• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

(4 голосов)
Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть
  • Режиссура: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Сценарий: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Во время визита Зены и Габриель в Рим убийство патриция ускоряет политический кризис - и вынуждает Зену прийти на помощь старому врагу.

Предисловие

Рим. Зена и Габриель идут по улице, появляясь в кадре. Улица переполнена, живая и многоцветная; всё как будто имеет процветающий вид. По пути Габриель оглядывается, явно осчастливленная увиденным. Зена останавливается, когда они оказываются у продуктовой лавки, и что-то быстро покупает, затем нагоняет Габриель.

ЗЕНА:
Постой! Держи - засахаренные фиги.

Она протягивает фиги. Габриель засовывает одну в рот и облизывает ставшие липкими пальцы.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ГАБРИЕЛЬ:
Спасибо. (она неуверенно ест фигу) С каких пор ты полюбила сладкое?

ЗЕНА:
С тех пор, как у нас появился Дарион. Этот ребенок плохо на меня влияет. За последние дни я только и думала, что, как только доберемся до Рима, поем засахаренных фиг.

Габриель видит, как шестеро акробатов начинают представление прямо посреди улицы, и останавливается посмотреть. Зена стоит позади нее, набивая рот фигами, смотря, как одна из акробаток делает стойку на кистях и выгибает спину, так что ее тело скручивается в петлю, и ноги свисают перед лицом.

ЗЕНА (незаинтересованная):
Я тоже так могу.

ГАБРИЕЛЬ (закатывает глаза, с ласковой иронией):
О да... пять лет назад - возможно. (она смеется, Зена впивается в нее нарочно возмущенным взглядом. Они продолжают идти; Габриель оглядывается, очевидно, всё больше поражаясь тому, что видит) Кто бы мог поверить, что римский император способен на такое? Посмотри вокруг, Зена. Сколько мы здесь находимся, не встретили ни одного нищего. При Нероне Рим процветает.

ЗЕНА (рассматривая монету, которую дал ей на сдачу торговец фигами):
И что-то мне подсказывает, что Агриппина тоже приложила к этому руку. Взгляни.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

Она показывает монету Габриель. Камера фокусируется на этой монете, Зена щелчком ее переворачивает, и мы видим на одной стороне изображение Нерона, на другой - Агриппины.

ГАБРИЕЛЬ (недоверчиво смеется):
Император, который правит вместе с матерью! Вряд ли Рим прежде видел подобное!

ЗЕНА:
Рим прежде не видел никого такого как Агриппина.

ГАБРИЕЛЬ:
Теперь, когда у них на плечах империя, будут ли они по-прежнему рады видеть нас?

Смена кадра

В роскошном дворце. Зена и Габриель ждут в атриуме. Входят Агриппина и Нерон, рука об руку. Агриппина оставляет сына и быстрым шагом подходит к Зене, заключая ее в объятия.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

АГРИППИНА:
Зена! Я не знала, стоит ли верить, когда услышала, что вы прибыли в город. Надеюсь, вы с дружеским визитом, а не по делу.

ЗЕНА:
Мы с Габриель просто решили, что пора вас проведать, узнать, как вы.

НЕРОН:
Замечательно! Будьте нашими гостями. Габриель, надеюсь, ты удостоишь нас сегодня вечером одной из своих историй.

АГРИППИНА (мягко ругая сына):
Зена и Габриель - наши гости, Домиций. Они не должны отрабатывать свой ужин.

Нерон впивается в мать взглядом. В воздухе повисает напряжение, пока Габриель не прокашливается.

ГАБРИЕЛЬ:
Думаю, меня можно уговорить рассказать историю-другую...

НЕРОН (неохотно кивает):
Нет-нет. Моя мать права. Вы - наши гости. (он нацепляет на лицо вынужденную улыбку, смягчая обстановку, затем сжимает локоть Габриель) Мы хотим, чтобы вы обе насладились нашим гостеприимством.

ЗЕНА:
Мы уже ощутили его - на улицах. Вы с Агриппиной молодцы. Кажется, при вашем правлении Рим действительно процветает.

НЕРОН:
Спасибо. Может, ужасно нескромно так говорить о себе, но я убежден, что в Риме наступила эра внутреннего спокойствия.

Смена кадра

Полутемная комната. Римлянин средних лет - судя по платью, кто-то из знати - хватает за руки невидимого нам противника. Секундная борьба - он явно не ровня этому человеку. Он спотыкается, отступая, и получает удар в висок узорчатым медным подсвечником. Он покачивается, затем падает на пол лицом вниз. По мраморному полу вокруг его головы растекается темная лужица крови.

В кадре - жертва, лежащая на полу. Постепенно кадр становится все светлее и светлее, и, наконец, становится видно, что уже утро.

От камеры, слышен звук открывающейся двери, сопровождаемый шагами. В кадре появляется пара ног в сандалиях и подол белого платья. Человек резко останавливается. Тишину прорезает пронзительный женский крик.

Смена кадра

Роскошный атриум, украшенный мрамором и золотом, с рядами мужских и женских бюстов на пьедесталах и квадратным бассейном в центре. По атриуму слоняется толпа рабов, воздух наполнен тихим гулом их нервных голосов.

Входят несколько важно выглядящих мужчин, одетых в белые с фиолетовым или красным тоги. Их возглавляет высокий широкоплечий мужчина в форме преторианской гвардии. Все останавливаются.

ПРЕТОРИАНЕЦ:
Где он?

Трясясь от страха, мужчина лет сорока в коричневых тунике и штанах, с белокурыми волосами и кудрявой бородой, выходит вперед и указывает на дверь. Римские чиновники и преторианец заходят внутрь.

Камера показывает несколько испуганно выглядящих рабов.

РАБ №1 (молодой человек):
Господина убили - и никто не знает, кто убийца.

РАБЫНЯ №1 (женщина средних лет):
Вы знаете, что это означает для всех нас.

Камера передвигается к тоненькой темнокожей девушке в зеленом платье, ее кудрявые каштановые волосы собраны в "конский хвост". Она выглядит испуганной. Рука женщины успокаивающе сжимает ее плечо.

Действие первое

Маленький, хотя и роскошный банкет во дворце Нерона. Около дюжины трапезничающих полулежат на подушках и ужинают в традиционно римском стиле. Атмосфера спокойная. Места Нерона и Габриель рядом, они переговариваются. Зена и Агриппина мгновение наблюдают за ними. Лицо Зены ничего не выражает; Агриппина улыбается ей.

АГРИППИНА:
Мой сын без ума от твоей подруги.

ЗЕНА:
Мне кажется, Габриель в восторге от мысли, что римский император одновременно ее самый большой поклонник.

АГРИППИНА (задумчиво):
Возможно, не просто поклонник. Домиций еще не объявлял официально, но он дарит Греции свободу. Конечно, это больше символический жест, но, по крайней мере, налоги Греции в римскую казну теперь в прошлом.

Зена от удивления открывает рот. Агриппина почти по-девичьи хихикает и пожимает плечами.

АГРИППИНА:
Простые мужчины посылают цветы. А так ухаживает римский император.

ЗЕНА:
Ты хочешь сказать...

АГРИППИНА:
Императрица Габриель - звучит неплохо, тебе не кажется?

Зена запинается, не в силах подобрать ответ.

Смена кадра

Нерон и Габриель.

НЕРОН:
Я знаю, что с моей стороны крайне невежливо просить тебя об этом, тем более, ты - моя почетная гостья, Габриель, но я бы очень хотел услышать после ужина твое выступление.

Габриель явно польщена. Она не успевает ответить, как входит преторианец и смотрит на Нерона, своим видом показывая, что ему нужно поговорить с императором. Нерон поднимается на ноги.

НЕРОН (Габриель):
Извини, я на секунду.

Он отходит в сторону, чтобы наедине переговорить с преторианцем. Он возвращается к Габриель и кажется весьма расстроенным.

ГАБРИЕЛЬ:
Что-то случилось?

НЕРОН (качает головой):
Сенатор Гракх только что найден мертвым.

ГАБРИЕЛЬ:
Мне жаль. Этот Гракх был твоим близким другом?

НЕРОН:
Нет... в общем-то, он был одним из моих самых ярых политических противников. Да и не только это... я всегда считал его порочным, презренным человеком. Да простят меня боги, что я так говорю о покойном, но без Гракха мир будет намного лучше.

ГАБРИЕЛЬ:
Тогда почему ты?..

НЕРОН (качает головой):
Ты не понимаешь, Габриель. Гракх был найден убитым в собственном доме - без признаков взлома. Это означает, что убийцей, вероятнее всего, был кто-то из его рабов. Если виновного не найдут, то по римским законам казнить придется всех рабов, находящихся в доме. (от изумленного взгляда Габриель) Знаю, это кажется жестокостью. Но уже не раз доказано, что... это весьма эффективное средство устрашения всех, кто замышляет убить своих хозяев - хотя, видят боги, я был бы рад наградить убийцу Гракха, а не казнить его. (вздыхает) Я отправил Тигеллина, моего главного советника, расследовать это дело. Хоть бы он нашел убийцу раньше, чем казнят всех невинных рабов.

ГАБРИЕЛЬ:
Сколько рабов было у Гракха?

НЕРОН (с отвращением на лице):
Более двухсот.

Габриель в ужасе смотрит на него.

Смена кадра

Покои перед спальней Гракха. Тигеллин, величавый мужчина средних лет в темно-синем плаще поверх белой тоги, с большим золотым медальоном с изображением имперского римского орла на груди, на пониженных тонах беседует с одним из римских чиновников. Входит и отдает честь преторианец, показывавшийся нам ранее.

ТИГЕЛЛИН (поворачивается к нему):
Итак, преторианец? Ваш осмотр места преступления что-нибудь выявил?

ПРЕТОРИАНЕЦ:
Так точно, Тигеллин. (он кладет невидимую нам улику в руку Тигеллина) Я нашел его под кроватью. Цепочка сломана. Гракх, вероятно, порвал ее, борясь с противником. Таких украшений знатные римляне не носят.

ТИГЕЛЛИН (задумчиво, разглядывая все еще невидимый предмет в ладони):
Нет... это не римский.

Смена кадра

Личные покои Нерона. Зена и Габриель медленно вышагивают вперед-назад. На заднем плане мы видим Агриппину, сидящую и занятую вышиванием. Нерон выглядывает в окно, нервно пощипывая струны лютни. Входит Тигеллин.

НЕРОН (нетерпеливо):
Какие новости, Тигеллин? Скажи, что убийца найден.

ТИГЕЛЛИН (кивает):
Да, Цезарь. (он делает паузу.)

НЕРОН:
Ну? Ты нарочно заставляешь меня ждать? Покончим с этим! Кто этот, дьявол?

ТИГЕЛЛИН:
Зена из Амфиполиса, Гроза Миров.

ГАБРИЕЛЬ:
Что?

ЗЕНА:
Я даже не знала...

НЕРОН:
Чушь! Зена не покидала дворец со вчерашнего дня.

ТИГЕЛЛИН:
При всем почтении, Цезарь, хитрость Зены легендарна. Я не сомневаюсь, что она могла уйти и вернуться так, что никто и не заметил.

АГРИППИНА:
Это просто смешно! Тигеллин, предлагаю тебе найти хоть сколь-нибудь весомые доказательства, прежде чем бросаться такими безумными обвинениями.

ТИГЕЛЛИН:
Моя императрица (чуть склоняет голову) Они у меня есть.

Он поднимает медальон, показывая его. Нерон хочет взять медальон, но Агриппина делает шаг вперед и первая выхватывает его у Тигеллина.

АГРИППИНА:
Позволь посмотреть! (она внимательно изучает медальон, читая выгравированную на нем надпись) Зена из Амфиполиса, Гроза Миров...

Она передает медальон Зене.

ТИГЕЛЛИН:
Мы нашли его рядом с телом. Судя по сломанной цепочке, я предполагаю, что Гракх сорвал его с шеи убийцы во время борьбы. Вероятно, убийца спешила уйти, поэтому и не забрала его.

ЗЕНА (невозмутимо пожимает плечами):
Он не мой.

ТИГЕЛЛИН (фыркая):
Я и не ждал, что ты признаешься.

Габриель выходит вперед, чтобы тоже взглянуть. На ее лице вспыхивает выражение, показывающее, что она узнала медальон.

ГАБРИЕЛЬ (начинает говорить):
Но это...

Зена дарит ей острый взгляд.

ГАБРИЕЛЬ (неубедительно):
...не медальон Зены.

АГРИППИНА:
Тигеллин, очень маловероятно, что Зена носила бы такую вещицу с гравировкой ее собственного имени. (улыбаясь) Она не кажется мне столь... самовлюбленной.

ТИГЕЛЛИН (рефлексивно потирает подбородок):
Возможно, вы правы. Возможно, он и не Зены. Тогда наиболее вероятно, что он принадлежит кому-то из ее... верных друзей.

Он многозначительно смотрит на Габриель. Нерон делает шаг вперед, закрывая ее, будто защищая от Тигеллина.

НЕРОН:
Ты потерял рассудок? Даже допустить мысль, что Габриель… (он трясет головой, практически лишившись слов от гнева. Через мгновение он берет себя в руки) Тебе не пришло в голову выяснить, не принадлежал ли медальон кому-то из рабов Гракха?

ТИГЕЛЛИН:
С какой стати? Что рабу делать с такой вещью?

НЕРОН:
Тигеллин, я назначил тебя ответственными за это расследование, чтобы ты нашел правду. А вместо этого ты пытаешься опорочить двух наших самых близких друзей. Видимо, мне придется взять дела в собственные руки.

Нерон пулей вылетает из комнаты, с Тигеллином и Агриппиной, бегущими за ним. Габриель подходит сзади к Зене.

ГАБРИЕЛЬ (еле слышным шепотом):
Мы должны сказать им, Зена.

ЗЕНА:
Надеюсь, что нет. (она качает головой) Прости. Но сама мысль быть информатором для Рима - это так...

Габриель смотрит на нее.

ЗЕНА:
Не переживай. Я не допущу, чтобы с теми рабами что-нибудь случилось.

Смена кадра

Атриум в доме Гракха. Собрана толпа рабов. Перед ними стоит Тигеллин, с внушительным видом скрестив на груди руки. Нерон, Агриппина, Зена и Габриель наблюдают за происходящим.

НЕРОН:
Кто из вас управляющий?

Белокурый раб в коричневой тунике, которого мы видели ранее, экспериментально поднимает руку и делает нервный шажок вперед.

УПРАВЛЯЮЩИЙ:
Э... я.

НЕРОН (щелкает пальцами Тигеллину):
Пусть посмотрит.

ТИГЕЛЛИН (протягивает управляющему медальон):
Ты видел его раньше?

УПРАВЛЯЮЩИЙ:
Я... я не уверен. Если только...

ТИГЕЛЛИН:
Я не слишком терпелив с рабами, а еще меньше - с глупцами. Мне нужно напоминать тебе, что под угрозой жизни двухсот рабов, включая твою собственную? Итак, еще раз - ты видел раньше этот медальон?

УПРАВЛЯЮЩИЙ (мертвенно-бледный):
Да... он похож на тот, что я видел у Леонии.

Зена и Габриель переглядываются.

ЗЕНА:
Кто такая Леония?

УПРАВЛЯЮЩИЙ (указывает):
Она. Она - Леония.

Камера поворачивается к рабыне, на которую указывает управляющий. Это Сабина. Она выходит вперед с невозмутимой высокомерной улыбкой на лице.

Действие второе

Габриель и Нерон одни в личных покоях Нерона, роскошно украшенных экзотическими растениями, гобеленами с изображениями сцен из греческой истории и мифологии, статуями. Нерон с удовольствием поедает жареного фазана на вертеле, Габриель беспокойно вышагивает по комнате.

НЕРОН:
Габриель, прошу, сядь и поешь. После неприятного инцидента, прервавшего наш ужин, ты уже должна бы проголодаться.

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, спасибо. Я потеряла аппетит.

НЕРОН (облизывает пальцы и хмурится):
Мне жаль, но я не могу понять, с чего ты так переживаешь за ту рабыню. Я думал, ты обрадуешься, что мы нашли убийцу. Или ты предпочла бы, чтобы двести невинных рабов были осуждены на смерть?

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, нет, конечно... но...

НЕРОН:
Не говоря уже о том, что ты сама говорила, Сабина попортила вам с Зеной и амазонкам немало крови, разве нет? Поверь, мы все будем спать спокойнее, как только Валерия Сабина окажется на кресте.

Габриель заметно вздрагивает.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций... Я знаю, что Сабина должна заплатить за свои преступления. Но разве нельзя... наказать как-то иначе, не так. Более...

НЕРОН (насмешливо):
Гуманно?

Габриель смотрит на него.

НЕРОН:
Почему?

ГАБРИЕЛЬ:
Сабина родилась в Риме. Для граждан есть другой способ наказания?

НЕРОН (вздыхает):
Габриель, не думай даже на миг, что я не понимаю, как это тяжело для тебя. Распятие любого - даже такой, как Валерия Сабина, поднимает все твои ужасные воспоминания. Поверь, будь другой способ решения этой проблемы, я бы его использовал. Но речь не только о правосудии. Речь о поддержании общественного порядка в Империи. Сабина - рабыня. Рабыня, убившая своего хозяина. К тому же, ее отец был лишен его римского гражданства Юлием Цезарем. Закон требует, чтобы Сабину распяли на кресте. Другого пути нет. Мне жаль.

Габриель мгновение изучает его, затем печально кивает.

ГАБРИЕЛЬ:
Я знаю. Я знаю.

Смена кадра

Полутемная тюремная камера. Сабина сидит на груде соломы в углу. Дверь с визгом открывается. Сабина поднимает голову и видит, что в дверном проеме стоит Зена, с фонарем в руке. Лицо Зены ничего не выражает; Сабина мгновение смотрит на нее, затем дарит ей холодную, саркастическую улыбку.

САБИНА:
Так-так, смотрите, кто здесь. Зена. Ты пришла, чтобы морально поддержать меня?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ЗЕНА (стальным голосом):
А может, чтобы увидеть, как ты получила то, что заслужила.

САБИНА (улыбается):
Вот как? Прошу, наслаждайся.

Она встает, поворачивается к Зене спиной и поднимает свою рубашку. В свете фонаря мы видим, что ее спина испещрена шрамами. Крупный план лица Зены, она вздрагивает.

ЗЕНА:
Кто это сделал с тобой?

САБИНА (опускает рубашку и оборачивается):
Хороший вопрос к рабу. Такое часто случается с рабами, ты не знала? Особенно с рабами, которые не знают своего места. (она прислоняется к стене, снова улыбаясь) Отдаю должное твоим коринфским друзьям, Зена - они умны.

ЗЕНА:
Или ты была слишком глупа, раз попалась.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

САБИНА:
Ну да, ну да, Зена. Тебе лучше знать. Ты-то так и не смогла меня поймать, верно? (вскидывает голову в поддельном сочувствии) Всё, что им нужно было сделать, - это объявить за мою голову щедрую награду. Такую, что мой бывший лейтенант решил меня предать. Конечно, они вернули все свои деньги, когда продали меня римским работорговцам. Поистине гениальный ход! Они бы могли просто отправить меня в тюрьму - или убить. Но они пошли дальше. Наверное, это была их месть за веселье, которое я им доставила.

ЗЕНА (ее лицо все еще сурово и безразлично, но в ее взгляде нарастает неловкость):
Ты разбиваешь мне сердце.

САБИНА (внимательно смотрит на нее):
Знаешь, я так и думаю. Тяжело иметь принципы. Часть тебя думает, что я получила по заслугам. А другая часть уверена, что никто не заслуживает быть рабом, даже Валерия Сабина. Какая дилемма, а?

ЗЕНА (резко):
Зачем ты убила сенатора Гракха?

САБИНА (насмешливо):
Меняем тему? (от выжидающего убийственного взгляда Зены) Зачем я убила сенатора Гракха… (изображает мыслительный процесс) Даже и не знаю. Работа-работа-работа. Вот я и заскучала одним субботним вечером.

Губы Зены напрягаются; понимая тщетность дальнейших вопросов, она оборачивается и собирается уйти.

САБИНА:
О, Зена?

Зена останавливается и в пол-оборота разворачивается к ней.

САБИНА:
Похоже, в конце концов я все-таки последую по твоим стопам. Не поделишься опытом по смерти через распятие?

Зена ощутимо вздрагивает и стучит в дверь. Дверь открывается наружу, и Зена уходит, не глядя на Сабину.

Смена кадра

Перед тюрьмой - низким серым каменным зданием, на лестнице у входа. Зена быстрым шагом спускается по ступеням, с застывшим лицом. Камера отъезжает, давая панораму римского форума, в котором находится тюрьма. Ясный солнечный день, форум полон народу. Когда Зена отходит от дверей тюрьмы, к ней приближается темнокожая девушка в зеленом платье - та, кого мы видели в доме сенатора Гракха.

ДЕВУШКА (робко):
Вы Зена? (погруженная в свои мысли, Зена проходит мимо, не обращая внимания, и девушка говорит громче) Зена?

ЗЕНА (вздрагивает и поворачивается к ней):
Кто ты?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ДЕВУШКА:
Меня зовут Сиран. Я... (она колеблется), я - одна из рабынь сенатора Гракха.

Зена останавливается и с интересом смотрит на нее.

ЗЕНА:
Чего ты хочешь?

СИРАН:
Вы ведь ее видели, да? Леонию?

ЗЕНА (хмуро, глядя на расстроенное лицо Сиран):
Она что, была твоей подругой?

СИРАН (встревоженно):
Была? Она уже...

ЗЕНА (резко):
Еще нет. Но уже скоро. Ее теперь ничто не спасет.

СИРАН (ее глаза заполняются слезами):
Вы можете отвести меня ее увидеть?

ЗЕНА (осторожно):
Я... Я могу попробовать. (она утешительно кладет руку на плечо Сиран) Сиран... Ты хорошо знаешь Леонию?

СИРАН (с чувством):
Это не важно! Она... она умрет из-за меня!

ЗЕНА (потрясенно):
Что?

Сиран начинает плакать. Некоторые люди с любопытством смотрят на них, и Зена тащит ее в сторону, за угол тюрьмы.

ЗЕНА:
Сиран, расскажи, что случилось. (пауза, затем неопределенно добавляет) Может быть, я смогу ей помочь. (Сиран продолжает плакать, не говоря ни слова) Сенатора Гракха убила Сабина?

СИРАН (всхлипывая):
Кто?

ЗЕНА:
Сабина - ее настоящее имя. (хватает Сиран за плечи) Ответь, Сиран. Давай!

СИРАН:
Да, она. Но она... (снова всхлипывает)... она защищала меня.

ЗЕНА:
Защищала от?..

СИРАН (разражаясь рыданиями):
...этого подонка!

ЗЕНА (ее лицо темнеет):
Вашего хозяина?

СИРАН:
Да! (она немного успокаивается и вытирает слезы) Он... он хотел... хотел меня... (ее голос дрожит)

ЗЕНА (мрачно):
Я понимаю. Так что случилось?

СИРАН:
В тот день, он сказал мне, что теперь приносить ему перед сном кубок с вином - моя обязанность. (она сопит) Леония знала, что он задумал недоброе, поэтому пошла за мной и осталась в коридоре. Потом... (ее голос прерывается),

ЗЕНА:
Он напал на тебя? (Сиран молча кивает) И Сабина...

СИРАН (шепотом):
Она только пыталась меня защитить. Я не видела, как она убила его - как только я вырвалась, она велела мне убегать, а они продолжали бороться... но... (она снова рыдает)

Зена окидывает ее задумчивым, мрачным взглядом, и затем довольно неуклюже гладит ее по голове.

ЗЕНА (мягко):
Спасибо, что рассказала мне, Сиран. Я... (она вздыхает) я посмотрю, что можно сделать.

Она начинает уходить.

СИРАН:
Подождите! (Зена поворачивается) А вы можете отвести меня к ней?

Пауза; Зена явно колеблется; затем ее лицо смягчается.

ЗЕНА (берет Сиран за плечо):
Хорошо, идем.

Смена кадра

Вход в тюрьму. Зена и Сиран идут вниз по лестнице.

Смена кадра

Темный тюремный коридор. Зена показывает тюремному охраннику пергамент, на котором мы можем видеть имперскую римскую печать.

ТЮРЕМЩИК (ворча):
Снова ты? Ты же только что ушла!

ЗЕНА:
Какой ты наблюдательный.

ТЮРЕМЩИК (проверяет пергамент):
Здесь не сказано, что можно впускать еще кого-то, кроме тебя.

ЗЕНА:
И не сказано, что я должна напрасно тратить свое время. (презрительно) Чего ты боишься? Думаешь, эта девочка (кивает на Сиран) организует твоей заключенной побег?

ТЮРЕМЩИК (с сомнением):
Ладно, пожалуй, хуже не будет... (он снимает с пояса связку ключей и идет открыть дверь в камеру Сабины)

Смена кадра

В камере. Открывается дверь, Сабина поднимает голову; на мгновение она выглядит удивленной, но тут же снова надевает свою маску равнодушной иронии.

САБИНА:
Что-то забыла?

ЗЕНА:
Да. Ее.

Она отходит в сторону, пропуская Сиран. Сиран робко выходит вперед, и эмоции Сабины на мгновение вырываются наружу, ее лицо показывает сложную смесь радости, нежности и страдания.

САБИНА (резко поднимается):
Сиран!

Сиран бежит к Сабине и падает в ее руки, со слезами обнимая ее.

САБИНА (восстанавливая контроль):
Ну-ну хватит... Перестань, Сиран... успокойся... (она поглаживает девушку по голове, затем с явным смущением смотрит на Зену)

ЗЕНА:
Почему ты не сказала?

САБИНА:
Не сказала что?

ЗЕНА:
Почему ты убила Гракха.

САБИНА (ухмыляясь):
Мне же надо поддерживать репутацию. Иначе в следующий раз твоя Габриель поведает в своих свитках всему миру, что я стала такой же Спасительницей Человечества, как ты.

ЗЕНА (сердито):
Разумеется. (Сиран) Жду тебя снаружи.

Смена кадра

Зена направляется в императорский дворец.

Смена кадра

Зал во дворце. Нерон сидит на стуле, рассеянно перебирая струны лиры. Зена сидит напротив него, наклоняясь вперед, в напряженной позе.

ЗЕНА:
Нерон, я не прошу тебя сохранить Сабине жизнь, только выбери другую казнь...

НЕРОН (нетерпеливо):
Мы с Габриель об этом уже говорили. Я ей объяснил, что ничего нельзя сделать. Сабина - рабыня, убившая хозяина.

ЗЕНА:
Но если бы ты знал, почему...

НЕРОН (откладывает лиру, его лицо внезапно твердеет):
Закону всё равно, Зена. Смягчающих обстоятельств убийству не существует. Иначе никто из нас не сможет спокойно спать.

ЗЕНА (со злостью в голосе):
Возможно, люди, которые думают, что могут владеть другими людьми, и не должны спать спокойно.

НЕРОН:
Таковы наши обычаи и законы, Зена. Не забывай...

ЗЕНА (горько):
...что говорю с императором Рима? Как я могу. Мы с Габриель помогли тебе взойти на престол.

НЕРОН (смягчая свое поведение):
Об этом я тоже не забываю. Я всегда готов сделать для тебя - или Габриель - всё, что в моих силах. Но судьба Сабины определена. Даже как император, я не могу изменить ее.

На словах "судьба Сабины определена" камера поворачивается к Зене, смотрящей на Нерона, молчащей и явно что-то обдумывающей. Во время слов Нерона изображение начинает расплываться.

Расплывание изображения

Форум, прямо перед тюрьмой.

Сабину выводят из тюрьмы, ее тело обмотано куском белой льняной ткани, она босая, ее руки связаны у нее за спиной.

Монтаж кадров, как Сабину проводят по дороге к холмам на окраине Рима. Ее конвоируют двое стражников, с эскортом из восьми римских солдат в имперских доспехах и шлемах, идущих в две шеренги, по четыре с каждой стороны. Процессию возглавляет Тигеллин, едущий верхом на пегой лошади. Сабина выглядит спокойной, ее волосы развеваются на ветру.

Процессия приближается к холму и поднимается на него. На вершине холма лежит приготовленный крест, по обе стороны от него стоят двое солдат с молотками и гвоздями. Тигеллин останавливается, делает знак процессии позади него тоже остановиться, и спешивается. Он поворачивается к Сабине.

ТИГЕЛЛИН:
Леония, рабыня сенатора Горатиса Гракха! Ты приговорена к смерти за то, что лишила жизни своего хозяина. Приводите приговор в исполнение.

Он дает отмашку стражникам, держащим Сабину. Они подводят Сабину к кресту; один из них вытаскивает кинжал и перерезает веревку, связывающую запястья Сабины.

Один из восьми солдат за ней внезапно покидает шеренгу и набрасывается на стражников рядом с Сабиной, мощным ударом в лицо выбивая у одного из них почву из-под ног и отшвыривая другого.

Камера показывает потрясенное лицо Тигеллина.

ТИГЕЛЛИН:
Мятеж!

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

Солдат и Сабина бегут к лошади Тигеллина. Сабина резко разворачивается к солдату, чтобы взглянуть ему в лицо. Камера фокусируется на лице солдата: это Зена, ее волосы убраны под римским шлемом. Она встречается взглядом с Сабиной; камера возвращается к Сабине, которая чуть заметно улыбается.

Оправившись от удивления, остальные семеро солдат бросаются за ними в погоню. Зена вытаскивает меч и удерживает их; Сабина бьет одного из солдат кулаком в горло и отбирает его меч, пока он пытается отдышаться, затем быстро пронзает его его же мечом, разворачивается вокруг оси и протыкает другого солдата, напавшего на нее. Зена это видит, и ее губы сжимаются; она явно недовольна легкостью, с которой Сабина убивает. Солдат атакует Зену; она пинком выбивает меч из его руки, так что оружие взлетает в воздух, затем ловит его и плашмя бьет им солдата по шлему. Другой солдат замахивается мечом на Зену; она обменивается с ним несколькими ударами, затем пронзает его насквозь.

Пока некоторые солдаты начинают подниматься, Зена вскакивает на лошадь Тигеллина, затем поворачивается к Сабине, но останавливается до того, как Сабина успевает ухватиться за ее руку.

ЗЕНА:
Брось меч. (Сабина колеблется) Брось меч, или я уеду одна!

Сабина разворачивается и бросает меч в одного из солдат, успевшего подняться; меч проходит через его грудь, и он падает замертво. Зена выглядит очень мрачной; однако она всё же протягивает руку Сабине и втаскивает ее в седло перед собой.

ТИГЕЛЛИН (яростно вопит):
Остановите их!

ЗЕНА (бьет лошадь сапогами в бока):
Но!

Лошадь бросается галопом - камера показывает крупным планом крест, лошадь перескакивает через него, и Зена с Сабиной уносятся прочь, за холмы, удаляясь от Рима.

Действие третье

Атриум дворца Нерона. Габриель сидит в одиночестве на мраморной скамье, склонившись над свитком, лежащим у нее на коленях. Входит Нерон, неся поднос с фруктами. Он мгновение смотрит на нее, затем прокашливается, предупреждая о своем присутствии. Габриель поднимает голову, и он выходит вперед, со слегка нервной улыбкой на лице.

НЕРОН:
Тебя не было за обедом. Я беспокоился, не случилось ли с тобой чего-нибудь.

ГАБРИЕЛЬ:
Я не хотела есть.

НЕРОН:
Я взял на себя смелость принести нам десерт. Свежая дыня, абрикосы и груши в фиговом сиропе.

Против воли Габриель не может скрыть восхищения при упоминании таких блюд.

ГАБРИЕЛЬ:
Мамин фиговый сироп был самым вкусным, какой я только пробовала.

НЕРОН:
Не сомневаюсь, что этот не сравнится с сиропом твоей матери, но этот рецепт я привез из Македонии. Я велел повару приготовить его в твою честь. Могу я присоединиться к тебе?

Габриель вздыхает и кивает, пододвигаясь на скамейке. Нерон опускается рядом с ней, ставя поднос себе на колени. Он берет с подноса грушу, макает ее в фиговый сироп и протягивает Габриель, она берет у него грушу и задумчиво ест. Нерон внимательно смотри на нее.

Нерон протягивает руку и вытирает каплю сиропа в уголке ее рта.

НЕРОН:
Вкусно?

ГАБРИЕЛЬ (кивает, вздыхая):
Очень.

Она берет кусочек дыни с подноса на коленях Нерона. Он мгновение молчит, затем хмурится.

НЕРОН:
Габриель, я хочу, чтоб ты знала, что я всегда готов ради тебя на что угодно. Но в случае с Сабиной мои руки были связаны. (он печально улыбается) В каком-то смысле, император - это первый раб Рима.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты хочешь, чтобы я прониклась к тебе жалостью, Домиций? Знаешь, часть меня думает, что Сабина заслуживает всего, что получила. (она делает на миг паузу, затем вздрагивает и качает головой) Но дело не в Сабине. Ни для кого не секрет, как я отношусь к рабству.

Он нежно кивает и касается задней части ее руки.

НЕРОН:
Я понимаю. Возможно, однажды наступит день, и кто-то - гораздо умнее и смелее меня, сумеет отменить рабство в империи. (он усмехается) И не удивлюсь, если этими людьми будете вы с Зеной. (он касается своих висков, неожиданно вспоминая о чем-то) О! Чуть не забыл! Я вчера вечером читал один из твоих свитков, и он вдохновил меня написать оду Королеве Воинов. Конечно, с твоим слогом она не сравнится, но позволь зачитать ее тебе.

Габриель немного взволнована столь внезапным поворотом беседы, но она кивает.

ГАБРИЕЛЬ:
Ко... конечно.

Нерон встает и тщательно настраивается. Он глубоко вздыхает, зажмуривается и драматично воздевает руки к потолку.

НЕРОН:
Королева Воинов едет в ночи,
Позади убийства и кровь…
Стремится от зла она мир спасти,
Не за славу - за мир и любовь.
Литавры звенят и трубят трубачи,
Весь мир поет в ее честь.
Пусть трепещут враги,
Прячут в ножны мечи,
Королева Воинов здесь!

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ГАБРИЕЛЬ (хлопает):
Домиций, думаю, Зена была бы...

Ее перебивает входящий Тигеллин.

ТИГЕЛЛИН:
Сир, совершена измена!

Нерон вскакивает, слегка паникуя.

НЕРОН:
Измена? Какая? Где?

ТИГЕЛЛИН:
Центурион помог сбежать Сабине - на моей лошади!

НЕРОН:
Сколько людей вы потеряли, Тигеллин?

ТИГЕЛЛИН:
Сколько? Не знаю... может быть, троих или четверых. Сабина наверняка применила на том центурионе свои женские чары, раз он ей помог. А лошадь была гордостью моей коню...

НЕРОН (краснея от гнева):
Забудь про лошадь! Бери людей, и за ними. Мне плевать, что для этого нужно, но я хочу, чтобы Сабину и того центуриона нашли - и живыми, Тигеллин. Если хоть с одним из них что-то случится, ты ответишь, понял?

Смена кадра

Поле с несколькими редкими деревьями. В кадре появляются Зена и Сабина, едущие верхом. Зена натягивает поводья, останавливая лошадь.

ЗЕНА:
Ты не должна была убивать того человека.

САБИНА (пожимая плечами):
Столько времени в неволе - мне была нужна разрядка. Я хотела проверить, не потеряла ли свою меткость. (смеется) Что будем делать? Станешь моим личным телохранителем?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ЗЕНА:
Не волнуйся, я найду того, кто за тобой присмотрит.

САБИНА:
Ага - дай угадаю. Хочешь повесить меня на того пай-мальчика... как там его звали? Того, что гонялся за мной по всей Греции, когда мы с тобой впервые встретились. (пауза) Если, конечно, ты не говоришь о своем ухажере. О, мы с ним повеселимся. (смеется) Как Арес поживает?

Зена окидывает ее задумчивым взглядом, затем бьет лошадь в бока, заставляя ее двигаться быстрее.

Смена кадра

Зена и Сабина едут до серого гранитного здания возле рощи. Вход украшен изображениями черепов и мечей. Зена останавливает лошадь.

САБИНА (искренне озадаченная):
Что это?

ЗЕНА:
Ты задаешь слишком много вопросов. Слезай.

Она сталкивает Сабину с лошади, затем спрыгивает сама, хватает Сабину за руку и направляется в здание.

Смена кадра

В здании. Это храм Ареса, украшенный в традиционных черном, серебряном и красном цветах, с массивным троном с серебряными черепами в качестве подлокотников и высокой статуей Ареса, вырезанной из черного камня. Священник, темноволосый, бородатый мужчина средних лет в черных одеждах с серебряными украшениями, просматривает принесенные жертвы на алтаре.

Входит Зена, толкая перед собой Сабину.

ЗЕНА (по-деловому):
Ты - священник этого храма?

СВЯЩЕННИК (величаво оборачивается):
Я. Ты хочешь принести жертву богу Аресу? (сдержанно оглядывает Сабину) Эээ... ты ведь знаешь, что мы не принимаем человеческих жертв, да?

ЗЕНА (с кривой ухмылкой):
Какое облегчение. Нет, она не жертва - я лишь хочу, чтобы за ней здесь присмотрели несколько дней.

СВЯЩЕННИК (возмущенно):
Прошу прощения, юная леди, но это храм Бога Войны, а не ясли-сад.

ЗЕНА (ухмыляясь):
А она - воин, не ребенок. Слушай, всё, что от тебя требуется - проследить, чтоб она не сбежала. А, ну и еще кормить ее. (бросает на Сабину косой взгляд) Никаких деликатесов.

СВЯЩЕННИК (надменно):
Разумеется, нет.

ЗЕНА (вздыхая):
Тогда, полагаю, мне придется вызвать вашего босса. (повышает голос) Арес!

Во вспышке света появляется Арес; священник падает на колени, открыв от изумления рот.

СВЯЩЕННИК:
Мой бог...

АРЕС:
Исчезни. (поворачивается к Зене, священник поднимается на ноги и торопливо ретируется в заднее помещение) Ты выглядишь иначе... (замечает Сабину, его глаза раскрываются шире, и его голос твердеет)... чем обычно. Да, сюрприз.

САБИНА (широко улыбается):
Арес. В последнюю нашу встречу ты продал меня своей ненаглядной после обещания помочь.

АРЕС (направляет на нее палец):
Я никогда не обещал тебе помогать.

САБИНА (нахально вскидывает голову):
Хм... "веди свои армии к победе и заставь меня гордиться" - я ведь поверила.

Зена бросает на Ареса мрачный, подозрительный взгляд.

АРЕС (Зене):
Зачем она тебе?

ЗЕНА (неохотно):
Римляне собирались ее распять.

САБИНА (насмешливо):
И конечно, наша дорогая Зена была обязана меня спасти - особенно, когда узнала, что меня приговорили к смерти за (делает потрясенное лицо) доброе дело. (поворачивается к Зене, которая всё еще держит ее руку) Давай, скажи, Зена - ты ведь считаешь, что я собираюсь искупать прошлое? Думаешь, сможешь меня перевоспитать?

ЗЕНА (прищурив глаза, смеряет ее уничижающим взглядом):
Сабина, заткнись. (Аресу, холодно) Всё, что мне нужно - безопасное место, где она пробудет, пока мы с Габриель не заберем ее в Грецию. Можешь устроить?

АРЕС (секунду размышляет, затем зовет громким голосом):
Мессалий!

Из заднего помещения выходит испуганный священник.

СВЯЩЕННИК:
Мой господин?

АРЕС:
Делай, что она (кивает на Зену) тебе скажет.

СВЯЩЕННИК (кланяясь):
Простите, господин, я не знал, что она действует по вашему...

АРЕС (нетерпеливо):
Хватит преклонений. (машет в сторону Сабины) Только следи, чтобы эта не удрала.

СВЯЩЕННИК (нервно кивает):
Да, господин. (Сабине) Прошу за мной.

Сабина одаривает Ареса презрительным взглядом и следует за священником в заднюю часть храма. До того, как исчезнуть из виду, она останавливается и оборачивается.

САБИНА (неожиданно без сарказма в голосе):
Зена?

ЗЕНА (резко):
Что?

Лицо Сабины отражает эмоциональную борьбу.

САБИНА (тихим голосом):
Ты приглядишь за Сиран?

ЗЕНА (внимательно смотрит на нее, затем кивает):
Да.

Сабина поворачивается, чтобы уйти, затем снова останавливается и наполовину поворачивает голову.

САБИНА (тоном, который может быть или не быть саркастичным):
Между прочим, было забавно сражаться бок о бок с тобой.

ЗЕНА (сужая глаза):
К сожалению, не могу ответить тем же.

Сабина пожимает плечами и следует за священником, исчезая под аркой. Арес смотрит ей вслед, затем поворачивается к Зене.

АРЕС:
Что здесь происходит?

ЗЕНА:
Потом скажу. Мне надо вернуться в Рим. (она идет к двери, затем поворачивается к Аресу, который с хмурым видом стоит, скрестив руки на груди) Спасибо.

АРЕС:
Спасибо? Я не вижу тебя целый месяц, и это - всё, что ты мне скажешь?

ЗЕНА:
Я была занята.

АРЕС:
Понятно. Что я теперь натворил?

Губы Зены напрягаются; она явно борется с собой, не уверенная, должна ли сказать то, что хочет. Затем она разворачивается вокруг, с горьким взглядом.

ЗЕНА:
Ты использовал ее, верно?

АРЕС (изумленно):
Ты о ком? О Сабине? Я что, должен был помогать ей?

ЗЕНА:
Нет, держаться от нее подальше. (горько) Отличное развлечение, да? Новая претендентка на роль Королевы Воинов, да еще и умеющая неплохо сражаться. Конечно же, ты ей никогда ничего не обещал, ты просто не стал ее разуверять. Не забывай, я знаю, как ты действуешь. (Арес хмурится и ничего не говорит) И вот, она хотела захватить Коринф, а вместо этого потеряла сначала армию, а потом и свободу.

АРЕС:
Давай передохнем? Сабина и без меня знала, чего хотела.

ЗЕНА:
О, в этом я не сомневаюсь. Но с тобой она стала думать, что может это получить.

АРЕС (сердито):
Слушай, что за внезапная вспышка нежности к Сабине? У нас проходит неделя "Возлюби врага своего"?

ЗЕНА (опускает глаза):
То, что она сделала - непростительно. Но рабство и распятие - это уж слишком.

АРЕС:
И в этом виноват я? (Зена чуть пожимает плечами и ничего не говорит, все еще глядя вниз. Арес подходит к ней ближе и дотрагивается до ее руки) Дело же не только в Сабине?

Зена поднимает на него глаза, со страданием во взгляде.

ЗЕНА:
В храме Судеб - когда мы видели наши возможные жизни, если бы сделали другой выбор...

АРЕС:
Отлично! Теперь я виноват и в том, что мог бы сделать в другом будущем? Знаешь, если не ошибаюсь, твоя подружка в одной из жизней убила тебя. Ты уже сделала из нее отбивную?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ЗЕНА (яростно):
Я говорю о том, что случилось в этой жизни. Когда я и Габриель сражались с хордами - ты не выпускал меня из виду. (Арес ничего не говорит, сосредоточенно глядя на нее) Ты ждал, когда всё станет настолько плохо, что у меня не будет выбора, кроме как принять твою помощь.

АРЕС (неохотно):
Ждал.

ЗЕНА:
А потом Габриель дала раненному врагу воду - и сделала возможным перемирие. (саркастично) Ты, должно быть, здорово тогда разозлился. (она делает паузу, смотря на Ареса, он хмурится) Тогда ты только и ждал шанса вернуть меня.

АРЕС:
И что здесь нового? (от ее пораженного взгляда) Брось, Зена - я думал, мы согласились оставить прошлое в прошлом.

ЗЕНА:
Не только прошлое.

АРЕС:
О чем ты?

ЗЕНА:
Я видела твое лицо, когда ты смотрел на меня... в том, другом будущем. Как я веду твою армию - по колено в крови - разрезаю на части сдавшихся врагов... (неистово) Не говори, что ты не наслаждался тем, что видел!

АРЕС (с вызовом):
Да, я наслаждался, глядя, как ты сражаешься. Это была хорошая битва.

ЗЕНА:
Ты наслаждался, глядя, как я превращаюсь в безжалостную убийцу.

АРЕС:
И ты решила, что я все еще хочу вернуть тебя на прежнюю дорожку? (от ее тяжелого молчания, горько) Я думал, ты теперь уже знаешь ответ.

ЗЕНА:
У меня нет времени.

Она идет к двери. Арес смотрит на ее спину, явно борясь с собой; затем его лицо смягчается.

АРЕС:
Зена!

Зена останавливается, но не оборачивается.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

АРЕС:
Я видел, что это делало с тобой - когда ты смотрела на ту битву. Это не то, чего я хочу.

Зена медленно поворачивается к нему и задумчиво смотрит на него.

ЗЕНА (мягко):
Я верю тебе. (пауза) Увидимся, когда я вернусь в Грецию, ладно?

АРЕС:
Да.

Зена мгновение колеблется, затем подходит к Аресу и берет его руку, переплетая свои пальцы с его. Он настороженно смотри на нее; она наклоняется, кратко, но нежно целуя его в губы. Когда она отступает, Арес смотрит на нее со слабой улыбкой, его лицо расслаблено.

АРЕС:
До встречи в Греции.

Зена кивает, высвобождает свою руку и идет к двери, затем останавливается и оборачивается.

ЗЕНА:
И, Арес - спасибо, что разрешил Сабине остаться здесь.

АРЕС:
Ты уже благодарила.

ЗЕНА:
На этот раз я искренне.

Она выходит. Арес провожает ее задумчивым взглядом, затем исчезает.

Смена кадра

Коридор императорского дворца. Габриель подходит к узорчатой двери, рядом с которой несет караул раб.

ГАБРИЕЛЬ:
Император у себя?

РАБ:
Да - он только что вернулся с заседания Сената. (почтительно наклоняет голову) Он сказал, что вы можете приходить к нему в любое время.

Габриель выглядит немного смущенной. Раб открывает дверь и впускает ее.

Смена кадра

В кабинете Нерона. Он сидит за столом, с пергаментом перед собой. Один из его советников стоит рядом с ним.

Габриель входит, Нерон поднимает голову.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций. (она подходит ближе к столу) Я хотела узнать, нет ли новостей о Сабине.

НЕРОН (печально качает головой):
Нет - ни слуху, ни духу. Она и этот проклятый центурион словно растворились в эфире. (от испуганного взгляда Габриель) В чем дело, Габриель?

ГАБРИЕЛЬ (себе):
В эфире...

НЕРОН (шутя):
Что, считаешь, Сабина заручилась поддержкой бога? (Габриель неловко отводит глаза) Да уж, Габриель - от приключений, которые вы с Зеной пережили, у тебя развилось сверхбогатое воображение. Хотя для поэта это только лучше. (он посмеивается; затем, внезапно, вдруг грустнеет) Я бы посмеялся, не будь сейчас столь ужасный момент.

ГАБРИЕЛЬ (встревоженно поднимает голову):
Ужасный? Что случилось?

НЕРОН:
Из-за того, что Сабина избежала наказания за убийство хозяина, вина ложится на всех рабов в его доме.

ГАБРИЕЛЬ (потрясенно):
Что ты говоришь?

НЕРОН (указывает на пергамент перед ним):
Сенат только что проголосовал. Завтра всех рабов Гракха казнят.

ГАБРИЕЛЬ (открыв рот):
Нет!

НЕРОН:
Таков закон, Габриель. (он окунает перо в чернильницу)

ГАБРИЕЛЬ:
Но ты не можешь - ты не можешь это подписать!

НЕРОН:
К сожалению, могу. (драматично вздыхает) В такие моменты я так хотел бы не уметь писать.

Камера фокусируется на пергаменте, он ставит на указе росчерк, и камера возвращается к Габриель, потрясенно смотрящей на него.

Действие четвертое

Зена едет на Арго по римским улицам. Оглядываясь, она видит кучки людей, оживленно что-то обсуждающих. Нам не слышны их слова, но в воздухе явно чувствуется тревога. На себя обращает внимание один мужчина, стоящий в центре кружка людей и дико жестикулирующий. Сквозь толпу протискиваются двое римских солдат, расталкивают толпу, и между мужчиной и одним солдатом следует потасовка. Зена хмурится.

Смена кадра

Зена заходит в кабинет Нерона. Она выглядит немного измученной и запыхавшейся.

ГАБРИЕЛЬ (бежит ее обнять):
Зена! Хвала Небесам, ты здесь!

ЗЕНА (обнимая Габриель в ответ):
Я еле добралась. На улицах всюду вспыхивают бунты. Что происходит?

Габриель отходит и смотрит на Нерона.

НЕРОН:
Декрет, который я подписал, встретил некоторое... сопротивление.

ЗЕНА (неохотно):
Что за декрет?

НЕРОН:
Сбежала Валерия Сабина - благодаря одному из моих центурионов, не меньше. Она избежала правосудия, но это не помешает исполниться закону. Если она не заплатит за свои преступления, вместо нее заплатят все рабы.

ЗЕНА (ошеломленно):
Нерон, я... умоляю тебя пересмотреть решение. (Габриель вопросительно смотрит на Зену) Это не правосудие, это хладнокровная месть.

НЕРОН:
Это - закон, Зена. Нравится мне это или нет, мой долг превыше всего. Превыше моего мнения, сострадания, дружбы... (смотрит на Габриель)... и даже больше. Если сам император не будет почитать закон - как можно надеяться сохранить порядок в Империи?

ЗЕНА:
А теперь, по-твоему, на улицах порядок?

Нерон смеряет Зену сердитым взглядом.

Входит Тигеллин.

ТИГЕЛЛИН:
Разрешите, Цезарь.

Нерон продолжает испепелять Зену возмущенным взглядом, наконец отводит глаза.

НЕРОН:
Говори.

ТИГЕЛЛИН (нервно сглатывает):
Вокруг резиденции сенатора Гракха собралась толпа.

НЕРОН:
Толпа? Вооруженная, чем?

ТИГЕЛЛИН:
Невооруженная, Цезарь. Они создали живую цепь, чтобы защитить рабов. Это в духе последователей Элая.

НЕРОН (презрительно кривит губы):
Последователи Элая! Они так глупы, что надеются помешать свершиться правосудию?

ЗЕНА:
И ты называешь это правосудием? Ты хочешь войти в историю как "Нерон, Убийца Невинных"?

Нерон вздрагивает при мысли об этом, мгновение размышляет, затем вздыхает.

НЕРОН (Зене и Габриель):
Оставьте нас. Я должен поговорить с Тигеллином наедине.

Смена кадра

Возле кабинета Нерона. Габриель выжидающе смотрит на Зену, которая вращается на месте, намеренно не глядя на Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, ты должна мне сказать, что происходит. С каких пор ты умоляешь кого-либо - а тем более, римского императора?

Зена неловко переминается под испытующим взглядом Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Где ты пропадала весь день? (от молчания Зены) Это твоя работа? Ты была тем центурионом.

ЗЕНА (неохотно кивает):
Ладно, я.

Габриель мгновение смотрит на нее, наконец недоверчиво качает головой.

ГАБРИЕЛЬ:
Почему?

ЗЕНА:
Я не считаю, что наказание Сабины было справедливым.

ГАБРИЕЛЬ:
Тогда объясни, как можно считать справедливой казнь двухсот невинных людей, пока убийца на свободе.

ЗЕНА:
Поверь, я этого не допущу.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ГАБРИЕЛЬ:
Я больше не знаю, чему верить, Зена. Я никогда бы не подумала, что ты подвергнешь опасности жизни стольких невинных людей ради помощи такой как Сабина. (пристально смотрит на Зену) Или в этом всё дело? Сабина напоминает тебе тебя саму, какой ты была. Поэтому ты хочешь спасти ее, заслуживает она того или нет.

Глаза Зены от изумления округляются.

ЗЕНА:
Или она напомнила мне, каково быть распятой римлянами.

ГАБРИЕЛЬ (отводит глаза):
Я... Я спрашивала Домиция, нет ли другого способа... (замолкает)

ЗЕНА:
Так уж вышло, что Сабина вообще не заслуживает смерти. Она убила Гракха, чтобы спасти юную девушку от изнасилования.

ГАБРИЕЛЬ (скептически поднимает глаза):
Это Сабина тебе сказала?

ЗЕНА:
Нет, та девушка.

ГАБРИЕЛЬ:
Откуда ты знаешь, что она сказала правду?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ЗЕНА:
Потому что я видела Сабину с ней. Она это тщательно скрывает, но судьба девушки ей не безразлична. И если она способна на такое, значит, что-то хорошее в ней всё же есть. Габриель - я всегда считала, что одного доброго дела достаточно, чтобы исправиться, встать на новый путь. Может, я не права, даже глупа, раз верю, что Сабина может измениться - но...

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Она заслужила шанс - как ты когда-то.

Зена кивает, и Габриель поглаживает ее руку.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты права, Зена. Ты права, что спасла ее.

Входит Агриппина, явно взволнованная.

АГРИППИНА:
Зена! Перед дворцом на троих моих рабов напала толпа. Что происходит?

ЗЕНА (корчит гримасу):
Правосудие.

Агриппина в замешательстве качает головой и еле слышно говорит сама себе.

АГРИППИНА:
И всё из-за нескольких рабов...

Двери кабинета Нерона распахиваются, и выходит Нерон. За ним по пятам следует Тигеллин.

НЕРОН:
Я хочу вызвать преторианскую гвардию. Я хочу, чтобы цепь вокруг дома Гракха сломали.

Агриппина подбегает к сыну.

АГРИППИНА:
Домиций. Ты должен передумать!

НЕРОН (впивается взглядом в Зену):
Это твой новый трюк? Ты не смогла переубедить меня сама, и теперь настроила против меня мою же мать?

В надежде предотвратить ссору Габриель делает шаг, вставая перед Зеной.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена ничего подобного не делала, Домиций.

АГРИППИНА:
Сынок, ты видел ту толпу? Они могут в любой момент озлобиться.

НЕРОН:
Тем более необходимо послать к ним преторианцев.

АГРИППИНА:
Домиций, нельзя завоевывать доверие и любовь с помощью силы! Люди - против тебя. Только ты можешь остановить этот кошмар, пока он не вышел из-под контроля.

Пауза. Нерон как будто рассматривает совет матери. Кажется, что он начинает колебаться, и Габриель делает к нему шаг, касаясь его руки.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты сам этого не хочешь.

Нерон вздрагивает и отступает от нее.

НЕРОН:
Ты права, Габриель - я не хочу. Но закон есть закон. И моя обязанность императора его поддерживать. Я не могу допустить, чтобы кто-то диктовал мне, что делать - общественность, Зена, ты, даже моя мать. (он поворачивается к Тигеллину и сердито рявкает) Чего ты ждешь? Я отдал тебе приказ. Ступай!

ТИГЕЛЛИН (кивает, затаив дыхание):
Всё будет сделано, Цезарь!

Он стремительно уходит. Нерон уходит вслед за ним, не глядя ни на одну из трех женщин.

АГРИППИНА (провожая взглядом Нерона):
Я была уверена, что Габриель заставит его передумать.

ГАБРИЕЛЬ:
Он больше не слушает даже голос своей совести. Для него это теперь, в первую очередь, вопрос его гордости.

АГРИППИНА (хмуро):
Да. Я знаю, что мой сын может быть очень... упрямым, когда он что-то твердо решит.

ЗЕНА:
Он еще не знает, с кем имеет дело.

Смена кадра

Улица перед домом сенатора Гракха. Вокруг дома в ряд выстроились мужчины и женщины. Они держатся за руки и поют гимн. На некотором расстоянии от них стоит группа преторианцев, хмуро следя за ними. Собралась большая толпа зрителей, напряженно и любопытно выжидающая, что будет дальше.

По толпе пробегает ропот, и часть людей расходится, пропуская Зену и Габриель. Их появление вызывает оживление среди преторианцев, как и среди последователей Элая. Их пение прекращается. Можно расслышать голоса "Зена, Зена".

Зена и Габриель подходят к последователям Элая.

ЗЕНА:
Мы встанем с вами, не возражаете?

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ЭЛАЯ №1 (с некоторой долей неуверенности):
Для нас честь стоять с вами.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №2:
Зена, мы знаем, ты всегда помогала последователям Элая. Но пожалуйста, помни - мы здесь не для того, чтобы сражаться. Наше единственное оружие - любовь.

ЗЕНА (слегка закатывает глаза):
Я уже слышала это прежде. Любовь - это прекрасно, но если хотите спасти тех людей, вам понадобится что-то более существенное.

Слышен конский галоп. Последователи Элая встревоженно оборачиваются. Камера показывает Тигеллина, подъезжающего к дому.

ТИГЕЛЛИН:
Расходитесь! Это приказ императора!

Последователи Элая снова берутся за руки; несколько из них возобновляют свое пение, затем подхватывают все остальные. Габриель также поет, взявшись за руки с двумя последователями Элая; Зена стоит настороже, готовая сражаться.

ТИГЕЛЛИН:
В последний раз приказываю вам разойтись.

Пение становится громче.

ТИГЕЛЛИН (поворачивается к преторианцам):
Очистите дорогу!

Преторианцы врываются в толпу, расталкивая последователей Элая в стороны. Зена и Габриель отражают атаку, хотя пока еще не используя своего оружия; они совершают прыжки и перевороты, награждая преторианцев пинками и ударами и вырубая нескольких солдат. Зена испускает свой боевой клич, оглушая преторианцев, так что на миг они останавливаются и замирают; последователи Элая, застигнутые врасплох, на секунду перестают петь. Зена взлетает в воздух, совершая кувырок, и приземляется ногами на грудь двух преторианцев, моментально падающих на землю. Еще несколько преторианцев вытаскивают мечи и нападают на женщин; Зена бросает шакрам, выбивая у четверых из преторианцев мечи. Они останавливаются, пораженные. Камера моментально поворачивается к Зене, с ухмылкой ловящей шакрам.

Камера показывает Габриель, с помощью саев отбрасывающую от себя преторианца, который нападает на нее с мечом. Второй преторианец атакует ее слева и попадает по ее плечу мечом, оставляя глубокую рваную рану. Габриель вздрагивает и роняет оба сая, затем мгновенно собирается и выбивает меч из руки первого преторианца, и падает от боли на колени, хватаясь за раненую руку. Второй преторианец вкладывает в ножны свой меч и собирается оттащить ее в сторону, когда Зена нападает на него сзади. Он падает, но пытается встать; она одним ударом сбивает его с ног.

ЗЕНА:
Габриель! (бросается было к Габриель, затем резко оборачивается, видя, что позади преторианцы снова начинают атаковать)

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ЭЛАЯ №2 (выходит вперед):
Я о ней позабочусь.

Он помогает Габриель подняться на ноги и отводит ее в сторону. Зена колеблется, затем поворачивается и с разъяренным воплем несется на преторианцев. Ее меч сталкивается с мечами двух преторианцев, одновременно пинком она заставляет третьего рухнуть на колени.

Еще несколько преторианцев бросаются в атаку, пока она продолжает бороться с двумя противниками. Несколько молодых последователей Элая, мужчины и женщины, тоже принимают участие в сражении, сопротивляясь без оружия, но умело нанося удары.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №1 (встревоженно):
Что вы делаете? Мы должны бороться без применения силы!

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №2 (одна из дерущихся женщин):
Мы не можем позволить этим двум женщинам рисковать своими жизнями, защищая нас и рабов! Путь Любви не в этом!

Камера тут же поворачивается к Тигеллину, наблюдающему эту сцену и недовольно поджимающему губы.

ТИГЕЛЛИН (поднимает руку):
Прекратить! (преторианцы, которые еще продолжали драться, останавливаются и поворачиваются к нему) Нам нужно привести подкрепление. (Зене) Когда мы вернемся, вы пожалеете, что вернулись в Рим.

ЗЕНА (мрачно):
Я уже жалею.

Тигеллин поворачивается и уезжает. Преторианцы помогают подняться своим раненным товарищам и покидают поле боя.

Тяжело дыша, Зена вкладывает свой меч в ножны, глядя им вслед, затем разворачивается и мчится к Габриель. Последователь Элая, вызвавшийся ранее помочь, обмотал ее руку куском ткани, чтобы остановить кровотечение.

ЗЕНА:
Жива?

ГАБРИЕЛЬ (вздрагивает):
Да, чуть не насквозь.

ЗЕНА:
Пойдем внутрь, там посмотрим.

Смена кадра

В доме. Зена почти закончила перевязывать руку Габриель. Вокруг них слоняются рабы, с тревогой глядя на них. Подходит управляющий, приносит два кубка.

УПРАВЛЯЮЩИЙ (слегка запинаясь):
Мы… мы хотели предложить вам вина.

ЗЕНА (поднимает к нему голову):
Спасибо, но думаю, нам не стоит пить на работе. Это еще не конец. Лучше принеси воды.

Управляющий кивает и уходит. Зена заканчивает с повязкой.

ЗЕНА:
Ну вот и готово.

Входит Сиран, робко подходит к Зене.

СИРАН:
Зена...

Зена смотрит на Сиран ничего не выражающим взглядом.

ЗЕНА (негромко):
Она в порядке.

Габриель смотрит на Зену, затем на Сиран, и чуть заметно кивает.

СИРАН (шепотом):
Спасибо.

Возникает суматоха, и вбегает Последовательница Элая.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №1:
Император!

ЗЕНА (настороженно поворачивается к ней):
Что с ним?

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №1 (нервно):
Он здесь!

Камера дает крупный план сперва Зены, затем Габриель, обменивающихся пораженными взглядами.

Смена кадра

Улица перед домом. Нерон возлежит в паланкине, который несут несколько рабов. За ними вышагивает отряд преторианцев, возглавляемый Тигеллином на коне, следом бежит толпа зевак. Рабы опускают паланкин, и Нерон встает.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ЭЛАЯ №1 (почтительно):
Император!

Последователи Элая уважительно склоняют головы.

НЕРОН:
Последователи Элая! Я уважаю вашу веру. Я уважаю ваше сострадание к этим рабам. Но вы должны подчиниться закону.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №2 (с вызовом поднимает голову):
Что это за закон, если он направлен против людей?

НЕРОН (краснея):
Я здесь не для того, чтобы спорить. Я лишь объявляю, что как ваш император, я отхожу в сторону и позволяю закону свершиться.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНИЦА ЭЛАЯ №1 (выходит из дома):
Никогда! Сперва вам придется убить нас.

Снова начинается пение. Нерон открывает рот, собираясь что-то сказать, когда из дома выходят Зена и Габриель. Он останавливается, раскрыв рот.

ЗЕНА (невозмутимо):
Правда на стороне этих людей, Домиций. У меня нет выбора.

НЕРОН (горько):
Я знаю, на что ты рассчитываешь, Зена. Ты надеешься, что из уважения к нашей дружбе я отзову отряд. (пауза, хмурясь) А ведь вы обе были теми, от кого я менее всего ожидал подвоха. (Нерон смотрит на Габриель и замечает на ее руке повязку, сквозь которую проступает кровь; он хмурится) Что такое? Габриель, ты ранена?

ГАБРИЕЛЬ (смотрит вниз):
Это просто царапина...

НЕРОН (с тревогой):
Твою рану обработали?

Зена собирается ответить; затем она делает паузу и одаривает Нерона задумчивым взглядом.

ЗЕНА:
Не сомневаюсь, что Габриель пригодился бы сейчас доктор. Но из-за твоих преторианцев у нее нет на это времени, и она еще не скоро освободится.

НЕРОН:
Она и ты? .. (в тревоге смотрит на Габриель) Но ты ранена - ты же не собираешься...

ГАБРИЕЛЬ (поднимает на него глаза):
Нерон, если преторианцы снова нападут, я не уйду. Я буду сражаться за этих людей - (она обводит рукой последователей Элая) я буду делать всё, что в моих силах.

Последователи Элая снова начинают петь. Нерон сердито сжимает губы, очевидно, находясь в противоречии. Затем, явно приняв какое-то решение, он делает шаг вперед и поднимает руку.

НЕРОН:
Люди Рима! Император услышал ваши мольбы о милосердии.

Пение прекращается, и последователи Элая в удивлении открывают рты. По толпе проносится вздох, камера показывает Тигеллина, который кажется потрясенным и раздосадованным, и затем Зену и Габриель. Рот Зены изгибается в крошечной победной улыбке, а Габриель выглядит испытывающей и чувство облегчение, и беспокойство в одно и то же время.

НЕРОН:
Рабы сенатора Гракха прощены.

Последователи Элая разражаются радостными криками "Да здравствует император!" Камера дает толпу зрителей, начинающих рукоплескать, а затем преторианцев, подхватывающих крики "Да здравствует император!"

ТИГЕЛЛИН (поджав губы):
Да здравствует император!

Камера фокусируется на Нероне, показывая крупным планом его лицо. Оно расстроенное и злое; на мгновение он выглядит так, будто расплачется. Затем он надевает холодную улыбку, поворачивается и машет толпе.

Смена кадра

Кабинет Нерона. Нерон сидит за столом, читая свиток. Дверь открывается, и входит Габриель, с чистой повязкой на руке. Войдя, она останавливается и неуверенно улыбается; Нерон не улыбается ей в ответ.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Мы с Зеной уходим... Я хотела попрощаться. (она делает паузу, Нерон отворачивается) Твой врач просто волшебник. Спасибо. (Нерон кивает, не глядя на нее) И еще раз спасибо, что простил рабов.

НЕРОН (смотрит в свиток):
Вы не оставили мне другого выбора.

ГАБРИЕЛЬ (подходит ближе):
Домиций... почему ты так расстроен? Ты сам не хотел казнить тех рабов. Подписывая приказ, ты сам сказал, что предпочел бы не уметь писать.

НЕРОН (резко поворачивается к ней и яростно говорит):
Ты правда не понимаешь, Габриель? Дело не в том, чего я хочу или не хочу. Дело в законе - в моей власти императора. (горько) Если не ошибаюсь, тебя приятно поразили мир и процветание, которые вы обнаружили в Риме. Так вот, весь этот мир, всё это процветание основаны на сильной власти императора. Как ты думаешь, что случится с империей, если эту власть подорвать?

Габриель вытягивает руку и пытается коснуться его руки, но он отодвигается.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Ты проявил милосердие. Как это может подорвать твою власть?

НЕРОН:
Я подчинился требованиям толпы. (горько) А ты и Зена - мои друзья - вы поддержали ту толпу, лишь бы помешать мне.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает и говорит почти словно себе):
Это было меньшее, что мы могли для них сделать.

Нерон поворачивается и пристально смотрит на нее, его глаза вдруг вспыхивают пониманием.

НЕРОН:
Погоди... так это вы с Зеной спасли Сабину? Это вы?

ГАБРИЕЛЬ (краснея):
Нет! Это не правда.

НЕРОН:
Тогда посмотри на меня и скажи, что ты понятия не имеешь, кто был тот центурион.

ГАБРИЕЛЬ (волнуясь):
Я... я... (ее голос дрожит, она заставляет себя поднять глаза на Нерона) Я клянусь, что я понятия не имею, где сейчас Сабина.

Нерон с подозрением смотрит на нее и качает головой. Габриель отводит взгляд.

Смена кадра

Зена и Габриель молча едут по дороге. Смеркается; стены и дома Рима едва различимы далеко позади них.

ГАБРИЕЛЬ:
А мы не поедем за Сабиной?

ЗЕНА (качает головой):
Не сейчас. Нерон наверняка отправил за нами своих шпионов.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Вот тебе и дружба с римским императором.

ЗЕНА (размышляя):
Да. Вот и дружба.

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ГАБРИЕЛЬ:
Как думаешь, мы еще вернемся в Рим?

Серия ШВС 8.09 - Идущие на смерть

ЗЕНА (ее голос звучит внезапно резко):
Не сомневаюсь в этом.

Габриель взволнованно смотрит на нее, Зена выглядит мрачной.

Конец

[ Внутреннее спокойствие Рима было основательно нарушено во время съемок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить