• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

(11 голосов)
Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых
  • Режиссура: Tango
  • Сценарий: Tango и LadyKate
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Зену и Габриель зовут в Фивы, чтобы они попытались остановить двух братьев от разрушения города.

Предисловие

Ночь. Большой армейский лагерь перед городом, окруженным стеной. В лагере и на городских стенах горят факелы, но все тихо; атмосфера чрезвычайно напряженная.

Двое ночных часовых греют руки у костра. На заднем плане виднеются городские стены, большие и темные.

Раздается какой-то звук. Часовые хватают свои копья.

ЧАСОВОЙ №1:
Стой! Кто идет?

Высокий хорошо вооружённый мужчина подходит к посту. Часовые поспешно опускают оружие.

ЧАСОВОЙ №2:
Господин Полиник. Город уснул, но он ожидает

ПОЛИНИК:
Не помню, чтобы спрашивал твоё мнение, солдат.

ЧАСОВОЙ №2:
Н-н-нет, сир... господин.

Полиник игнорирует часовых и идёт мимо костра. Камера фокусируется на его лице, когда он смотрит на городскую стену. Он глубоко вздыхает, наслаждаясь свежим воздухом.

ПОЛИНИК:
Фивы. Мой город. Мой город. Как я скучал по тебе.

Смена кадра

За городскими стенами. Камера показывает крупным планом две тени, которые на свету оказываются двумя фигурами в накидках. В стене открывается проём, они исчезают внутри.

Смена кадра

С другой стороны проёма, внутри города. Стена освещена факелами. Эти фигуры в накидках пролезают сквозь проём, и его сразу за ними закрывают. Первый человек откидывает капюшон: это - Зена. Габриель делает то же самое и встряхивает волосами.

ГАБРИЕЛЬ:
Не так уж плохо для могучей аргосской армии - двое спящих стражников.

ЗЕНА:
Они очень уверены в себе.

Богато одетый мужчина средних лет со свитой слуг спешит к ним.

ЗЕНА:
Креонт. Мы пришли, как только услышали. (кивает на стену, указывая на армию снаружи) Давно они там?

КРЕОНТ:
Достаточно давно. Зена, Габриель. (кивает) Боюсь, без вашей помощи Фивы падут до рассвета.

Камера следует за ними, пока они быстро идут вдоль стены.

ГАБРИЕЛЬ:
Почему армия Аргоса напала на вас? Их никогда не интересовали Фивы.

КРЕОНТ:
Армию возглавляет мой племянник, Полиник.

ГАБРИЕЛЬ (ошеломлённо):
Он идёт войной на собственный город?

КРОЕОНТ:
Хуже того, на собственного брата. Мой другой племянник, Этеокл, возглавляет оборону.

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
Зачем это Полинику?

ЗЕНА:
Как обычно. Королевский титул, деньги, власть...

КРЕОНТ:
Он был выслан в Аргос...

ЗЕНА:
... и ему не понравился климат.

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ГАБРИЕЛЬ:
Но он вырос здесь. Он же знает этот город вдоль и поперёк!

ЗЕНА:
Он знает. Поэтому он так и опасен.

КРЕОНТ:
Я надеялся ...

Он прерван звуком трубы и криками сражения. Звучит гонг.

ГОЛОСА:
К оружию! Все на стены! К оружию, на нас напали!

Раздаётся шипящий звук и серия взрывов: снаряды из катапульт попали в стены. Снаружи тоже раздаются крики, вероятно, из-за ответного огня.

КРЕОНТ:
Началось! Скорее!

Они подбегают к главной башне; спиральная лестница внутри ведет на стену.

ЗЕНА:
Идём!

Смена кадра

На верху городской стены. Стрельцы расставлены как можно чаще; некоторые уже ранены или убиты в последнем нападении. Другие спешат занять свои места, чтобы отбить атаку аргосской армии. Появляется Креонт в сопровождении Зены и Габриель.

КРЕОНТ:
У нас семь ворот, и в каждых по стратегу, но аргосцы нас окружили...

ЗЕНА:
Пригнитесь!

Она толкает назад Габриель и Креонта, раньше них заметив горящие снаряды, летящие на стену. Приглушенный крик; стрелец падает. Другой хватает арбалет, выпавший из его рук, и отталкивает его в сторону, целясь вниз.

ЗЕНА (перекрикивает шум боя):
Где Этеокл? У каких врат?

ГОЛОС (за камерой):
Я не у врат, Королева Воинов.

Зена оборачивается и видит Этеокла - высокого молодого человека в ярких безвкусных доспехах. Он поразительно похож на Полиника.

ЭТЕОКЛ:
Даже не надейся возглавить армию. Мой дядя (он сердито смотрит на Креонта), кажется, думает, что я не в состоянии сам защитить мой родной город от врагов. Я с этим не согласен.

ЗЕНА:
Я не отбираю твою работу, Этеокл, но люди долго не продержатся.

ЭТЕОКЛ:
Все семь врат хорошо защищены. Шакалы моего брата не имеют ни шанса прорваться.

ЗЕНА (пробует подавить раздражение):
Ты не видишь? Они вывели из строя много лучников и уже лезут на стену.

ЭТЕОКЛ:
Что ж, пусть заходят! Я окажу моему предателю брату радушный приём!

КРЕОНТ:
Ты глупец! Мы все умрём!

Раздаётся звук удара о стену, он неоднократно повторяется.

ГАБРИЕЛЬ:
Что это было?

ЗЕНА:
Лестницы!

ГАБРИЕЛЬ:
Они поднимаются!

Смена кадра

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

Снаружи городских стен, солдаты поднимаются по лестницам.

ГОЛОС КРЕОНТА:
Этеокл, нам придётся принять помощь Зены!

Смена кадра

Снова стена, солдат указывает вниз.

СОЛДАТ (кричит):
Он здесь, господин Этеокл! Этот предатель Полиник!

Этеокл поднимает копье.

КРЕОНТ:
Этеокл!

ЭТЕОКЛ (Зене):
Командуй на здоровье, но Полиник мой.

Этеокл бежит к солдату, который указал на его брата.

ЗЕНА:
Нужно перебросить сюда подкрепление от врат...

ГАБРИЕЛЬ:
Поняла.

Габриель бежит вдоль стены, к главным воротам, где находится большая часть отрядов.

ЗЕНА (отрядам):
Сбрасывайте лестницы! Быстрее, пока аргосцы не поднялись!

Смена кадра

Аргосские солдаты почти забрались на стены; Зена и солдаты Фив отталкивают лестницы назад. Камера показывает отдельную лестницу, которая покачивается, а затем медленно падает назад; лучники с городской стены стреляют в людей, цепляющихся за неё. Они кричат и падают на своих товарищей по оружию, ломая ряды. Им вслед летят стрелы.

Смена кадра

На стене ликуют окрылённые успехом фиванские солдаты. Ещё одна лестница отброшена. Ликование усиливается при виде подкрепления.

ГАБРИЕЛЬ:
Врата в безопасности; большее количество людей находится на их пути.

Зена кивает, Габриель и другие присоединяются к драке. Несколько солдат сражаются на стене, отбрасывая лестницы; вспыхивает перестрелка.

К Зене со спины подбегает солдат с поднятым мечом.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена! Сзади!

Зена поворачивается, захватывает руку человека и выкручивает её, заставляя его бросить оружие.

МУЖЧИНА:
Зена?! (в панике) Королева Воинов!

Другие аргосские солдаты слышат его; среди солдат раздаются отдельные восклицания.

ЗЕНА:
Да, приятно познакомиться.

Она оглушает его и продолжает сражаться с другими, в это время прибывает новое подкрепление. Ход сражения явно переломился в пользу Фив.

Смена кадра

Некоторые солдаты в панике бегут к стене, чтобы убраться из города, и пытаются слезть по лестницам, а аргосцы, которые лезли наверх, теперь пытаются на этих же лестницах удержаться.

ГОЛОСА:
Зена! Она фаворитка Ареса! На их стороне Арес; мы не можем победить!

ГОЛОС КОМАНДУЮЩЕГО:
Отступаем!!

Смена кадра

Перестрелка заканчивается, аргосская убегает.

ГАБРИЕЛЬ:
Всё кончено.

ЗЕНА:
Не совсем.

Камера следует за взглядом Зены: поединок Этеокла и Полиника. Звук их сталкивающихся мечей продолжает раздаваться и после того, как прекратились остальные стычки. У их ног лежат двое других мёртвых аргосцев.

ЭТЕОКЛ:
Почему бы тебе не последовать примеру своих солдат и не убраться, пока ещё жив, Полиник? Ой, они, кажется, забыли про тебя.

Он бросает Полиника к бойнице, потом хватает за волосы и поднимает его голову, заставляя посмотреть на отступление аргосской армии.

ЭТЕОКЛ:
И это армия?

ПОЛИНИК (сражается):
Это и мой город, брат!

Он освобождается от "братских объятий" и наносит Этеоклу в бок удар кинжалом. Этеокл вскрикивает и на мгновение выпускает его; в следующий момент он поднимает Полиника над стеной и швыряет его тело вниз. Раздаётся отдаленный звук: тело Полиника падает на землю. Этеокл держится за бок и медленно оседает.

Мгновение камера фокусируется на нём, затем перемещается назад. Позади солдат стоит Креонт, он выглядит бледным и ошеломленным. Он подходит к телу вместе с Зеной и Габриель, солдаты почтительно отходят в сторону. Он качает головой, не в состоянии поверить.

КРЕОНТ (нежно):
Этеокл ... О, боги.

Слышен какой-то шум: солдаты стараются держать кого-то; Зена и Габриель оборачиваются. Тоненькая девушка в богато вышитой тунике, с диадемой на голове, пытается пройти мимо солдат.

КРЕОНТ:
Антигона, нет!

АНТИГОНА (кричит):
Мои братья!

Она, наконец, прорывается сквозь толпу и падает на колени у тела Этеокла, громко рыдая. Она обнимает его, встряхивает и убирает волосы с его лица.

АНТИГОНА:
Нет! Нет!!!

Габриель отходит от Зены и опускается на колени рядом с девушкой, пытаясь её успокоить. Солдаты стараются увести Антигону от тела, но Креонт жестом их останавливает.

КРЕОНТ:
Нет. Этеокл пал смертью храбрых, защищая наш город от самого ужасного врага - предателя. Его собственного брата! Он вернулся из изгнания, намереваясь разрушить свой родной город, намереваясь пролить кровь своих родных...

Антигона подавленно рыдает, прижимая к себе тело брата.

КРЕОНТ (продолжает):
Посмотрите на боль, которую он причинил, посмотрите на его сестру! Пока я жив, этот город не простит предателя. (повышает голос) Охрана!

Появляются стражники.

КРЕОНТ:
Возьмите тело нашего принца и проведите похорон, достойного героя. Он не заслуживает меньшего. А с Полиником... Оставьте его тело здесь. (ещё громче) Вот так Фивы разговаривают с врагами: даже в смерти они не встанут рядом со злом. Пусть же тело предателя останется не погребённым!

Габриель смотрит на Зену, они обменивают обеспокоенными взглядами.

Действие первое

Следующий вечер. Большой праздник в честь победы на главной площади Фив перед королевским дворцом, освещенным факелами и масляными лампами так ярко, словно сейчас день. Камера медленно следует по площади, показывая различные достопримечательности и звуки празднеств: певцы, мимы, клоуны и акробаты, развлекающие публику, волынщики и барабанщики, продавцы закусок и выпивки, родители, поднимающие детей себе на плечи, танцующие мужчины и женщины.

Мы следуем за камерой к большому возвышению перед дворцовыми воротами, предназначенному для королевской семьи, наиболее важных горожан и почётных гостей. Креонт сидит на троне, теперь в короне и богатой мантии, обсуждая что-то с двумя членами совета. Подходит слуга, наполняя кубки вином.

КРЕОНТ (поднимает свой кубок):
Еще один тост - за нашу победу!

ОЛЬДЕРМЕН №1 (повторяет жест):
За победу и короля Креонта!

ВСЕ:
За короля Креонта!

Пока Креонт и остальные осушают кубки, камеры перемещается к дальнему концу возвышения, где в одиночестве стоит Антигона. На этот раз она одета в простое черное платье, безо всяких драгоценностей. Она смотрит вдаль, выглядит очень напряженный, словно чего-то ждёт. Кубок в ее руке все еще полон.

Габриель поднимается на помост. Она с тревогой смотрит по сторонам, замечает Антигону и направляется к ней. Она берет Антигону за руку; девушка вздрагивает и оборачивается. Увидев, что это Габриель, она печально улыбается и снова смотрит вдаль.

АНТИГОНА:
Привет, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Антигона ...ты держишься?

АНТИГОНА (вздыхает):
Да, насколько это возможно в моей ситуации. (Она смотрит на Габриель, ее голос становится резким) Хотела бы я знать, Габриель, был ли вообще кто-нибудь в моей ситуации? Видел ли, как двое его братьев убивают друг друга? И знал ли, что тело одного из них останется на растерзание псам и стервятникам?

ГАБРИЕЛЬ (на её лице написана боль):
Антигона ...

АНТИГОНА:
Только не говори мне, что ты знаешь, что я чувствую. Ты не знаешь, и никто не знает.

ГАБРИЕЛЬ (смотрит на Антигону, кусая губу, наконец, говорит):
Ты права, Антигона. Никто не может знать, что ты чувствуешь. Но я знаю кое-что о боли и потери. И я знаю, что сейчас тебе нужен друг... и если позволишь, я стану им.

Смена кадра

Зена поднимается на помост. Она ищет Габриель и видит ее, разговаривающую с Антигоной, затем идёт к Креонту.

КРЕОНТ (замечает ее и встаёт):
Зена! Я уже стал волноваться, что ты не появишься. Ты же почётная гостья. (повышает голос) Ещё вина! (слуга снова наполняет его кубок) Выпьем же за Зену, Королеву Воинов, которая спасла наш прекрасный город!

ГОЛОСА:
За Зену! За Зену!

КРЕОНТ:
И за нашего мудрого прорицателя Тиресия, который посоветовал нам обратиться к тебе.

Камера показывает очень хилого седовласого старца в темно-синей одежде в задней части dais. Его глаза впалые и закрыты - он слепой. Он наклоняет голову, подтверждая тост.

ГОЛОСА:
За Тиресия!

Пока все пьют, Зена молча стоит, на её лице явное неодобрение. Креонт взволнованно смотрит на неё.

Смена кадра

Антигона и Габриель.

АНТИГОНА (горько посмеивается):
Взгляни, Габриель. Взгляни на них. Танцуют, смеются и поют, словно это - отличный праздник...

ГАБРИЕЛЬ:
Нельзя обвинять их за это, Антигона. Война закончилась, город снова в безопасности…

АНТИГОНА (прерывает):
А сотни наших людей и их людей лежат мертвые. Но их это нисколько не волнует. Они примирятся с чем угодно, пока их жизни вне опасности, а их желудки полны.

ГАБРИЕЛЬ:
Возможно, когда-нибудь ты поймёшь, что в мире есть не только чёрное и белое.

АНТИГОНА (нетерпеливо):
Габриель, прошу, не говори, что однажды я вырасту и научусь принимать вещи такими, какие они есть. Потому что если это означает быть взрослой, то я не хочу взрослеть. Ты сама не веришь тому, что говоришь, Габриель. Ты не можешь верить в это и бороться за справедливость.

ГАБРИЕЛЬ (мягко, беря ее руку):
Антигона, твоя жизнь не была очень счастливой, даже до случившегося?

АНТИГОНА:
Может ли птица в клетке быть счастливой? С самого детства люди велели мне быть хорошей девочкой. Нет, Антигона, ты не можешь играть с другими детьми на улице, ты - принцесса. Нет, Антигона, ты не можешь ездить верхом, и чтобы ветер развевал твои волосы - ты можешь только идти со свитой слуг, и ты же не хочешь, чтобы твои волосы растрепались. Нет, Антигона, ты не можете снять свой золотой браслет и отдать его нищему на улице, это глупо. Всё, что я слышала это то, что мне нельзя. Я хочу хотя бы раз встать и прокричать на весь мир: Да, я могу!

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ГАБРИЕЛЬ:
У всех нас есть своё предназначение, Антигона. Через пять лет, когда тебе исполнится двадцать три, ты займёшь трон дяди и станешь королевой Фив, ведь так? (Антигона угрюмо кивает) Подумай обо всём хорошем, что ты сможешь сделать тогда.

АНТИГОНА (горько):
Ты действительно думаешь, что как королева я буду иметь больше свободы? Изменится только титул. (насмешливым тоном) Королева Антигона, Вы должны играть по правилами. Королева Антигона, Вы должны следовать вашему разуму, а не сердцу. Королева Антигона, Вы не можете устранить бедность и несправедливость, это не практично. (она вздыхает). Жаль, что я не могу оставить все это и жить, как вы с Зеной. Я читал твои свитки, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (чуть улыбается - она не может сдержать, что польщена):
Читала?

АНТИГОНА (кивает):
Ты и Зена, вы - мои героини. Вы ни на кого не похожи... Вы ломаете все правила и бросаете вызов несправедливости... и вы всегда поступаете правильно.

Крупный план лица Антигоны, с задумчивым и одновременно неповинующимся взглядом.

Смена кадра

Поле битвы за городскими стенами, где лежат мертвые тела аргосских солдат и Полиника. Территорию охраняют трое солдат, один из них держит факел.

СТРАЖ №1:
А я повторяю, парни, это не правильно. Да, я знаю, они были врагами и все такое. Но скажем честно, это же самое когда-нибудь может случиться и с нами. Мы тоже можем вот так остаться на закуску стервятникам.

СТРАЖ №2 (с факелом):
Эй, заткнись. Не действуй нам на нервы. Достаточно, что мы вынуждены караулить здесь...

СТРАЖ №1:
А будет ещё хуже. Скоро они начнут вонять...

СТРАЖ №3:
Короли ... Они только отдают приказы, а мы должны делать всю грязную работу.

Внезапно страж№2 останавливается.

СТРАЖ №2:
Какого?.. Посмотрите на это, парни.

Он немного опускает факел, освещая землю. Одно из мертвых тел засыпано слоем земли.

СТРАЖ №1 (потрясенно):
Кто-то похоронил беднягу.

СТРАЖ №3:
И кто же он?

СТРАЖ №2:
Идём, ребята. Давайте разберёмся с этой дрянью.

Страж №3, немного неохотно, сбрасывает мечом землю с тела. В мерцании факела они видят светлые доспехи с декоративным узором.

СТРАЖ №2:
Да будь я проклят, если это не Полиник!

Смена кадра

Креонт на троне, осушая очередной кубок с вином. Зена стоит рядом с ним.

ЗЕНА (спокойно):
Креонт, думаю, нам стоит поговорить, прежде чем эта выпивка повлияет на твоё решение… любое.

КРЕОНТ (подозрительно смотрит на неё):
Любое? Что ты имеешь в виду?

ЗЕНА:
Я думаю, ты знаешь, что я имею в виду. Отданный тобой приказ не хоронить убитых аргосцев…

КРЕОНТ (резко):
Я не изменю его.

ЗЕНА:
Ты выиграл войну, Креонт. Теперь самое время проявить уважение к павшим врагам.

КРЕОНТ:
Они были хуже бандитов.

ЗЕНА:
Они были солдатами, солдатами, которые пошли туда, куда им приказали. Креонт ... Какой смысл лишать их последних почестей?

КРЕОНТ:
Зена, Фивы не могут себе позволить новую войну. Как только все узнают о случившимся, никто больше не захочет напасть на нас.

ЗЕНА:
Ты настолько уверен в этом, что готов позволить заболеть собственным людям? (она немного качает головой) Ты образованный человек, Креонт. Ты знаешь, что может случиться, если оставить мертвых гнить у города…

КРЕОНТ:
О них позаботятся стервятники.

ЗЕНА (мягко):
Креонт ... твой собственный племянник ...

КРЕОНТ (резко):
... он хуже их всех! Полиник мне не племянник. Он - предатель, он привёл вражескую армию к вратам собственного города.

ЗЕНА:
И умер за это.

КРЕОНТ:
Даже в смерти он не избежит кары. (он замечает неодобрительный взгляд на лице Зены) Послушай, Зена. Ты знаешь, что я никогда не хотел управлять Фивами. Я родился в простой семье, просто моя младшая сестра, Иокаста, вышла замуж за короля Лая. Я никудышный политик, и ты это знаешь. (теперь его голос звучит грустно). Я всегда любил искусство ... Большую часть жизни я провёл, собирая свитки. Будь моя воля, я провёл бы остаток дней в моей библиотеке. Ты же помнишь, как мы познакомились?

ЗЕНА (задумчиво):
Да ... Вы с Габриель встретились на фестивале Бардов ... почти ... тридцать лет назад. (она слегка вздрагивает) Так странно, когда все, кого ты знаешь, вдруг оказываются на двадцать пять лет старше - я все еще не могу привыкнуть к этому.

КРЕОНТ (чуть улыбается):
С другой стороны, просто невозможно представить постаревшую Зену, Королеву Воинов. (его улыбка исчезает.) До вчерашнего дня, Зена, я никогда не думал, что мне придётся взять власть в свои руки. Но посмотри на все, что случилось с нашим городом. Сначала, четыре года назад, моя сестра и ее муж умерли от загадочной болезни ... По некоторым слухам, от яда, а другие утверждали, что это кара богов. Или их сыновья, Полиник и Этеокл, - они родились с разницей всего лишь в час, не ясно было, кого провозгласить наследником, поэтому они стали соправителями, но Полиник был слишком честолюбив и готовил заговор, чтобы захватить всю власть. Потом он был сослан, остальное ты знаешь - он собрал в Аргосе армию и привёл её сюда. Мы едва сумели отстоять город, с твоей помощью, за что я буду вечно тебе благодарен.

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ЗЕНА:
Какое отношение это имеет к не погребению павших? Креонт, мы говорим о простом акте человеческого приличия.

КРЕОНТ:
Нет, мы говорим о поддержании порядка в городе. Я знаю, многие в Фивах думают, что я не тот, кто должен стоять у власти. А, Креонт, этот книжный червь. А, Креонт, он за всю жизнь меч в руках не держал. А, Креонт, старая тряпка. Отлично, если кто-нибудь думал, что я не могу принимать жестких решений, пускай подумает ещё раз.

ЗЕНА:
Для тебя это так важно?

КРЕОНТ:
Позвольте мне кое-что сказать тебе, Зена. Даже если теперь ты меня убедила, что я был не прав, отдав такой приказ, я не собираюсь менять своё постановление. По-твоему, после этого ко мне останется какое-то уважение? После всей этой суматохи наш город нуждается в стабильности. А это невозможно, если нового короля станут считать слабаком, не имеющим собственного мнения.

ЗЕНА:
Креонт, иногда намного сложнее признать, что был не прав, чем придерживаться ошибочного решения.

КРЕОНТ:
Поверь, я очень уважаю тебя, Зена. Но ты - воин, не правитель. Мне это нравится не больше, чем тебе, но я делаю то, что лучше для города. Беседа закончена. Новых похорон не будет.

Крупный план на лицо Зены. Она выглядит горько разочарованной, но одновременно похоже, что она обдумывает план. Внезапно слышится шум волнения. Креонт резко поворачивает голову.

ГОЛОС (хриплый и запыхавшийся):
Господин Креонт! Господин Креонт!

На помосте ликование сменяет гробовая тишина. Камера показывает запыхавшегося стража№2, который стоит на помосте. Он держит в руке какой-то предмет.

СТРАЖ №2:
Мой господин .... кто-то пытался похоронить предателя Полиника!

Раздаются громкие возгласы. Креонт резко встаёт. По мере распространения новостей через площадь празднество останавливается.

КРЕОНТ:
Что случилось?

СТРАЖ №2 (заикаясь):
М-мой господин ....

КРЕОНТ:
Говори, солдат.

СТРАЖ №2:
С-сэр .., мы дежурили за городскими стенами, как Вы и приказали... А затем вдруг .... он оказался почти полностью засыпан землей ...

КРЕОНТ:
Вы кого-нибудь видели?

СТРАЖ №2:
Н-нет, сир .. ни души. Не видели и не слышали... Но мы кое-что нашли у тела. (он протягивает руку)

КРЕОНТ:
Что это? Дайте сюда.

Слуга берет предмет из рук стража и приносит его Креонту, который принимается это рассматривать. Показанный крупным планом, предмет оказывается маленькой деревянной лопаткой красного цвета, измазанной в грязи.

СОВЕТНИК (стоящий возле Креонта, выглядит потрясенным):
Это детская игрушка!

КРЕОНТ (задумчиво):
Кто бы они ни были, они умны. (Зене) Теперь ты видишь, с чем я должен иметь дело? Изменники все еще скрываются в городе - сторонники Полиника среди нас. Они придумали этот фокус, как будто это сделал невинный ребёнок, чтобы снискать симпатии.

ЗЕНА:
Или возможно это был кто-то, кто просто думал, что поступает правильно.

КРЕОНТ:
Я решаю, что правильно, а что нет. (он выступает вперед и говорит громким командным тоном, который разносится по всей площади). Люди Фив, послушайте меня! Вы знаете, что я издал указ. Тела аргосских захватчиков должны лежать не погребенными, как урок всем, кто захочет прийти к нам с подобными намерениями. И более остальных такой судьбы заслуживает Полиник, наш бывший царевич, ставший предателем. Полиник привёл вражескую армию к нашим вратам, и это стоило Фивам сотни лучших и храбрейших людей. Таково мое решение, и как ваш правитель, я не допущу неповиновения. Кто-то только что пытался захоронить тело Полиника.

Громкие недовольные возгласы из толпы.

КРЕОНТ (продолжает):
Тем самым я объявляю, что любой, кто будет пойман при попытке сделать это снова ... (он делает драматичную паузу, крупный план его лица) ... будет казнён!

Ропот и вынужденные аплодисменты толпы. Зена не проявляет никакой реакции, ее губы сильно сжаты. Она смотрит туда, где стоят Габриель и Антигона, камера следует за её взглядом. Глаза Габриель и Зены встречаются, затем Габриель поворачивается, чтобы посмотреть на Антигону. На лице принцессы написаны боль и потрясение, но одновременно и вызов, и решимость. Глаза Габриель широко раскрываются. Она выглядит обеспокоенной.

Действие второе

Рассвет. Мраморная статуя Зевса, его рука поднята, словно готовясь бросить молнию. Вместо молнии из его руки течёт струя воды. Камера передвигается назад, и мы видим, что это фонтан, установленный в центре маленького сада. Единственные звуки - всплеск воды и щебетанье птиц. Зена наклоняется у кромки фонтана, смотря в воду.

ГОЛОС ГАБРИЕЛЬ:
Глашатаи по всему городу объявляют указ Креонта.

Зена смотрит, как Габриель подходит к ней.

ЗЕНА:
Я знаю.

ГАБРИЕЛЬ:
У тела Полиника дежурит постоянная охрана. (беспокойно) Никогда не ожидала бы подобного от Креонта. Он твёрдо намерен оставить тела в назидание другим.

ЗЕНА:
Он принял поспешное решение и теперь связан им.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Годы не были добры к нему.

ЗЕНА:
Ни к кому из нас.

Она поворачивается, чтобы рассмотреть статую Зевса. Габриель следует за ее пристальным взглядом.

ЗЕНА:
Он думает, так будет лучше. (кивает на статую) Он тоже так думал. И Афина.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты о Сумерках? Об их стремлении убить Еву, чтобы спасти Олимп?

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ЗЕНА:
Обо всём (снова смотрит на Габриель) Боги защищали свою власть. Мы думали, что без них нам будет проще, мы получим свободу. Но посмотри на Креонта: возможно, он не хотел быть королем, но теперь, когда он стал им, он принимает решения для города, не для людей.

ГАБРИЕЛЬ:
"Высшее Благо"?

ЗЕНА:
Да. Можно и так назвать. (горько) Элай был прав. Мы не нуждаемся в богах. Мы точно также делаем наши жизни несчастными и без них.

Габриель выглядит так, будто принимает решение, затем говорит.

ГАБРИЕЛЬ:
Возможно, у нас ещё больше проблем, чем мы думали.

ЗЕНА (с полуулыбкой):
Ну, я всё равно ничего не планировала в ближайшие дни...

Ее улыбка резко исчезает, когда она видит взволнованное выражение лица Габриель.

ЗЕНА (встревожено):
Габриель, в чём дело?

ГАБРИЕЛЬ:
В Антигоне. Зена, я думаю, это была она. Она сделала это.

ЗЕНА:
Сделала что?

ГАБРИЕЛЬ:
Погребла тело Полиника. (тараторит) Когда стражи сказали Креонту о захоронении, нужно было видеть её лицо. Она действительно испугала меня, то, как она смотрела на Креонта. Словно ей было жаль, что это не он на месте ее брата.

ЗЕНА (медленно):
Ей было не легко потерять обоих братьев в один день. Даже без указа Креонта. Ей нужно время свыкнуться.

ГАБРИЕЛЬ:
Это - ... другое. Дело в ней самой. Она рассержена и одинока. Я пробовал поговорить с ней, но она не откроется постороннему.

ЗЕНА:
Потеря брата - это тяжело. (пауза) Антигона должна найти собственный способ жить с этой болью. Ей повезло, что у неё есть ты.

ГАБРИЕЛЬ:
Она хочет быть героем.

ЗЕНА:
Она юна.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, если она сделала это…

Зена встает, поворачиваясь, чтобы уйти.

ЗЕНА:
Не могу сказать, что обвинила бы ее. Габриель, последи за ней, пока меня не будет.

ГАБРИЕЛЬ (тоже встаёт):
Куда ты?

ЗЕНА:
Поговорить с тем, кто сможет помочь.

ГАБРИЕЛЬ:
Помочь Антигоне?

ЗЕНА:
Нет. Креонту.

ГАБРИЕЛЬ:
Почему мне не нравится, как это звучит?

ЗЕНА (чуть пожимает плечами):
Мы делаем то, что должны.

Смена кадра

Габриель идет по дворцовому коридору. Камера следует за ней. Справа от неё декоративные окна, слабый утренний свет создает блики на полу. Слева от неё появляется закрытая дверь. Габриель замирает возле неё, затем вздыхает и стучит. Никакого ответа. Она снова стучит, затем пробует открыть. Крупный план ее руки, она поворачивает ручку двери, и дверь приоткрывается внутрь. Габриель замирает в дверном проеме.

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона?

Она проходит в дверь и смотрит вокруг. Камера показывает богатый интерьер женской гостиной. У окна несколько мягких стульев, рядом стоит ткацкий станок с почти законченным гобеленом. В комнате никого нет.

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона? О!

Девушка-служанка в накидке пытается проскользнуть мимо Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
О, извини, твоя хозяйка здесь?

СЛУЖАНКА (не поднимая глаз, бормочет):
Она ... нездорова.

Глаза Габриель широко раскрываются, она кладет руку на плечо девушки.

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона? Что...что ты хочешь сделать?

Девушка скидывает капюшон с головы - это действительно Антигона. Она что-то держит в руках, пытается спрятать.

ГАБРИЕЛЬ:
Что это?

АНТИГОНА (защищаясь):
Ничего, что тебя бы заинтересовало (прячет руки) У меня достаточно людей, пытающихся следить за каждым моим шагом. Я думала, что ты другая. (она сужает глаза) Или тебя послал мой дядя... чтобы следить за мной?

ГАБРИЕЛЬ:
Я не хотела " следить за тобой ". Я хочу помочь тебе, Антигона, тебе сейчас очень тяжело. Я только думала, что мы могли бы... поговорить?

АНТИГОНА (немного смягчается):
Тогда говори.

ГАБРИЕЛЬ:
Хорошо ... (смотрит на наряд Антигоны) Почему ты одета как служанка?

АНТИГОНА:
Так ты хочешь поговорить о моих вкусах в одежде?

ГАБРИЕЛЬ (успокаивающе, но с небольшим нетерпением):
Можешь не отвечать, если не хочешь. Просто мне интересно, почему принцессе приходится притворяться служанкой, чтобы выйти в город.

Антигона вызывающе смотрит на неё.

АНТИГОНА:
Ты хочешь помочь мне, Габриель?

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно ...

Антигона вынимает руки из складок ее плаща: она держит игрушечную лопатку, которую мы видели прежде.

АНТИГОНА:
Тогда помоги мне похоронить моего брата.

ГАБРИЕЛЬ:
Что ... откуда она у тебя?

АНТИГОНА:
Она моя. Я вернула её. (нетерпеливо) Итак, ты станешь мне помогать? У меня мало времени.

ГАБРИЕЛЬ (указывает на лопатку):
Они будут искать и это тоже. (качает головой) Антигона ... Ты не можете идти туда среди бела дня, теперь повсюду стража. Тебя поймают, и если ты...

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

АНТИГОНА:
Выходит, все твои истории - только ложь? Ты боишься. (она сглатывает, затем смягчает тон) Габриель ... Пожалуйста. Постарайся понять. Я знаю, что это не вернёт брата. И я знаю про указ дяди. Но я должна это сделать, понимаешь? Что бы ты почувствовала, если бы тело твоего брата выбросили на растерзание птицам?

ГАБРИЕЛЬ (шепчет):
У меня нет братьев.

АНТИГОНА:
Тогда сестру, мать, отца ... Зену. Скажи, Габриель, что бы ты почувствовала, если бы тело Зены было оставлено гнить, потому что кто-то сказал, что так надо?

Габриель смотрит с болью и ужасом. Тень триумфа пересекает милое личико Антигоны, потом она вновь становится серьезной.

АНТИГОНА:
Это - всё, что я могу для него сделать, и никакой указ не остановит меня, потому что я права. И я сделаю это, с твоей помощью или без неё. Ты побежишь доложить обо мне дяде? Ты обязана, ты знаешь.

ГАБРИЕЛЬ:
Я помогу.

Антигона тщательно изучает лицо Габриель, затем медленно кивает.

АНТИГОНА:
Вы не такая как другие.

Смена кадра

Снаружи города, охрана патрулирует поле битвы. Солнце почти в зените, стоит жара. Слышен гудящий шум, когда камера направляется на тела: становятся видны рои мух и других насекомых.

Трое стражей, которые дежурили ночью, сидят на пригорке, играя в кости. Чуть подальше от них на земле лежит тело Полиника, всё ещё не погребенное. Камера разворачивается, так что теперь тело скрыто пригорком.

СТРАЖ №3 (бьёт рукой о камень):
Ха! Я выиграл!

Он поперхнулся и начинает кашлять. Отдышавшись, он поднимает руку, прикрывая нос и рот.

СТРАЖ №1:
Говорил же, они будут вонять. (прищуривается от солнца) В такую погоду они не нужны даже стервятникам.

Он достаёт из рукава грязный носовой платок и вытирает лоб.

СТРАЖ №2 (кому-то):
Эй! Что, по-твоему, ты делаешь? Здесь посторонним находиться нельзя.

Он встает, поднимая копьё. Камера отъезжает вправо, показывая Габриель, несущую закрытую плетеную корзину.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Я думала, вам захочется выпить. (она поднимает корзину) А заодно и перекусить.

Маленькая фигурка позади них быстро проносится и исчезает за пригорком, где лежит тело Полиника. Габриель чуть передвигается, отвлекая взгляд стражей.

СТРАЖ №2:
Очень любезно с твоей стороны, но правила есть правила. Ты не должна здесь находиться.

СТРАЖ №3 (стражу №2):
Но еду-то она может оставить, правильно?

СТРАЖ №1:
Подожди-подожди, я узнал тебя! Ты - сказительница - подруга Зены.

ГАБРИЕЛЬ:
Да - я Габриель.

СТРАЖ №2:
Я - Давос. И я здесь главный. Тебе нель...

ГАБРИЕЛЬ (открывает корзину):
Давос. Здесь хлеб и сыр, и оливки - (достаёт бурдюк) - и вино.

Она делает шаг в сторону, снова прикрывая Антигону.

ГАБРИЕЛЬ:
Могу я присесть?

Стражи неуверенно смотрят друг на друга, наконец, Давос пересаживается на землю, оставляя место для Габриель. Она ставит корзину поверх законченной игры; стражи достают еду.

На заднем плане на мгновение заметно лицо Антигоны, она проверяет, не заметила ли её охрана. Габриель снова передвигается, почти незаметно.

ДАВОС (с набитым ртом):
Ты пишешь отлич ..е стории, я знаю.

ГАБРИЕЛЬ (с явным удивлением):
Ты читал их?

ДАВОС (с энтузиазмом):
О да. Вот та, о сыне кен..вра - она моя любимая, но они все отличные... Я сам немного пишу, сказать по правде. Нич..во особенного, только для …сбя...

Габриель и двое других стражей выглядят ошеломлёнными.

ГАБРИЕЛЬ:
Ээ... правда? Это замечательно. (дарит мужчине ободряющую улыбку) я хотела бы послушать твои истории, если у тебя есть с собой свитки.

ДАВОС (смущённый):
О, собственно говоря...

Он возится в своей одежде, наконец, достает маленький, весь в жирных пятнах, свиток. Габриель украдкой взглядывает в сторону Антигоны, затем снова обращает взор на стража, который разворачивает пергамент.

ДАВОС:
Ты уверена, что хочешь его слушать? Он не особо хорош...

СТРАЖ №3 (откусывает очередной кусок хлеба):
Конечно. Мы все хотим послушать! (посмеивается, толкая под локоть стража №1) Думаешь, что знаешь человека, да?..

ГАБРИЕЛЬ (резко):
Требуется немало храбрости, чтобы позволить другим услышать свою работу. (Давосу) Пожалуйста, продолжай.

ДАВОС (прочищает горло):
Кх-кх. (неловко поёживается) Мно... (глубоко вздыхает и продолжает с чувством) Много на свете чудес, но чудеснее всех Человек; он море сумел покорить, и ветер сумел приручить...

Другие стражи перестают есть и слушают с открытыми ртами. У стража №1 изо рта выпадает оливка и катится по земле. Он нагибается и подбирает её.

ДАВОС (продолжает):
... Он может ходить по волнам, и шторм не пугает его...

Он прерван внезапным шумом.

СТРАЖ №1 (вскакивает на ноги):
Тело! (вопит) Стой, кто бы ты ни был!

Давос поспешно прячет свиток в рукав и встает; Габриель тоже. Камера сдвигается вправо - страж №1 тянет за руку Антигону, она пытается вырваться.

АНТИГОНА:
Убери от меня свои грязные руки!

ДАВОС (хватает её за вторую руку):
Это на ваших руках грязь, принцесса. (с некоторой симпатией) Извините, но мы должны арестовать вас. Правила есть правила. (Габриель) Прости, что так вышло. Спасибо, что хотела послушать - это большая честь для меня.

Габриель в ужасе старается поймать взгляд Антигоны. Принцесса смотрит с вызовом. Габриель рассеяно кивает стражу.

ГАБРИЕЛЬ:
Да. Для меня тоже.

Антигону уводят.

Действие третье

Полдень. Армейский лагерь в дельте реки. Зена выходит из палатки в компании Тесея, высокого широкоплечего воина с пепельно-русыми волосами и серыми глазами. Снаружи, у палатки, привязана Арго.

ЗЕНА:
Помни, Тесей, не выступай, пока не получишь мой сигнал. (Она седлает Арго)

ТЕСЕЙ:
Мы будем готовы, Зена.

ЗЕНА:
Спасибо.

Она пускает Арго во весь опор.

Смена кадра

Тронный зал во дворце Креонта. Он богато украшен, с мраморными бюстами фиванских королей и королев, стоящими вдоль стен, с большими вазами и декоративными портьерами. Справа от трона - большой медный гонг. В центре зала - стол из красного дерева, заваленный пергаментами - различными официальными документами. Креонт стоит у стола в окружении советников и прочих чиновников, главным образом, мужчин средних лет.

СОВЕТНИК №1 (держит пергамент):
И вот - торговое соглашение с Коринфом. Теперь, когда война закончена, мы можем, наконец, подписать его.

КРЕОНТ:
Хорошо. Хвала богам, теперь купцы из других городов не будут бояться снова приезжать к нам

СОВЕТНИК №2:
Господин, ещё один вопрос - об ущербе, нанесённом соседним деревушкам - четыре из них разрушены до основания...

Креонт качает головой с мрачным видом. Раздаётся яростный стук в дверь.

СЛУГА (за дверью):
Господин Креонт! Господин!

КРЕОНТ (повышает голос):
Что это? Я же сказал, меня не беспокоить, пока эта встреча не закончится!

СЛУГА (за дверью):
Это принцесса Антигона, сир!

КРЕОНТ (выглядит взволнованным):
Входите!

Двери распахиваются, и вбегает молодой слуга. Он выглядит испуганным.

СЛУГА (запинается немного):
Г-господин...

КРЕОНТ:
Говори, человек! Она в порядке?

СЛУГА:
Она была арестована, сир.

Все присутствующие в зале чиновники переговариваются и обмениваются взглядами: одни - удивлёнными, другие - многозначительными понимающими. Креонт в шоке смотрит на слугу, открыв рот, переваривая новость, и, наконец, понимает, о чём речь.

КРЕОНТ (резко):
Хорошо. Освободите зал, все! Мы продолжим эту встречу позже. (слуге) Введите её.

Слуга уходит, как и все остальные, Креонт остаётся один. Он стоит у стола, безучастно смотря вперёд и бессмысленно перебирая пергаменты, он недоверчиво качает головой. Потом его плечи опускаются, он идет к трону и садится. Входят Давос и страж, с ними Антигона.

На её руках цепи.

КРЕОНТ:
Закройте двери (страж идет и запирает двери) Так. Теперь рассказывайте, что случилось.

ДАВОС (неловко):
Хорошо, милорд ...мы были там, следя за телом Полиника, как Вы и приказали...

КРЕОНТ:
Вы стояли прямо у тела?

ДАВОС:
Н-ну... не совсем, милорд... мы сели на пригорок рядом, ну, знаете, поиграть в... кости ...немного развеяться... сказать по правде, милорд, запах там был тот ещё... (Антигона заметно вздрагивает при его словах) Но мы следили за ним, постоянно...

КРЕОНТ:
Хорошо. Тогда что случилось?

ДАВОС:
И тут мой приятель Никос, он говорит вдруг: " Эй, ты там! Стой! " И тут Саймон и я, мы смотрим, и видим: она сидит на коленях, копая, пытается засыпать тело Полиника ... И Никос, он идет и хватает её, и она начинает визжать и брыкаться как сумасшедшая ... (Антигоне) Без обид, принцесса. (Креонту) Видите ли, милорд, мы даже и не знали сначала, что это она ...

КРЕОНТ (Антигоне):
Этот человек рассказал правду?

АНТИГОНА (презрительно):
Конечно. Или ты думаешь, что эти неотёсанные идиоты нарочно придумали заговор, чтобы избавиться от меня?

КРЕОНТ (закрывает на миг глаза, затем открывает их):
Хорошо. Вы двое идете в комнату охраны и ждите там. И закройте двери.

ДАВОС:
Да, милорд.

Он и Саймон уходят, закрывая за собой двери.

КРЕОНТ (Антигоне):
Что мне с тобой делать?

Смена кадра

Приёмная перед тронным залом. Чиновники, советники, прислуга и придворные прохаживаются взад-вперёд; слышен гул беседы, ощутима напряженность. Камера показывает беспокойно выглядящую Габриель, которая прокладывает себе дорогу через толпу.

Смена кадра

Тронный зал. Антигона стоит перед троном, она высоко держит голову, принимая неповинующуюся позу.

АНТИГОНА:
Что тебе со мной делать? Приговорить к смерти, я полагаю. Разве не так сказано в твоём указе?

Креонт встаёт, спускается с трона и встаёт перед Антигоной. Его лицо смягчается, он кладёт руки ей на плечи.

КРЕОНТ:
Ты думаешь, я этого хочу? Во имя богов ... ты же моя племянница! Последний ребёнок моей сестры!

АНТИГОНА:
Полиник тоже был твоим племянником.

КРЕОНТ:
Полиник был предателем.

АНТИГОНА:
Согласно твоему указу, я тоже!

КРЕОНТ:
В первый раз тоже была ты?

АНТИГОНА:
Конечно, я. Тебе следовало раньше это понять, дядя. Это ведь ты подарил мне ту лопатку, когда мне исполнилось пять. (глаза Креонта широко раскрываются - он вспоминает) И можешь не сомневаться - если ты не убьёшь меня, я снова это сделаю.

КРЕОНТ (нервно):
Антигона, ты ещё ребёнок...

АНТИГОНА:
Я достаточно взрослая, чтобы ты боялся меня.

КРЕОНТ:
Вы упрямая глупышка! Разве ты не понимаешь, что я боюсь не тебя, а за тебя? Послушай меня. Ты знаешь, как казнят предателей по фиванскому обычаю? Это не быстрая и легкая смерть. (говорит медленно, спокойно и преднамеренно) Они замуруют тебя в склепе, заживо... оставив немного еды, воды и свечу - ты умрёшь, только когда закончится воздух. Звучит не очень привлекательно?

АНТИГОНА (спокойно, хотя на её лице написан страх):
Нет.

КРЕОНТ:
Я тоже так думаю. (он начинает мерить шагами зал, Антигона следует за ним глазами). Я хочу найти способ спасти тебя, Антигона, но ты должна помочь мне! Весь дворец, вероятно, уже знает, что случилось ... так что это уже не утаить. И я должен выполнять закон, вне зависимости от того, кто передо мной - принцесса и моя собственная племянница или служанка. (он останавливается перед ней) Хорошо. Слушай меня. Мы можем сказать, что ты потеряла рассудок после всего, что случилось с твоими братьями ...люди поймут. Все, что ты должна сделать - публично извиниться. Скажи, что это был минутный порыв, что ты обезумела от печали ... что-нибудь вроде этого.

АНТИГОНА (вяло):
Что ты хочешь, чтобы я сделала? Опустилась на колени на площади и молила прощения?

КРЕОНТ:
Ну же, девочка... зачем так драматично. Я созову людей, которые сейчас за этими дверьми... Советников, чиновников, знатных горожан... Ты сделаешь своё заявление, и всё закончится.

АНТИГОНА:
Хорошо.

КРЕОНТ (вздыхает с облегчением):
Хорошо. Хоть раз в жизни ты поступишь разумно.

Он идет к гонгу, ударяет в него три раза, а затем поднимается на трон. Двери распахиваются, и втекает толпа, включая и Габриель. Антигона стоит перед троном, спиной к толпе, ссутулившись, с опущенной головой. Напряженная тишина.

КРЕОНТ:
Добрые люди Фив! Королевские советники, чиновники, достопочтенные дамы и господа! Без сомнения, вы слышали, что моя племянница, принцесса Антигона, была арестована. (ропот в зале; крупный план взволнованного лица Габриель) Она была поймана при попытке захоронить тело предателя Полиника, тем самым нарушив моего королевский указ. Все вы знаете, что наказание за неповиновение - смерть. (все затаили дыхание) И я могу вам сказать, что правосудие не делает исключений ни для кого, даже ни для принцессы и племянницы короля. Но правитель должен уметь быть милосердным. Антигона - всего лишь юная девушка (крупный план Антигоны, она поднимает глаза, хмурится и кусает губы), и она перенесла потери, которые могут подвести к безумию и взрослого человека. (через зал проносится шумный вздох облегчения. Крупный план лица Габриель - она смотрит с надеждой, но все еще нервничает) Принцесса хочет кое-что сказать всем нам. (Антигоне.) Говори, дитя.

Антигона поворачивается вокруг. Она расправляет плечи и прямо смотрит на людей в зале.

АНТИГОНА (громким, ясным голосом):
Добрые люди Фив! Я пыталась погрести тело моего брата, и считаю, что поступила правильно. (по залу проносится общий вздох. Крупные планы Креонта, он в ужасе, а затем Габриель, на её лице шок, но вместе с тем и некоторое понимание) Да, я скорблю по моим братьям, но мой ум ясен, возможно, яснее, чем когда-либо. Я выполнила свой долг, и я горжусь этим. Я не собираюсь повиноваться несправедливому указу. Есть вещи, стоящие выше королевских указов, и именно этим высшим законам я следовала.

В зале воцаряется гробовая тишина.

КРЕОНТ (его лицо теперь холодно и сурово):
Тогда, в соответствии с моим указом и законами города, ты должна умереть.

Антигона выглядит почти торжествующей, она встречается взглядом с Габриель. Бард вздрагивает и опускает глаза.

Смена кадра

Дворец, комната охраны. Двое стражей, которых мы видели прежде, Давос и Саймон, поедают похлёбку.

САЙМОН:
Как думаешь, Давос, нам положена премия за поимку девчонки?

ДАВОС (потерян в мыслях):
А?

САЙМОН:
Ты что, оглох? Я спросил, получим ли мы за арестованную девчонку премию, или нет? Мне бы лишние деньги не помешали. На носу день рождения жены... Может, я бы смог купить ей миленький браслетик или что-то вроде. Так что ты думаешь о премии?

ДАВОС (рассеянно):
Я не знаю... возможно.

САЙМОН (хохочет):
Ты снова кропаешь свои стишки? (Давос вздрагивает и странно смотрит на него) Парень.., когда ты выпендрился со свитком перед той блондиночкой, как там её, я чуть с катушек не слетел.

ДАВОС (его озаряет неожиданная идея, он опускает свою ложку):
Ну конечно.

САЙМОН (озадаченно):
Что конечно?

ДАВОС:
Блондиночка - Габриель. Ты не находишь подозрительным, что она именно тогда пришла к нам?

САЙМОН (посмеивается):
Не знаю, парень... Красотка хочет поболтать со мной - обычное дело.

ДАВОС:
Да ладно, Саймон ... Именно тогда, когда принцесса пыталась засыпать тело? Неужели ты не чуешь неладное?

САЙМОН (хохочет):
Ну, парень, после ароматов, которыми мы надышались у тех трупов, я уже не отличаю запахи. (внезапно становится серьезным и смотрит на Давоса) Погоди. Хочешь сказать, она тут замешана? Она нас, ну, это...

ДАВОС:
Отвлекала.

САЙМОН:
Вот-вот. (с энтузиазмом) Эй, готов спорить, ты прав. Нам нужно сказать об этом королю, и теперь-то мы точно получим премию!

ДАВОС (печально):
Проклятье ... она была такой милой...

САЙМОН (насмешливо):
Милой? Он а выставила нас на посмешище!

ДАВОС (лезет в жилет, куда спрятал свиток, и выглядит задетым - очевидно, он думает, Габриель только притворялась, что хотела послушать его поэму, чтобы отвлечь его):
Не знаю, Саймон ... мне это не нравится. Она с Зеной, а именно Зена спасла наш город…

САЙМОН:
Эй. Разве в уставе не сказано, что (он закатывает глаза и шевелит губами, стараясь вспомнить слова) необходимо докладывать обо всём подозрительном, что было замечено на посту?

ДАВОС (пристально смотрит на него):
Да, доложить старшему по званию.

САЙМОН:
Ну вот, а самый старший - это ведь король?

ДАВОС (вздыхает и отодвигает миску):
Ты прав. Правила есть правила.

Смена кадра

Тронный зал, теперь пустой. Креонт сидит на троне, положив локти на подлокотники, опустив голову на руки. Камера перемещается к Габриель, стоящей в другом конце зала. Креонт не видит её из-за большой вазы на пьедестале.

ГАБРИЕЛЬ (выступает вперед):
Креонт ...

КРЕОНТ:
Кто здесь?

ГАБРИЕЛЬ (подходит ближе):
Это я, Креонт.

КРЕОНТ:
Что ты здесь делаешь?

ГАБРИЕЛЬ:
Я не ушла с остальными. Я хочу поговорить с тобой.

КРЕОНТ (выпрямляется на троне):
Нам не о чем говорить.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Нет, есть. Что случилось с Креонтом, которого я знала?

КРЕОНТ:
Он стал королем, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты приговорил к ужасной смерти собственную племянницу.

КРЕОНТ (горько):
А я думал, что вы с Зеной боретесь за справедливость, равенство всех перед законом. Разве справедливо было бы, спаси я племянницу? Она принцесса, но она совершила преступление, за которое положена казнь.

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, Креонт. Принцесса или простолюдинка, но восемнадцатилетняя девушка не заслуживает смерти за то, что хотела проводить в последний путь своего брата.

КРЕОНТ:
Предателя!

ГАБРИЕЛЬ:
Но он ее брат. Никто не считает это изменой ... это лишь проявление любви к близкому человеку.

КРЕОНТ:
Она публично бросила мне вызов, Габриель. Она публично бросила вызов своему королю. Как я буду поддерживать в городе порядок, если я оставлю такое безнаказанным?

ГАБРИЕЛЬ:
Креонт, ты - правитель свободного города, а не тиран и не надсмотрщик. Ты ни с кем не посоветовался, когда приказал оставить те тела не погребёнными. (просительно) Креонт, ты знаете, что я твой друг ... Умоляю тебя, не принимай ещё одного поспешного решения, того, которое не сможешь отменить! Хотя бы поговори со своими советниками, спроси их мнение?

Креонт явно начинает колебаться, когда раздаётся стук в дверь.

КРЕОНТ (громко):
Входите!

СЛУГА (входит):
Господин ... стражи, которые, эээ... арестовали принцессу, они говорят, что срочно должны о чём-то доложить Вам ...

КРЕОНТ:
Впустить их.

Слуга пропускает в зал Давоса и Саймона. Они видят Габриель; Давос обеспокоено смотрит вдаль.

КРЕОНТ:
В чём дело? (они продолжают молчать) Говорите.

САЙМОН (кашляет):
Милорд ...мы поняли, как принцесса смогла... того... Она… она была - как бы это сказать - в общем, она была не одна.

ДАВОС (спокойно):
У неё был сообщник.

КРЕОНТ (его лицо темнеет):
Сообщник? Кто? (неуклюжая пауза, эти двое молча переминаются с ноги на ногу. Габриель опускает глаза.) Итак?

ДАВОС (указывает на Габриель, не глядя на нее):
Это она.

Смена кадра

Снаружи тронного зала. Зена решительно идёт через приёмную, направляясь к дверям.

СЛУГА (у дверей):
Простите, леди ... Сейчас туда нельзя, король очень занят.

ЗЕНА (мрачно):
У меня тоже есть занятие для твоего короля. (она отталкивает слугу и открывает дверь) Креонт! Я узнала, что ты арестовал Антигону.

КРЕОНТ:
И не только её.

Габриель в цепях и окружена стражей.

ЗЕНА (подбегает к Габриель и берет ее за руки):
Габриель! (ее лицо искажается от гнева, она поворачивается к Креонту, рыча) Ты сошёл с ума?

КРЕОНТ:
Нет, Зена, если кто и сошел здесь с ума, так это не я. Двое моих людей только что засвидетельствовали, что Габриель участвовала в заговоре вместе с моей племянницей. И она призналась.

Зена смотрит на Габриель, на её лице невыразимая боль.

ГАБРИЕЛЬ (еле заметно кивает, подтверждая слова Креонта):
Прости, Зена.

КРЕОНТ:
Она тоже приговорена к смерти…

Рука Зены тянется к шакраму. Креонт ударяет в гонг, и в зал вбегает множество солдат. Зена стоит перед лесом копий и стрел, направленных прямо на неё.

КРЕОНТ:
Зена, я слышал истории вроде той, что ты в одиночку одолела персидскую армию. Но их ты застала врасплох. А мои люди готовы. (на его лице сожаление) Поверь, Зена, меньше всего я хочу, чтобы ты пострадала, учитывая, что ты сделала для нашего города. Но я не потерплю неуважения к закону.

ЗЕНА (низким голосом, полным контролируемого гнева):
Креонт.., если ты думаешь, что я буду просто смотреть, как ты убиваешь мою подругу, ты ещё глупее, чем я думала.

Она вихрем выбегает вон. Габриель изумлённо смотрит ей вслед, потом на её лице расцветает понимание, что у Зены должен быть план. Креонт провожает Зену взволнованным пристальным взглядом.

Действие четвертое

Городские ворота открыты, Зена на Арго подъезжает к ним, пускаясь галопом, как только стража собирается закрыть их. Фонограмма военной беспокойной музыки: сначала тихая, потом всё громче, в ритме с ударами копыт Арго. На мгновение камера показывает наездницу и лошадь.

Смена кадра

Отряд мрачных стражников ведёт под конвоем Габриель и Антигону по мрачному каменному коридору; военная музыка играет в такт их шагам. Мерцание факелов едва освещает их лица, они уходят в темноту.

Музыка становится более быстрой, и сменяются кадры Зены, спускающейся с холма на Арго, и заключенных, идущих к камере, снова Зены. В отдалении виднеется армейский лагерь, Зена выжимает из Арго ещё большую скорость.

Смена кадра

Один из стражников отпирает дверь, тогда как другой вталкивает Габриель и Антигону внутрь. Антигона дарит ему уничтожающий высокомерный взгляд, он запирает тяжелую дверь. Габриель держит маленькую свечу, и в ее свете камера выглядит крошечной и холодной.
Солдаты тащат к двери строительные камни; другой стражник указывает им на дверь. Они начинают укладывать камни, музыка переходит к быстрому темпу, затем резко останавливается.

Смена кадра

Зена подъезжает к армейскому лагерю и спрыгивает на землю.

ЗЕНА:
Тесей!

Появляется Тесей, с ним ещё двое мужчин. Видя Зену, он бежит вперед.

ТЕСЕЙ:
Моя армия готова. Мы можем выступать, скажи только слово.

ЗЕНА:
Хорошо. Я говорю.

ТЕСЕЙ (встревоженный ее поспешностью):
В чём дело? Что-то случилось?

ЗЕНА:
Креонт арестовал свою племянницу. И Габриель. Он осудил их на смерть.

ТЕСЕЙ (солдатам):
Выступаем на Фивы, немедленно.

СОЛДАТ:
Есть, сэр.

Он исчезает в лагере под звуки трубы на заднем плане. Зена снова седлает Арго и разворачивает ее кругом.

ТЕСЕЙ (смотрит на Зену):
Ты возвращаешься?

ЗЕНА:
Я должна.

Они обмениваются кивками в подтверждение важности миссии, потом Зена быстро переводит Арго на галоп.

Смена кадра

Габриель колотит в двери темницы. Она останавливается, переводит дыхание, затем прислоняется руками и лбом к стене. Позади нее Антигона мягко дотрагивается до её локтя.

Габриель ещё миг в том же положении, потом поднимает голову и поворачивается к Антигоне, которая выглядит удивительно спокойной, хотя и немного печальной.

ГАБРИЕЛЬ (решительно):
Я вытащу нас отсюда.

Она безрезультатно пытается поддеть ногой один из камней, которыми замощена стена камеры, потом начинает искать что-нибудь ещё, что можно было бы использовать. Антигона следит за её действиями.

АНТИГОНА (печально):
Они замуровали нас. Из-за камней нас даже не услышат. Отсюда нет выхода.

Габриель останавливается, смотрит на Антигону. Принцесса выдерживает её взгляд.

ГАБРИЕЛЬ (в ужасе от внезапного озарения):
Ты ... ты этого хотела. Ты знала, что тебя арестуют.

Антигона садится у стены и прислоняется к ней со вздохом. Габриель подходит и встаёт над ней.

АНТИГОНА:
Я не хотела втягивать тебя в это, честно. Это касается только меня, и я была готова к последствиям моего поступка. Мне правда жаль, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты хотела умереть?!

АНТИГОНА (повышает голос):
Хотела? Конечно, нет, я не хотела умереть! Но скажи, а что еще я могла сделать?

ГАБРИЕЛЬ:
Дождаться, пока Зена и я ...

АНТИГОНА (язвительно):
Дождаться, пока ты и Зена сделаете то, что должна сделать я? (горько) О да, как и всю мою жизнь. На этот раз, Габриель - пусть только раз! - я смогла сделать что-то сама, что-то правильное и смелое. Что-то, за что стоит умереть. (с детской радостью) Они даже не подозревали меня; я удивила их! (обижено) Мой дядя подумать не мог, что его маленькая Антигона бросит ему вызов.

Габриель вздыхает, потирает лоб и садится рядом с Антигоной.

ГАБРИЕЛЬ:
Твой дядя не плохой человек.

АНТИГОНА:
Именно поэтому мы здесь.

ГАБРИЕЛЬ:
Я думаю, что вещи просто вышли из-под контроля. Он принял плохое решение, и ты тоже... (говоря, она продолжает осматриваться, ища возможность спасения) И теперь ему ещё тяжелее признать свои ошибки.

Антигона пожимает плечами.

ГАБРИЕЛЬ:
Иногда лучше не идти напролом, а найти иной путь.

АНТИГОНА:
Габриель, ты опоздала читать мне лекции. Я предпочитаю умереть, зная, что поступила правильно, чем жить, предав память брата.

Смена кадра

Зена скачет назад в Фивы. Впереди город, перед ним поле битвы. Над мертвецами кружатся вороны. Камера даёт вид вдоль стены. У бойницы стоят две фигуры.

Смена кадра

Бойница. Там стоит Креонт, смотря, как Зена приближается к городу. Тиресий, слепой предсказатель, заметен рядом с ним. Лицо Тиресия повёрнуто в том же направлении, что и Креонта; ветер треплет его седые волосы вокруг лица.

ТИРЕСИЙ:
Королева Воинов возвращается за подругой. Я боюсь за наш город, Креонт. Мое сердце оплакивает Фивы, и я не могу игнорировать его.

КРЕОНТ (горько):
Твоё сердце. Ты можешь себе позволить такую роскошь, Тиресий - слушать своё сердце. А у меня есть город, о котором я должен думать. Должен заботиться о своих людях и забыть, что тоже имею сердце.

ТИРЕСИЙ:
Да ... решения уже приняты, Креонт. Королева Воинов возвращается за подругой, что она сделает, когда узнает о её смерти? Какой гнев она обрушит на Фивы?

КРЕОНТ (защищаясь, но явно испуганный):
Я… Я лишь делал то, что было правильно ...

Тиресий поворачивает его невидящие глаза к Креонту; Креонт неловко переминается, словно прорицатель смотрит ему прямо в душу.

ТИРЕСИЙ:
Освободи заключенных, Креонт.

КРЕОНТ:
Я не могу это сделать.

ТИРЕСИЙ:
Освободи хотя бы сказительницу.

Креонт выглядит колеблющимся несколько мгновений. Он резко зовёт стражу.

КРЕОНТ (стражам):
Откройте склеп и приведите сюда Габриель. Принцессу ... другую осуждённую оставить там.

СТРАЖ:
Но ...

КРЕОНТ (рявкает):
Выполнять!

СТРАЖ:
Да, мой господин.

Смена кадра

Камера в темнице, Габриель и Антигона все еще сидят на полу. Снаружи доносится шум ломаемых стен, Габриель и принцесса смотрят в направлении шума.

ГАБРИЕЛЬ (подпрыгивает):
Зена!

Один из больших камней около двери выдвинут внутрь, в отверстии появляется голова стража. Он проползает внутрь.

СТРАЖ (усмехается Габриель):
Боюсь, я - не она. Но сегодня твой счастливый день. Король приказал выпустить тебя. (с сожалением смотрит на Антигону) Простите, принцесса - приказ короля; Вы остаетесь здесь.

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ГАБРИЕЛЬ:
Что?! Это не возможно, прошу, отпусти её...

Страж хватает Габриель за руку и пытается вытянуть её наружу, она вырывается. Антигона не собирается оспаривать решение короля.

СТРАЖ:
Простите, но я ничего не могу сделать.

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона!

АНТИГОНА:
Я сделала мой выбор, Габриель. Не волнуйся за меня.

Страж и Габриель исчезают, и камень возвращён в прежнее положение. Какое-то время камера фокусируется на лице Антигоны, она слушает удаляющиеся шаги. Она закрывает глаза.

Смена кадра

Городская стена. Габриель стоит перед Креонтом; Тиресия уже нет. Страж освобождает ее отходит.

КРЕОНТ:
Габриель...

ГАБРИЕЛЬ:
Что ты делаешь, Креонт?

КРЕОНТ (устало качает головой):
То, что должен.

Смена кадра

Зена бежит через коридоры темницы к двери камеры, которую мы видели ранее, только теперь она обложена рядом камней. Зена смотрит на камни, почти полностью в тени.

Она отступает. Камера следует за ней, мы видим факел в металлической оправе. Зена достаёт шакрам и бросает его; шакрам разрубает оправу, всё ещё горящий факел падает Зене прямо в руку. Звенящий звук за камерой, шакрам рикошетит от противоположной стены; Зена ловит его другой рукой и возвращает на бедро.

Зена осматривает камни и устанавливает факел, затем садится на корточки и проводит рукой по трещинам в стене. Это то место, откуда вынимали камень, чтобы выпустить Габриель.

ЗЕНА (смотрит на камень):
Свежая заделка.

Смена кадра

Камень чуть двигается, потом с грохотом вваливается в камеру, поднимая облако пыли. Зена забирается следом, все еще держа факел. Крупный план ее лица: она осматривает камеру, потом замирает.

ЗЕНА (опуская факел):
Антигона! Нет!

Камера поворачивается, показывая, на что смотрит Зена. В центре камеры с потолка свисает веревка. Антигона держится руками за балку, конец веревки обмотан вокруг ее шеи.

Она выпускает балку и падает вниз, веревка натягивается. Зена прыгает вперед, ловя Антигону прежде, чем её шею сдавливает петля.

ЗЕНА:
Всё хорошо... Я держу тебя ... Всё будет в порядке.

Антигона почти недоверчиво смотрит на веревку, потом на Зену. Ее пальцы перебирают верёвку. Она резко выпускает её и утыкается лицом в плечо Зены, вздрагивая.

АНТИГОНА:
Я думала ... Я. .. Я. .. Зена, я не хочу умирать!

Зена распутывает веревку с шеи девушки, немного неловко поглаживая её голову.

ЗЕНА:
Шшш ... Теперь всё в порядке. Всё хорошо. Ты в безопасности.

АНТИГОНА (рыдает):
Я думала, всё кончено... Я думала, что я этого хотела! Но я не хочу!

Смена кадра

Городская стена, Креонт и Габриель разговаривают.

КРЕОНТ:
Попытайся понять меня, Габриель. Если я освобожу ее, если я отменю указ, это станет моим концом. И концом Фив: город снова развалится. Если я слаб, какой я король? Нет, я должен быть сильным.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты должен быть справедливым, Креонт.

КРЕОНТ:
А в чём суть справедливости? Габриель, по-твоему, справедливо оказывать почести врагам?

ГАБРИЕЛЬ:
Креонт, больше нет врагов, война окончена. Те люди, там внизу, они мертвы. Их нет. А Антигона…

КРЕОНТ:
Она нарушила закон, она переметнулась к врагам Фив. Хочешь сказать, она не враг?

ГАБРИЕЛЬ:
Она юная девушка, которая учится отличать правильное от неправильного. Она нуждается в твоей любви, Креонт, твоей поддержке, а не твоём правосудии.

Пауза, Габриель смотрит со стены вниз.

ГАБРИЕЛЬ:
Продолжай в том же духе, Креонт и враги появятся. Настоящие.

Креонт прослеживает взгляд Габриель. В отдалении, в лучах садящегося солнца, колыхаются знамёна приближающейся армии.

КРЕОНТ:
Что?.. Это работа Зены?

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, твоя собственная. (она смотрит на Креонта) Ты сам себе враг. Ту армию привели сюда твои действия. То же произошло с Полиником.

КРЕОНТ (медленно качает головой):
Нет.. Это зашло слишком далеко. Слишком далеко. (кричит) Стража!!!

Появляются стражники. Габриель нерешительно смотрит на Креонта.

КРЕОНТ:
Освободите принцессу Антигону. И найдите Зену.

Стражники изумлённо отскакивают в сторону, поскольку видят, что Зена сама направляется к Креонту.

ЗЕНА (улыбается):
Самый лучший приказ, который я слышала в последнее время. И кажется, я его уже выполнила.

Она отходит в сторону, и Антигона идет мимо нее, затем останавливается, смотря на дядю. На мгновение Креонт неуверенно смотрит на нее, а потом подбегает и заключает в объятья. Габриель и Зена обмениваются взглядами облегчения.

КРЕОНТ:
Антигона ... Великие боги! Ты в порядке! (не отпускает ее) О, хвала богам! Ты, твои братья… я был так сердит на них за эту войну, за ту боль, которую они тебе причинили... Но я упустил то, что действительно важно ... Я думал, что потерял тебя.

АНТИГОНА:
Почти. (улыбается Зене, потом Габриель) Но я тоже была не права.

КРЕОНТ:
Теперь всё будет иначе.

АНТИГОНА:
Я знаю.

Смена кадра

Поле битвы перед городом. Похоронные костры горят оранжевым пламенем на фоне синего вечернего неба; между ними передвигаются солдаты Тесея. Голос Зены, поющий траурную песнь, звучит на заднем плане. Вокруг одного из костров стоит маленькая группа людей. Камера сосредотачивается на них некоторое время, прежде чем приблизить изображение.

Габриель и Антигона стоят вместе, наблюдая, как горит огонь.

АНТИГОНА:
Покойтесь с миром, братья.

Она касается руки Габриель в знак благодарности, после чего отходит в сторону, вставая рядом с Креонтом.

Габриель подходит к Зене, заканчивающей песнь.

ГАБРИЕЛЬ (смотря на Антигону):
Ты думаешь о том же, о чём и я?

ЗЕНА:
И о чём же?

ГАБРИЕЛЬ:
О том, что однажды она станет прекрасной королевой.

ЗЕНА:
Нет.

ГАБРИЕЛЬ (удивлённо):
Думаешь, она не справится?

ЗЕНА (усмехается):
Справится. Только я думала не об этом.

Играет музыка, их голоса поглощаются ею ...

Серия ШВС 7.08 - Погребение мертвых

ГАБРИЕЛЬ:
Ты мне расскажешь?

ЗЕНА:
Угу.

Конец

[ Софокл не раз перевернулся в гробу во время съёмок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить