• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

(5 голосов)
Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет
  • Режиссура: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Сценарий: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Раскол между Агриппиной и Нероном возвращает Зену и Габриель в Рим - где их обеих ждут несколько неприятных открытий.

Предисловие

Разбитый лагерь, ночь. Зена и Габриель сидят у походного костра, и можно заметить Дариона, спящего рядом под одеялом.

ГАБРИЕЛЬ:
Итак. Правда или расплата?

ЗЕНА:
Расплата.

ГАБРИЕЛЬ:
Ну давай, Зена! Ты всегда выбираешь расплату. Так не интересно.

ЗЕНА:
Зато ты всегда выбираешь правду. (преувеличенно широко зевает)

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ГАБРИЕЛЬ:
В том и суть игры, что ты раскрываешь какой-нибудь свой секрет, что-то, о чем просто так ты никогда бы не рассказала.

ЗЕНА:
Возможно, есть вещи, которые люди не должны знать друг о друге.

ГАБРИЕЛЬ (чуть улыбается):
Правда может ранить. Но я рассказываю истории! Мне положено быть любопытной.

ЗЕНА:
Осторожней. Не забывай, что сделало любопытство с кошкой.

ГАБРИЕЛЬ:
Ну пожалуйста, только разок? (она улыбается.) Ради меня?

ЗЕНА (вздыхая):
Хорошо - только один раз. Правда!

ГАБРИЕЛЬ (потрясенно смотрит на нее):
Правда? Правда "правда"? Ого... я и не надеялась, что ты выберешь... я даже не знаю, о чем тебя спросить... (она оглядывается назад на Дариона, проверяя, спит ли он)

ЗЕНА (голосом, в котором явно слышится скука):
Спрашивай, что хочешь. Когда я впервые поцеловалась, во сколько потеряла девственность...

ГАБРИЕЛЬ (испытующе сужает глаза, глядя на Зену):
Как давно ты любишь Ареса?

Секунду Зена молча смотрит на нее, открыв рот.

ЗЕНА (тихо):
Что?

ГАБРИЕЛЬ:
Это простой вопрос. Как давно ты лю...

ЗЕНА (нетерпеливо):
Я тебя слышала. Где ты берешь такие вопросы?

ГАБРИЕЛЬ:
Брось, Зена! Правду! Или ты боишься?

Зена не реагирует на явное подначивание Габриель - что выбивает Габриель из колеи.

ГАБРИЕЛЬ:
Предупреждаю тебя! Если не скажешь, я выдумаю самую худшую расплату, какую только смогу.

ЗЕНА:
Что бы ты ни придумала, я справлюсь.

ГАБРИЕЛЬ:
Сама напросилась. Дай подумать... (она мгновение крайне задумчиво рассматривает Зену, в следующую секунду ее взгляд проясняется) Знаю! Твоя расплата - вызвать сюда Ареса, прямо сейчас, и сказать ему, что ты решила оставить жизнь воина и стать поэтом.

ЗЕНА (фыркает):
Нет ни шанса, что Арес в это поверит...

ГАБРИЕЛЬ (перебивая):
А потом - потом ты расскажешь ему стишок. Хм... Вот такой:
Фиалки синие,
А розы красные,
Ромашки милые,
Война ужасная.

Глаза Зены в ужасе и отвращении распахиваются всё шире с каждой новой произнесенной Габриель строчкой. Наконец она вскидывает руки.

ЗЕНА:
Стоп! Ты победила! Правда...

ГАБРИЕЛЬ (знающе кивает):
Я знала, что стих подействует.

ЗЕНА:
Правда... (она на миг погружается в мысли)... правда в том... я не знаю точно.

ГАБРИЕЛЬ:
Не знаешь точно? Ну уж нет, так легко ты не отделаешься!

ЗЕНА (закатывает глаза, скрывая свое явное замешательство):
Послушай, Габриель... с работой вроде моей остается мало времени на то, чтоб остановиться и попытаться понять, что чувствуешь.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Это было после того, как он ради тебя отказался от бессмертия?

ЗЕНА (качает головой):
Нет, мне кажется, раньше... возможно, когда... (она выглядит очень задумчивой, затем вскидывает голову и опускает голос до шепота) Что это было?

ГАБРИЕЛЬ (возмущенно):
Да, конечно - не жди, что я куплюсь на такой...

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (поднимает руку, делая Габриель знак замолчать):
Чшш... тут кто-то есть...

Из леса доносится шум, и в направлении Зены вываливается мужчина, Зена и Габриель одновременно вскакивают.

ЗЕНА:
Майло!

МАЙЛО:
Зена - Габриель! Хвала богам, я вас нашел!

ЗЕНА:
Что случилось? Что-нибудь с Агриппиной?

МАЙЛО (кивает, задыхаясь):
Да! Она... она чуть не... (его голос прерывается)

ГАБРИЕЛЬ:
Постарайся расслабиться и отдышаться.

Майло кивает и старательно делает глубокие вдохи и выдохи, под нетерпеливым взглядом Зены.

ЗЕНА:
Что с Агриппиной, Майло? Она в беде?

Майло кивает, его дыхание возвращается в норму.

МАЙЛО:
Она отправила меня найти вас. Это Нерон! С вашего последнего визита в Рим он так... так изменился. Он превращается в тирана - и только Агриппине хватило духу выступить против. И тогда он заставил ее замолчать - единственным способом, которым мог.

ЗЕНА (с легким страхом в голосе):
Что он с ней сделал?

МАЙЛО:
Он обвинил ее в попытке установить единовластие и сослал на Баули - это островок, неподалеку от Рима.

ЗЕНА:
Она жива.

МАЙЛО:
Пока да, но Агриппина боится, что Нерон на этом не остановится. Она уверена, что пока ее нет в Риме, он... он закончит начатое. Зена, ты нужна Агриппине, ты единственный человек во всей Империи, кто может защитить ее от сына.

Смена кадра

Спокойная лунная ночь в море. Панорамный вид корабля, плывущего к острову, который смутно виднеется вдали.

Камера медленно приближается, сосредоточиваясь на корабле.

Смена кадра

Скромная каюта на корабле, освещенная масляной лампой. Агриппина полусидит на кушетке. Ее стареющая рабыня Смирна, сидит на низком табурете рядом с ней.

СМИРНА:
Моя леди, я уверен, что он придет в себя, и вы вернетесь.

АГРИППИНА (горько посмеивается):
На мой похоронный костер.

СМИРНА (чуть не задохнувшись):
Вы же так не думаете... Моя леди, ваш сын не злой человек. Он просто молод и горяч... и он запутался.

АГРИППИНА (вздыхает):
Мне бы твою уверенность. Пока я здесь, мой сын там может готовить заговор...

Ее перебивает неожиданно с грохотом падающий потолок каюты.

Пыль рассеивается, снаружи доносятся крики.

Значительная часть потолка каюты упала на кушетку, где лежала Агриппина, полностью завалив ее, так что императрицы не видно.

Через пару секунд мы видим, как кусок дерева медленно сдвигается, переворачивается и отбрасывается на пол. Агриппина садится, потрясенная, и оглядывается. Она трогает высокий полог кушетки, который не дал ей оказаться раздавленной упавшим потолком, затем качает головой и несколько осторожно встает.

АГРИППИНА:
Смирна?

Никто не отвечает. Агриппина оглядывается; камера показывает Смирну, лежащую на полу, частично накрытую деревянными обломками. Она не двигается; вокруг ее головы кровь. Агриппина наклоняется над ней, затем встает и печально качает головой.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (снаружи, истерично кричащий):
Моя императрица! Моя императрица!

АГРИППИНА (кричит):
Я в порядке!

Смена кадра

Матрос и элегантно выглядящая женщина в светло-голубом платье, явно знатного происхождения, помогают всё еще потрясенной Агриппине взойти на палубу. Камера проезжается по палубе. Команда в панике бегает вокруг; люди что-то кричат; можно увидеть несколько человек, волокущих маленькую шлюпку. Слышны выкрики "Мы тонем!" и "Спасайтесь!".

АГРИППИНА (женщине, приходя в себя):
Акеррония, что случилось? Мы нашли на риф?

АКЕРРОНИЯ (в панике):
Я не знаю - хвала богам, вы живы!

МАТРОС (запинается):
Я не знаю, что случилось, госпожа - это было вдруг... корабль будто бы стал разваливаться на куски!

Раздается пронзительный визг. Агриппина вскидывает голову и видит, что мачта падает.

АГРИППИНА:
Бежим!

Она бросается бежать в одном направлении, Акеррония и матрос - в другом. Мачта падает на палубу с громким грохотом. Камера перемещается на руль корабля, который начинает раскачиваться и скрипеть, а затем тоже отваливается. Корабль кренится на бок и начинает тонуть.

Камера показывает Агриппину, оглядывающуюся вокруг и прыгающую в воду.

Смена кадра

От корабля отплывает шлюпка с тремя мужчинами в ней; мы видим, что корабль заметно осел в воду. С него все еще доносятся крики и визги.

В почти полной темноте можно разглядеть кого-то, плывущего к лодке.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (приглушенный):
Помогите! Помогите мне!

Лодка плывет дальше.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (громче):
Помогите! Я ваша императрица!

Один из мужчин в лодке делает знак другому, и лодка приостанавливается. Женщина в воде подплывает ближе к шлюпке.

Один из мужчин поднимает весло и резко опускает его на голову женщины.

Действие первое

Ночь в лагере. Зена готовит Арго к выходу, под неодобрительным взглядом Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, я знаю, у нас с Домицием были разногласия, но не могу поверить, что он сделал бы что-нибудь своей матери.

ЗЕНА (поворачивается и впивается в Габриель взглядом):
Пойми, это уже не просто твой приятель Домиций. Это Нерон, римский император.

ГАБРИЕЛЬ (с легким негодованием в голосе):
И что это должно значить? Ты так быстро сделала выводы, даже не удосужившись выяснить, как всё было на самом деле.

ЗЕНА:
Вот поэтому я и намерена проведать Агриппину - чтобы узнать всё самой.

ГАБРИЕЛЬ:
И почему ты так уверена, что можешь ей доверять?

ЗЕНА:
А почему ты так уверена, что можешь доверять Нерону?

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, он не чудовище, каким ты хочешь его представить.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (фыркает):
О да - он настоящий принц.

ГАБРИЕЛЬ (примиряюще вытягивает руки):
Я только хочу сказать, что нам не стоит вставать на сторону Агриппины, пока мы не услышим версию Домиция.

ЗЕНА:
Габриель, если Агриппина считает, что она в опасности и ей нужна моя помощь, мне этого вполне достаточно.

ГАБРИЕЛЬ:
А мне - нет. Позволь мне пойти и поговорить с Домицием.

ЗЕНА (качает головой):
Нет. По-моему, это не слишком хорошая...

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, я его знаю! Он меня послушает. Возможно, я сумею прекратить эту вражду между ним и его матерью.

Зена медленно качает головой, рассматривая предложение. Наконец она вздыхает.

ЗЕНА:
Хорошо.

Растворение изображения

Поле, смеркается. Зена и Габриель сидят верхом, обе в темных плащах; Дарион - в седле с Габриель. Он дремлет.

ЗЕНА (негромко, чтобы не разбудить Дариона):
Ты уверена, что хочешь это сделать?

ГАБРИЕЛЬ (немного нетерпеливо):
Зена, мы уже это обговаривали. Я думаю, что могу помочь.

ЗЕНА (бросает на нее острый, взволнованный взгляд):
Только будь осторожна, ладно?

ГАБРИЕЛЬ (чуть вздрагивает):
Зена, ты же не думаешь, что Домиций когда-нибудь... (встряхивает головой) Со мной всё будет в порядке.

ЗЕНА:
Встречаемся в Остии через два дня - в портовой таверне. (она смотрит на Габриель серьезно) Габриель, если тебя там не будет...

ГАБРИЕЛЬ (уверенно кивает):
Не волнуйся, я там буду.

Смена кадра

Вид издалека на Зену. Всё еще в плаще поверх ее привычной кожи, она сходит с корабля в маленьком порту - по всей видимости, на острове. Камера фокусируется на Зене, подходящей к рыбаку, который вытряхивает рыбу из своей сети.

ЗЕНА (с вежливым восхищением):
Хороший улов.

Рыбак поворачивается к ней; это коренастый мужчина средних лет, с обветренным лицом и клочковатой рыжей бородой.

РЫБАК (пожимая плечами):
Бывало и лучше.

ЗЕНА:
Похоже, этот остров - Елисейские поля для рыбаков. (по-деловому) Ты знаешь, где тут дом Агриппины?

РЫБАК:
Агриппины? Императрицы?

ЗЕНА (проявляя явное нетерпение):
А что, у вас на острове не одна Агриппина?

РЫБАК:
Хочешь аудиенции? (от сверкающего взгляда Зены) Ты слышала о кораблекрушении?

ЗЕНА (бросает на него взволнованный взгляд):
О кораблекрушении?

РЫБАК:
Ужас, просто кошмар. Еще полчаса, и корабль бы пристал к берегу. (качает головой) Ужас. А тело той бедной женщины, что выбросило на берег следующим утром - просто жуткое зрелище, ее голова была вся разбита...

ЗЕНА (резко):
Агриппина? Она мертва?

РЫБАК (в шоке):
Нет, да хранят тебя боги! Императрица жива и в добром здравии. Конечно, ее слегка потрепало, но и только. Она доплыла до берега. (восхищенно качает головой) Очень сильная женщина.

ЗЕНА (громко вздыхает с облегчением):
Отлично. Где ее дом?

Камера начинает отодвигаться, голос рыбака становится всё тише.

РЫБАК:
Пройдешь по этой тропинке, а там...

Смена кадра

Зена стучит в дверь маленького кирпичного дома, обнесенного садом. Дверь открывает мрачно выглядящая рабыня.

ЗЕНА:
Я хочу видеть императрицу Агриппину.

ГОЛОС АГРИППИНЫ (за кадром):
Зена!

Смена кадра

Внутри скромно обставленного дома. Агриппина и Зена сидят на диванчике, перед ними столик, на котором поднос, полный фруктов.

АГРИППИНА:
Я просто не узнаю собственного сына. Я никогда не уделяла особого внимания его страсти к поэзии - я думала, это слишком фривольное развлечение для императора - но теперь он выступает на подмостках римских театров!

ЗЕНА (с кривой ухмылкой):
Я не сильна в театрах, но если ему это нравится... (пожимая плечами) По-моему, вполне безопасное хобби.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

АГРИППИНА:
Зена, во время своих выступлений он отдает приказ преторианцам запирать все выходы - никто не может уйти, пока он не закончит. Какой бы ни была причина. (от потрясенного взгляда Зены) Одна женщина родила прямо в партере. В другой раз человека, который хотел проскочить мимо стражников, избили так, что он стал калекой. (камера показывает Зену, которая медленно кивает) И не только это. Его враждебность к последователям Элая стала одержимостью - он считает, что они его унизили в том треклятом деле с рабами сенатора Гракха. (Зена в тревоге смотрит на нее, сужая глаза) Он велел схватить нескольких лидеров и бросить в тюрьму по обвинению в заговоре. Он отправил в тюрьму и несколько сенаторов и вельмож - преимущественно потому, что стал бояться, что их популярность может угрожать его власти...

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (мрачно):
И ты хочешь, чтобы я его остановила.

АГРИППИНА:
Мы сами дали ему эту власть, Зена - ты и я. (от пораженного взгляда Зены) Ответственность на нас.

Смена кадра

Рим. Величественная комната в роскошном дворце. Входят Габриель и Дарион. Камера проезжает по комнате и фокусируется на Нероне, который сидит в кресле, разговаривая с группой людей, очевидно, своими советниками.

СОВЕТНИК №1 (поднимает вверх свиток):
Мой император - больше сотни самых знатных граждан подают вам прошение об освобождении Петронии.

НЕРОН (смотрит на свиток и хмурится):
Заговорщица из последователей?

СОВЕТНИК №2 (робко):
Она очень уважаема в Риме, сир... (Нерон оборачивается и замечает Габриель, пока советник продолжает говорить) Она занималась благотворительностью...

Нерон резко поднимается и быстро проходит к Габриель, даже не замечая, что отталкивает несколько человек на своем пути.

НЕРОН:
Габриель! Когда Тигеллин сказал, что ты здесь, я с трудом поверил. Как же я рад снова видеть тебя... и твоего мальчика, конечно.

ГАБРИЕЛЬ (немного напряженным и нервным голосом):
Я... я тоже рада тебя видеть, Домиций. (Габриель бросает быстрый взгляд на Дариона, который вцепился в ее руку) Дарион, где твои манеры? Поздоровайся.

Дарион прижимается к боку Габриель, пряча лицо.

ДАРИОН (еле слышно буркает):
Привет.

Со слишком заметной попыткой казаться приветливым, Нерон взъерошивает волосы Дариона, и паренек сразу отклоняется. Нерон на миг кажется недовольным, но быстро берет себя в руки, делая вид, что ничего не заметил.

НЕРОН:
Вы прибыли на вечернее представление?

ГАБРИЕЛЬ (неосознанно приглаживает волосы Дариона):
Кто выступает?

НЕРОН (раздраженно):
Я. (со слегка натянутой улыбкой) Габриель, разве я не говорил тебе, что в душе всегда останусь артистом и поэтом? Как-нибудь расскажу тебе о своих приключениях странствующего актера.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ГАБРИЕЛЬ (неуверенно):
Это... замечательно. Но, Домиций, настоящая причина моего приезда - это размолвки между тобой и Агриппиной. (от его кислого взгляда, пытаясь казаться беспечной) Неужели Рим тесен для вас двоих?

НЕРОН:
Для двоих нас с ней он вполне подходит, но он тесен для двух императриц. (он многозначительно поднимает брови)

ГАБРИЕЛЬ (немного недоумевающе):
Ты… у тебя есть невеста?

НЕРОН (стараясь быть вежливым):
О, у меня есть кое-кто на примете.

Габриель на секунду кажется смущенной и испытывающей чувство неловкости, но приходит в себя и продолжает разговор.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций, мы должны поговорить о твоей матери.

Нерон машет руками, словно разгоняя дым.

НЕРОН:
Нет! До вечернего представления я не стану поднимать такие отвратительные темы. Знаешь, я играю Ореста. Пьеса будет очень поучительной для мальчугана.

Он тянется, чтобы погладить Дариона по голове, но Дарион снова избегает его прикосновения.

ДАРИОН:
Я видел ее с Габриель и Хаймоном. Скука смертная.

ГАБРИЕЛЬ (неловко смеется):
Дарион! Это не очень вежливо. Я уверен, что Домиций - прекрасный...

НЕРОН:
Хаймон? Кто такой этот Хаймон?

ДАРИОН (дерзко):
Хаймон - наш друг. Габриель его обожает, вот!

НЕРОН (смеряет Габриель странным взглядом):
Обожает? Что ж... Не сомневаюсь, что Еврипид с Хаймоном (он делает насмешливый акцент на имени) был непревзойденным. Но надеюсь, что римская версия все-таки не слишком вас разочарует.

Нерон поворачивается, чтобы уйти, затем резко останавливается и оборачивается назад.

НЕРОН (улыбаясь):
Да - и, Габриель? Обязательно приходите на представление. Я не хотел бы отправлять за вами преторианскую гвардию.

Он поддразнивающе улыбается, но у всех складывается впечатление, что это была не просто шутка. Камера показывает Габриель, которая чувствует себя явно неуютно, рукой она защитно обнимает Дариона за плечи.

Смена кадра

Позже этим же днем. Входная лестница на Форум. Габриель разговаривает с Руфом, сенатором, который помог ей и Зене в "Большой игре".

РУФ:
Истории об Агриппине разрастаются с каждым днем. Некоторые даже начинают подозревать, что со смертью Клавдия было нечисто.

ГАБРИЕЛЬ:
Хочешь сказать, его могли убить? (Руф пожимает плечами, словно говоря "всё возможно") Но Агриппина была в изгнании, когда умер Клавдий.

РУФ:
Верно. Но кое-кто считает, что у нее был неглупый сообщник. Не сомневаюсь, что из-за таких вот слухов Нерон и стал всё больше сторониться своей матери. Ее обвинили в заговоре против сына.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты в это веришь, Руф?

РУФ (устало вздыхает):
Нынче уже трудно понять, во что верить, Габриель. Положим, я видел мало хоть сколько-то весомых доказательств. Но император не может позволить себе рисковать. Сначала Клавдий, теперь Нерон. Нет дыма без огня.

Смена кадра

Зена и Агриппина идут по саду имения Агриппины на Баули, среди кустарников и цветов.

АГРИППИНА:
Зена (колеблясь)... я тебе кое-что не рассказывала.

ЗЕНА (бросает на нее осторожный взгляд):
И что же?

АГРИППИНА (неохотно):
Кораблекрушение… (замолкает)

ЗЕНА (смотрит ей в глаза):
Думаешь, это был не несчастный случай.

АГРИППИНА:
У меня нет доказательств. Но то, как оно случилось... (качает головой) Мы не натыкались на рифы, и шторма не было - корабль просто начал вдруг разваливаться на части. (горько) В Риме немало умных инженеров.

ЗЕНА:
Ты же не думаешь что твой собственный сын...

АГРИППИНА:
Уверяю тебя, я бы с радостью отбросила все подозрения. Нет ничего хуже, чем... (замолкает и встряхивает головой) Со мной плыла моя компаньонка, Акеррония. Ее тело выбросило на берег на следующее утро. (пауза) Зена, она не утонула - ее голова была раздроблена.

ЗЕНА:
Ее могло накрыть чем-нибудь во время кораблекрушения.

АГРИППИНА:
Не могло. Она была на палубе, целая и невредимая. (во время рассказа Агриппины Зена к чему-то внимательно прислушивается) Я видела, как она выпрыгнула...

Зена резким движением оттягивает Агриппину с тропинки, по которой они шли. Слышен слабый звенящий звук, и камера показывает стрелу, вонзившуюся в землю, затем переходит к Зене, на руке которой небольшая рана. Зена и Агриппина одновременно поднимают головы, глядя на стену сада, и видят человека, вглядывающегося на них сверху; человек исчезает.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (мрачно):
Это становится дурной привычкой. (лишенной дара речи Агриппине) Возвращайся в дом, быстрее!

Зена бросается к стене и запрыгивает на ее верх. Камера поворачивается, показывая фигуру в темной одежде (нельзя понять, мужчина это или женщина), на серой лошади, уносящуюся прочь от дома через поле к соседней роще. Наездник все еще в пределах досягаемости.

ЗЕНА:
А-йя-йя-йя-йя!

Она спрыгивает со стены, совершая кувырок в воздухе, и приземляется чуть-чуть позади неудавшегося убийцы, который уносится дальше и исчезает в роще. Зена медленно встает, с ворчанием глядя вслед наезднику, на ее лице выражение расстройства и разочарования.

Действие второе

Прежняя сцена. Мы видим заново, как Зена медленно встает, чуть вздрагивая, и смотрит вслед наезднику со смесью расстройства и недоверия. Зена поворачивается и идет назад к стене.

Смена кадра

В доме Агриппины. Агриппина сидит на диванчике и попивает вино из кубка. При входе Зены Агриппина отставляет кубок и резко встает.

АГРИППИНА:
Ну как?

ЗЕНА (мрачно):
Он сбежал. Или она... Я не видела. (качает головой) Может, я теряю хватку...

АГРИППИНА (берет ее за предплечье):
Вот видишь? Что я говорила? Мой собственный сын пытается убить меня! (она выпускает руку Зены) Если им это удастся, надеюсь, они ударят сюда (указывает на свой живот), где я выносила это чудовище!

ЗЕНА:
Ты уверена, что это был он?

Агриппина пересекает комнату и встает у окна, спиной к Зене. Она секунду молчит.

АГРИППИНА:
Зена... (колеблется) Я не всё тебе рассказала.

ЗЕНА:
Что еще?

АГРИППИНА (медленно поворачивается к Зене):
У меня есть... есть причины полагать, что, живя в Греции во время моего изгнания, он связался с бандой разбойников.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (потрясенно):
Бандой? Что за банда?

АГРИППИНА:
Разбойники, бродящие по деревням, грабящие крестьян.

ЗЕНА (недоверчиво):
Зачем ему было это нужно?

АГРИППИНА:
Не ради денег, разумеется. Только ради острых ощущений.

ЗЕНА (подозрительно сужает глаза):
И какие основания у тебя так думать?

Агриппина мгновение колеблется, затем подходит ближе к Зене.

АГРИППИНА (низким голосом):
Два месяца назад во дворце появился человек, стремившийся меня увидеть. Он сказал, что имеет информацию о... о том, что сделал Домиций в Греции... он был одним из соучастников. Он сказал мне, что, если я не заплачу ему за молчание, он пойдет в Сенат к врагам Домиция и передаст эту информацию им - и даже устроит им в Греции встречу со свидетелями. (делает паузу)

ЗЕНА:
И?

АГРИППИНА:
Он дал мне доказательство... папирус, на котором, как он сказал, Домиций набросал сведения о деревне, на которую они собирались совершить набег. (она выглядит расстроенной) Почерк был похож на его. Но я все равно не хотела верить - я сказала себе, что это наверняка подделка. Я велела моему слуге, которому доверяла, вольноотпущеннику, выяснить всё, что можно, о том человеке и его истории. (она снова останавливается, явно пытаясь заставить сказать себя то, что должна)

ЗЕНА (с растущим беспокойством):
Продолжай.

АГРИППИНА (вздыхает):
Несколько дней спустя обоих нашли убитыми - шантажиста и моего слугу.

Она многозначительно смотрит на Зену. Крупный план лица Зены, внимательно слушающей.

Смена кадра

Банкет во дворце Нерона. Ужин только что закончился, и теперь все бродят по залу. На лице Нерона сонное, пресыщенное выражение. Габриель сидит напротив него, почти дергаясь от нетерпения.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций, я уверена, что одно твое выступление будет стоить всей моей поездки сюда, но я надеялась, что у нас будет шанс поговорить о том, из-за чего я здесь. Твоя мать...

НЕРОН (ухмыляясь):
Увы мне, увы мне, о, злая судьба!
Злосчастному роду Атридов
Страшнее борьба предстоит!

Габриель потрясенно смотрит на него.

Нерон поднимается и галантно взмахивает рукой.

НЕРОН:
Прошу простить. Меня зовут музы.

Плавный переход к следующей сцене - это же самое место действия, только определенно позже во времени. Нерон выступает перед публикой. Дарион устало прислоняется к Габриель. Она обнимает его и прикрывает ладонью рот, скрывая зевок.

НЕРОН:
Мужа, отца обесславила,
Греков губила
Там, у пучины Скамандра…

ДАРИОН:
Габриель? Мне нужно... ну, понимаешь...

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно, милый.

Она встает и берет Дариона за руку, они направляются к двери, где стоит преторианец. Он вытягивает руку, загораживая путь.

ГАБРИЕЛЬ (снижает голос до почти шепота):
Извините. Моему мальчику необходимо... выйти.

ГВАРДЕЕЦ (аналогично почти шепотом):
Мне жаль, но я не могу вас выпустить.

ГАБРИЕЛЬ:
Почему?

ГВАРДЕЕЦ:
Император приказал запереть двери - никто не может уходить во время его выступлений.

ГАБРИЕЛЬ:
В данном случае приказывает природа, а ее приказ выше приказа императора.

ГВАРДЕЕЦ:
Вы хотите рискнуть оскорбить императора, уйдя с его пьесы?

ГАБРИЕЛЬ:
А если мой сын сделает это здесь на полу, император оскорбится меньше?

ГВАРДЕЕЦ:
У меня есть четкий приказ. Никто не может выходить во время представлений, ни под какими предлогами.

ГАБРИЕЛЬ:
Но мы здесь уже несколько часов. Долго еще ждать, когда представление закончится?

ГВАРДЕЕЦ:
Иногда император выступает ночь напролет.

На заднем плане можно увидеть Нерона, вышагивающего вперед-назад и драматично жестикулирующего. Дарион поворачивается посмотреть.

НЕРОН:
Смелее, подруги! Пусть шум голосов
Сливается с воплем чертога,
Пока не свершилась борьба...

Глаза Дариона широко распахиваются, и он бросается к Габриель, крича и плача в истерике.

Нерон останавливается на полуфразе, с яростным огнем в глазах, пока Габриель безуспешно пытается успокоить Дариона. Наконец Нерон раздраженно вздыхает.

НЕРОН:
Габриель, он может замолчать? Я не могу продолжать игру.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций... Прости... Я не знаю, что...

Дарион рыдает еще сильнее, и Нерон нетерпеливо закатывает глаза.

НЕРОН:
Уведи его.

Габриель подхватывает Дариона на руки и быстро выскакивает с ним из зала.

Смена кадра

Габриель сидит у кровати Дариона. Он крепко спит, она с тревогой смотрит на него, нежно гладя его лицо. Раздается тихий стук в дверь.

Смена кадра

Габриель выходит из-за двери, там ее ждет Нерон.

НЕРОН:
Итак... как мальчик?

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ГАБРИЕЛЬ (в ее тоне явно прослеживается негодование):
Уже в порядке. Но то, что ему нельзя было выйти во время твоего выступления - это было ужасно.

НЕРОН:
Прости меня, Габриель. Но я должен сосредоточиться, когда играю. Запертые двери - цена, которую мы все должны заплатить за мое искусство.

ГАБРИЕЛЬ:
И ты ждешь, что маленький мальчик поймет это твое искусство?

Через секунду Нерон вздыхает и смущенно смотрит на нее.

НЕРОН:
Возможно, ты права. Я, возможно, немного... слишком страстно отношусь к своему ремеслу. (он делает паузу и протягивает руку, касаясь ее плеча) Возможно, еще давление сыграло свою роль.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций...

НЕРОН (отворачивается):
Просто вся эта ситуация с моей матерью.

ГАБРИЕЛЬ:
Да, вот о ней мы и должны поговорить.

НЕРОН:
Не о чем говорить, Габриель. Мать ранила меня, глубоко - так глубоко! Она могла бы просто вонзить кинжал мне в сердце!

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций, я знаю, ты считаешь, что Агриппина устроила против тебя заговор. Но, может быть, есть способ примирить вас.

НЕРОН:
Против меня? О, Габриель! Думаешь, у меня было бы так тяжело на сердце, будь дело только во мне? Нет... всё гораздо глубже.

ГАБРИЕЛЬ (озадаченно):
О чем ты говоришь?

Губы Нерона складываются в щелочку. Он мгновение молчит, затем вздыхает.

НЕРОН:
Пойдем со мной, Габриель. Я хочу, чтобы ты кое-что увидела.

Смена кадра

Внутри какого-то храма. Он украшен мрамором, золотом и драгоценными камнями, цветы в вазах и гирляндах - всё сделано словно напоказ. В центре храма можно смутно увидеть очертания чего-то большого - это оказывается мраморная статуя мужчины в тоге с золотым лавровым венком на голове, с множеством цветов перед пьедесталом. Входят Нерон и Габриель. Нерона проходит до статуи. Он поворачивается лицом к Габриель, обводя рукой залу.

НЕРОН:
Храм Клавдия. Я приказал построить его почти сразу после того, как вернулся в Рим.

Он выжидающе смотрит на Габриель. Она оглядывается, пытаясь скрыть свое неодобрение на вычурную показную обстановку храма.

ГАБРИЕЛЬ:
Он... он производит впечатление.

НЕРОН:
Клавдий заслужил храм, соответствующий его величию. Теперь я понимаю, что он был величайшим из всех Цезарей - Тиберий Клавдий Друз Нерон Германий.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Домиций... мы говорили о твоей матери...

НЕРОН (внезапно начинает нараспев декламировать балладу):
У матери преступной,
Которая предательским плащом
Опутала Атрида - и убила.
Из-за чего? Не подобает деве
Здесь объяснять... другие разберут...

Габриель смотрит на него, ее лицо освещается пониманием, полным ужаса.

ГАБРИЕЛЬ:
Что ты говоришь?

НЕРОН (вздыхает):
После смерти Клавдия ходили слухи, что он умер от руки Агриппины. Я отказывался этому верить - как любой любящий сын на моем месте. И я решил провести собственное расследование, чтобы пресечь эти лживые слухи. (он перестает говорить и молча смотрит на Габриель)

ГАБРИЕЛЬ (нервно):
И?.. (от его тяжелого, подавленного взгляда) Это оказалось правдой?

НЕРОН:
Агриппина - его жена и моя мать - не только убила Клавдия - она пыталась уничтожить и его репутацию. И она думает, что может искупить свое зло, назначив себя главной жрицей его храма. (Нерон качает головой) Пусть Агриппина убила императора и мужа, но я сделаю всё, чтобы его наследие жило вечно.

Крупный план лица Габриель, она оцепенело кивает.

Растворение изображения

Стены и врата Рима, перед самым восходом солнца; небо - светло-серое, розовеет на горизонте. Из ворот выезжает наездник. Камера медленно приближается к нему, показывая, что это Габриель.

Действие третье

Переполненная таверна. Через открытое окно на заднем плане можно увидеть пришвартованный корабль. Камера медленно отодвигается, пока нам не становятся видны Зена и Габриель, сидящие за столом напротив друг друга. Габриель напряженно сжимает в руках кружку, они с Зеной мгновение испепеляют друг друга взглядами.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций нападал на деревни! (она недоверчиво смеется) Зена, это безумие!

ЗЕНА:
Судя по всему, твой мальчик давно перешел эту черту.

ГАБРИЕЛЬ:
Я признаю, что Домиций может быть немного... эксцентричным...

ЗЕНА (фыркает):
Эксцентричным? Теперь это так называется?

ГАБРИЕЛЬ:
... но он не разбойник! И если он и ведет себя немного странно - кто может обвинять его, после того, что его собственная мать сделала с Клавдием?

ЗЕНА:
Я могу. Мне нужно немного больше одного слова Нерона, чтобы поверить в то, что Агриппина убила своего мужа.

ГАБРИЕЛЬ:
По-твоему, я должна поверить во все ее дикие обвинения Домиция? Где ее доказательства?

Зена мгновение переваривает услышанное, явно не находя слов ответить.

ЗЕНА (бросает):
Тебе же никогда не нравилась Агриппина, так? (от взгляда Габриель, недоверчиво встряхнувшей волосами) Не могу понять. Ты защищаешь человека, который чуть не приговорил к смерти сотню рабов.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ГАБРИЕЛЬ (защищаясь):
Тебя там не было, Зена! Необходимость подписать тот указ разбивала его сердце.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА:
Тебе не приходило в голову: может быть, ты так гордишься, что римский император - твой самый большой поклонник, что ты не замечаешь, кто он на самом деле?

ГАБРИЕЛЬ:
А тебе не приходило в голову, что ты можешь не увидеть добро в людях?

ЗЕНА:
А… как, например, в Наджаре?

Они на мгновение просто сидят, потрясенно глядя друг на друга и открыв рты. Наконец Зена пытается коснуться руки Габриель.

ЗЕНА:
Габриель, прости...

Габриель отдергивает руку.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты долго ждала, чтобы бросить это мне в лицо.

ЗЕНА (с болью):
Нет! Нет, я не это хотела сказать. Прости меня. Эта ссора... так мы ничего не добьемся...

ГАБРИЕЛЬ:
Ты неправа насчет Домиция, Зена - и я намерена это доказать.

ЗЕНА:
Габриель. (она устало вздыхает) Я знаю, ты уверена, что можешь доверять Нерону, но... просто будь осторожна, ладно?

Габриель мгновение смотрит на Зену. Забота в голосе Зены на секунду заставляет ее остановиться. Она улыбается, хотя понятно, что ее доверие к Нерону немного поколеблено.

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно. (она сжимает руку Зены) Ты тоже осторожней, договорились?

Зена механически сжимает руку Габриель в ответ.

ЗЕНА:
Всё будет хорошо.

Она встает из-за стола.

Смена кадра

Док недалеко от таверны. Он полон людей - торговцев, моряков, путешественников. Зена прокладывает себе путь сквозь толпу, при этом явно думая о чем-то еще. На пути Зены оказывается женщина в плаще с капюшоном. Она пытается отскочить в сторону, но недостаточно быстро. Зена наталкивается прямо на нее, сбивая женщину, и та теряет равновесие. Не сбавляя темп, Зена чуть поворачивает голову и оставляет рассеянное извинение.

ЗЕНА:
Простите...

ЖЕНЩИНА (высоким фальцетом):
Ничего страшного!

Зена продолжает путь. Женщина останавливается и поворачивается, спиной к камере, глядя вслед Зене, исчезающей в толпе. Как только Зена оказывается вне поля зрения, женщина оборачивается, и мы видим ее лицо. Это Сабина. Она холодно улыбается.

САБИНА (качая головой):
Зена, я обижена. Так занята, что не можешь уделить и минуты старому другу? (камера фокусируется на ней, давая ее крупный план, она криво усмехается) Или, может, ты просто теряешь хватку.

Смена кадра

Монтаж:

  • Вид издалека маленькой парусной шлюпки, рассекающей волны по направлению к Баули.
  • На это изображение постепенно накладывается крупный план Зены, ее лицо суровое и мрачное.
  • Дальний план Зены, выходящей из лодки в порту Баули. Видно, как она расплачивается с владельцем лодки и затем направляется по поднимающейся по холму тропинке.

Смена кадра

Зена идет по тропинке среди редких деревьев. Вдалеке уже виден дом Агриппины. Внезапно Зена останавливается и напрягается.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (негромко):
Арес.

Во вспышке синего света рядом с ней появляется Арес.

АРЕС:
Привет, Зена. (он касается ее лица)

ЗЕНА (накрывает его руку своей; отвлеченно):
Привет.

АРЕС:
Занята?

ЗЕНА (мягко и немного мрачно):
Да.

АРЕС:
Хочешь совет?

ЗЕНА (осторожно смотрит на него):
Какой?

АРЕС:
Не лезь в это.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЗЕНА (потрясенно):
О чем ты говоришь?

АРЕС:
Во всю эту историю между Нероном и его мамочкой. Ты здесь ничего не добьешься. (он делает паузу) Возвращайся в Грецию, Зена.

ЗЕНА (сужает глаза, подозрительно):
Погоди. У тебя какой-то интерес в Нероне?

АРЕС (рассерженно):
Кажется, ты перепутала меня с Габриель. (от ее взгляда, полного боли и гнева, поднимает свои руки в жесте сдачи) Прости. Нет, у меня нет никакого интереса.

ЗЕНА (всё еще на взводе):
Тогда почему...

АРЕС (пытается говорить нежно, несмотря на явное разочарование):
Потому что для тебя это добром не кончится.

ЗЕНА:
Значит, по-твоему, Агриппина тоже лжет?

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

АРЕС:
Я этого не говорил. Ты не думала, может, она говорит правду о Нероне - а он говорит правду о ней? (от потрясенного взгляда Зены) Видимо, нет. Ну так подумай. Может быть, они заслуживают друг друга?

ЗЕНА (воинственно):
Тебе что-то известно?

АРЕС:
Нет, просто я не доверяю никому из них. И ты тоже не должна им доверять - и Габриель. Пусть римляне сами разбираются в своих проблемах.

Крупный план Ареса, многозначительно смотрящего на Зену; затем дается крупный план Зены, тоже смотрящей на него, ее лицо полно сомнений.

ЗЕНА (качает головой):
Арес, я обещала, что буду защищать Агриппину. Я не собираюсь нарушать обещание. (ее губы напрягаются, и она принимает оборонительный и в то же время непокорный вид) Она хороший человек. Возможно, тебе этого просто не понять.

АРЕС (сжимает губы и пожимает плечами):
Делай, что хочешь. Только будь начеку.

Он исчезает. Зена задумчиво смотрит на место, где он только что стоял, выражение ее лица снова смягчается. Затем она качает головой и продолжает путь.

Смена кадра

Величественная зала во дворце Нерона. Нерон полусидит на плюшевом, покрытом бархатом диване. Он упирается подбородком в руку, со скучающим выражением лица. Его советник нервно стоит перед ним.

СОВЕТНИК:
Мой император, вопрос о последовательнице Элая Петронии еще открыт. Народ - за нее.

Нерон в смятении потирает лоб.

НЕРОН:
Снова последователи Элая. С ними столько хлопот, верно, Аквила?

АКВИЛА:
Петрония весьма популярна в народе, Цезарь.

НЕРОН:
Да, это так... и поэтому она еще опасней. Ты согласен со мной, Аквила?

Аквила открывает рот, чтобы ответить, как входит Габриель.

НЕРОН:
Габриель! (вскакивает с дивана и подбегает к ней) Ты здесь! А я всё думал, куда ты пропала.

Габриель успокаивающе похлопывает его по руке.

ГАБРИЕЛЬ:
Я в порядке, Домиций.

Нерон берет ее руку и ведет ее к выходу.

НЕРОН:
Позволь мне сопроводить тебя к завтраку. Я приказал всё держать для тебя горячим.

ГАБРИЕЛЬ:
Мне нужно проверить, как Дарион, прежде, чем...

НЕРОН:
Конечно! Конечно! Мы вместе сходим посмотрим.

Они почти доходят до двери.

АКВИЛА (робко):
Мой император?

Нерон оборачивается, с заметным раздражением.

НЕРОН:
Да, Аквила? Говори быстрей. Из-за тебя Габриель не идет завтракать.

АКВИЛА:
Вопрос с Петронией, мой император. Его нужно решить.

НЕРОН:
Петрония? Ах да, последовательница Элая. Они все - пацифисты, Аквила?

АКВИЛА (кивает):
Да, мой император.

НЕРОН:
Есть основания полагать, что Петрония предала свою веру и поднимает против меня армию?

АКВИЛА:
Я нахожу это крайне сомнительным, мой император.

НЕРОН:
Никто не сможет сказать, что Рим не имеет сострадания. Петрония свободна. (он делает величественный взмах рукой) Я не хочу, чтобы она ушла отсюда с пустыми руками. Аквила, убедись, что она получит дюжину бушелей зерна, чтобы раздать бедным.

АКВИЛА (кивает):
Я лично прослежу, Цезарь.

Аквила удаляется, и Нерон вновь поворачивается к Габриель, беря ее за локоть.

НЕРОН:
Завтрак ждет.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций, ты поступил очень хорошо.

НЕРОН:
Это твоя заслуга, Габриель. Ты вдохновляешь меня на великие поступки.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций. Я не думаю...

НЕРОН:
История запомнит меня как Нерона Сострадательного - и только благодаря тебе. Ты очень мудрая женщина, Габриель. Я думаю, что ты, возможно, права, пытаясь примирить меня с моей матерью. В качестве жеста доброй воли, я приказал отправить ей на Баули ее имущество.

ГАБРИЕЛЬ:
Это замечательно, Домиций.

НЕРОН:
Отправленные двадцать пять рабов - это лишь малая часть того, чем она владеет, но, надеюсь, этот жест поможет сгладить острые углы между нами.

ГАБРИЕЛЬ:
Рабов? Ты отправил к Агриппине рабов?

НЕРОН (посмеиваясь):
Да, конечно. Сомневаюсь, что ей на острове понадобятся ее побрякушки. Я пытался быть практичным.

ГАБРИЕЛЬ (неодобрительно хмурится):
Практичным...

Смена кадра

Зала во дворце. Темно, только на столе горит маленькая керосиновая лампа. Габриель спит в своей кровати; Дарион спит в маленькой кроватке рядом. Вдруг Дарион начинает метаться и стонать во сне. Габриель садится, протирая глаза.

ГАБРИЕЛЬ (шепотом):
Дарион?

Дарион продолжает метаться и ворочаться, издавая невнятные звуки, которые определенно говорят не о приятных снах.

ГАБРИЕЛЬ (с болью качает головой):
Снова кошмары...

Она встает и подходит к кроватке Дариона.

ДАРИОН (кричит в его сне):
Свершилась борьба!

Габриель непонимающе смотрит на него, затем берет его за плечо и ласково трясет.

ГАБРИЕЛЬ:
Дарион - Дарион, проснись!

Дарион вздрагивает и открывает глаза, резко садясь. Габриель смотрит на него, явно пораженная чем-то.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Ты в порядке?

Дарион кивает, тяжело дыша. Габриель опускается на колени перед кроваткой, кладя руки ему на плечи.

ГАБРИЕЛЬ:
Дарион... "свершилась борьба" - что это значит? (мальчик смотрит на нее, нервничая) Ты говорил это во сне, Дарион. Что это значит?

Лицо Дариона морщится; он начинает плакать. Он наклоняется вперед, пряча лицо в плече Габриель, она гладит его по голове.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Всё хорошо, детка, всё будет хорошо.

ДАРИОН (рыдая):
Тот человек... это сказал тот человек!

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

Габриель смотрит перед собой невидящим взглядом.

[ Кадры из прошлого ]

Из "Уз, которые мы выбираем":

Хижина Габриель. Дарион отчаянно мечется во сне, что-то бормоча. Габриель садится на край кроватки и трогает его за плечо.

ГАБРИЕЛЬ:
Дарион? Проснись...

Очевидно, все еще во власти кошмара, Дарион вдруг резко садится, молотя кулачками и хватая ртом воздух.

ДАРИОН:
Свершилась борьба!

Из "Большой игры":

В доме Домиция в Греции.

ГАБРИЕЛЬ (смеется и ерошит волосы Дариона):
Это - Дарион, мой... сын.

Дарион вдруг вздрагивает и прижимается к Габриель. Габриель похлопывает его по плечу.

ДОМИЦИЙ (с любопытством смотрит на Дариона):
Возможно, он боится незнакомцев.

Смена кадра

Бунт на римском Форуме. Домиций и Габриель сражаются бок о бок.

ДОМИЦИЙ:
Пусть шум голосов
Сливается с воплем чертога,
Пока не свершилась борьба!

Смена кадра

Из "Вызова":

Главная площадь в деревне, на которую совершили набег странствующие актеры. Зена стоит перед схваченными бандитами, выстроенными в линию, их руки связаны у них за спиной.

ЗЕНА (скептически):
Хочешь сказать, он возглавлял ваш отряд, а вы о нем ничего не знаете? Хорошая попытка. Никто не хочет ничего добавить?

АКТРИСА:
Он сказал правду. Всё, что мы знаем, - что он был сыном какой-то шишки в Риме, который любил играть.

Смена кадра

Из нынешнего эпизода, "Правосудие зовет":

НЕРОН:
...Габриель, разве я не говорил тебе, что в душе всегда останусь артистом и поэтом? Как-нибудь расскажу тебе о своих приключениях странствующего актера.

Смена кадра

Зена и Габриель в таверне в Остии.

ГАБРИЕЛЬ:
Домиций нападал на деревни! (она недоверчиво смеется) Зена, это безумие!

[ Конец кадров из прошлого ]

Крупный план искаженного ужасом лица Габриель; Дарион всё так же прячет свое лицо у нее на плече, и она крепко обнимает его. Он больше не рыдает, его дыхание становится ровным.

ГАБРИЕЛЬ (пустым голосом, в ее глазах блестят слезы):
Так это правда...

ДАРИОН (садится и смотрит на нее, всё еще чуть всхлипывая, он встревожен выражением ее лица):
Габриель... что с тобой?

ГАБРИЕЛЬ (обеспокоенно кивает):
Всё в порядке. (берет себя в руки) Не беспокойся, Дарион. Всё будет хорошо. (она поглаживает его по голове, ее взгляд снова становится пустым)

ДАРИОН:
Габриель?

ГАБРИЕЛЬ (вздрагивает и смотрит на него):
Да?

ДАРИОН:
Мне здесь больше не нравится... пойдем отсюда.

ГАБРИЕЛЬ (кивает, с выражением четкого намерения):
Да, Дарион. Ты прав. Мы уходим.

Она крепко сжимает Дариона в объятиях, смотря вперед тем же решительным взглядом, хотя глубже можно заметить боль.

Действие четвертое

Дом Агриппины на острове. Зена и Агриппина сидят за столом, перед ними стоит обед. Мрачно выглядящая Зена рассеянно подцепляет мясо на своей тарелке.

АГРИППИНА:
Значит, он не успокоился... и он по-прежнему выдумывает обо мне эти ужасные небылицы. (уныло качает головой, затем пронзает Зену острым взглядом и горько продолжает) И ты скоро тоже ему поверишь.

ЗЕНА (перебивает ее, резко вскидывая голову):
Агриппина - я верю тебе. (ее взгляд и ее голос смягчаются) Ты уже давно заработала мое доверие - когда я увидела, как ты рисковала своей жизнью, чтобы помочь людям в Помпеях. (она отодвигает свою полупустую тарелку и встает из-за стола) Я обещала защищать тебя, и я буду защищать. Нужно увезти тебя отсюда - как можно дальше от Рима.

АГРИППИНА (бросает):
И оставить ему империю? (Зена потрясенно смотрит на нее, и Агриппина чуть запинается) Я имею в виду... оставить ему такую власть - когда уже понятно, что он использует ее во зло?

ЗЕНА:
Всё по порядку. Пока ты остаешься здесь, ты в опасности. Я не могу вечно быть рядом и...

Снаружи раздается шум. Зена смотрит на дверь, мгновенно настораживаясь; Агриппина встает из-за стола, явно нервничая.

АГРИППИНА:
Что происходит?

ЗЕНА:
Оставайся здесь.

Она направляется к двери, как дверь сама распахивается. Вбегает рабыня, которая провела Зену в дом.

РАБЫНЯ (возбужденно):
Госпожа... это - от вашего сына!

АГРИППИНА (настороженно, но с надеждой):
Что? (пауза) Он зовет меня обратно?

РАБЫНЯ (с сожалением):
Нет... нет, моя госпожа. Но он послал вам двадцать пять ваших любимых рабов... (камера быстро дает Зену, которая чуть вздрагивает)... а еще двух лошадей и много книг из вашей библиотеки.

АГРИППИНА (с горьким сарказмом):
То есть, Нерон хочет быть уверенным, что его матери не слишком скучно в изгнании. (Зене) Ты когда-нибудь видела такого заботливого сына? (со вздохом поворачивается к рабыне) Мои рабы... Дория с ними?

РАБЫНЯ:
Да, госпожа. Они все ждут вас.

АГРИППИНА:
Хорошо. Зена - мы позже поговорим.

Зена кивает и задумчиво провожает взглядом Агриппину, выходящую за двери.

Смена кадра

Перед домом. Там ждет группа рабов и рабынь, показываемых со спины. Дверь открывается, и на крыльцо выходит Агриппина. Рабы начинают опускаться на колени; один из них, русоволосый мужчина, толкает молодую девушку рядом с собой, остающуюся стоять, и она тоже опускается на колени.

АГРИППИНА:
Встаньте, встаньте! Я счастлива вас видеть.

Смена кадра

Доки в Остии. Поздно днем. Камера показывает шумную снующую толпу; затем мы видим Габриель, в плаще, держащую за руку Дариона. Быстро идя, она оглядывается, словно чтобы убедиться, что их никто не преследует. Она подходит к морякам, стоящим неподалеку и разговаривающим.

ГАБРИЕЛЬ:
Мне нужна лодка до Баули. Как можно быстрее.

МОРЯК (скептически оглядывая ее):
Как можно быстрее? Тогда пятнадцать динаров.

ГАБРИЕЛЬ (с негодованием):
Пятнадцать... (она оглядывается и замечает человека, который, кажется, смотрит на нее с несколько чрезмерным интересом; она побежденно вздыхает) Хорошо. Но выплываем прямо сейчас.

Смена кадра

Зала во дворце Нерона. Нерон беспокойно шагает вперед-назад, перебирая струны лиры и бормоча что-то нараспев себе под нос. К нему подходит заметно нервничающий раб; Нерон останавливается и впивается в него взглядом. Спиной к камере, раб склоняется перед Нероном и что-то неразборчиво говорит.

Взгляд Нерона становится прямым и пустым, и он продолжает бродить по зале.

НЕРОН (бормоча):
Габриель ушла...

Смена кадра

Сад перед домом Агриппины. Лунная ночь. Зена пересекает сад и выходит через ворота. Она идет по полю к небольшому скоплению скал, поднимается на высокий утес над морем. Она садится и смотрит вдаль, похоже, погрузившись в свои мысли. Через секунду вспыхивает свет, и появляется Арес, сидящий возле нее. Она бросает на него взгляд, но не говорит ни слова.

АРЕС:
Не спится? (Зена смотрит на него и продолжает молчать) Начинают одолевать сомнения?

ЗЕНА (резко):
О чем?

АРЕС:
О твоей приятельнице. О том, что ты здесь делаешь.

ЗЕНА (оборонительно):
Нет.

Смена кадра

Спальня Агриппины. Агриппина лежит в кровати, спит. У кровати горит маленькая масляная лампа. Темная фигура приближается к кровати и заносит нож.

Смена кадра

Зена и Арес на утесе.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

АРЕС:
Двое сумасшедших римлян борются за власть. Ты знаешь, как это обычно заканчивается.

Смена кадра

Храм Клавдия, пустой и освещенный факелами. Входит Нерон, осматривается вокруг.

НЕРОН (с холодной улыбкой):
Нет, мама... Рим недостаточно велик для нас двоих. Бойся данайцев, дары приносящих. (хитро усмехается) Наслаждайся своими рабами.

Смена кадра

Спальня Агриппины. Нож опускается, блестя в лунном свете.

Камера быстро перемещается к лицу Агриппины: ее глаза распахиваются, и она издает сдавленный крик.

Смена кадра

Зена смеряет Ареса резким взглядом и встает.

ЗЕНА:
Я обещала защищать ее. И я буду.

Смена кадра

Храм Клавдия. Нерон берет факел, проходит вперед и поджигает венки перед статуей, затем бросает факел на драпировку, которая сразу же загорается.

Смена кадра

Спальня Агриппины. Рука с окровавленным ножом поднимается и снова опускается.

Камера опускается, показывая Агриппину, в длинной сорочке, забрызганной кровью, она слабо поднимает руки, пытаясь защититься.

Смена кадра

Нерон выходит из храма, позади него видно пламя пожара.

Смена кадра

Зена идет назад к дому.

Смена кадра

Крупный план Агриппины. Ее голова откидывается в сторону, глаза закрываются, она хрипло стонет, и из ее рта стекает струйка крови.

Смена кадра

Зена входит в дом и останавливается в главной комнате, освещенной несколькими лампами. Ее внимание привлекает тихий звук - стон Агриппины. Она на миг замирает, затем бросается к дверям спальни.

Смена кадра

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

Комната Агриппины. Зена открывает дверь и видит Агриппину, которая опускается на колени на полу, покрытом кровью. Задыхаясь, Зена несется к ней и садится на колени рядом с императрицей.

ЗЕНА:
Агриппина...

АГРИППИНА (через силу):
Зена... он сделал это.

ЗЕНА (ее лицо полно ужаса и боли):
Дай мне посмотреть твои раны...

АГРИППИНА:
Нет, слишком поздно... (кашляет) Забавно... девчушка, которая это сделала... он подарил мне ее. (она снова кашляет, из ее рта сочится кровь) Она была так похожа на Дорию... мою девочку... она умерла... (чуть стонет) Он схватил ее в одном из тех набегов, в греческой деревне...

ЗЕНА (в шоке смотрит на нее):
Что... откуда ты знаешь?

АГРИППИНА (хватает Зену за руку):
Я знала всё это время... Прости, Зена. Я лгала тебе.

ЗЕНА (медленно):
Ты знала, что твой сын возглавлял разбойников, вырезавших деревни, и сделала его римским императором? (с легким гневом) С моей помощью?

АГРИППИНА:
Это не всё. Зена - у меня мало времени... Я должна снять этот груз с души... до того, как умру.

Зена в смятении смотрит на нее.

АГРИППИНА:
Я лгала тебе и о Клавдии, тоже... он никогда не посылал за мной убийц... Я и Домиций...

ЗЕНА (трясет головой):
Я - я не верю тебе... Ты безумна...

АГРИППИНА (слабо поднимает руку, заставляя Зену замолчать):
Дай мне сказать... Я и Домиций - мы всё подстроили... чтобы ты стала помогать нам. (она закрывает глаза, обессилев, и снова открывает) А те письма от Клавдия и Друса, их план... (она кашляет)... вторгнуться в Британию... (она снова кашляет)... это подделка. Его советник... Нарцисс - он работал на меня...

ЗЕНА (трясет головой):
Нет...

АГРИППИНА:
Я убила Клавдия. (камера показывает ужасающееся лицо Зены) Я давала ему медленный яд... а когда меня сослали, Нарцисс...

Зена молча смотрит на нее, в ее глазах видны слезы, она разрывается между огорчением и гневом.

АГРИППИНА (сильнее сжимает ее руку):
Зена... скажи, что ты меня прощаешь... чтобы я умерла в мире...

Зена мрачно смотрит на нее и ничего не говорит.

АГРИППИНА (слабо улыбается):
Из нас вышла отличная команда. (кашляет) Если бы только...

Она резко падает, и ее голова стукается о пол; она мертва. Зена молча смотрит на ее тело, по ее лицу катятся слезы.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

Слышны шаги, и Зена вскидывает голову. В дверях останавливается рабыня; она стройная, среднего роста, в длинном темном платье. Ее лицо скрыто в тени.

РАБЫНЯ:
Что случилось?

ЗЕНА (с безучастным взглядом, пустым голосом):
Она мертва. Ее убили. (она опускает голову на руки) Она мертва.

РАБЫНЯ (с внезапной страстностью):
Только не жди, что я стану ее оплакивать! Я ненавижу их всех - всех римлян! (она горько смеется) Знаешь - ее сын подарил меня ей, потому что я была похожа на ее любимую рабыню, которая умерла. (Зена резко поднимает голову, на ее лице рассветает понимание) Как если бы заменили любимую кошку или собаку. Он похитил меня из моей деревни - убил мою семью... (указывает на тело Агриппины) Она знала об этом - и она благодарила его!

Зена оставляет тело Агриппины на полу, затем молча встает и идет мимо девушки.

Камера следует за Зеной, идущей через дом к выходной двери. На заднем плане мы видим рабыню, которая следует за нею в главную комнату.

Зена открывает дверь и выходит на крыльцо. К ней бегут Габриель (больше не одетая в плащ) и Дарион. Зена сходит с крыльца и останавливается.

ЗЕНА (мрачно):
Вы вернулись.

ДАРИОН:
Я больше не люблю Рим, Зена. Я не хочу туда возвращаться.

Зена смотрит на Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена? Ты была права...

ЗЕНА (тяжело, ее лицо окаменевшее, ничего не выражает):
Нет, я ошибалась. Мы обе.

ГАБРИЕЛЬ (смотрит на нее, недоуменно):
О чем ты?

Зена осторожно смотрит на Дариона, явно не желая говорить в его присутствии. Габриель это понимает и касается его плеча.

ГАБРИЕЛЬ:
Дарион, солнышко, посиди пока там, ладно?

Дарион кивает и идет к крыльцу. Габриель ждет, пока он не окажется вне зоны слышимости.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена… те набеги на деревни, Агриппина сказала правду о До... (она запинается) о Нероне...

ЗЕНА:
Да, я знаю. А он сказал правду о ней. Всё - правда. Всё.

ГАБРИЕЛЬ (недоверчиво смотрит на нее):
Что? (она внезапно замечает темные пятна на руках Зены, и ее глаза широко раскрываются) Что случилось?

ЗЕНА:
Агриппина мертва.

Габриель собирается что-то сказать, но вдруг замечает, что Дарион входит в дом через открытую дверь.

ГАБРИЕЛЬ (в ужасе):
О нет. Ее тело - я не хочу, чтобы он...

Она бросается за Дарионом. Зена мгновение смотрит ей вслед, затем разворачивается и идет к воротам сада.

Смена кадра

В доме. Дарион заходит в главную комнату, оглядывается. Рабыня, разговаривавшая с Зеной, всё еще стоит там, неподвижная. Крупный план лица Дариона: его глаза распахиваются.

ДАРИОН (неуверенно):
Ликия? (он замирает, камера отъезжает, показывая вошедшую Габриель) Ты… ты здесь?

Камера поворачивается к рабыне, которая стоит, потрясенно замерев и не сводя с него глаз.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

ЛИКИЯ (шепотом):
Дарион?

ДАРИОН (шок сменяется радостью):
Ликия - ты здесь!

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

Он бежит к ней и сильно обнимает ее за талию. Ликия тоже обнимает его, но на ее лице остается выражение оцепенелости.

Смена кадра

Зена идет к утесу, где она чуть раньше разговаривала с Аресом. Она останавливается на вершине утеса, на мгновение замирает. Ее черный силуэт четко вырисовывается в лунном свете. Она вынимает из ножен меч и бросает себе под ноги, а в следующую секунду пинает с края утеса. Слышен слабый лязгающий звук, когда меч падает на камни внизу.

Зена (лицом к камере) снимает с пояса шакрам и тоже бросает. Камера следует за шакрамом, сверкающим в лунном свете, показывая его всё крупнее по мере падения, затем отодвигается, когда он падает в пенящиеся волны. Этот кадр сливается с крупным планом полного боли лица Зены.

Серия ШВС 8.16 - Правосудие зовет

Конец

[ Во время съемок этого эпизода вырыли очень глубокую яму. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить