• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

(4 голосов)
Серия ШВС 8.10 - Печальные лица
  • Режиссура: Amber
  • Сценарий: Amber
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Новое убийство опять заставляет Еву сомневаться в своем выборе, и когда ее захватывают и хотят предать смерти, Ева пересматривает решение о выбранном пути, размышляя, правильный ли он для нее.

Предисловие

Зена, Габриель и Ева идут по широкой прямой немощенной дороге. Зена ведет за узды Арго и немного опережает Габриель и Еву, которые оживленно разговаривают и ведут своих лошадей.

ГАБРИЕЛЬ:
Ева, конечно, человек может стать кем-то другим...

ЕВА (перебивая):
Притвориться кем-то другим.

ГАБРИЕЛЬ:
Но когда начинаешь показывать миру свое придуманное лицо, разве можно точно знать, что истинно, а что - нет?

ЕВА:
Но ведь ты не можешь притворяться вечно? Как хорошо ты ни притворяешься, рано или поздно сквозь маску проглянет твоя истинная сущность. И что тогда?

ГАБРИЕЛЬ:
Тогда все окружающие так запутаются, что не поймут, где правда.

ЕВА:
Но это не ответ на вопрос. Чтобы стать кем-то другим, нужно убедить себя, что стал этим человеком. В противном случае, это просто спектакль.

ГАБРИЕЛЬ:
Но если ты делаешь что-то очень долго, разве это не становится твоей второй натурой?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЕВА:
Делать и быть - разные вещи.

ГАБРИЕЛЬ (качает головой, улыбаясь):
Ты просто не дашь себя переубедить, да?

ЕВА (чуть усмехаясь):
Прости.

ЗЕНА:
Ты не оставляешь попыток с тех пор, как мы ушли от амазонок, Габриель. Если ты всё еще не переубедила ее, вряд ли когда-нибудь сможешь.

ГАБРИЕЛЬ (широко улыбается):
Да, однако у нас еще есть время, пока мы не добрались до дома Евы, так что никогда не говори никогда.

ЗЕНА (тихо, по ее лицу невозможно ничего сказать):
Да...

Она снова немного уходит вперед. Ева и Габриель переглядываются, и Габриель пожимает плечами. Ева нагоняет Зену.

ЕВА (с легкой осторожностью):
Ты же знаешь, тебе не обязательно идти со мной.

Зена кладет руку на плечо Евы.

ЗЕНА:
Ева, мы уже об этом говорили. Раз мы всё равно в этих краях, мы можем по пути заглянуть к Орфелии. И пока ты сама не против, чтобы я шла с тобой, я иду.

ЕВА:
Я только не хочу, чтобы ты... расстраивалась из-за меня.

ЗЕНА:
Ева, ты не виновата в том, что тебя вырастила не я... (пауза) И когда еще я смогу познакомиться с женщиной, сделавшей это?

ЕВА:
С Орфелией? Если честно, не думаю, что вы сойдетесь. Она совсем не похожа на тебя. Когда я росла, мы не были особо близки. По-моему, мы с Ларусом были для нее скорее обузой.

ЗЕНА:
Возможно, за то время, что вы не виделись, она изменилась.

ЕВА (пряча в себя все вырвавшиеся было эмоции, сохраняя внешнее спокойствие):
Я уже целую вечность не видела ее. Она и Торикрий, мой отец - были недовольны тем, какой оборот приняла моя жизнь после смерти Ларуса.

ЗЕНА:
Люди по-разному переживают потерю любимых. Особенно когда речь идет о детях.

ЕВА (заканчивая этот разговор):
Как бы то ни было, ты сама сможешь судить через пару часов.

ЗЕНА (кивает, меняя тему):
Ты точно не возражаешь против того, что Сабину оставили у амазонок?

ЕВА:
Я уже говорила, всё нормально.

Из за их спинами показывается Габриель, с саями в руках, готовая биться.

ГАБРИЕЛЬ (указывая на дорогу):
Не хочу вам мешать, но впереди проблема.

Ева и Зена смотрят туда и видят, что у них на пути встает компания около дюжины разбойников, с мечами в руках. Зена вытаскивает свой и смотрит на Еву, которая также готовится к драке.

ЗЕНА (протягивает Еве свой меч):
Возьмешь?

ЕВА (мгновение смотрит на него, затем качает головой):
Я справлюсь без меча, мама.

Зена не успевает ответить, как Ева уже перелетает через головы разбойников, выглядящих уже не такими уверенными и, видимо, не знающими, кого им бояться больше: Зену и Габриель или Еву. Они впопыхах разделяются на две группы, одна из них бросается на Зену и Габриель, другая - на Еву. Они явно не в силах сражаться как единое целое, каждый действует сам по себе, лидера среди них не видно.

Камера показывает Зену и Габриель, дерущихся вместе, разом вырубая троих парней: Зена отвлекает их, перепрыгивая через них с боевым кличем, а Габриель сбивает с ног двоих из них тупыми концами саев, оставляя третьего для Зены.

Камера поворачивается к Еве, которая весьма успешно справляется без оружия, используя для большего эффекта свои кулаки, локти и колени, хотя и без такой акробатики, как у Зены; она гораздо сильнее, чем выглядит.

Пока обе руки и ноги ее заняты двумя нападающими, третий бросается на нее сзади и сбивает на землю. Она падает на спину, и первые двое пытаются придавить ее. Она отчаянно извивается, награждая их хорошими пинками. Меч третьего разбойника опускается к ее горлу, и в тот же момент она умудряется вырваться от второго напавшего и толкает его под удар клинка. Его кровь забрызгивает Еву; он тотчас умирает.

Крупный план потрясенного лица парня, державшего меч. Он выпускает рукоять.

Камера возвращается к Еве, подхватывающей меч, по-видимому, без всяких раздумий, и так же без раздумий вспарывает им живот его бывшего владельца, затем вращает его и замахивается на своего последнего противника.

ЕВА:
Хорошая попытка.

В ее глазах странный огонь. Можно понять, что она не сожалеет о своих действиях.

Камера дает Зену и Габриель, разобравшихся с теми, кто нападал на них, и теперь смотрящих на Еву.

ГАБРИЕЛЬ (изумленно и с явным трудом):
Что она делает?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА (медленно):
Не знаю, Габриель...

Камера показывает Еву, вонзающую меч в другого разбойника. Единственный, кто еще остается в живых, явно испуганный зрелищем, разворачивается и убегает. Ева бросается за ним в вдогонку; Зена перехватывает ее и удерживает за руку.

ЗЕНА (потрясенно):
Ева, что происходит?

ЕВА (пытаясь вырваться на свободу):
Ничего, мама! Отпусти меня.

К ним подходит Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Ева, с тобой всё хорошо? Ты меня пугаешь...

Из глаз Евы медленно пропадает убийственное выражение, и она возвращается к действительности. Она роняет меч, который держала, и падает на колени.

ЗЕНА (взволнованно):
Что там произошло, Ева?

ЕВА (расстроено):
Я не знаю...

ГАБРИЕЛЬ:
Один из тех парней чуть не убил ее, Зена - у нее не было выбора. Они или она.

ЕВА (вяло):
Нет, выбор был. Я могла справиться с ними, никого не убив...

ЗЕНА (приседает на корточки рядом с Евой):
О, Ева...

Камера дает быстрый вид одного из парней, прежде побежденных Габриель: он поднимается на ноги и убегает. Камера возвращается к Зене и Еве, все еще в прежних положениях, и Габриель, стоящей над ними.

ГАБРИЕЛЬ:
Ева, если бы ты видела сейчас свои глаза... ты словно была... (резко обрывает ход своих мыслей)... сама не своя.

ЕВА (поднимает голову, с явным отвращением):
Ты хотела сказать, я словно была Ливией.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
В каком-то смысле.

ЕВА (резко встряхивает головой):
Можете не привыкать. Этого больше не случится.

ЗЕНА (помогает Еве подняться):
Не забивай себе этим голову. Иногда в битве действительно нет другого выхода.

ЕВА (с болью):
Но у меня он был. Я взяла этот меч, и я убила всех этих людей. (обводит рукой телах вокруг них) Наверное, мне нельзя брать в руки оружие. Никогда. (Габриель) Может, это как раз то, о чем я тебе говорила... Невозможно долго притворяться кем-то другим - рано или поздно маска спадет и откроет истинное лицо.

Ева уходит по дороге, не давая Габриель возможности ответить. Она и Зена испуганно переглядываются.

ЗЕНА (меняя тему):
Интересно, кто были эти ребята...

Зена и Габриель идут за Евой.

Смена кадра

В палатке, группа мужчин сидит кружком и ест жареное мясо. Это дико выглядящие люди, с косматыми волосами и бородами, с большими мускулами и, видимо, неплохие борцы, но явно не обладающие высоким интеллектом. Их грубый неопрятный вид гармонирует с обстановкой. Один мужчина, молодой блондин, по всей видимости, предводитель, сидит за столом, тоже ест и пьет вино. Он разительно отличается от своих подчиненных - чисто выбритый, судя по виду, воспитанный и умный, но в его поведении сквозит угроза.

МУЖЧИНА №1:
Не бойтесь, я слышал, она в последние дни превратилась в профуцистку. Сменила имя и теперь зовет себя Евой.

МУЖЧИНА №2 (непонимающе):
В кого?

МУЖЧИНА №1 (закатывая глаза):
Профуцистку. Ну, которые за мир.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЛИДЕР (вкрадчиво):
Ты подразумеваешь, пацифистку, Борлос. Я тоже такое слышал, но рисковать не стоит. Мало ли что изменится. Я много чего слышал о нашей дорогой Ливии. (он выплевывает имя как ругательство) Начиная с того, что она стала королевой амазонок, и заканчивая, что она разводит коров на ферме во Фракии.

БОРЛОС (на полном серьезе):
Королевы амазонок разводят коров во Фракии?

ЛИДЕР (раздражено):
Нет, я это к тому, что нельзя верить всему, что слышишь. И лучше вообще не верить ничему. (задумчиво поглаживает подбородок) Я уже начинаю слегка беспокоиться за тех, кого мы отправили за ней.

Шум снаружи, и полог палатки откидывается, входят двое парней из тех, кто сумел выжить в драке с Зеной, Габриель и Евой. Они смотрят на предводителя, пытаясь отдышаться.

Действие первое

Предыдущая сцена. Двое оставшихся в живых с драки врываются в палатку.

ПРЕДВОДИТЕЛЬ:
Ну что, Сайрус? Она у вас?

САЙРУС:
Нет, Резор - (от его негодующего взгляда) - простите, господин, мы с ней не справились. Она нам не по зубам.

РЕЗОР:
Что значит, не по зубам? Вас было двенадцать на нее одну.

КИРАС:
Нет, господин, их было трое - она и с ней еще две женщины. Две другие тоже мастерски сражались, но почти всех наших убила Ливия.

РЕЗОР:
В смысле, в живых остались только вы с Ораном? (кивает на второго человека)

САЙРУС:
Да.

РЕЗОР (качая головой):
Это становится всё лучше и лучше. Вы узнали других женщин?

ОРАН (нерешительно):
Нет, господин. Одна была высокая темноволосая. Другая маленькая, и у нее были два таких кинжальчика, как шампуры для шашлыков.

БОРЛОС (бормочет):
И шашлык она сделала из тебя.

РЕЗОР (размышляя):
Нет... Это не могут быть они. (Сайрусу) Высокая женщина издавала громкий, леденящий душу боевой клич?

КИРАС (рад, наконец, хоть что-то подтвердить):
Издавала - кровь просто стыла в жилах.

РЕЗОР (разъяренно):
Это не они, это невозможно! (себе) Эти идиоты разведчики сказали, что она идет одна... Идиоты, вы знаете, кто те женщины?

Мужчины с сомнением переглядываются.

РЕЗОР:
Имя "Зена" вам ни о чем не говорит?

БОРЛОС (уверенно):
Она Богиня Войны и Ткачества.

РЕЗОР (взбешенный; медленно):
Нет, Борлос, то Афина. А Зена - это Королева Воинов - и мать Ливии!

Мужчины снова переглядываются, на этот раз с расширенными глазами. Они начинают переговариваться:

- Вот теперь мы попали!
- Ты знаешь, в свое время она убила больше, чем Ливия.
- Знаешь, что я слышал о ней и ее подружке-блондинке?
- А я слышал, она спит с Богом Войны.
- (голос Борлоса) Она же не может с обоими... или может?

РЕЗОР:
Заткнитесь!

Мужчины резко замолкают.

РЕЗОР:
Так. Это оказалось сложнее, чем я думал. Оставьте меня, все. Я должен подумать.

Мужчины вываливаются из палатки, пихая и толкая друг друга.

Резор отодвигает свою тарелку, раскладывает на столе карту и изучает ее, проводя пером линию; на карте уже имеется несколько других таких линий. Затем он делает заметку на куске пергамента.

За пределами палатки слышны шаги; Резор настороженно поднимает голову. Полог откидывается, и мы видим стоящего на входе Вирджила. Они смотрят друг на друга, по лицу Резора расползается улыбка. Он встает и подходит к Вирджилу; они обнимаются.

РЕЗОР:
Вирджил! Сколько лет.

ВИРДЖИЛ:
Два года, с небольшим.

РЕЗОР:
Полагаю, мы оба были довольно заняты.

ВИРДЖИЛ (чуть откланяется, улыбка исчезает с его лица):
Вообще-то, поэтому я и здесь. Я услышал, что ты охотишься за вознаграждением. Я надеялся, что слухи врут, но... (осматривает его)... кажется, я ошибся.

РЕЗОР (резко):
Прости, если тебе это не нравится, Вирджил, но это не твое дело.

ВИРДЖИЛ:
Зачем тебе это нужно? К тому времени, когда ты получишь свою награду, ты уже изведешь столько денег на всё это (показывает на палатку), что ничего не окупится.

РЕЗОР (слегка насмешливо):
Когда сдам добычу, то учту все понесенные расходы. Но, вообще-то, я здесь не ради денег.

ВИРДЖИЛ (осторожно):
Тогда зачем?

РЕЗОР:
Я не могу сказать, даже тебе. Думай об этом как о долгожданном сюрпризе. Поверь, он тебе понравится.

Смена кадра

Зена, Габриель и Ева ведут своих лошадей к впечатляюще выглядящей вилле с виноградниками на заднем плане. Сам дом просто огромен, с длинной дорогой, ведущей к нему. По форме вилла как будто квадратная и, кажется, выстроена вокруг центрального внутреннего двора, хотя с нашего ракурса еще трудно сказать точно. Земля ухожена, но сам дом выглядит обветшалым. Солнце почти село.

Ева останавливается и оглядывается, медленно поворачиваясь увидеть всё вокруг.

ЕВА:
Что ж... мы на месте.

ГАБРИЕЛЬ:
Дом, милый дом.

Ева стоит на мгновение дольше и затем внезапно оборачивается и хочет рвануть обратно на дорогу, по которой они только что пришли.

ЕВА:
Знаете, если подумать, сомневаюсь, что здесь еще хоть кто-то живет. Я зря вас сюда притащила. Нам нужно возвращаться, заняться Сабиной.

ЗЕНА:
Ева, Ева, успокойся. Если никто не откроет, ты, хотя бы, покажешь нам всё снаружи.

ГАБРИЕЛЬ:
Я уверена, здесь не хуже, чем внутри. Не могу поверить, что ты здесь выросла, Ева. Это так отличается от всех домов, какие я видела.

ЕВА (смущенно):
Брось, Габриель, вы же видели маленьких принцев и принцесс, нет разницы никакой.

ГАБРИЕЛЬ:
Разница есть, ты - одна из нас.

ЗЕНА (безразлично):
Здесь... мило.

Габриель дарит ей понимающий взгляд, Ева идет вперед.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ГАБРИЕЛЬ (тихо):
Это трудней, чем ты ожидала?

ЗЕНА:
Да нет, не особо. (от скептического взгляда Габриель) Ладно, может, немного. Я пытаюсь держаться - ради нее, но сама мысль, что она здесь выросла - сделала свой первый шаг, впервые влюбилась... это тяжело.

ГАБРИЕЛЬ:
Иногда я забываю, что она твоя дочь. Она больше похожа на подругу. Мы о ней столько не знаем, а ведь о своем ребенке хочется знать всё.

ЗЕНА (вздыхает):
В любом случае... пока она счастлива. Для нее тоже не легко быть здесь - раз ее родители не одобряли, кем она стала.

ГАБРИЕЛЬ:
Я знаю, что это не нравилось ее матери, но что насчет ее отца? Она сказала, что он был сенатором... возможно, что бы он ни думал, на людях он ее поддерживал. Зена, поверь, всё будет замечательно. Мы обе здесь ради нее.

Смена кадра

На вилле, внутри. Всё аналогично тому, что снаружи: некогда прекрасное здание уже пришло в упадок. Мы находимся в кухне – похожем на пещеру старом помещении, где всё выполнено из серого камня. В одном конце кухни - выход в сад. Через широкий дверной проем в дальнем конце помещения мы можем разглядеть атриум. Зена, Ева и Габриель входят, оглядываясь - Зене и Габриель явно любопытно, Ева погружена в воспоминания.

ЕВА:
Ого. Здесь всё как раньше, как я запомнила, только больше мусора. Такое чувство, что я очень давно не была здесь.

ГАБРИЕЛЬ:
А когда ты была здесь в последний раз?

ЕВА (негромко):
Я ушла через несколько месяцев после того, как убили Ларуса. Мне как раз исполнилось шестнадцать.

Слышны шаги; в дверь из атриума входит женщина средних лет. Она одета просто, но в ней, всё же, чувствуется печать благородства происхождения.

ЖЕНЩИНА (бодро, ее голос светский, но напряженный):
Кто бы вы ни были, убирайтесь из моего дома.

ГАБРИЕЛЬ:
Простите, мы только подумали, не...

Она замолкает, женщина видит Еву. Ее лицо меняется с раздраженного на удивленное и нервное.

ЖЕНЩИНА (осторожно):
Ливия? Что ты здесь делаешь?

Ева смотрит на женщину, пытаясь вычислить, насколько та разозлена, прежде, чем ответить.

ЕВА:
Орфелия, я сюда ненадолго. Я вообще не знала, живет ли еще здесь кто-нибудь. Я просто хотела показать (пауза, она решает, как представить Зену) моей матери, где я выросла.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ОРФЕЛИЯ (медленно):
До меня дошли слухи, что ты нашла свою настоящую мать и что она - воин. Император никогда не говорил нам, где он нашел тебя, Ливия.

ЕВА (указывает на Зену):
Это Зена, моя мать. (Зене) Это Орфелия - она вырастила меня здесь, с ее мужем.

ОРФЕЛИЯ (печально):
Ториклис был бы рад вновь тебя увидеть. Жаль, ты не приехала на несколько месяцев раньше, ты бы еще застала его живым.

ЕВА (кладет руку на плечо Орфелии):
Мне жаль.

ОРФЕЛИЯ:
Не надо. Он слег, как только ты сбежала, и ему пришлось оставить его пост в Сенате. Много лет он был прикован к постели. По крайней мере, теперь, умерев, он больше не страдает.

Ева виновато смотрит вниз, хотя Орфелия ни в чем ее прямо не обвинила.

ЗЕНА (ради Евы участвуя в разговоре):
Нам было интересно, живет ли еще кто-нибудь здесь. Я хотела увидеть, где выросла Ева.

ОРФЕЛИЯ (слегка защищаясь):
Ее детство прошло здесь. У нее было всё, мы ни в чем ей не отказывали.

ГАБРИЕЛЬ (улыбаясь):
Да, и теперь мы видим... она чудесная девушка.

ОРФЕЛИЯ (Зене):
Уверена, это у нее от тебя.

ЕВА (неловко):
Нет, вы обе так много сделали для меня. Я надеялась, что ты еще здесь, чтобы я могла показать маме, какой счастливой была моя жизнь.

Орфелия смотрит на нее, затем медленно подходит к ней и обнимает ее. Они обе выглядят довольно неловко. Зена и Габриель улыбаются, тоже с легким чувством неудобства.

ОРФЕЛИЯ (улыбаясь):
Ко мне столько времени никто не заглядывал... А такую встречу я запомню надолго. Знаешь, Ливия - я так хорошо помню, как ты сидела здесь, за этим столом (указывает на стол), как ты пекла хлеб, сама, прямо здесь. Ты так любила разбрасывать тесто.

ЕВА (смотрит на стол):
Я любила печь, но сама только раз съела свой хлеб, он был сырный. Обычно всё, что я делала, годилось только для ворон.

Зена и Габриель обмениваются смущенными взглядами; Зене явно нелегко находиться рядом с другой женщиной, у которой есть воспоминания о детстве ее дочери.

ГАБРИЕЛЬ (пытаясь слегка помочь Зене):
Так вот почему каждый раз, когда ты ешь хлеб, ты жалуешься, что он не похож на хлеб... в следующий раз, когда буду покупать хлеб, я возьму сырный.

ЗЕНА (без особого воодушевления):
Звучит отлично.

ГАБРИЕЛЬ:
Или, может, ты сама его как-нибудь спечешь, Ева.

ЕВА (смотрит на Зену и уклончиво пожимает плечами):
Да, может быть. (пауза) Скоро стемнеет; я пройдусь, осмотрю пока сад. (смотрит сначала на Орфелию, затем на Зену) Не против?

ОРФЕЛИЯ:
Конечно, иди. (Зене и Габриель) Мы можем пойти и где-нибудь сесть.

Ева улыбается и уходит через главную дверь кухни в сад.

Остальные направляются в атриум, их голоса постепенно стихают. Зена на миг оборачивается и видит, как Ева выходит из дома.

ГАБРИЕЛЬ:
Расскажи нам о детстве Евы...

Смена кадра

Солнце почти село, и в саду гораздо темнее. Мы видим чуть вдалеке дом. На краю сада имеется оливковая роща, но основная его часть - это трава, деревья и цветы.

Ева сидит на земле под большим дубом, перебирая листья. Она поднимает голову кверху, словно прикидывая, не залезть ли ей на дерево (на нем есть несколько ветвей, на которых можно бы посидеть), но не делает этого. Она встает и идет еще дальше от дома, так что ее уже не видно ни в одно из окон. Рядом с ней есть тропа, ведущая к оливковой роще, через кусты.

ЕВА (оглядывается на дерево):
Столько всего изменилось...

Раздается едва уловимый зрителем шум. Ева напрягается и оглядывается. Никого нет. Она делает несколько шагов по дорожке.

ЕВА:
Кто здесь?

Из дальних кустов появляется маленькая группа мужчин (среди них - Сайрус, Оран и Борлос) и окружает ее. Ева не выглядит удивленной, но она стоит спокойно, ее руки опущены вдоль тела.

САЙРУС:
Ни звука.

ЕВА (не трудясь говорить тише):
Это частные владения. Я предлагаю вам уйти.

ОРАН (подходит к ней сзади):
О, мы уже уходим. Только нам нужно, чтобы ты пошла с нами.

Ева оборачивается и поднимает на него бровь.

ЕВА:
Нет, вы уйдете прямо сейчас.

Оран поднимает свой кулак, чтобы ударить ее по голове; она уклоняется, он теряет равновесие и пошатывается. Ева разворачивается с насмешливой улыбкой, толкает его в спину, и он летит носом в землю.

БОРЛОС (застигнутый врасплох):
Вот вам и профуцистка. Парни... Кажется, Ливия-то так и не переделалась в кого-то мирного.

Улыбка Евы исчезает, и она смотрит вниз.

САЙРУС:
Еще бы. Убийцей была - убийцей и останется.

ЕВА (тихо):
Чего вы хотите?

САЙРУС (чуть не по слогам):
Мы хотим - тебя. Ты идешь с нами, мы оставляем твою семью в покое.

ЕВА:
Или?..

САЙРУС (задумчиво смотрит на нее, заметив ее реакцию):
Или... ты можешь убить нас прямо здесь.

Ева выглядит обеспокоенной. Камера показывает Орана, подкрадывающегося к ней со спины с кинжалом в руке.

САЙРУС (продолжает):
Хех, может, и драку завязывать не стоит, всё равно ты уже нас победила. А так мы хоть время нам всем сэкономим.

Пока Ева продолжает колебаться, Оран поднимает кинжал и бьет ее рукояткой по голове. Она падает на землю.

САЙРУС (пожимая плечами):
Готово.

Двое мужчин грубо поднимают Еву и уносят ее. Камера следует за ними по тропинке, затем фокусируется на заколке для волос Евы, упавшей на землю.

Действие второе

Лагерь Резора. Мы видим несколько поставленных палаток, две со стражей, хотя они - на некотором расстоянии одна от другой. Одна из них больше и пышнее других, и где-то секунду нам ее показывают.

Смена кадра

Резор и Вирджил, в палатке Резора. Они спорят.

ВИРДЖИЛ:
Резор, мне кажется, то, что ты делаешь - неправильно! Пусть я не знаю, что именно это, но раз ты мне не говоришь, значит, я это не одобрю. Я тебя слишком хорошо знаю.

РЕЗОР:
Я же сказал, это будет сюрприз.

ВИРДЖИЛ:
В твоей работе не бывает приятных сюрпризов.

РЕЗОР:
Вирджил, ты мой двоюродный брат, а не тюремщик. Если что-то не нравится - удачи.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ВИРДЖИЛ:
Знаешь, кого ты мне сейчас напоминаешь? (от осторожного взгляда Резора) Твоего отца. Я хорошо помню, как они с папой много лет назад вот так же спорили. Мы с тобой спрятались на чердаке, потому что ты испугался своего отца.

РЕЗОР:
Я не мой отец.

ВИРДЖИЛ:
Пока нет. Но если будешь продолжать в том же духе, однажды в зеркале ты увидишь не Резора, а Джетта.

РЕЗОР:
Ты сам не знаешь, о чем говоришь.

Вирджил не успевает ответить, как в палатку входит Сайрус.

САЙРУС:
Господин - она у нас. На этот раз никаких проблем не возникло.

РЕЗОР (улыбаясь):
Хорошо.

САЙРУС:
Мы не видели ее мать или блондинку.

Вирджил выглядит потрясенным.

РЕЗОР:
Ну и ладно, пока у нас Ливия, остальное совсем не важно.

Вирджил потрясен; в его голове явно проносится миллион мыслей.

ВИРДЖИЛ:
Вы говорили о дочери Зены?

РЕЗОР (улыбаясь):
Я же сказал, это будет сюрприз. Римская Шлюха, убившая Джоксера... теперь она за это заплатит.

ВИРДЖИЛ (не веря):
То есть, ты хочешь ее убить?

РЕЗОР (саркастично):
Нет, потанцевать с ней. А ты что подумал?

ВИРДЖИЛ (услышанное не произвело на него впечатления):
Я думал, ты презираешь насилие. Ты когда-то сам говорил, что не хочешь походить на отца.

РЕЗОР:
Что я могу сказать? Я долго думал. Разумеется, путь жизни Джоксера - замечательный. (Вирджил закатывает глаза, уже предвидя поворот фразы) Но иногда быть хорошим - не практично.

Вирджил качает головой.

РЕЗОР:
Я намерен отомстить за моего дядю... Так ты мне поможешь или как?

ВИРДЖИЛ:
Знаешь, я был неправ. (Резор кивает, явно довольный) Ты уже твой отец.

Крупный план потрясенного лица Резора.

Смена кадра

В другой палатке. Ева одна, ее запястья и лодыжки привязаны к толстому деревянному шесту, вбитому в землю перед ней. На секунду она прислушивается, и мы слышим голоса снаружи: это ее охранники.

ГОЛОС №1 (радостно):
Я выиграл. Я победил тебя три раза подряд.

Ева мгновение ждет, затем начинает пытаться вытащить руки из пут. Но веревки затянуты очень сильно. Она надувает губы. Затем наклоняется к шесту и печально вздыхает.

Смена кадра

Сад. Стемнело. Зена, Габриель и Орфелия прогуливаются.

ЗЕНА (оглядывается и зовет, напряженно):
Ева?

ОРФЕЛИЯ (успокаивая):
Не переживай, с ней наверняка всё в порядке. (пауза) Она всегда любила этот сад. Иногда она пряталась здесь на несколько часов - а то и дней - и играла в отважную воительницу. (посмеивается)

Зена и Габриель обмениваются задумчивыми размышляющими взглядами.

ЗЕНА:
Не в ее стиле исчезнуть, не предупредив нас.

ОРФЕЛИЯ:
С ней здесь ничего не случится, она знает этот сад как свои пять пальцев.

Они подходят к дубу, под которым чуть раньше сидела Ева.

ГАБРИЕЛЬ (замечает оливковую рощу вдоль тропинки, по которой уволокли Еву):
У тебя прекрасное имение, Орфелия.

ОРФЕЛИЯ (улыбаясь):
Спасибо. Боюсь, это не моя заслуга, у нас есть специальные люди, которые следят за оливами и виноградниками.

ГАБРИЕЛЬ:
Правда? Может быть, попозже мы попробуем ваше вино?

Зена прохаживалась по тропинке и теперь возвращается, с мрачным выражением лица. В ее руке заколка Евы.

ГАБРИЕЛЬ:
Что это?

ЗЕНА:
Заколка Евы.

Габриель и Орфелия обмениваются испуганными взглядами.

ОРФЕЛИЯ:
Что случилось?

ЗЕНА:
Это нам и предстоит выяснить.

ГАБРИЕЛЬ:
Но где она? Она не могла уйти далеко.

ЗЕНА:
Нет, не могла. Мы ее найдем.

ОРФЕЛИЯ (в шоке):
Н-но, она была здесь час назад. Кто мог ее схватить? Не сама же она сбежала.

ЗЕНА (неловко успокаивая Орфелию):
Пока не знаю, но мы ее найдем.

Орфелия не выглядит успокоенной; она кажется очень расстроенной.

ГАБРИЕЛЬ:
Не волнуйтесь... с ней всё будет хорошо, мы обязательно ее вернем.

Камера показывает Зену, которая выглядит типично уверенной.

Смена кадра

Лагерь Резора. Ночь, и все тихо. Ева дремлет в своей палатке, все еще связанная.

Она просыпается от шума, доносящегося снаружи, и видит, как входит Вирджил, прикрывая за собой полог, тем самым приглушая шум.

ЕВА (сердито и удивленно):
Вирджил? Что ты здесь делаешь?

ВИРДЖИЛ:
Чшш, снаружи охранники. Я хотел поговорить с тобой.

ЕВА:
Как ты прошел мимо них незамеченным?

ВИРДЖИЛ (подходит ближе к ней и говорит тише):
Преимущества знакомства с главарем.

ЕВА:
Что?

ВИРДЖИЛ:
Тихо, я всё расскажу. (Ева кивает.) Их предводитель, Резор - ты его уже видела?

ЕВА:
Нет.

ВИРДЖИЛ:
Он мой двоюродный брат. (от скептического взгляда Евы "Это становится всё лучше и лучше") У моего отца был брат Джетт, не самый лучший человек в мире. Резор - его сын. Мы с ним были очень близки, он часто у нас бывал. И он обожал моего отца.

ЕВА (горько):
Я уже вижу, к чему всё идет. (она смотрит вниз на свои связанные ноги с каменным выражением лица)

ВИРДЖИЛ:
И он донельзя счастлив, что я здесь. Я хотел поговорить с тобой наедине, как нам вытащить тебя отсюда.

ЕВА:
Если он так хочет убить меня, флаг ему в руки.

ВИРДЖИЛ (игнорирует ее):
Зена поблизости?

ЕВА (вздыхает):
Она и Габриель - на вилле моей старой семьи. (немного саркастично) Предположу, что ты пойдешь за ней?

ВИРДЖИЛ (кивает):
Я могу приходить сюда и уходить, когда захочу, безо всяких подозрений. Я приведу ее и Габриель, и мы вытащим тебя.

ЕВА (яростно шепчет):
Нет. Он имеет полное право желать моей смерти, пусть так и будет. (печально) Я не хочу еще больше разрушать твою семью.

ВИРДЖИЛ:
Я с ним сам разберусь, потом. Всё будет хорошо.

ЕВА:
Зачем тебе это нужно? Предпочитать меня своей семье? Вирджил, пожалуйста, просто уйди.

ВИРДЖИЛ:
Но он ошибается насчет тебя. (меняет тему) Когда мы вернемся, будь готова бежать. (Ева открывает рот, чтобы возразить, но он не дает ей и слова вставить) Выбора я тебе не оставляю. Будь готова.

Он уходит. Ева выглядит полной сомнений.

Смена кадра

Кухня на вилле. Орфелия стоит за столом, на который она прежде указывала Еве, с несколькими коробками драгоценностей перед собой. Она лихорадочно перебирает их.

Она достает алмазное ожерелье и кидает в груду к нескольким другим выглядящим очень дорогими побрякушкам.

ОРФЕЛИЯ (бормоча себе под нос):
Может быть, они возьмут это в качестве выкупа...

Зена и Габриель стоят чуть поодаль, у двери, смотря на нее. Зена поворачивается, собираясь уйти.

ЗЕНА:
Я ненадолго, Габриель, не волнуйся. Я хочу проверить, не найду ли, куда они ее забрали.

ГАБРИЕЛЬ:
Хочешь, пойду с тобой?

ЗЕНА (кивает на Орфелию):
Нет, оставайся здесь и следи, чтобы она не сошла с ума. Кто бы ни были похитители Евы, сомневаюсь, что им нужны драгоценности, но ей лучше чем-то заниматься, чем ходить из угла в угол.

ГАБРИЕЛЬ:
Мне кажется, она по-настоящему любит Еву.

ЗЕНА:
Да, она не такая, какой описывала ее Ева. Должно быть, на нее сильно повлияла потеря мужа.

ГАБРИЕЛЬ:
Надеюсь, они наладят отношения, когда Ева вернется. (Зена кивает, сжимая губы; пауза; Габриель меняет тему) Если им так нужно было заполучить Еву, почему в первый раз они так легко сдались?

ЗЕНА (встревожено):
Не знаю. Они с блеском провернули операцию ее похищения, но мы так и не знаем, чего они хотят. Я очень надеюсь, что с ней всё хорошо.

Шум в дверях. Зена и Габриель настороженно оборачиваются.

ОРФЕЛИЯ (шепотом):
Это они?

ГАБРИЕЛЬ:
Может быть.

Орфелия набирает в руки горсти драгоценностей и отходит от стола. Зена готовит свой шакрам, Габриель - саи.

Дверь открывается, и входит Вирджил. Зена и Габриель расслабляются, хотя они удивлены, видя его. Габриель его обнимает. Орфелия наблюдает.

ГАБРИЕЛЬ (улыбаясь):
Вирджил! Как давно мы не виделись.

ВИРДЖИЛ:
Да, я был занят.

ГАБРИЕЛЬ:
Знаешь, ты пришел, куда надо. (подзывает Орфелию) Угадай, кто это?

ВИРДЖИЛ:
Приемная мать Евы?

Орфелия ошеломлена. Зена и Габриель обмениваются любопытными взглядами.

ОРФЕЛИЯ:
Откуда ты это знал?

ВИРДЖИЛ:
Ее же сейчас здесь нет, верно?

ЗЕНА (медленно):
Нет... здесь ее нет. Ты знаешь, где она?

ВИРДЖИЛ:
Какую новость хотите услышать сначала, хорошую или плохую?

Габриель и Зена говорят одновременно.

ГАБРИЕЛЬ:
Хорошую.

ЗЕНА:
Плохую.

Вирджил поднимает брови.

ОРФЕЛИЯ:
Хорошую.

ВИРДЖИЛ:
Я говорил с ней совсем недавно. Она сказала мне, где вас найти.

ЗЕНА:
Так, это хорошая новость.

ВИРДЖИЛ:
Она у человека по имени Резор. Он собирается убить ее, чтобы отомстить за убийство своего дяди.

Орфелия в тревоге смотрит на Габриель.

ЗЕНА:
При чем здесь ты?

ВИРДЖИЛ:
Резор - мой двоюродный брат.

Правая бровь Зены поднимается.

ГАБРИЕЛЬ (шепотом):
Джоксер...

ВИРДЖИЛ:
В детстве Резор боготворил моего отца. А кто бы на его месте не стал, имея отцом дядю Джетта? Когда он услышал о... случившемся, он вышел из себя. (опускает глаза и вздыхает, затем снова поднимает) Я его какое-то время не видел, а тут вдруг встречаю - и он хочет убить Еву.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА:
Он знает, что ты не хочешь, чтобы он причинил ей вред?

ВИРДЖИЛ:
Да... Я сказал ему, что он превращается в своего отца, но...

ГАБРИЕЛЬ:
Никакого результата?

ВИРДЖИЛ:
Никакого.

ЗЕНА:
Сколько там людей?

ВИРДЖИЛ:
Двадцать, может, двадцать пять. Ева и сама могла бы освободиться...

ГАБРИЕЛЬ (понимающе смотрит на него):
Но она не станет.

Тишина.

ЗЕНА (быстро):
Так, отлично. Тогда мы сами ее вызволим оттуда, а об остальном подумаем позже.

Камера показывает Орфелию, которая выглядит обеспокоенной. Она поигрывает золотой цепью, которую держит, по-видимому, несчастная оттого, что все ее надежды на выкуп не оправдались.

ВИРДЖИЛ:
Я могу входить в лагерь, когда мне вздумается, и в любое время могу с ней поговорить. Мне нужно ей что-то передать от вас?

ЗЕНА (смотрит из окна на темное небо):
Нет, я хочу сама ее увидеть. У нас масса времени до рассвета. (Орфелии и Габриель) Вы остаетесь здесь.

ГАБРИЕЛЬ:
Удачи.

Вирджил и Зена уходят.

Орфелия садится за стол, опускает голову на руки. Габриель идет к ней и накрывает ее руку своей.

ГАБРИЕЛЬ:
Всё будет хорошо. Я обещаю.

Смена кадра

Луна в ночном небе. Затем камера показывает Зену и Вирджила, едущих через лес.

Смена кадра

Лагерь Резора. Темно и тихо, если не считать факела перед палаткой Евы. Двое ее охранников играют в кости. Первый охранник бросает кости и затем радостно улыбается; второй с угрюмым видом передает ему несколько монет.

ОХРАННИК №2:
В следующий раз я тебя сделаю, гарантирую.

ОХРАННИК №1:
Даже не мечтай.

Охранник №2 берет кости и готовится их бросить. Мы вместе с камерой обходим палатку вокруг, видя, как Зена присела на корточки, с большим камнем в руке.

Охранник №2 бормочет себе под нос проклятья. Зена бросает камень в деревья чуть поодаль (откуда палатку уже не будет видно), и он со стуком падает.

Камера продолжает показывать Зену, мы слышим, как охранники бросаются к деревьям. Зена ждет еще секунду и проскальзывает в палатку.

Смена кадра

В палатке. Ева чуть дремлет, но мгновенно просыпается, едва входит Зена.

ЕВА:
Что?..

Зена бесшумно подскакивает к Еве и закрывает ей рот ладонью.

ЗЕНА (шепотом):
Молчи, охранники уже наверняка вернулись. Давай, освобождайся. (она достает из сапога маленький нож и вкладывает его в руку Евы)

Зена выходит из палатки. Охранники оглядываются при шуме, и она бьет их обоих кулаками по лбам. Они падают на землю, и Зена усаживает их так, чтобы они выглядели издалека один - спящим, другой - еще бодрствующим.

ЗЕНА (по-прежнему тихо):
У нас мало времени. Вирджил пошел будить Резора, чтобы все решили, будто он пробыл здесь всю ночь, они встанут в любую минуту. Пойдем.

Она оборачивается и видит, что Ева не двинулась с места. Нож находится на полу возле нее.

ЕВА:
Тогда тебе нужно уйти, пока они не пришли.

ЗЕНА (сердито шипит):
Ева, сейчас же поднимайся!

ЕВА:
Нет.

Мгновение обе женщины не двигаются, Зена хмурится.

ЗЕНА:
Уже всё равно опоздали. Они идут.

Ева разглядывает свои ноги, Зена берет нож.

Полог палатки откидывается, и мы видим Резора, Вирджила и несколько других мужчин позади них. Глаза Зены, Евы и Вирджила широко распахиваются.

Действие третье

Крупный план потрясенного лица Вирджила. Он как будто хочет что-то ляпнуть, но Зена поднимает брови, глядя на него, и едва заметно качает головой.

Резор обходит Еву и проверяет ее путы.

РЕЗОР:
Так-так, что у нас здесь? (он видит нож в руке Зены) Интересно, ты здесь, чтобы убить Ливию... или спасти Еву? (он делает шаг назад от Евы и Зены и мгновение внимательно их разглядывает; на его лице пантомимой проходит и осознание, и дружественное приветствие) Ты, наверное, Зена. Для меня честь встретить тебя. (теперь серьезно) Не вздумай помешать мне, Зена. И, раз уж ты здесь, быть может, согласишься чуть задержаться? (своим людям) Взять ее.

Вирджил расстроено закрывает глаза, Зена улыбается и достает меч. Мужчины отскакивают назад, явно испуганные: Сайрус и Оран помнят ее по предыдущей драке, а остальным оказалось достаточно услышать ее имя.

ЗЕНА:
Ну что, присту...

ЕВА (перебивая):
Нет, мама, не надо. Прошу, просто уйди.

ЗЕНА (в шоке):
Ева, нет!

ВИРДЖИЛ:
Резор, ты же помнишь, как папа рассказывал нам о Зене? Она была его хорошим другом - так прояви уважение его памяти, дай ей спокойно уйти. Она больше не станет пытаться. (многозначительно смотрит на Зену) Поверь.

РЕЗОР (на его лице видна нерешительность):
Если ты была таким его хорошим другом, Зена, ты дашь мне сделать то, что не можешь сама - отомстить за него.

ЗЕНА:
Джоксер не хотел бы этого, Резор, неужели ты сам не понимаешь? (пауза; никакого ответа; Зена смотрит на Еву) А тебя я всё равно вытащу отсюда.

Прежде, чем кто-либо может попытаться ее остановить, она перепрыгивает через людей Резора, издавая свой боевой клич "А-йя-йя-йя-йя!" и покидает палатку.

Крупный план Евы и Вирджила, оба угрюмы.

Смена кадра

Вирджил и Резор в палатке Резора. Они оба сердиты.

ВИРДЖИЛ:
Сколько еще раз тебе говорить, это не сработает.

РЕЗОР:
Вирджил, если не нравится - скатертью дорога. Я собираюсь это сделать, что бы ты ни говорил.

ВИРДЖИЛ:
Ты хотел сказать, собираешься пытаться. Этого не случится, Зена тебе не позволит. Я ее знаю. Она бы могла взять весь этот лагерь с закрытыми глазами, если бы хотела - и без единой царапины.

РЕЗОР:
Тогда почему она ушла?

ВИРДЖИЛ (пожимая плечами):
Откуда я знаю? Я только пытаюсь тебе втолковать, что ты зря тратишь время. Даже без Зены, ее подруга Габриель могла бы тут такое устроить... Не говоря уже о самой Еве. (пауза) Ты знаешь, на что она способна.

РЕЗОР:
Тем более необходимо ее остановить. Хотя, если честно, я действительно ждал от нее большего сопротивления, после того, что случилось с моим первым отрядом, посланным за ней.

ВИРДЖИЛ:
Вот именно. То, что прямо сейчас она такая паинька, не означает, что она такой и останется.

РЕЗОР:
Вот когда она снова изменится, я и стану волноваться.

ВИРДЖИЛ:
К тому времени у тебя уже не будет на это времени - ты будешь мертв.

Смена кадра

Вилла. Зена бродит по кухне, явно рассерженная. Габриель пробует успокоить ее.

ЗЕНА:
Я думала, мы уже прошли эту стадию "убейте меня, я это заслужила". Я думала, после всего времени среди амазонок она наконец-то научится понимать, что иногда не сражаться просто нельзя.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, возможно, она просто морально раздавлена: и этот Резор, злящийся из-за Джоксера, да еще и Вирджил, оказавшийся здесь же. Но если кто-то и может ее вернуть, то это ты. Только сперва успокойся.

ЗЕНА:
Я не понимаю ее, Габриель. Почему она не видит, что просто собирается убить себя?

Габриель хватает Зену за плечо и разворачивает лицом к себе.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
А я понимаю. Я помню, как мы пошли в Индию, и я потеряла себя. Я не знала, кем я была, почему я была тем, кем стала, и должна ли быть такой, или какой-то другой, вообще ничего. Помнишь, после Надежды я так запуталась. Я не хотела винить тебя или еще кого-то - только саму себя.

ЗЕНА:
Но это была не твоя вина.

ГАБРИЕЛЬ:
Может, и нет. Но когда есть виноватый, всегда легче. По крайней мере, тогда я думала, что так будет легче. (качает головой) В конце концов, единственное, что я могла сделать, это отрицать, потому что всё остальное было намного больней.

ЗЕНА (сжимает руку Габриель):
Прости...

ГАБРИЕЛЬ:
Тебе не за что извиняться. В итоге я решила, что, если я стану такой, какой могла бы быть, то, возможно, снова буду счастлива. Мы пошли в Индию, и когда я встретил Элая, его идеи так захватили меня. Мне казалось, что, идя его путем, я смогу избавиться от боли.

ЗЕНА (закрывает глаза):
И ты думаешь, с Евой творится то же самое?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ГАБРИЕЛЬ:
В каком-то роде, только ей, должно быть, сейчас еще хуже. Она убила столько людей - она не может за секунду об этом забыть. Я помню, что значит чувствовать, что это была моя ошибка, потому что я так отчаянно защищала Надежду... потому что не дала ее остановить. Даже когда ты была беременна, и Ева была ребенком, я обвиняла себя - потому что не хотела, чтобы обвинять стала ты.

ЗЕНА:
О, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
И я думаю, насколько ужасным было для меня то время - иногда мне было всё равно, проснусь ли я на следующий день - и я не могу не думать, что Ева чувствует то же самое, только в тысячу раз хуже. Насилие должно ее ужасать. (пауза) Можешь мне сказать?

ЗЕНА:
Конечно.

ГАБРИЕЛЬ:
Когда я впервые встретила тебя - что ты думала о борьбе?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА (медленно):
Я сдалась. Я защищала тех девушек в лесу, только потому что хотела знать, что затеял Дрейко. Я не хотела бороться, потому что боялась... (она делает паузу и, видимо, что-то осознает) что не смогу остановиться. (она несчастно смотрит на Габриель) Так вот что чувствует Ева.

ГАБРИЕЛЬ:
Да, наверное.

ЗЕНА:
Почему ушло столько времени это понять?

ГАБРИЕЛЬ:
А это важно? Главное, мы всё выяснили.

ЗЕНА:
Но мы еще должны убедить ее позволить нам помочь ей.

ГАБРИЕЛЬ (обнимает Зену):
Мы справимся, не волнуйся.

Смена кадра

Лагерь Резора; день. Возле палатки Евы теперь пятеро или шестеро охранников, и они гораздо внимательнее, чем те двое накануне.

Вирджил идет к ним; они закрывают ему путь.

ВИРДЖИЛ:
Какие проблемы?

ОХРАННИК №1:
Никто не смеет входить без позволения Резора.

ВИРДЖИЛ (пожимая плечами):
Вы сами меня пропустите, или мне сходить за ним, чтобы он лично вам объявил? (он топает ногой) Сомневаюсь, что он обрадуется.

Охранники испуганно переглядываются.

ОХРАННИК №1:
Проходи.

Смена кадра

В палатке. Вирджил подходит ближе к Еве, чтобы они могли разговаривать совсем тихо. Не похоже, что он счастлив.

ВИРДЖИЛ:
И в кого ты играла прошлой ночью?

ЕВА (саркастично):
Привет, Вирджил, как дела?

ВИРДЖИЛ:
Я серьезно, Ева. Ты поставила под удар Зену, не говоря уже о себе самой.

ЕВА (смотря вниз):
Она могла без проблем уйти. А я... Я заслуживаю того, что получу.

ВИРДЖИЛ (чуть дотрагивается до ее щеки и поворачивает ее голову к себе):
Что?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЕВА:
Ты слышал. Я пыталась искупить прошлое... но поняла, что никогда не смогу это сделать. Так что для всех, кому я причинила боль, будет лучше, если они получат, что хотят: месть. Мне уже всё равно.

ВИРДЖИЛ:
Ева, ты не можешь так думать. Единственное, чего ты добьешься, это причинишь боль тем, кто тебя любит.

ЕВА:
Вирджил, на каждого человека, который меня любит, есть сотня тех, кто меня ненавидит... или даже больше.

ВИРДЖИЛ:
Нет, ты ошибаешься.

ЕВА (качая головой):
Так будет правильно, ты знаешь. С меня хватит борьбы.

Смена кадра

Вирджил, Зена и Габриель разговаривают на вилле.

ВИРДЖИЛ:
Я пытался, поверьте, но она меня не слушает.

ЗЕНА:
Верю.

ВИРДЖИЛ:
Так значит, план всё равно не изменился?

ЗЕНА:
Нет - он только слегка модифицировался.

ГАБРИЕЛЬ:
Я едва не потеряла тебя в Японии - потому что не спасла, хотя могла, Зена. Я не хочу, чтобы в этот раз случилось то же самое.

ЗЕНА (улыбается Габриель):
Не бойся, не случится. Мы просто насильно выведем ее оттуда, а поговорим уже позже. (от взгляда Габриель) Знаю, ей это не понравится, но у нас нет выбора. (пауза) Мы должны отвлечь Резора и собрать вокруг него как можно больше его людей, чтобы потихоньку вытащить Еву.

ВИРДЖИЛ:
Ты можешь пойти поговорить с ним. Если у палатки буду я, это вызовет меньше подозрений, и, тем более, без тебя там точно будет меньше людей... (улыбаясь) Думаешь, не выйдет? Тогда я смогу спокойно увести Еву.

ГАБРИЕЛЬ:
А мне что делать?

ЗЕНА:
Кто-то должен остаться здесь с Орфелией - на случай, если они придут за ней.

Они идут к двери кухни.

ЗЕНА:
Мы ненадолго.

ВИРДЖИЛ:
...надеюсь.

ЗЕНА (поднимает бровь на Вирджила):
Пойдем.

ГАБРИЕЛЬ:
Удачи!

Смена кадра

Резор сидит в своей палатке, что-то записывая на свитке. Он дует на свиток, высушивая чернила.

Снаружи доносится громкий шум, и слышно, что как минимум один удар попал в цель. Резор поднимает голову, глядя на входящую Зену, следом за ней вбегают Борлос и еще несколько мужчин. Резор встает и обходит вокруг Зены.

БОРЛОС:
Она пришла и спросила, где вы, господин, и раскидала всех, кто пытался ее остановить.

РЕЗОР:
Я думал, мы договорились, что ты не лезешь в мои дела, Зена?

ЗЕНА (расслабленно):
Не помню никакого договора. В общем, у тебя есть выбор. Или ты сидишь и слушаешь, что я тебе говорю - или можешь узнать на практике, как мало толку от твоих "телохранителей".

РЕЗОР:
Я буду слушать. Пока. (Борлосу и остальным) Оставьте нас.

Смена кадра

Фасад палатки Евы; мы видим некоторое волнение у палатки Резора, но большинство людей по-прежнему рассеяно по всему лагерю. Камера разворачивается к задней части палатки, где присел Вирджил, наблюдая обстановку.

ВИРДЖИЛ (шепчет себе, сердито):
Ну же, Зена, им всем уже пора быть там.

Смена кадра

Палатка Резора. Резор сел снова; Зена стоит перед его столом.

РЕЗОР:
Ну?

ЗЕНА (предполагая долгую беседу):
Резор, тебе известно, что я знала твоего дядю.

РЕЗОР:
Да.

ЗЕНА:
Что ты о нем помнишь?

РЕЗОР (пробует держать голос ровным, но вскоре он начинает дрожать):
Он всегда находил для меня время, даже притом, что у него были свои дети. Мой отец... (от взгляда Зены)... Джетт - никогда не был настоящим отцом, а моя мать умерла, когда я был еще ребенком - так что Джоксер и Мэг были самыми близкими мне людьми. Я помню, что он всегда рассказывал о тебе и твоей подруге - все думали, что вы мертвы, но для него вы будто всегда были рядом. Он даже ухаживал за твоей лошадью.

ЗЕНА (дернувшись):
Я знаю... Он был хорошим другом. Всегда любил изображать из себя кровожадного воина... уж не знаю, почему, ведь на самом деле он ненавидел кровопролитие. Когда он впервые убил... он не знал, как дальше жить.

РЕЗОР (печально кивает):
Он рассказывал нам истории о тебе, и всегда говорил, что есть путь вне крови и убийств - что нет лучшего доказательства, чем вы с Габриель.

ЗЕНА:
Тогда зачем ты это делаешь, Резор? Или все его слова ничего для тебя не значат?

РЕЗОР (кричит):
Я думал, что значат! Но она доказала, как мы все ошибались! Нет пути вне убийств. Он был последним человеком в мире, кто заслуживал такой смерти - и он мертв!

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА (расстроено):
Думаешь, я этого не знаю? Думаешь, я никогда не желала, чтобы этого никогда не случилось? Чтобы моя дочь не убила одного из моих лучших друзей! (качает головой) Конечно, это не та просьба, которую легко исполнить - простить и забыть...

РЕЗОР:
Можешь повторить.

ЗЕНА:
...но знаешь, что? Гарантирую, она чувствует себя гораздо, гораздо хуже, чем ты думаешь, хуже, чем кто-либо еще.

РЕЗОР:
Я тебе не верю.

ЗЕНА:
Поверь, я знаю, что говорю. Она знает, что всё это - ее вина, и что она ничего не может сделать, чтобы исправить это. И это для нее самое худшее наказание, какое только возможно.

РЕЗОР (с болью в голосе):
Но почему он?

ЗЕНА (печально):
Я не знаю. (долгая пауза) Скажи мне кое-что, Резор: что, по-твоему, чувствует к Еве Вирджил?

РЕЗОР (понятия не имеет, куда она клонит):
Я... я не знаю. Я никогда не спрашивал.

ЗЕНА:
Он любит ее.

РЕЗОР:
Что?

ЗЕНА:
Он любит ее - и она тоже его любит. (Резор открывает рот, чтобы что-то сказать, но Зена продолжает) Поверь, когда-то он чувствовал к ней то же, что и ты, но потом понял, что ему не нужно убивать ее, чтобы наказать за совершенное. Каждый день жизни она наказывает себя сама.

РЕЗОР (себе; недоуменно, но не злясь):
Так вот почему Вирджил так возражал против этого...

ЗЕНА:
Нет, Резор. Не только. Он возражал, потому что знает, что, если ты убьешь ее, мстя за Джоксера, ты предаешь всё, во что Джоксер верил.

Резор выглядит очень задумчивым.

Смена кадра

Вирджил позади палатки Евы. Он видит, что охранники никуда не идут, вздыхает и начинает прорезать ткань палатки кинжалом, чтобы пролезть в отверстие.

Смена кадра

В палатке. Ева смотрит на всё увеличивающееся отверстие, пока Вирджил наконец не залезает внутрь.

ЕВА (угрюмо):
Вирджил, уходи.

ВИРДЖИЛ (настойчиво):
Прости, Ева.

Прежде, чем она может ответить, он опускает ей на голову свой кулак; она падает. Вирджил мгновение печально смотрит на нее - почти ненавидя себя за то, что он сделал - и затем принимается развязывать ее.

Он с сомнением смотрит на дыру в палатке и снова начинает разрезать ткань кинжалом. Ему не требуется много времени увеличить дыру достаточно, чтобы они с Евой могли пролезть. Он поднимает Еву и мягко перекидывает ее через плечо.

ВИРДЖИЛ (смотрит в направлении палатки Резора):
Лучше поздно, чем никогда, верно, Зена?

Он проходит в отверстие и собирается уйти. Ева приходит в себя и начинает извиваться на его плече.

ЕВА:
Вирджил! Что ты делаешь?

Камера показывает охранников у палатке. Они оборачиваются и замечают Вирджила.

ОХРАННИК №1:
Эй! Сейчас же остановись!

Вирджил начинает бежать, и охранники бросаются вдогонку; к ним присоединяются несколько других солдат. Ева вырывается на свободу и спрыгивает, и в то же самое время мужчины их догоняют. Вирджил сбивает одного из них пинком, ударом кулака - другого. Не давая Еве опомниться, он перебрасывает ее назад, так что она оказывается позади мужчин, и сталкивает двух из них головами друг о друга.

На шум из палатки выходят Резор и Зена. Мы видим лицо Зены: она не кажется удивленной или взволнованной. Резор потрясен. Он в замешательстве поворачивается к Зене; она поднимает брови. Драка останавливается. Ева смотрит на происходящее с отвращением. Вирджил бросает на Резора вызывающий взгляд, тяжело дыша.

Действие четвертое

В палатке. Резор стоит позади стола, Вирджил – перед столом. Ева сидит на табурете, Зена опустилась рядом с ней на колени, осматривая ее шишку от удара по голове.

РЕЗОР (укоризненно):
Честно, я был о тебе лучшего мнения, Вирджил.

ВИРДЖИЛ:
Тогда прости, что разочаровывал.

РЕЗОР:
Я думал, если кто и хочет отмстить за Джоксера, так это ты. Интересно... дело только в твоих принципах?

ВИРДЖИЛ (хмуро):
Что это значит?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

РЕЗОР:
Должно быть что-то еще. (смотрит на Вирджила, Зену и снова на Вирджила) Ты же не ненавидишь ее, да?

ВИРДЖИЛ (смотрит на Зену, чье лицо не выражает никаких эмоций):
Я люблю ее.

Камера показывает Еву, по выражению лица которой невозможно ничего прочитать, кроме легкой печали, и затем Резора, который кивает, неудивленый.

ВИРДЖИЛ (Еве):
Прости, что ударил тебя, Ева. Но сама бы ты ни за что не ушла. (Резору), Да - я люблю ее. И я не позволю тебе убить ее.

РЕЗОР (Зене):
Я не поверил тебе, когда ты мне сказала... но теперь... (он делает паузу, затем поворачивается к Вирджилу) Ты же знаешь, как сильно я любил Джоксера. И я всегда любил тебя. Может, я никогда не смогу понять, как ты можешь любить женщину, убившую твоего отца... но я постараюсь. (камера на секунду показывает Вирджила, он улыбается) Не знаю, прощу ли я ее когда-нибудь... но ты сможешь простить меня?

ВИРДЖИЛ:
Конечно. И не сомневайся, ты поступаешь правильно.

РЕЗОР (задумчиво):
Может, для воина это самое опасное... точно знать, что поступаешь правильно. Настолько точно, что даже не задумываешься, в кого превращаешься.

Ева слушает каждое слово Резора; она чуть кивает, с болью во взгляде. Зена нежно касается ее плеча.

РЕЗОР (Еве):
Для тебя тоже всё так началось? Ты точно знала, что делаешь то, что правильно?

ЕВА (еле слышно):
Да.

РЕЗОР (смотрит на Вирджила, затем снова на Еву):
Если Вирджил верит, что ты пытаешься искупить свои злодеяния... Наверное, мне этого хватит. Чем бы ты теперь ни занималась, продолжай в том же духе.

ЕВА (печально):
Не думаю, что хоть когда-нибудь смогу искупить всё, что сделала... (камера показывает Зену, со страданием смотрящую на нее) Но я не могла бы жить с самой собой, если бы не пыталась.

ЗЕНА (сжимает плечо Евы):
Давай... идем.

Они уходят, камера фокусируется на Вирджиле, который провожает Еву печальным взглядом. Резор тоже смотрит вслед Зене и Еве, затем поворачивается посмотреть на Вирджила. Вирджил поворачивается к нему и выдавливает улыбку.

ВИРДЖИЛ:
Знаешь что? Сейчас я правда горжусь тобой.

РЕЗОР:
Хорошо.

ВИРДЖИЛ:
И еще скажу. Папа бы тоже тобой гордился.

РЕЗОР (тихо):
Надеюсь.

Он и Вирджил смотрят друг на друга и затем обнимаются.

Смена кадра

Ева и Зена уходят из лагеря. Они некоторое время идут молча. Зена смотрит на Еву, глядящую вперед.

ЗЕНА:
Ева...

Ева останавливается и смотрит на нее.

ЕВА:
Что?

ЗЕНА:
До того ты сказала, что больше не будешь бороться. Ты это серьезно решила?

ЕВА (защищаясь):
А тебя это не устраивает?

ЗЕНА (торопливо):
Нет! Я просто подумала, какой ты сама видишь свою жизнь... Ты снова будешь нести учение Элая?

ЕВА (смотрит вниз):
Кажется, это у меня получалось еще хуже, чем сражаться... Но в том, что с этим не вышло, хотя бы не я виновата.

ЗЕНА:
Что ты имеешь в виду?

ЕВА (медленно):
Когда я была Посланницей Элая... всё пошло не так, потому что Михаил использовал меня в своей игре за власть. Я не знала о его истинных намерениях. Но если я - воин, и всё получается не так... это уже моя вина. Насилие... жажда крови... (крупный план лица Зены; она выглядит испуганной) Я знаю, что сражаюсь за добро. Но ты слышала Резора? Самое опасное для воина - когда уверен, что поступаешь правильно. (тихо) Что, если этот путь снова приведет меня к убийству невинных людей?

Зена немного неуклюже обнимает Еву.

ЗЕНА:
Ева. Вот что тебя беспокоит?

ЕВА:
А разве не должно? Что, если в следующий раз ты не успеешь меня остановить?

ЗЕНА:
Ты всегда можешь сама себя остановить.

ЕВА (горько смеется):
И ты в этом абсолютно уверена?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА:
Ева... когда ты сражаешься, ты можешь не знать, правильно поступаешь или нет. Ты просто должна доверять своим инстинктам - или потеряешь жизнь.

ЕВА:
Возможно, это лучше, чем потерять душу.

ЗЕНА:
Эй - взгляни на меня. (берет Еву за подбородок и заглядывает ей в глаза) Не стану лгать. Это будет нелегко. Но что бы ты ни делала - боролась или нет - тебе будет нелегко искупить прошлое.

ЕВА (слабо):
Я боюсь.

ЗЕНА:
Чего, Ева?

ЕВА:
Того, что находится во мне.

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА (вздыхает):
Хотела бы я знать ответ на это.

Смена кадра

Кухня виллы. Дверь в сад открыта, и солнце освещает дом. Зена, Габриель, Орфелия и Ева стоят, разговаривая. Орфелия стоит рядом с Евой, с видимым облегчением.

ОРФЕЛИЯ:
Итак, теперь всё хорошо?

ЗЕНА:
Думаю, Резор больше не станет преследовать Еву.

ОРФЕЛИЯ:
Хорошо. (пауза) Вы останетесь здесь на несколько дней?

Зена, Габриель и Ева переглядываются.

ЗЕНА:
У нас в самом деле... дела.

ОРФЕЛИЯ (разочарованно):
Прямо сейчас?

ЕВА (кивает Зене и вздыхает):
Да... Мне жаль. Но... Я так рада, что всё-таки снова тебя увидела. Можно мне еще как-нибудь сюда вернуться?

ОРФЕЛИЯ (обнимает Еву):
Конечно, обязательно заглядывай каждый раз, как будешь поблизости.

Камера дает вид сада через дверь; Вирджил стоит посереди лужайки, смотря на дом. Камера возвращается к Еве, смотрящей на него - явно единственная, кто его замечает - и затем поворачивается к остальным.

ЕВА:
Я пока выйду в сад.

Смена кадра

Крупный план Вирджила в саду. Он выглядит очень задумчивым.

Камера отодвигается, показывая Еву, тихо подходящую к нему.

ЕВА:
Вирджил, ты в порядке?

ВИРДЖИЛ (вздрагивая при звуке ее голоса):
Что... а, это ты. (улыбается) В полном.

ЕВА:
Я хотела поблагодарить тебя - за то, что помог мне вернуться. Может, я этого не показывала, но я очень благодарна.

ВИРДЖИЛ:
Не за что. Как твоя голова?

ЕВА (насмешливо надувает губы и потирает ушибленное место):
Болит. (качает головой и улыбается) Да нет, всё нормально.

ВИРДЖИЛ:
Хорошо. (пауза) Можно с тобой поговорить? (Ева кивает) Когда я сказал, что люблю тебя... то, как ты отреагировала... Ты казалась грустной... ты будто не хотела, чтобы я любил тебя.

ЕВА (мгновение обдумывает ответ):
Да... иногда я бы так хотела, чтобы ты влюбился в какую-нибудь порядочную девушку, которая была бы без ума от тебя. Ты этого заслуживаешь.

ВИРДЖИЛ:
Но я не хочу любить ее.

ЕВА:
Я хочу, чтобы ты был счастлив... а я вряд ли сумею сделать тебя счастливым.

ВИРДЖИЛ:
Ева - всё, что я хочу - быть с тобой. Больше всего на свете.

ЕВА:
Ты говоришь так сейчас - но что, если через несколько лет что-нибудь напомнит тебя об отце, и ты меня возненавидишь? Я не хочу, чтобы это случилось, а пока я с тобой, это может произойти в любой момент.

Вирджил берет ее в свои руки; они обнимаются. Он чуть отклоняется, так что они все еще обнимаются, но теперь ему видно ее лицо.

ВИРДЖИЛ:
Я тоже об этом думал. Но, знаешь, по-моему, если бы папа сейчас увидел тебя, он бы понял, что ты из всех сил стараешься быть хорошим человеком, что его смерть не была напрасна.

ЕВА:
Он в самом деле поверил бы, что я теперь хороший человек?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ВИРДЖИЛ:
Ева... Я помню первый раз, когда я увидел тебя, на триумфальном параде в Риме, и я не мог представить тебя хоть чьей-то дочерью, другом, возлюбленной. Теперь я не могу представить, как можно тебя не любить, ведь ты столько сделала, чтобы изменить свою жизнь. (пауза) И я хочу всегда быть с тобой... увидеть, что будет дальше.

ЕВА (вздыхая):
Вирджил... то, почему я выглядела грустной, когда ты сказал, что любишь меня... я тоже тебя люблю.

ВИРДЖИЛ:
Ева...

Они страстно целуются. Когда они прекращают поцелуй, Ева кладет голову на плечо Вирджила. Он поглаживает ее волосы.

ВИРДЖИЛ:
Но почему это заставляет тебя грустить?

ЕВА:
Потому что я не уверена, что заслуживаю твоей любви. И потому что не думаю, что из этого что-нибудь получится.

ВИРДЖИЛ:
В этом всё дело? Мы просто скажем, что ничего не выйдет, и разойдемся навек? А потом проведем остаток нашей жизни, спрашивая себя, а что, если бы получилось?

ЕВА:
Я... (вздыхает) Вирджил... мы еще увидимся.

Вирджил кивает, и они снова целуются. Камера отъезжает, давая их дальним планом, затем поворачивается к окну виллы, где можно заметить силуэты Зены и Габриель.

Смена кадра

Зена и Габриель на вилле. Зена закрывает занавеску на окне в сад.

ГАБРИЕЛЬ:
Не сомневаюсь, они во всём разберутся. Не переживай.

ЗЕНА:
Хорошо бы. Я за нее волнуюсь.

ГАБРИЕЛЬ:
Я знаю. Но с ней всё будет в порядке, она уже взрослая.

ЗЕНА:
Она всегда будет моей маленькой девочкой.

Они обе улыбаются.

ЗЕНА:
Ты напомнила. Так чем закончился ваш спор?

ГАБРИЕЛЬ:
О том, можно ли переродиться в душе? (Зена кивает) Мы больше так и не смогли поговорить об этом.

ЗЕНА (задумчиво):
Возможно, Ева права. (Габриель насмешливо хмурит брови) Рано или поздно истинная сущность проглянет, хочешь ты того или нет.

ГАБРИЕЛЬ (обеспокоенно):
О чем ты думаешь?

Серия ШВС 8.10 - Печальные лица

ЗЕНА:
В Еве проглянула Ливия...

ГАБРИЕЛЬ (решительно качает головой):
Нет. Еще раньше в Ливии проглянула Ева. Та, кто она на самом деле.

Зена внимательно смотрит на нее; затем на ее лице появляется улыбка.

ЗЕНА:
Ты просто не хочешь признавать, что была права Ева, а не ты?

ГАБРИЕЛЬ:
Ну... в чем-то так и есть.

ЗЕНА (поддразнивающе):
Теперь еще скажи об этом Еве.

ГАБРИЕЛЬ (смеясь):
Нет уж. Давай просто забудем обо всём этом разговоре, а?

ЗЕНА (невозмутимо):
Габриель, с каких пор ты ищешь легкие пути?

ГАБРИЕЛЬ:
Легкие пути? Когда ты рядом? Да у меня ни шанса на них. (они смеются; голос Габриель начинает стихать, камера отодвигается) Пошли, найдем Еву.

Панорама виллы. Мы видим, как Ева прощается с Орфелией и Вирджилом, к ним подходят Зена и Габриель.

Конец

[ Габриель так и не попробовала сырный хлеб Евы во время съемок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить