмы. (Мардоний выглядит на мгновение потрясенным, но потом быстро оправляется) Такую память ты хочешь почтить?

МАРДОНИЙ:
Ты лжешь! Мои мать и брат были убитые греческим убийцей - отец мне всё рассказал!

Он чуть потрясен, и его удары становятся менее скоординированными.

ЗЕНА:
Это твой отец тебе лгал, Мардоний. Я собственными ушами слышала, как он этим хвастал.

АРЕС (за камерой):
А я слышал, как этим же хвастал его бог.

МАРДОНИЙ (мгновенно разворачивается):
Кто ты?

АРЕС:
Арес, Бог Войны. Я надеялся, что твой старик упомянул меня хотя бы парой словечек.

МАРДОНИЙ (его лицо искажено яростью):
Ты бессмертен. Но хотя бы ее я могу убить!

Он бросается на Зена выдергивает меч, и Мардоний падает на землю, с недоверчивым выражением на лице.

МАРДОНИЙ:
Ещё все не кончено, Зена. (умирает)

Зена печально смотрит на его тело, и затем поднимает голову, глядя на бегущих повсюду персов.

ЗЕНА:
На этот раз кончено.

Смена кадра

Зена, Габриель, Арес, Тадиус и Павсаний едут через уже опустевший персидский лагерь.

ЗЕНА:
Теперь будет не так уж и трудно выгнать персов из Греции.

ТАДИУС:
Мы не смогли бы сделать этого без тебя, Зена.

ПАВСАНИЙ:
Бог Арес - когда я вернусь в Спарту, я первым делом удостоверюсь, что город строит в твою честь огромный храм.

Арес выглядит довольным, и Зена дарит ему смеющийся взгляд.

ГАБРИЕЛЬ:
А что с дружбой между Спартой и Афинами? Она разрушится с уходом персидской угрозы?

ПАВСАНИЙ (неловко):
Я не назвал бы это дружбой. Скорее, стратегический союз.

ЗЕНА (Габриель):
Ну, вот и ответ на твой вопрос. (Павсанию) Перестань, человек твоего склада может добиться большего успеха. Афинам и Спарте нет никакой причины быть врагами. Первый шаг к преодолению вражды и недоверия - самый трудный, и он уже сделан. Так почему бы ни продолжить путь мира?

ГАБРИЕЛЬ (многозначительно):
Конечно, если Арес позволит этому случиться.

АРЕС (с полу притворным негодованием):
Я? Слушай, к половине войн, которые мне приписывают, я вообще не имею отношения. Посмотри на Спарту и Афины - их последняя война началась, когда я был смертным. Как же это в духе вас, смертных - втягиваться в одну проблему за другой, и потом обвинять во всем богов.

ТАДИУС:
Я ничего не могу обещать, Зена. Но спартанцы помогли нам, и мы этого не забудем.

ПАВСАНИЙ:
Никто из нас не смог бы в одиночку победить персов.

Они поворачиваются друг к другу и обмениваются рукопожатием. Зена и Габриель довольно переглядываются, а Арес принимает безразличную позу.

Смена кадра

Зена и Габриель едут по лесной дороге.

ГАБРИЕЛЬ:
Как по-твоему, на долго их хватит?

ЗЕНА:
Трудно сказать, что случится в следующий раз, когда афиняне или спартанцы решат, что другая сторона их снова обидела. Дорога к войне вымощена благими намерениями.

ГАБРИЕЛЬ (задумчиво кивает):
А знаешь, Зена, что еще я хотела тебе сказать. Я рада, что ты не оставила шакрам.

ЗЕНА:
Я тоже. Нельзя уйти оттого, что является частью тебя... все, что можно сделать - использовать это во благо или во зло.

ГАБРИЕЛЬ:
То, чему тебя научил Арес в старые дни, помогло тебе стать такой, какая ты сегодня. (Зена кивает) И я ценю это. Просто это... так невероятно, видеть вас двоих вместе.

ЗЕНА (быстро):
Мы не "вместе.

Вспышка синего света. Появляется Арес, стоя прямо на пути Арго, со сложенными на груди руками.

АРЕС:
Вот как. Ты меня практически обманула.

ЗЕНА:
Ну, не все время.

АРЕС:
Ладно.

ЗЕНА (после краткой паузы):
Арес, я хотела поблагодарить тебя за твою помощь.

АРЕС:
Кто знает, возможно, в этом Высшем Благе и впрямь есть что-то стоящее. (бросает на Габриель язвительный взгляд) Например, строительство нового храма в мою честь.

ЗЕНА (дразня):
Так ради этого всё и было, да?

АРЕС (внезапно серьезно):
Эй, это было удовольствие снова сражаться на твоей стороне.

ЗЕНА (мягко):
Взаимно.

АРЕС:
Итак... что теперь?

ЗЕНА (улыбается):
Не пропадай.

АРЕС:
Тогда до скорого.

Габриель начинает двигаться, пуская лошадь рысью, Арес посылает Зена вздрагивает, выходя из приятного транса, и отправляется догонять Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Значит, ты поймала шакрам с первой попытки?

ЗЕНА (кивает):
Мхм.

ГАБРИЕЛЬ:
Ну что ж, у тебя действительно много талантов.

ЗЕНА:
Это же я должна была сказать!

Их голоса и смех постепенно исчезают. Камера отступает, показывая Ареса, стоящего на расстоянии, он смотрит на удаляющихся Зену и Габриель, с любовью улыбаясь.

Конец

[ Габриель собрала значительное количество материала для полной биографии во время съемок этого эпизода ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить