• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

(12 голосов)
Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек
  • Режиссура: Tango и LadyKate
  • Сценарий: Tango
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Попытка Евы донести учение Элая людям на острове Андрос встречает неожиданное сопротивление, что вынуждает Еву увидеть темную сторону ее веры.

Предисловие

Небеса. Помещение из белых облаков с круглым деревянным столом посередине. Трое архангелов, Михаил, Рафаил и Уриил, сидят за ним на стульях с высокими резными спинками. Видно, что Михаил и Рафаил о чём-то бурно спорят; Уриил спокойно полирует ногти, не обращая на них внимания.

МИХАИЛ:
Не время отдыхать, Рафаил. Олимп падёт меньше чем за год, поверь.

РАФАИЛ:
Это ещё не скоро (хмурится) Твой план слишком сложный.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

МИХАИЛ (спокойно):
Без труда не выловишь и рыбку...

УРИИЛ (не отрываясь от своего занятия):
Мои рыбки ловятся без проблем. Знаете, стоит им увидеть мои крылья... (демонстративно хлопает пару раз своими безукоризненными блестящими иссиня-чёрными крыльями)

РАФАИЛ (возмущённо):
Прелюбодействовать - смертный грех. Будь осторожен, Уриил. Ты ведь не хочешь последовать по стопам Люцифера?

УРИИЛ (пожимает плечами):
В должности Короля Ада есть свои соблазны. Но сентиментальный глупец вроде меня предпочитает оставаться на Небесах, с нашим Богом и Его любимчиком Михаилом. (смотрит на Михаила) Боюсь, что наш дорогой Рафаил останется в меньшинстве. (Рафаилу) Я поддерживаю Михаила. Ты должен признать, его план просто обречён на успех.

МИХАИЛ:
Ты мне льстишь. Да, план придумал я, но воплотила в жизнь его Зена. Так что все комплименты - Королеве Воинов.

РАФАИЛ (кисло):
Ты обманул её! Ты использовал ее материнские чувства, чтобы забрать силу Олимпийцев и отдать её нашему Богу. Это низко.

Уриил закатывает глаза; очевидно, Рафаил протестует уже не первый раз. Михаил отмахивается.

МИХАИЛ:
Олимп всё равно бы пал. Времена многочисленных богов прошли. Мы все служим нашему Богу.

УРИИЛ:
Не стой у нас на пути.

Он возвращается к полировке своих ногтей. Рафаил отодвигает свой стул, встает и начинает шагать по комнате.

РАФАИЛ (на ходу):
Наша цель - правосудие. Олимпийцы злоупотребляли своим могуществом, и теперь их сила принадлежит нашему Богу. Но к чему все эти интриги? Если бы мы всё честно рассказали Королеве Воинов, она с удовольствием помогла бы нам. Не было бы всей канители с ребёнком...

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

УРИИЛ:
Возможно, но зато мы повеселились. Я всегда говорю, безупречные планы теряют свою остроту.

Михаил подходит к Рафаилу сзади и кладёт руки ему на плечи. Крупный план взволнованного лица Рафаила, когда Михаил начинает говорить.

МИХАИЛ (почти нежно):
Не будь настолько наивен, Рафаил. Мы говорим о женщине, которая вернула на Олимп Ареса и Афродиту, с поддержкой норвежских богов. Ты действительно думаешь, что она покончила бы с Олимпийцами, без... Скажем так, некоторого стимула?

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

РАФАИЛ:
Она думала, что только защищает свою дочь.

МИХАИЛ:
На Олимпийцев тоже иногда находило озарение. Как однажды сказала Афина?

РАФАИЛ (шепотом):
Самое опасное животное на Земле - мать, защищающая своё дитя.

МИХАИЛ:
Вот именно! И это правда. Маленькая Ева стала для Зены превосходным стимулом к сотрудничеству.

Михаил выпускает плечи Рафаила и деловито возвращается на своё место. Моментом позже, Рафаил следует его примеру.

МИХАИЛ:
Итак. Мы очень близки к нашей цели. Сила Олимпийцев принадлежит нашему Богу...

УРИИЛ (описывает широкую дугу в воздухе своей пилочкой):
Правда, за несколькими исключениями: Аполлон, Гестия, Эрот ...

МИХАИЛ (аплодирует):
Об этом я и говорю! Пришло время покончить с исключениями, разобраться с Олимпом и двигаться дальше. Зена хорошо послужила нам, но она всегда была слишком упряма. Преданность её дочери мне больше по вкусу. Ева будет идеальной…

РАФАИЛ:
Нет!! Нет, ты обещал! Ты сказал, что Ева была только страховкой, чтобы Зена наверняка выполнила свою задачу!

МИХАИЛ:
А она выполнила?

Рафаил молчит.

МИХАИЛ (удовлетворённо):
Давай не забывать о главной цели, идёт? От Зены слишком много неприятностей. Ева будет служить нам намного лучше своей матери, и к тому же, по собственной воле. (Рафаилу) Чего ты и добивался, разве не так?

РАФАИЛ (неохотно):
Да.

УРИИЛ (нетерпеливо):
Вы планируете и её сделать мамой? Буду счастлив предложить свои услуги.

Рафаил съеживается.

МИХАИЛ:
В этом нет необходимости. В Греции осталось лишь несколько богов, всё ещё цепляющихся за силу, которая по праву уже должна принадлежать нашему Богу. Аполлон, Гестия - они не займут много времени. Потом она сможет двигаться дальше.

УРИИЛ:
Вальгала, Индия, дельта Нила - так много богов, так мало времени. (мечтательно смотрит) Египет. Зена говорила, им нужна девушка с шакрамом.

Он изображает перерезание своей шеи; они с Михаилом смеются, Рафаил стоит с каменным лицом.

РАФАИЛ:
Я не думаю, что это смешно.

Михаил резко прекращает смеяться. Уриил продолжает смеяться на секунду дольше, приходит в себя и возвращается к полировке ногтей.

МИХАИЛ:
Конечно, нет, это серьезный вопрос. Наши мечи должны быть остры и готовы к бою. (решительно) Нам нужно испытать Еву, прежде чем предлагать ей эту работу.

РАФАИЛ:
Ева сделал для нас достаточно. Разве мы не можем оставить её в покое? Должен быть другой путь.

Михаил смотрит на него, пока Рафаил не опускает глаза.

МИХАИЛ (сладким голосом):
Я припоминаю другого архангела, потерявшего расположение нашего Бога, потому что он не верил в мой план.

УРИИЛ (подшучивает):
Осторожнее, Рафаил. Ты ведь не хочешь последовать по стопам Люцифера?

Рафаил бледнеет.

МИХАИЛ:
Не сомневайся во мне, Рафаил.

РАФАИЛ (спокойно):
И не думал.

МИХАИЛ (сердечно):
Замечательно! Тогда все согласны.

Он смотрит на Уриила, тот усмехается и пожимает плечами, затем на Рафаила. Рафаил медленно кивает.

МИХАИЛ:
Как только Ева докажет, что достойна, она получит силу убивать богов.

УРИИЛ (восхищённо рассматривает свой законченный маникюр):
Ты подразумеваешь что-то конкретное в качестве испытания?

МИХАИЛ (улыбаясь):
Я знаю одно, оно подойдёт идеально.

Все трое встают из-за стола, раскрывают крылья и исчезают в белом свете.

Действие первое

Море. Прекрасный солнечный день. Вода блестит, отливая голубизной; случайный порыв ветра вызывает лёгкие волны. Камера отъезжает вправо, в кадр попадает маленькая рыбацкая лодка. Мы видим её только одну секунду.

Смена кадра

Палуба рыбацкой лодки. Там лежат сети, крюки, канаты и прочее снаряжение. Зена и Габриель наклоняются за борт, смотря на воду. Ветер развевает их волосы.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

Камера разворачивается, чтобы показать, на что они смотрят - на остров впереди, покрытый пышной растительностью. Виден залив; лодка почти достигла его.

ГАБРИЕЛЬ (указывает):
Те утесы ... Красиво, правда?

ЗЕНА:
Правда.

ГАБРИЕЛЬ (голосом рассказчицы):
Говорят, в тех камнях можно услышать крики могущественных Титанов, которых боги Олимпа низвергли в бездну после своей победы. (нормальным голосом) Как ты думаешь, они еще там, в Тартаре? Теперь, когда Зевс и Аид мертвы, что их там держит?

ЗЕНА (напряжённо):
Я не знаю, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (понимает, что она задела больное место):
Зена, прости. Я не имела в виду ... Я знаю, что Сумерки должны были случиться. (решительно) Боги причиняли много страданий. Человечество больше не нуждается в них.

Зена молчит, глядя вдоль залива.

ГАБРИЕЛЬ:
Просто иногда... Трудно поверить, что никого из них больше нет, понимаешь? Ну, почти никого. Но ты поступила правильно.

ЗЕНА (спокойно):
Ты уверена?

ГАБРИЕЛЬ (удивлённо):
Они хотели убить Еву! Ты защищала дочь! У тебя не было выбора.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

Камера показывает крупным планом, как Зена поворачивается к Габриель.

ЗЕНА:
Это хуже всего, Габриель. Когда нет выбора.

ГАБРИЕЛЬ (после некоторой паузы):
Я рада, что все позади.

Приближающиеся шаги.

ЕВА:
Что позади?

Камера отдаляется, показывая подходящую к Зене Еву. Она выглядит счастливой, ее щеки раскраснелись от ветра. Зена и Габриель улыбаются ей в ответ, она тоже наклоняется за борт и смотрит на берег.

ЗЕНА:
Самое плохое.

ЕВА:
Самое плохое позади?

ЗЕНА:
Точно (кивает на берег) Скоро мы прибудем на Андрос.

ГАБРИЕЛЬ:
Было бы неплохо расслабиться на некоторое время.

Камера показывает остров, теперь намного ближе.

ЕВА:
Он выглядит прекрасным.

ГАБРИЕЛЬ:
Да.

ЕВА:
Вы были там прежде?

ЗЕНА:
Давным-давно, ещё до твоего рождения. На остров часто нападали пираты.

ЕВА (усмехается):
Но перестали. Держу пари, они удрали с острова в тот момент, когда увидели тебя.

ГАБРИЕЛЬ (невозмутимо):
Да, Зена оказывает такой эффект на людей.

ЗЕНА:
Эй!

Габриель смеется и пригибается, когда Зена притворяется, что хочет ударить ее.

Пока они “борются”, всё, кажется, замедляется, все звуки исчезают, и палуба окутана белым светом. Ева удивлённо смотрит. В свете стоит Михаил; его крылья раскрыты, он безмятежно улыбается. Мягкая небесная музыка доносится сквозь свет. Улыбка Евы исчезает; она выглядит сердитой.

ЕВА:
О, посланник Небес. В чем дело, Михаил? Хочешь выслужиться перед Богом, заставляя меня убивать ещё невинных?

Михаил продолжает невозмутимо смотреть; голос

ЕВА:
Тебе мало своей жизни, что ты так упорно лезешь в мою? Отстань от меня.

Она отворачивается.

МИХАИЛ:
Ева ...

ЕВА (поворачивается):
Зови меня Ливией! Ведь я ею стала благодаря тебе? Ливия, римская шлюха, убийца последователей Элая. (ломающимся голосом) Своих собственных людей!

МИХАИЛ (с сожалением):
Ты многого не понимаешь, Ева ...

ЕВА:
Ты прав, не понимаю. Я не понимаю, почему ты позволил мне стать той, кем я была. (смотрит вниз на свои руки) И почему Бог Элая позволил ...

МИХАИЛ:
Пути нашего Бога неисповедимы, Ева. Спрашивай Его, не нас. Я лишь Его посланник.

ЕВА (впивается в него взглядом):
Забудь. Я не ваша марионетка, Михаил. Я больше не буду делать вашу грязную работу.

МИХАИЛ:
Ты не хочешь слушать меня? Прекрасно. Тогда послушай Бога.

Его голос становится глубоким и мрачным; белый свет становится ослепительным.

МИХАИЛ:
Так говорит Бог. Посланница Элая! Ты пренебрегла своими обязанностями после того, как я вернул жизнь твоей матери. Ты отвернулась от меня, сошла со своего пути.

Свет становится бледнее, камера показывает Еву: испуганную, с распахнутыми глазами. Она опускается на колени.

МИХАИЛ (своим обычным голосом, но теперь очень уверенный в себе):
Скажи, сколько людей слышали твоё послание за последние месяцы? Сколько впустили в свои души Бога Любви?

ЕВА:
Я не... (поднимает голову) Ни одного.

МИХАИЛ (почти сочувственно):
Конечно, тебе нужно было провести немного времени с матерью. Но ты не должна забывать о важности твоего послания. Хорошо, что ты направляешься на Андрос. Ты принесёшь его людям учение Элая.

ЕВА:
Это моя задача?

Михаил:
Нет. Но это начало.

Он берет руку Евы и поднимает ее на ноги. Она пытается отойти, но Михаил не отпускает её.

МИХАИЛ:
Это твой шанс проявить себя, Ева. Обрати людей Андроса к Богу Любви, и Он вознаградит тебя более великой задачей.

ЕВА:
Мне не нужно величие. Я буду это делать, потому что я люблю Бога Элая.

МИХАИЛ:
Тем более.

ЕВА:
Но не сразу. Я обещала маме и Габриель провести на Андросе несколько дней с ними.

МИХАИЛ:
Ты пренебрегаешь нашим Богом ради семейных каникул? Конечно, нет. Ты начнешь проповедовать учение, как только якорь коснётся дна.

ЕВА (с вызовом):
Я не нарушаю своих обещаний.

Раздаётся пронзительный звук, и белый свет исчезает, к полной неожиданности Михаила, стоящего на деревянной палубе. Зена отодвигает Еву за плечо и встаёт между нею и Михаилом.

ЗЕНА (Михаилу):
Что тебе нужно?

МИХАИЛ:
Ты всегда прерываешь частные беседы?

ЗЕНА:
Только если в них участвует крылатый ублюдок, пытающийся заставить мою дочь делать что-то против её воли. (принимает угрожающую позу)

МИХАИЛ:
Эй, а при чём здесь крылья!

ЕВА:
Мама, всё хорошо.

МИХАИЛ (раздражённо распрямляя крылья):
Ненавижу чрезмерно заботливых матерей. (Еве) Бог Любви рассчитывает на тебя. Не подведи Его.

Он исчезает. Камера даёт крупный план на Габриель и Зену, они смотрят на Еву с беспокойством.

ЗЕНА:
Что происходит?

ЕВА:
Мама ... Я не смогу провести с вами много времени на Андросе.

ГАБРИЕЛЬ (взволнованно):
Почему? Что-то не так?

ЕВА:
Пожалуйста, не волнуйтесь. Просто я снова принимаюсь за свою работу - я должна нести людям учение Элая.

ЗЕНА (недоверчиво):
На Андросе?!

ЕВА (кивает):
Да. Правда, я несколько месяцев этим не занималась ...

ГАБРИЕЛЬ:
Разве нельзя подождать ещё несколько дней?

ЕВА (с сожалением качает головой):
Нет. Именно поэтому приходил Михаил, чтобы напомнить мне о моей миссии.

ЗЕНА:
Готова поспорить.

Ева с болью смотрит на неё, расстроенная ядом в голосе Зены.

ЕВА:
Мама, не надо. Что бы ты... мы ... ни думали о Михаиле, он служит Богу. Мы обязаны Богу Любви нашими жизнями. Меньшее, что я могу сделать, это донести людям учение.

Зена неохотно кивает.

ЗЕНА:
Я понимаю.

ЕВА:
Спасибо.

За кадром голоса моряков, вводящих лодку в порт. Зена, Габриель и Ева отодвигаются в сторону, когда над их головами пролетает шток от спущенного паруса. Лодка дёргается и пришвартовывается к пирсу. Камера разворачивается назад, идущего навстречу капитана.

КАПИТАН (подходит):
Добро пожаловать на Андрос, леди. Самый прекрасный остров во всей Греции. (моряку, несущему мешок) Эй! Осторожнее с этим!

Капитан исчезает из вида.

ГАБРИЕЛЬ (Еве):
Куда ты пойдёшь?

ЕВА:
Туда, где слово Элая необходимо больше всего. Бог Любви сам направит меня. (улыбается) Я буду в порядке; я уже большая девочка.

ЗЕНА (обнимает Еву):
Я знаю.

ЕВА:
Жаль, что так вышло с отдыхом.

ГАБРИЕЛЬ:
Получится в другой раз.

ЗЕНА:
Будь осторожна.

Они сходят на берег.

Смена кадра

Узкий переулок, во всех зданиях находятся торговые лавки. Обычный рыночный день в разгаре, переулок заполнен торговцами, покупателями и зеваками. Торговцы громко расхваливают свой товар и зазывают клиентов. Зена и Габриель пробираются сквозь толпу. Несколько торговцев пытаются что-то всучить им, от сыра до шелка, Габриель улыбается им, продолжая идти. Зена кажется озабоченной.

ГАБРИЕЛЬ (Зене):
Ты думаешь, что старая пекарня все еще здесь? Они раньше делали потрясающий ореховый хлеб... (рассматривает окрестности) Конечно, это было почти тридцать лет назад ...

ЗЕНА:
Угу.

ГАБРИЕЛЬ:
Она была где-то здесь.

Она вытягивает шею, стараясь заглянуть через головы людей впереди.

ГАБРИЕЛЬ:
Знаешь, остров не очень изменился за столько лет. (поворачивается, чтобы посмотреть на другую сторону переулка) Наконец-то хоть одно знакомое место.

Зена не отвечает, смотря вокруг с подозрительным взглядом.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты не слышала ни слова из того, что я сказала?

ЗЕНА:
Слышала. Ореховый хлеб.

ГАБРИЕЛЬ:
Два слова.

Камера показывает, как Габриель поворачивается, чтобы посмотреть, что привлекло внимание подруги. Но там ничего нет, пустая стена. Габриель переводит взгляд с пустого места снова на Зену.

ГАБРИЕЛЬ:
Отлично. Просто отлично.

С сердитым вздохом Габриель вынимает саи и бросает один в то место, на которое смотрит Зена. Раздается свист оружия в воздухе.

ЗЕНА:
Габриель!

Во вспышке синих искр появляется Арес, ловящий саи на расстоянии волоса от его лица.

АРЕС:
Оу!

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

Он опускает руку и смотрит на сай, потом на Габриель и Зену - он не собирался становиться видимым.

ЗЕНА:
Нужно запомнить на будущее.

Арес бросает сай назад Габриель, она его ловит.

АРЕС:
Хорошо, милый трюк. Второй раз не сработает.

Габриель выглядит немного польщенной; она вкладывает сай в ботинок.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

ГАБРИЕЛЬ:
У тебя ещё остались кое-какие инстинкты смертного, Арес. По крайней мере, инстинкт спасать свою шкуру.

АРЕС:
Смешно. И где бы вы были сейчас, если бы я не спас ваши?

ГАБРИЕЛЬ (полушутя):
Вероятно, на Небесах.

ЗЕНА:
Мы обе.

АРЕС:
О да. Так и вижу эту картину. Ты, она, Ева, Михаил...

ЗЕНА (вздрагивает при упоминании Михаила):
Я полагаю, что задолжала тебе за то, что этого не случилось.

АРЕС:
Вообще-то, (он идет вперед) именно поэтому я и здесь. Я должен поговорить с тобой. (он многозначительно смотрит на Габриель) Наедине, если можно.

ЗЕНА (хмурится):
Услуга за услугу?

Возникает пауза, пока они смотрят на друг друга.

АРЕС:
Нет.

Смена кадра

Склон, покрытый травой. Ева стоит перед маленькой группой людей, заканчивая речь.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

ЕВА:
Наши жизни не принадлежат богам; мы сами распоряжаемся ими. Если мы научимся проявлять друг к другу доброту, любовь - в нашем мире воцарится Рай.

ЖЕНЩИНА В ТОЛПЕ:
А твоя жизнь?

ЕВА:
Моя жизнь?

ЖЕНЩИНА:
Ты ею управляешь? Разве ты не служишь своему Богу?

ЕВА (после неуклюжей паузы):
Я служу ... своей совести.

ДРУГАЯ ЖЕНЩИНА В ТОЛПЕ (с теплотой):
Это справедливо для всех нас. (вокруг нее раздаётся гул согласия) Ты хорошо говорила.

МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА:
А ты рассказываешь истории?

Люди подходят ближе к Еве.

ЕВА (маленькой девочке):
Нет... прости. Я не знаю историй.

МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА:
А бабушка знает! Расскажи нам, бабушка!

Всеобщее внимание немедленно переключается с Евы на старуху в толпе.

СТАРУХА:
Какую ты хочешь послушать?

Дети наперебой называют истории; люди садятся на траву. Ева держится в конце толпы, словно не решаясь присоединиться. После паузы, она тоже садится, рядом с девочкой.

СТАРУХА:
Хорошо, хорошо ... я расскажу вам о Титанах. Давайте вспомнить. Много-много лет назад, когда Земля была еще молодой ...

Камера сосредотачивается на Еве, сидящей на траве со скрещёнными ногами, потом поднимается. Михаил, Рафаил и Уриил стоят позади нее.

Действие второе

Красивый пляж на краю города. В отдалении - скалистые утесы, которыми Габриель ранее восхищалась. Камера перемещается влево, показывая руины, некогда бывшие колоннами храма. Храм частично захвачен морем; на мраморе видны зеленоватые водоросли.

Зена и Арес выходят с рыночного переулка на пляж, идут мимо разрушенного храма и поднимаются на его лестницу. В нескольких шагах от воды они останавливаются. Камера перемещается ближе, когда Зены разворачивается.

ЗЕНА:
Итак, Арес. Здесь никого нет. Ты хотел поговорить.

АРЕС (невинно):
Если ты не предложишь чего-то ещё.

ЗЕНА (ухмыляется):
И не рассчитывай.

АРЕС:
Собственно, это о нашем общем друге.

ЗЕНА (с недоверием):
О нашем общем друге. Арес, у нас нет общих друзей.

АРЕС:
Ну, ты знаешь - враг моего врага…

ЗЕНА:
Я не враг тебе...

Арес останавливается и нежно смотрит на неё. Зена вздрагивает.

ЗЕНА:
Ну хорошо, ты ... тоже мне не враг.

АРЕС:
Понимание достигнуто?

ЗЕНА:
Вроде того.

АРЕС:
Отлично. Как я говорил, у меня есть ощущение, что наш друг Михаил готовит что-то ...неприятное... Весьма неприятное

ЗЕНА:
И что же?

АРЕС:
Я не знаю. Но что-то не то.

Зена дарит ему скептический взгляд.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

АРЕС:
Это в эфире, понимаешь? Этот Бог Любви - или ангелы - или кто бы там ни был, они что-то замышляют. Они что-то тянут.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

ЗЕНА:
Тянут эфир? Дальше ты скажешь, что Вселенная сжимается?

АРЕС:
Я не шучу, Зена! Они пытаются сделать что-то ужасное.

ЗЕНА:
И откуда ты это знаешь?

АРЕС:
То, что они делают с эфиром - они словно тянут ковёр у меня из-под ног. (сердито) Я ощущаю это!

ЗЕНА (фыркает):
С каких пор ты стал так чувствителен?

АРЕС (резко, задетый её тоном):
О, я не знаю, возможно, с того времени, как я почувствовал, что тебе дали силу убить всю мою семью?!

Ещё одна молчаливая пауза; последние слова Ареса, кажется, висят в воздухе.

ЗЕНА (с каменным выражением лица):
Я должна вернуться к Габриель. Она будет волноваться.

Она быстро уходит прочь. Арес смотрит ей вслед.

АРЕС (закрывает глаза):
Проклятье!

Смена кадра

На склоне, архангелы стоят позади Евы. Она не ощущает их - они невидимы. Михаил и Рафаил смотрят на рассказчицу. Уриил смотрит на собравшуюся толпу.

УРИИЛ (Михаилу):
Я полагаю, мы здесь не для того, чтобы подобрать цыпочек.

Рафаил впивается в него взглядом, Уриил усмехается.

МИХАИЛ (рассерженный, что Ева не проповедует):
Что происходит? Это не по плану.

СТАРУХА:
... Титаны были рождены Землёй и Небом, двенадцать могучих детей Геи и Урана. Больше всего на свете старый Уран боялся потерять свою власть, и поэтому всех своих детей он приковывал на дне Тартара. Разгневалась Гея, что он так поступил с её детьми, спустилась в Тартар и помогла младшему из Титанов, Кроносу, выступить против отца и нанести ему поражение.

УРИИЛ (энергично):
Ага-ага ... Кто хочет мира, готовится к войнееее ... Мы все хотим изменить мир ... (Михаил бросает на него презрительный взгляд) Что? Я просто слушаю историю.

СТАРУХА:
И случилось то, чего старый Уран боялся - его дети отобрали его власть.

ДЕВОЧКА РЯДОМ С ЕВОЙ:
Но если бы он не сделал им плохо, Гея не помогла бы Кроносу, правильно, ба?

Старуха хихикает.

СТАРУХА:
Ты умная девочка, Андроклея. Но слушай дальше.

АНДРОКЛЕЯ:
Хорошо.

СТАРУХА:
Титаны стали управлять миром. Но Кронос был тираном, таким же плохим, как отец, которого он убил. И точно так же как Уран, Кронос боялся его собственных детей. Одного за другим, он пожирал их всех - Гестию, Деметру, Аида, Посейдона, Геру. И тогда Гея снова вмешалась. Она помогла жене Кроноса, Рее, спрятать младшего сына, Зевса, от ее властолюбивого мужа.

АНДРОКЛЕЯ:
И потом Зевс освободил его братьев и сестер и боролся с Титанами, да?

СТАРУХА:
Да. Так же, как Кронос победил Урана, Зевс победил Кроноса и отправил его к остальным Титанам в Тартар.

РАФАИЛ:
Очаровательно, Михаил, но при чём здесь мы? Если я не очень ошибаюсь, Ева должна говорить, а не слушать?

УРИИЛ (сдерживает зевоту):
Итак, Ева провалила испытание. Ее вера не достаточно сильна, и бла-бла-бла. Давайте пойдём, поищем кого-нибудь ещё.

МИХАИЛ (им обоим):
Мы так легко не сдадимся. У меня есть идея.

РАФАИЛ (бормочет):
О, чудно. Кто на сей раз окажется в Аду?

МИХАИЛ:
И что это было?

РАФАИЛ:
Не бери в голову.

Михаил подходит к девочке, сидящей рядом с Евой - Андроклее, и кладет руки ей на голову. Белый свет окутывает ее на миг и исчезает. Михаил отходит.

МИХАИЛ (Рафаилу):
Устами младенцев ...

АНДРОКЛЕЯ (с новооткрытым намеком злобы в голосе):
Но это - не конец истории, ба?

Старуха выглядит смущённой.

СТАРУХА:
О чём ты, малышка?

АНДРОКЛЕЯ:
О том, что Уран боялся своих детей и хотел их убить - но проиграл, а Кронос выиграл. Потом Кронос пытался убить, а выиграл Зевс. И что дальше? Зевс тоже боялся ребенка. И тоже хотел убить ее.

Она встает и подходит к Еве. Пораженная, Ева смотрит на неё.

АНДРОКЛЕЯ:
Это она! Зевс боялся её, а потом умер ...

СТАРУХА:
Андроклея! Прекрати оскорблять нашу гостью.

ЕВА:
Не волнуйтесь, всё в порядке ...

Она встает и поворачивается к девочке.

ЕВА:
Ты ошибаешься, Андроклея. Зевс боялся не меня, а Бога Элая.

АНДРОКЛЕЯ:
Ещё лучше. Значит, этот новый Бог даже сильнее Зевса?

ЕВА (неловко):
Да. Но его сила в другом - Он - Бог Любви.

АНДРОКЛЕЯ:
Не важно. Кронос убил Урана. Зевс убил Кроноса. Этот твой Бог Любви убил Зевса. Каждый из них хуже предыдущего, и ты хочешь, чтобы мы следовали за этим твоим злым богом?!

По толпе пробегает волнение, некоторые люди видят в словах Андроклеи смысл.

СТАРУХА:
Что в неё вселилось? Андроклея, прекрати молоть чушь! Ты должна простить её, Ева; она устала...

АНДРОКЛЕЯ:
Нет! Эта женщина хочет, чтобы мы следовали за ее отвратительным богом! Она плохая! Плохая, плохая!

Ева начинает злиться, она старается перекричать толпу.

ЕВА:
Нет, вы не понимаете - Бог Элая не злой. Он не такой как ...

АНДРОКЛЕЯ:
Да неужели? Мы узнали о нём достаточно (насмешливо) Мир и любовь? Знаешь, не думаю, что он чем-то отличается от других богов!

ЛЮДИ В ТОЛПЕ:
Она права!

Андроклея и остальные становятся все более возбужденными. Старуха безуспешно пытается восстановить порядок. Ева оглядывается на детей и подростков, собравшихся вокруг неё, ей страшно.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

ЕВА (мягко):
Бог ... хороший. Пожалуйста, верь мне!

В кадре снова архангелы, наблюдающие за происходящим; Уриил похлопывает Михаила по спине.

УРИИЛ:
Ну, Михаил, я впечатлён.

РАФАИЛ (кисло):
Ещё бы....

МИХАИЛ:
Нет ничего лучше парочки неверующих, чтобы изгнать сомнения.

ЕВА (шумящей толпе):
Пожалуйста, выслушайте меня! Пожалуйста!

Никто не слушает. Рыдая, Ева расталкивает окружающих и убегает.

Трое архангелов наблюдают её побег.

РАФАИЛ (Михаилу):
Посмотри, что ты наделал!

УРИИЛ:
Так или иначе, это нельзя назвать ошеломляющим успехом.

МИХАИЛ (задумчиво):
Увидим.

Смена кадра

Снова рынок, Габриель расплачивается с торговцем за пару свитков. В руках она держит несколько свёртков, в одном из них видны перья.

ПРОДАВЕЦ:
Ваша сдача, барышня.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Спасибо.

Она поднимает глаза и видит Зену, идущую к ней с каменным лицом. Несколько напуганных людей торопливо отодвигаются с ее пути.

ГАБРИЕЛЬ (в панике):
Зена? Что случилось?

Она дотрагивается до руки Зены, пытаясь понять всё по её лицу.

ГАБРИЕЛЬ:
Это из-за Ареса? Чего он хотел от тебя? Мне не следовало отпускать тебя одну!

ЗЕНА (выдёргивает руку):
Не делай из меня ребёнка, Габриель!

Габриель выглядит испуганной, затем расстроенной. Она прижимает к груди свитки и смотрит на Зену. Через мгновение Зена немного расслабляется.

ЗЕНА (вздыхает):
Давай просто... уйдем отсюда, ладно?

ГАБРИЕЛЬ:
Куда пойдем?

ЗЕНА:
Туда, где потише.

ГАБРИЕЛЬ (после паузы):
Хорошо. И ты мне всё расскажешь.

ЗЕНА (слабо улыбается):
Почему ты всегда командуешь?

ГАБРИЕЛЬ:
За это ты меня и любишь.

ЗЕНА (смеётся, закатывая глаза):
Конечно...

Она обнимает Габриель, и они уходят с рынка.

Смена кадра

Лес. Ева сидит на упавшем дереве. Она держит длинную ветку, рассеянно перемешивая ею листья у себя под ногами. Наконец, она отбрасывает ветку и смотрит на кусочек неба, виднеющийся через кроны деревьев.

ЕВА:
Элай .., я не знаю, слышишь ли ты меня. Но раньше ты слышал меня... Ты помог мне вернуть к жизни мою маму, благодаря тебе я победила Ливию и снова обрела себя. Я всегда буду благодарна тебе за это. Но я не могу больше это делать, Элай. Я не могу быть твоей посланницей. (она опускается на колени) Прости меня.

ГОЛОС МИХАИЛА ЗА КАДРОМ:
Ева, Ева, Ева ... Что за мелодрама? У тебя всё хорошо получалось.

Ева поднимает голову, чтобы увидеть Михаила, стоящего над ней. Она встаёт на ноги и быстро делает шаг назад.

ЕВА:
Я молилась Элаю.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

МИХАИЛ:
Элай ушёл, Ева. Он теперь с Богом, как и желал. Но его учение будет жить благодаря тебе. С тобой оно пройдёт через весь мир. Ты - Посланница.

ЕВА:
А если я больше не хочу быть Посланницей?

МИХАИЛ (доброжелательно):
Почему это?

ЕВА (смущена его неожиданной теплотой):
Эти люди ... они и так счастливы. Им не нужно моё послание, Михаил.

МИХАИЛ (смеется, отмахиваясь):
Чушь! Всем нужно твоё послание. Кто не хочет жить в мире и любви?

ЕВА:
У них достаточно мира и любви! Я только оскорбляю их, оставаясь здесь. Я лицемерка!

МИХАИЛ:
А как называется та сцена на площади? (он дотрагивается до своего подбородка) Тебя просто прогнали. Очень миролюбиво.

ЕВА:
Это случилось, потому что я стала проповедовать. (задумчиво) Они всего лишь дети. И они в чём-то правы.

МИХАИЛ (взволнованно, пытаясь не показывать этого):
В чём же?

ЕВА:
Почему Олимпийцев нужно было убить?

МИХАИЛ:
О, брось. Ты же всё понимаешь. Они боялись потерять свою власть, поэтому они пытались убить тебя. У твоей матери не было никакого выбора, она убила их, защищая тебя.

ЕВА:
Почему меня не защитил Бог?!

МИХАИЛ:
Не глупи, Ева. Бог защитил тебя. Через твою мать. Она исполнила Его волю и получит за это награду, так же как и ты.

ЕВА:
Моя мать будет вознаграждена за убийство Олимпийцев?

МИХАИЛ:
Ева, греческие боги были очень могущественны, но не совершили ни одного хорошего поступка. В этом их отличие от нашего Бога. Он вознаграждает справедливость и наказывает зло.

ЕВА:
Я не хочу награды за то, что я делаю, и я уверена, мама тоже. Проповедовать здесь неправильно. И я не стану этого делать.

МИХАИЛ:
Только Бог может решать, что правильно, а что нет. Прояви смирение перед Богом Любви, Ева, прежде, чем станет слишком поздно. Гордыня - ужасный грех.

ГОЛОС ЗЕНЫ ЗА КАДРОМ:
Не знай тебя лучше, Михаил, я бы решила, что ты запугиваешь её.

Михаил резко разворачивается. Из-за деревьев выходят Зена и Габриель.

МИХАИЛ:
Ты всегда всё знаешь лучше, Зена? Потому что, не знай тебя лучше, я бы решил, что ты забыла последствия греха.

ГАБРИЕЛЬ (спокойно):
Ад ...

МИХАИЛ:
О, видишь - Габриель помнит.

Зена слегка вздрагивает при воспоминаниях.

МИХАИЛ:
Так что, если не хотите, чтобы Ева разделила судьбу богов, вам стоит убедить её больше не беспокоить меня.

ЗЕНА:
Боги находятся в Аду?!

МИХАИЛ:
Конечно.

Он махает рукой, и в воздухе перед ними появляется чёрная зияющая дыра.

МИХАИЛ:
Сами убедитесь.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

Действие третье

Зена, Габриель и Ева с ужасом смотрят, как Михаил делает движение рукой. В центре чёрной дыры появляется рябь, постепенно расползающаяся и заполняющая экран.
Видна темная свинцовая река. На дальнем берегу бродят прозрачные серые тени. По воде бесшумно, без единого колебания, скользит паром.

МИХАИЛ (голос за кадром):
Река Стикс. По ту её сторону находится то, что вы зовёте Подземным Миром.

Во время его слов камера движется вперед. Мы видим реку и тени умерших, всё на фоне унылого серого пейзажа. Иногда в кадр попадают лица - неизменно пустые и невыразительные.

МИХАИЛ (голос за кадром):
Широкое поле деятельности. Лабиринт, если хочешь, который уходит в вечную тьму. Подземный мир - это внешний виток спирали. Дальше Тартар.

Панорама изменяется от безрадостного скалистого ландшафта к голым чёрным утёсам. Мы приближаемся к одной такой горе, пронизанной пещерами. Изнутри доносятся стоны.

МИХАИЛ (голос за кадром):
Смотрите.

Несколько серых теней приближаются ко входу в пещеру, пылающую красным сиянием. Вокруг них поднимается вихрь, и их всасывает в отверстие.

Смена кадра к Зене и Габриель, смотрящим в портал.

ГАБРИЕЛЬ:
Что с ними случилось?!

МИХАИЛ:
Они переместились в Тартар. Перешли на новый уровень.

ЗЕНА:
Вроде ритуала очищения на Небесах? Только они не поднимаются к Свету, а спускаются во Тьму. Подземный мир, потом Тартар, Ад ...

МИХАИЛ:
Очень хорошо! Ты схватываешь все на лету, Королева Воинов. Как ты правильно поняла, есть только два пути из этого мира: вниз, по спирали Тьмы - или вверх, к Свету. (Еве) Довольно простой выбор, правда?

ЕВА:
Это случилось с Элаем? Он поднялся в Свет?

МИХАИЛ:
Именно.

ЗЕНА:
Рада была бы пофилософствовать с тобой, но я не вижу богов.

МИХАИЛ:
Терпение, Зена.

Мы следуем за его пристальным взглядом, камера снова показывает портал. Теперь мы внутри пещер Тартара. Стены, покрытые слизью, кажутся раскалёнными. Похоже на пещеру, где Зена нашла Солана в "Бог боится ребенка ". Люди вынуждены наблюдать свои жизни, они горько стонут.

ЗЕНА (голос за кадром):
Переходи к сути!

МИХАИЛ (голос за кадром):
Как пожелаешь.

Мы проносимся через множество пещер так быстро, что они кажутся просто неясным пятном, потом резко останавливаемся. На заднем плане звучит мрачная, почти воющая музыка. Здесь все черного цвета с синим оттенком. Впереди возвышаются массивные врата, освещённые пылающими факелами. Вверх поднимается дым от них. На вратах - ржавая витиеватая вывеска.

МИХАИЛ (голос за кадром):
Узрите врата в Ад, Королевство Тьмы. Я полагаю, что мертвые боги здесь - если, конечно, они не... продвинулись дальше.

ГАБРИЕЛЬ (голос за кадром):
Что сказано на вывеске?

МИХАИЛ (голос за кадром):
Это зависит только от тебя. Я не советую подходить слишком близко.

ГАБРИЕЛЬ (голос за кадром):
Я хочу увидеть.

МИХАИЛ (голос за кадром):
Твоё право.

Камера даёт крупный план таблички, медленно двигаясь по ней слева направо. Там написано: "Оставь надежду всяк сюда входящий".

Смена кадра к ужасающемуся лицу Габриель.

ЗЕНА:
Что это, Габриель?

Габриель мгновение смотрит на Михаила; ее лицо бледно и уязвимо, потом она разворачивается и бежит в лес. Михаил смотрит ей вслед с легким сожалением.

ЗЕНА:
Габриель!!! Куда ты?! (Михаилу) Что ты показывал ей?

МИХАИЛ (печально качает головой):
В Аду есть ужасы, которые нельзя передать, и ещё больше ужасов в глубине нашего разума, наши души питают собственных демонов. Габриель просто бросила взгляд на поверхность ее страхов.

ЕВА (прерывает его с внезапной решимостью):
Покажи мне.

ЗЕНА:
Ева! Нет, ты не хочешь этого... Это сумасшествие

ЕВА:
Я должна знать! (Михаилу) Покажи мне!!

МИХАИЛ:
Смотри, Посланница Элая.

Камера следует за глазами Евы, она смотрит на табличку. На сей раз там написано: "Почитай Отца своего и Мать свою".

Камера на потрясенное лицо Евы.

ЕВА:
Отца?!

ЗЕНА:
Что?!

МИХАИЛ:
Он тот, кто поместил душу Каллисто в тело твоей матери. Кто дал тебе жизнь. Бог Любви - твой отец, хоть и не по крови, Ева. А ты предаешь Его.

Ева яростно встряхивает голову.

ЕВА (с болью в голосе):
Ты никогда не остановишься, Михаил? Всё это никогда не остановится!!

Она убегает вслед за Габриель.

ЗЕНА:
Что ж, неплохо. Это волшебное путешествие окончено…

Внезапно из портала доносится ряд коротких пронзительных воплей. Зена и Михаил поворачиваются, чтобы посмотреть. Врата немного открылись. Три тени тянут в кипящий котёл, они вопят в агонии. Они пытаются отбежать, но земля под их ногами неумолимо перемещает их всё ближе к порогу Ада. Они безуспешно продолжают бежать, громко стеная, врата с шумом захлопываются, вид исчезает.

Воздух вокруг портала колеблется, и дыра исчезает. В кадре снова Михаил, опускающий руку. Он смотрит на Зену.

ЗЕНА (вздрагивает от гнева):
Убирайся! Слышишь, оставь меня в покое!

МИХАИЛ (морщась):
Я не глух, Зена.

Зена достаёт меч.

ЗЕНА:
Нет, только глуп.

МИХАИЛ:
Не хочешь увидеть своих демонов, Королева Воинов?

ЗЕНА (с презрительной усмешкой):
Я знаю каждого в лицо.

Она направляет остриё меча в грудь Михаила.

МИХАИЛ:
Ты в этом абсолютно уверена?

Вспыхивает белый свет; Зена опускает меч и прикрывает лицо рукой. Когда она поднимает глаза на Михаила, он уже исчез.

Зена вращает меч в руке, и кружит его над головой. С криком яростной боли она всем телом подаётся вперёд и вонзает оружие в землю. Позади неё заметна вспышка света.

АРЕС:
Знаешь, его можно использовать и лучше. Например, покромсать чьи-то крылышки.

Зена судорожно выпрямляется, но не поворачивается. Арес обходит вокруг неё. Он раскручивает рукоятку меча и вытаскивает его из земли.

АРЕС:
Тебе стоит лучше заботиться об этом клинке; знаешь, это ведь почти антиквариат.

Он для пробы замахивается. Зена выхватывает у него меч и возвращает в ножны за спиной.

ЗЕНА:
Я думаю, он в отличном состоянии, учитывая, что двадцать пять лет его существования он был воткнут в лёд! Спасибо, что напомнил, кому я этим обязана.

АРЕС:
Возможно, это прозвучит немного ненормально, Зена, но когда кто-то... кто тебе не безразличен... выпивает яд и умирает у тебя на глазах, сложно догадаться, что это спектакль! Этого не должно было случиться! Если бы ты только доверилась мне.

ЗЕНА:
Доверилась тебе?! Доверила тебе жизнь моего ребенка, после всего, что ты мне сделал?

АРЕС:
Я хотел защитить вас обоих!

ЗЕНА:
В обмен на что?! Моё тело? Мою душу?

Она достаёт меч, пододвигаясь ближе.

ЗЕНА:
Мой меч?

АРЕС:
Зена ... это не...

ЗЕНА:
Ты хочешь сказать, что всё случившееся не твоя ошибка? Да?

Она замахивается на него мечом; он уклоняется и парирует удар.

АРЕС:
Я никогда не говорил этого!

ЗЕНА:
Тогда скажи сейчас ...

Мечи снова сталкиваются.

ЗЕНА:
Скажи!

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

Она нападает снова и снова, Арес парирует все удары, но не переходит в наступление.

ЗЕНА:
В чем дело? Нет настроения?!

С криком она снова замахивается; меч направлен на шею Ареса.

АРЕС (увёртываясь от клинка):
Ты сражаешься не с тем богом!

Зена держит меч у горла Ареса, тяжело дыша. Камера поворачивается, показывая лицо Зены. Гнев уступает место раскаянию. Чуть погодя она опускает меч.

АРЕС:
Не хочешь рассказать, в чём дело?

Лицо Зены становиться мягче.

ЗЕНА:
Не считая того, что ты лживый, манипулирующий людьми негодяй?

АРЕС:
Не считая.

Зена вкладывает меч в ножны.

ЗЕНА:
В Михаиле.

АРЕС:
О, значит, я не единственный манипулирующий людьми негодяй?

ЗЕНА:
Очевидно, нет. (неловко) Арес, насчёт твоей семьи ...

АРЕС (пожимает плечами):
Всё кончено.

ЗЕНА:
Нет, не кончено.

Она облизывает пересохшие губы.

ЗЕНА:
Боги ... находятся в Аду.

Камера на мгновение сосредотачивается на лице Ареса.

Смена кадра

Другая часть леса. Габриель прислоняется к дереву, ее глаза закрыты. По щеке катится слеза. Слышен громкий хруст, Габриель открывает глаза - к ней идёт Ева.

ЕВА:
Габриель, ты в порядке? Что ты прочитала?

ГАБРИЕЛЬ (снова закрывает глаза):
Своё прошлое.

ЕВА:
Я могу спросить у тебя кое-что?

Габриель открывает глаза.

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно.

ЕВА:
Мама была удивлена, когда она узнала, что беременна?

ГАБРИЕЛЬ (улыбается, несмотря на грустные мысли):
Ещё как. (с любовью) Ты была лучшим сюрпризом, который она получила за долгие годы. Красивая маленькая девочка.

Ее улыбка дрожит и исчезает. При воспоминаниях её голос становится задумчивее, в нём звучит боль.

ГАБРИЕЛЬ:
Красивая, очаровательная маленькая девочка... Чтобы держать её на руках, качать её, любить, смотреть, как она спит. Успокаивать, когда она плачет, и видеть её улыбку, и знать, что всё хорошо, и что она - всё, что тебе нужно...

ЕВА:
У тебя тоже был ребёнок.

ГАБРИЕЛЬ (отрицательно качает головой):
Нет...

ЕВА:
Как её звали?

ГАБРИЕЛЬ (шепотом):
Надежда.

ЕВА:
Габриель... Что с ней случилось?

ГАБРИЕЛЬ:
Я убила ее.

Смена кадра

АРЕС:
Ад. Так вот куда попадают боги после смерти.

ЗЕНА:
Да. (смотрит на Ареса, чуть качая головой) Мне жаль.

АРЕС (переваривает эту информацию):
Что ж... Это мир, где "бог богу волк".

ЗЕНА:
Однажды ты сказал мне, что это было ваш мир. (вздрагивает) Когда ты пробовал предупредить меня о Дахаке и его культе.

АРЕС:
А ты сказала, что до нас тут были Титаны, пока Зевс не отправил их в Тартар. Так что мы заслужили отведать собственное лекарство.

Зена вздрагивает.

ЗЕНА:
Я не собираюсь повторять эту ошибку снова. Боги были мелочны и жестоки ...

АРЕС:
... И насылали на людей страдания...

ЗЕНА (странно смотрит на него):
Ты не стремишься облегчить мне задачу.

Арес невинно смотрит на неё; Зена качает головой.

АРЕС (вздыхая):
Слушай, Зена, я знаю, мы совершали ошибки. Но у каждого из нас была какая-то одна сила. Этот же Бог тянет одеяло на себя.

ЗЕНА:
Ты прав... (задумчиво) Никто не должен обладать всей силой мироздания. Этот мир не вместит столь всесильного бога.

АРЕС (усмехаясь):
Я думал, это была моя реплика?

Небольшая пауза, затем Зена подходит ближе.

ЗЕНА (смотрит на него):
Возможно, на этот раз мы достигли согласия.

Она пристально смотрит на Ареса; крупный план: с его лица на её.

АРЕС (понижая голос):
Странные вещи творятся...

ЗЕНА:
Вроде изменений в эфире?

АРЕС:
И это тоже.

ЗЕНА (чуть улыбаясь):
Тогда рассказывай.

Смена кадра

Габриель и Ева, теперь садящие под деревом.

ЕВА:
Это, должно быть, было для тебя ужасно. И думать о ней, глядя на меня.

ГАБРИЕЛЬ:
Надежда не была ... не была ребенком. Она никогда не была по-настоящему моей, она принадлежала ее отцу. Дахаку. Но - да. Это было трудно.

ЕВА:
Мне так жаль, Габриель. Так жаль.

Габриель дотрагивается ладонями до лица Евы. Крупный план, пока она говорит.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты должна обещать мне никогда не сравнивать себя с ней, Ева. Никогда, понимаешь? (резко и решительно) Надежда была только вместилищем для зла, ничем иным. Я знаю это. Я не обвиняю её, у неё просто не было выбора. Но у тебя он есть. Это то, что делает каждого из нас человеком. В сердце ты всегда знаешь, что правильно, если заглянешь достаточно глубоко.

Она отпускает Еву. Ева вздыхает и опускает взгляд.

ЕВА:
Когда я была ... Когда я все еще думала, что я Ливия, и собиралась убить маму, Бог Элая остановил меня. Я почувствовала такой... мир. Любовь. Это было реально, и это ... Это изменило меня. (горько) И теперь я узнаю, что я была задумана как страховка, чтобы моя мать покончила с Олимпийскими богами - создана тем же самым богом, чью любовь я чувствовала тогда. Как это возможно, Габриель?

ГАБРИЕЛЬ (искренне):
Я не знаю, Ева. Но я скажу тебе то, что сказал мне однажды... человек, которого я знала. Он сказал, что, когда он собирался убить человека, с ним случилось то же самое. Ему явился его бог, и он почувствовал любовь бога, и он знал, что не убьет. (она прямо смотрит на Еву) Тем богом был Дахак.

ЕВА:
Дахак?

ГАБРИЕЛЬ:
Да, Ева. Любовь - это то, что в твоём сердце. Она не даётся сверху.

За деревьями заметно движение. Ева и Габриель вскакивают, Габриель достаёт саи. Что-то летит в дерево позади них - камень.

ГАБРИЕЛЬ:
Смотри!

Она и Ева прижимаются к дереву, закрывая головы руками от камней, летящих в них из соседних кустов.

ГАБРИЕЛЬ (громко кричит):
Кто вы? Чего вы хотите?

ГОЛОС ДЕВОЧКИ:
Прекратите!

Нападение прекращается. Габриель и Ева с удивлением видят детей, выходящих из-за кустов. Камеры быстро даёт вид по кругу - они окружены. Маленькая девочка, держащая рогатку, выходит вперёд - это Андроклея.

АНДРОКЛЕЯ:
Я Андроклея, и мы (она показывает на остальных) хотим, чтобы женщина, которая называет себя Посланницей, ушла с нашего острова.

ГАБРИЕЛЬ:
Что? Почему?

АНДРОКЛЕЯ:
Она пытается заставить нас следовать за ее злым богом!

Среди детей раздаются возгласы поддержки.

ЕВА:
Мне правда, правда очень жаль, я не хотела задеть вас...

Дети угрожающе поднимают свои рогатки.

АНДРОКЛЕЯ:
Если ты не уйдёшь, Посланница, мы захотим задеть тебя.

Действие четвертое

Лес. Арес и Зена все еще разговаривают.

ЗЕНА (хмурится):
Ты сказал, что это ... беспокойство, которое ты ощущаешь рядом с Евой, ты ощущал, когда мне была дана сила убивать богов?

АРЕС (кивает):
Да, как тогда - луч света и раз! Зена, убийца богов, предвестница Сумерек.

ЗЕНА (с возрастающим ужасом):
Но если они сделают это с Евой ...Они собираются использовать ее! (с тревогой) Я должна найти ее.

АРЕС:
Это будет не трудно.

Он указывает через плечо Зены. Она поворачивается. В этот момент из-за деревьев раздаются крики и насмешки, и на поляну вбегают Ева и Габриель, преследуемые толпой галдящих детей. На руках и телах обеих женщин багровые синяки; у Габриель к тому же глубокая рана на щеке.

ЗЕНА:
Габриель! Ева!!

С боевым кличем она совершает кувырок в воздухе, приземляясь между ними и преследователями, и вынимает меч.

ЗЕНА:
Хорошо, детки, игра окончена.

Дети смотрят на нее, потом - в панике - друг на друга. Андроклея единственная кажется неиспугавшейся.

Смена кадра.

Арес все еще стоит позади Евы и Габриель - он смотрит на Андроклею. Выражение его лица становится задумчивым, он смотрит на Еву и исчезает.

Зена издаёт очередной клич. Испуганные, дети разбегаются по лесу. Андроклея на мгновение замирает с непокорным взглядом, потом убегает за остальными.

Зена поворачивается к Габриель и Еве.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

ЗЕНА:
Вы обе в порядке? Что случилось?

ГАБРИЕЛЬ:
Те дети решили изгнать Еву с острова.

ЕВА:
Это была моя ошибка, мама; я знала, что мне не следует обучать здесь.

Зена обнимает ее и Габриель, прежде чем заняться их ссадинами и ранами.

ЗЕНА:
Это их работа?!

ГАБРИЕЛЬ (пожимает плечами):
Камни. (потирает ушибленную руку) Они умеют кидаться.

ЗЕНА:
Почему вы не остановили их?

ЕВА:
Они просто дети.

ЗЕНА:
Гм. Давайте посмотрим, что произойдёт дальше.

Все трое идут назад, в город. Камера отъезжает, показывая архангелов, наблюдающих их уход.

УРИИЛ:
Похоже, это больше чем парочка неверующих.

МИХАИЛ (раздраженно):
Откуда мне было знать, что малышка поднимет что-то вроде восстания! Она умнее, чем кажется.

УРИИЛ:
И, как мне кажется, обезвредить её не удастся? (Михаил смотрит на него с раздражением) Нет, я так и думал.

РАФАИЛ:
Смирись, Михаил! Твой план провалился; мы потеряли Еву. Это зашло слишком далеко. Теперь она никогда не станет служить нашему Богу.

УРИИЛ:
Вынужден согласиться!. Предлагаю зализать раны и сдать карты заново. Та крошка весьма перспективна, мне нравится её огонь. Почему бы нам не использовать её вместо ноющего отродья Зены? (передразнивает) " Мама, приди и спаси меня! " (вздрагивает) С другой стороны, её имя легко запоминалось. Андроклея, напротив, слишком длинно. Как насчёт Андри? Или Клеи? Нет, подождите, Рокси! Звучит, а?

МИХАИЛ (жестом приказывает ему замолчать):
Возможно, вы оба правы. Наше время на исходе, нужно действовать. Но не с Зеной и ее (улыбается) - ноющим отродьем у нас за спиной.

Он и Уриил обмениваются многозначительными взглядами. Рафаил с ужасом переводит взгляд с одного на другого.

РАФАИЛ:
Вы оба безумны! С меня достаточно твоих интриг, Михаил, это называется убийством.

МИХАИЛ (спокойно):
Спокойно, к чему так нервничать. Смерть во славу нашего Бога - не убийство.

РАФАИЛ:
Тогда что же?

УРИИЛ:
Мука. Все великие мученики были закиданы камнями. (себе, усмехаясь) Они являются примером для всех нас.

РАФАИЛ (менее убедительно):
Называйте, как хотите. Я не буду участвовать в этом.

МИХАИЛ (смотрит Рафаилу прямо в глаза):
Ещё как будешь. Пути Бога, вопреки всеобщему мнению, очень даже исповедимы. Их только два. Награда ...

РАФАИЛ (шепотом):
... И наказание.

МИХАИЛ:
Мне не придётся напоминать тебе это снова, Рафаил.

Они расправляют крылья и исчезают в белом свете. Камера поднимается, следуя за ними. Когда свет исчезает, мы видим Ареса, удобно стоящего на широкой ветке дерева, наблюдавшего сцену.

АРЕС (себе):
Это становится интересным.

Смена кадра

Городская площадь. Люди собрались вокруг напыщенного человека, вероятно, городского судьи, который пробует перекричать шум. Зена, Габриель и Ева стоят возле него.

СУДЬЯ:
Внимание! Пожалуйста, потише! Жители Андроса, сограждане! Внимание!

Шум стихает.

СУДЬЯ:
Как мы только что слышали, сегодня произошел скандальный инцидент, который осквернил имя нашего мирного острова. На наших давних друзей и союзников - (указывает Зену и Габриель) - напали.

Раздаются возмущённые возгласы.

СУДЬЯ:
Просто невероятно, что тех самых людей, которые избавили нас от пиратов, теперь прогоняют наши собственные дети! Я хотел бы услышать причину. Пусть девочка поделится с нами.

Родители Андроклеи, выглядящие рассерженными, подталкивают вперёд дочь. Она стоит с чрезвычайным достоинством.

СУДЬЯ:
Что ты можешь сказать нам, Андроклея?

АНДРОКЛЕЯ (смотря с презрением на Еву):
Она называет себя Посланницей Бога Любви. Но ее бог не имеет никакого отношения к любви. Она сама сказала, что он уничтожил Олимп и приказал ей (указывает на Зену) убить богов.

В толпе волнение. Лицо Зены ничего не выражает; Ева и Габриель чувствуют себя неуютно.

СУДЬЯ (неловко):
Мы кое-что знаем об этом. Как бы то ни было, эта женщина не сделала вам ничего плохого. Напав на нее, вы опозорили свои семьи и наш город.

АНДРОКЛЕЯ:
Мы хотим, чтобы Посланница этого злого бога ушла с нашего острова. Это - все.

СУДЬЯ:
Что скажешь, Ева?

Зена ободрительно кивает Еве. Ева выступает вперед и смотрит на людей.

ЕВА:
Мое учение говорит лишь, что мы должны любить и уважать друг друга. Когда я прибыла сюда, я думала, что здесь не нужно говорить о согласии, остров казался таким мирным.

Одобрительный гул в толпе.

ЕВА:
Теперь (смотрит на ее ушибы) я вижу, что я была не права. Мир слишком легко разрушить, и намного тяжелее восстановить. Но я также была не права, думая, что любовь и мир могут быть даны свыше.

Она улыбается Габриель.

ЕВА:
Они исходят только из наших собственных сердец.

СУДЬЯ:
Ева, ты можешь обещать, что не будешь впредь говорить об этом боге на Андросе, или пытаться собрать последователей?

ЕВА:
Да. Но мое послание останется тем же, что и всегда - мир.

Кто-то начинает хлопать в ладоши, и вскоре ей аплодирует вся толпа. Ева смотрит на Зену и Габриель, они улыбаются ей. Ева улыбается в ответ.

СУДЬЯ:
Ну что, Андроклея, ты удовлетворена таким решением?

Девочка спокойно смотрит на Еву. Нерешительная улыбка Евы исчезает под её взглядом.

АНДРОКЛЕЯ:
Почти. (кричит) Пли!!!

В Еву, Зену и Габриель со всех сторон летят камни - камера быстро показывает всю площадь - на всех крышах домов сидят дети и подростки, вооруженные рогатками. Ева старается уворачиваться от камней, но она открыта - в центре толпы, она легкая цель; Габриель и Зене приходится не лучше. Взрослые в толпе с криками разбегаются.

Смена кадра

Зена хватает шакрам и кидает его в крышу ближайшего здания. Он разрезает узел, связывающий тростник, и крыша рассыпается, дети оказываются на земле, в груде тростника и соломы.

Внезапно все, кажется, замедляется и останавливается. Камни висят в воздухе. Габриель, Зена и Ева осматриваются; у всех троих раны и ссадины на лицах и руках. Появляются трое архангелов в сиянии.

МИХАИЛ:
Жаль, что всё так получилось, Ева. Зена. Какая ужасная потеря.

Зена вынимает меч и делает попытку бежать, но ее ноги не отрываются от земли, она не может двигаться. Так же как Ева и Габриель. Рука Зены автоматически тянется за шакрамом, но он завис в середине своего полета к следующей крыше. Мы видим тонкий исчезающий след от него в воздухе. Михаил с укором качает головой.

МИХАИЛ:
Не делай это неприятнее, чем должно быть. Только подумай, ты и твоя дочь умрете как мученики. Что может быть прекраснее?

УРИИЛ (немедленно):
Можешь не отвечать.

ЗЕНА:
Очаровательно. И Бог это одобряет?

Михаил поворачивается лицом к Зене; всем своим видом он показывает, что является посланником Небес, его лицо одновременно ужасное и красивое.

МИХАИЛ:
Знай же, Королева Воинов: наша задача состоит в том, чтобы собрать силы, рассеянные в этом мире, для нашего Бога. Ты не можешь стоять у Него на пути.

ЕВА:
Бог Любви будет праздно наблюдать, как нас убьют?

УРИИЛ:
Если любишь, отпусти.

МИХАИЛ:
Вы праздно наблюдаете, как один муравей убивает другого. Когда-то ты была особенной, Ева. Ты и твоя мать. Бог Любви вознаградил вас новыми жизнями, но вы предали его. Вы больше не особенные. Но Бог милосерден и справедлив, вы умрете с честью.

ЗЕНА:
Ты здесь, чтобы позлорадствовать.

МИХАИЛ:
Почти нет. (Габриель) Нет необходимости для невиновного разделять судьбу осуждённых.

Он машет Габриель, она делает нерешительный шаг вперед - очевидно, она может двигаться. Она останавливается и впивается взглядом в Михаила.

ГАБРИЕЛЬ:
Я предпочитаю умереть здесь!

МИХАИЛ (пожимает плечами):
Твой выбор.

Рафаил с отвращением смотрит на Михаила.

Вспышка серебряно-синего света, появляется Арес, беспечно разглядывающий архангелов и трех женщин.

АРЕС:
Выбор, выбор, выбор ... Это все, что я от вас слышу. Свободный выбор, свободная воля ...

УРИИЛ:
Свободная любовь ...

АРЕС (притворяясь очарованным):
Правда?

МИХАИЛ:
Нет. Уйди с нашей дороги.

Серия ШВС 7.09 - Предвестница сумерек

АРЕС (игнорируя его):
Да, выбор и избиение младенцев, резня невинных. Не обязательно в таком порядке.

МИХАИЛ:
Думаю, тебе стоит пересмотреть свои взгляды. Габриель сюда не звали, так что… никакой резни невинных, как ты выразился.

АРЕС:
Вообще-то, я думаю, невинность Габриель могла бы стать интересный темой для дебатов - (дарит Габриель усмешку), но я здесь не за этим.

Он идет к Михаилу с полной беззаботностью. Зена и остальные осторожно следят за ним.

АРЕС:
Знаете, я не помню, чтобы во время Сумерек мы получили большой выбор. Ева рождается, все Олимпийцы умирают. Действительно просто. Проблема… (он считает обязательным для себя посмотреть на Рафаила) в том, что, как я слышал, это против правил. Никакого выбора нашей судьбы.

МИХАИЛ:
Но ты все еще здесь.

АРЕС:
По милости Зены и тех золотых яблок ... Что теперь скажете?

МИХАИЛ:
Ты отдал своё бессмертие. Другие - нет.

АРЕС:
"Свободный выбор"? Вроде ... дай подумать - "Сила или жизнь?"

МИХАИЛ (не замечая иронию):
Именно.

АРЕС (снова смотрит на Рафаила):
То есть, моя семья вообще не должна была умирать, если бы мы только добровольно отказались от наших сил?

МИХАИЛ:
Снова правильно.

Арес прохаживается к месту, где стоит Зена.

ЗЕНА (еле слышно):
Что ты делаешь?!

АРЕС (также еле слышно):
Всего лишь свою работу. Подстрекаю маленький ... конфликт.

Камера переходит на архангелов.

РАФАИЛ:
Нет-нет. Это не правильно, Михаил - всё это! И никогда не было правильным.

АРЕС (Зене, самодовольно):
Видишь?

Рафаил приближается к замороженной Андроклее и кладет на неё свои руки. Вокруг его пальцев начинает формироваться белый свет.

МИХАИЛ:
Прекрати! Что ты делаешь?

РАФАИЛ:
Ты говорил с Тьмой в душе этой девочки. Я говорю со Светом. Она свободна выбирать, к чему она стремится.

Свет пылает, становится интенсивнее, потом исчезает. Михаил хватает Рафаила за руку, Уриил берет за другую. Рафаил безрезультатно протестует.

МИХАИЛ:
С этим придётся подождать.

УРИИЛ (Зене):
Всё же был рад нашей встрече.

Михаил открывает сияющий портал и вталкивает в него Рафаила, потом входит сам. Уриил щёлкает пальцами по направлению к замороженным людям, затем следует за Михаилом. Портал закрывается радугой. На его место падает шакрам и продолжает крутиться на земле. Зена подбирает его.

ЗЕНА (Аресу):
Я поражена.

Она поворачивается вокруг - он исчез. Резко возвращается шум, вместе со всем движением.

Зена снова бросает шакрам, на сей раз он делает полный круг по крышам, сбрасывая всех камне метателей в груды тростника. Нападение остановлено.

АНДРОКЛЕЯ (смотрящий несколько ошеломлённо и испуганно):
Что происходит?

ЗЕНА:
Вы со своими воинственными приятелями хотели поболтать. (указывает на детей)

АНДРОКЛЕЯ:
Я думаю ... Я думаю, я хотела, чтобы они забросали вас камнями. (смотрит на кровоподтёки женщин) О, нет ...

ГАБРИЕЛЬ:
Ну, можно сказать, вам это удалось.

АНДРОКЛЕЯ:
Мне так жаль ... Я понятия не имею, что на меня нашло.

ЕВА:
Всё в порядке.

АНДРОКЛЕЯ (видит в отдалении свою мать):
Мама!!

Она поворачивает и бежит к матери, Ева задумчиво наблюдает.

Смена кадра

Вечер. Длительная панорама руин храма на берегу, где ранее в тот день разговаривали Арес и Зена. Колоннада выглядит зловеще красивой, синеватой в наступающей тьме. Волны набегают на мраморные ступени.

Камера перемещается ближе, фокусируется на лестнице. Габриель и Зена сидят на одну ступень выше линии воды; Ева лежит на спине, смотря на небо, ее голова на коленях матери. Зена медленно поглаживает волосы Евы, шепотом разговаривая с Габриель.

Ева ворочается, Зена вопросительно смотрит на неё, но Ева улыбается и качает головой, прежде чем встать. Она поднимается по лестнице к одной из колонн и прислоняется к ней, очевидно погруженная в свои мысли.

ЗЕНА (Габриель):
Она выросла.

ГАБРИЕЛЬ:
Как и все мы?

Зены улыбается.

ГАБРИЕЛЬ:
Знаешь, нам очень повезло. Не все родители получают шанс увидеть, что их ребёнок нашёл своё место в мире.

Зена дает Габриель внимательный взгляд.

ЗЕНА (мягко):
Надежда?

ГАБРИЕЛЬ (качает головой, печально улыбаясь):
Мы не можем изменить прошлое. (кивает в направлении Евы) Но она - наше будущее.

ЗЕНА (смотрит на Еву, затем снова на Габриель):
Мы столько пропустили в ее жизни ...

ГАБРИЕЛЬ:
Но мы узнали больше.

Они молчат, глядя на скалистые мысы вдали, их основание скрыто вечерним туманом, с моря летят брызги.

Конец

[ Михаил, Рафаил и Уриил вполне вымышленные. Любое сходство с настоящими архангелами, реальными или воображаемыми, абсолютно случайно ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить