• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

(5 голосов)
Серия ШВС 8.03 - Большая игра
  • Режиссура: LadyKate и Sais 2 Cool
  • Сценарий: Aurora и LadyKate
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Агриппина возвращается, принося Зене и Габриель ужасные слухи о Римском императоре, и когда ее предположения оправдываются, Зена и Габриель отправляются в Рим помочь Агриппине.

Предисловие

Поляна, закат. Зена и Габриель едут верхом, постепенно останавливаясь. Дарион - в седле перед Габриель, она крепко держит его, а сам он держит в руках поводья, делая вид, что правит лошадью, сияя от радости. Габриель снисходительно улыбается.

ДАРИОН:
Н-но!

ЗЕНА (выхватывает поводья, пока лошадь не понеслась):
Не так быстро. Мы останавливаемся.

ГАБРИЕЛЬ:
Отлично. Дарион, сейчас мы разобьем лагерь.

Смена кадра

Ночь. Зена, Габриель и Дарион сидят у костра, его красноватые блики мерцают на их лицах. Зена занята тем, что чистит свои сапоги, Габриель рассказывает историю; Дарион сидит рядом с ней, ест яблоко и ловит каждое слово.

ГАБРИЕЛЬ:
День повторялся снова и снова, но никто, кроме Зены, его не помнил. Эрот выбрал Зену, чтобы она прекратила вражду между двумя кланами, а их дети, которые были влюблены друг в друга, смогли, наконец, быть вместе.

ДАРИОН:
Вот это да! И ты много раз проживала один и тот же день? Я тоже так хочу!

ГАБРИЕЛЬ (с любопытством):
Зачем?

ДАРИОН:
Например (морщит лоб), если что-то ломаешь, то в следующий раз уже не будешь это трогать. (он думает чуть дольше, и его лицо светлеет) К тому же (размахивает своим полусъеденным яблоком), можно есть сколько угодно яблок, а назавтра живот не будет болеть!

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Поверь, Дарион, тебе бы вряд ли это понравилось. Где-то после третьего раза это уже жутко надоедает.

ЗЕНА (поднимает голову):
А ты откуда знаешь, Габриель? Ты же ничего не помнишь. Это ведь не тебе приходилось каждое гр... (спохватывается) проклятое утро просыпаться в сарае и слышать Джоксера (скрежещет зубами), орущего "Проснись и пой!" - и так сто раз подряд.

ГАБРИЕЛЬ (посмеивается):
Да, ты права. Этих уникальных воспоминаний я, к счастью, лишена.

ДАРИОН (ненадолго замолкает, доедая яблоко):
А все-таки жалко, что я не застал Джоксера... (после другой паузы, тихо) Габриель... ты сказала, Джоксер - ушел...

ГАБРИЕЛЬ (грустно):
Да, солнышко.

ДАРИОН (смотрит вниз, с явным усилием):
А почему... он ушел, что случилось?

Зена бросает на Габриель стесненный взгляд. Габриель мгновение смотрит в сторону, затем поворачивается к Дариону и прокашливается.

ГАБРИЕЛЬ:
Он - его (ее голос прерывается, камера показывает крупный план обеспокоенного лица Зены) его убил римский генерал. Джоксер… (сглатывает слезы) Римляне схватили меня, а Джоксер хотел спасти, и... (опускает голову)

ДАРИОН (касается ее руки):
Прости, я не хотел тебя расстраивать...

ГАБРИЕЛЬ (пытается сквозь слезы улыбнуться):
Всё хорошо, Дарион...

ДАРИОН (мгновение размышляет, негромко):
Он был настоящим героем?

Крупный план лица Габриель. Она явно тронута, в ее глазах блестят слезы. Она кладет руки на плечи Дариона, камера отодвигается.

ЗЕНА:
Еще каким.

ГАБРИЕЛЬ (бросает быстрый, удивленный взгляд на Зену, и затем снова смотрит на Дариона):
Да, он был настоящим героем, милый. Видишь, Зена согласна. (заставляет себя улыбнуться и гладит Дариона по голове) А теперь давай подумай о чем-нибудь приятном, идет?

ДАРИОН (кивает, храбро улыбаясь):
Идет.

ГАБРИЕЛЬ:
Что ж, молодой человек, по-моему, вам пора в постель.

Она целует его в лоб.

ДАРИОН:
Спокойной ночи, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Спокойной ночи, Дарион. Хочешь, я тебя уложу?

ДАРИОН (с негодованием):
Я и сам могу.

Он идет к другой стороне костра и расстилает маленькое одеяло, Габриель не отрывает от него глаз.

ЗЕНА (утешающе касается руки Габриель):
Габриель...

ГАБРИЕЛЬ:
Я в порядке.

Краткая тишина. Зена смотрит на Дариона, слышно его ровное дыхание - он уже крепко спит. Тогда Зена поворачивается к Габриель.

ЗЕНА (полушепотом):
Габриель, можно тебя спросить?

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА (смотрит на Дариона и осторожно говорит):
Скажи мне... я ничего не имею против Дариона, но... (снова смотрит на него)... сколько он будет путешествовать с нами?

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, ты же знаешь, я не могу его оставить.

ЗЕНА (быстро):
Я не говорила...

ГАБРИЕЛЬ:
Я знаю.

ЗЕНА:
Габриель, если ты хочешь усыновить его - я поддержу твое решение. Я только хочу убедиться, что ты знаешь, на что идешь.

ГАБРИЕЛЬ:
Я хочу найти его сестру, Зена. Я обещала ему, и если она жива, я найду ее. Мы найдем. (смотрит на Зену) Ты ведь поможешь мне?

ЗЕНА:
Разумеется. Но если мы не cможем?

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ГАБРИЕЛЬ (чуть печально вздыхает, глядя на Дариона):
Тогда... Я знаю, что наша жизнь - не самая подходящая для ребенка. Дети не должны видеть то, с чем мы постоянно сталкиваемся. Помнишь, Зена, когда Ева была маленькой, ты однажды сказала, что для ребенка неправильно видеть всё насилие, эту кровь. (Зена с болью смотрит вдаль) Прости меня... Но Дарион... я нужна ему. Больше у него никого нет. И... он тоже мне нужен. Ты же знаешь, я не смогла вырастить свою...

Зена кивает и молча сжимает ее руку, очевидно переполняемая чувствами. Краткая тишина.

ГАБРИЕЛЬ (очевидно пытаясь сменить тему):
Куда теперь? В Коринфе мы всё сделали... Может быть, вернемся в земли амазонок? Проведаем Еву. Тем более, я обещала ей, что вернусь и выслежу бандитов, напавших на деревню Дариона. (немного неохотно) Может быть, мы даже найдем его сестру.

ЗЕНА:
Звучит неплохо. Но прямо сейчас давай немного поспим.

Зена встает и переходит к своему одеялу; Габриель тоже встает, идет следом и ложится между Зеной и Дарионом.

ГАБРИЕЛЬ:
Спокойной ночи, Зена.

ЗЕНА (сонно):
Спокойной...

Габриель вздыхает и закрывает глаза.

Смена кадра

Позже той же ночью. Зена, Габриель и Дарион спят. Костер почти погас. Возле лагеря слышится шелест листьев. Зена открывает глаза; шум повторяется еще несколько раз. Она молча садится и берет меч, лежащий рядом с ней. Стараясь не разбудить Габриель и Дариона, она медленно идет на звук - за кусты. Она направляет меч прямо перед собой, затем видит три темных фигуры, метнувшиеся прочь. Зена бежит за ними по лесу. Их старт был неплохим, но когда они достигают залитой лунным светом поляны, Зена взмывает в воздух, переворачивается и приземляется прямо позади самого медленного из этой троицы, хватает его за шею и сбивает на землю. Он умудряется встать, вытаскивает меч и несколько секунд отражает ее удары, пока Зена просто не выбивает меч у него из рук. Тем временем другие двое исчезают в лесу.

МУЖЧИНА (падает на колени):
Умоляю, умоляю, не убивай меня, Королева Воинов! Молю тебя, пощади!

ЗЕНА (смотрит в направлении, куда убежали двое других):
Кажется, твои друзья бегают лучше, чем ты дерешься. (опускает свой меч) Давай, сам всё по-хорошему расскажешь, или будем по-плохому?

МУЖЧИНА:
Клянусь, Королева Воинов, мы не собирались причинить вред тебе или твоим друзьям. Нам приказали следить за вами, потому что там решили, что вы поддерживаете изменников Рима...

ЗЕНА (поднимает меч к горлу мужчины, ее лицо сурово в лунном свете):
Снова Рим? Вы работаете на императора Клавдия? (мужчина кивает, по его лицу стекает пот) Изменники - это Агриппина?

МУЖЧИНА (дрожа):
Да - нам приказали узнать, с тобой ли она...

ЗЕНА:
Не со мной. (уголки ее рта изгибаются в насмешке) Можешь бежать к своему императору и передать ему, чтобы он нашел себе шпионов получше.

Мужчина встает и удирает. Зена смотрит ему вслед, затем вздыхает, качает головой и уже начинает возвращаться к лагерю, как вдруг останавливается и внимательно прислушивается к чему-то. Через мгновение на ее лице появляется улыбка, показывающая, что она ощущает присутствие Ареса.

ЗЕНА:
Все еще следишь за мной?

АРЕС (появляется во вспышке света, со знакомой усмешкой на лице):
Похоже, ты снова меня поймала.

ЗЕНА:
Лучше тебя, чем компанию римских шпионов...

АРЕС (с кривой улыбкой):
Я тронут. Я и сам как раз собирался заглянуть.

ЗЕНА:
Ну да. В середине ночи?

АРЕС (усмехается):
Эй, это лучшее время суток.

ЗЕНА:
Знаешь, то, что ты бог и тебе сон не нужен, не означает, что он не нужен всем остальным.

АРЕС:
Но в последнее время тебя трудно застать одну. Вокруг вечно вертится твоя мелкая компания...

ЗЕНА:
Я думала, к настоящему времени ты уже привык к тому, что она рядом.

АРЕС:
Она? Я говорю о мальчишке.

Зена чуть посмеивается, Арес усмехается; на миг между ними повисает тишина. Затем Арес отступает назад и смотрит вниз, явно на что-то решаясь, затем снова смотрит на Зену.

АРЕС:
Я слышал, восстановление Коринфа идет полным ходом.

ЗЕНА (чуть горько):
С каких пор тебя интересует восстановление городов, разоренных войной?

АРЕС (короткая пауза; чуть заметно поеживается, затем поднимает глаза на Зену):
Зена... насчет Сабины... Я не хотел...

Зена неожиданно вытягивает руку, делая ему знак замолчать. Вдалеке слышен детский крик - это Дарион.

ЗЕНА (с взволнованным выражением лица):
Арес, поговорим в другой раз. Я оставила Габриель и Дариона одних, а вокруг полно римлян. Мне нужно вернуться и проверить, всё ли в порядке.

АРЕС:
Думаю, Габриель вполне способна сама позаботиться о...

Еще до того, как он закончил, Зена убегает.

АРЕС (вздыхает):
Я же сказал... тебя трудно застать одну.

Он исчезает во вспышке света.

Смена кадра

Лагерь. Габриель сидит, успокаивая Дариона.

ЗЕНА (подходит к ним):
Вы в порядке?

ГАБРИЕЛЬ:
Да... просто дурной сон. (смотрит на Зену, озадаченно) Где ты была?

ЗЕНА (мрачно):
У нас были гости.

Смена кадра

В свете луны к деревне на полном скаку подъезжает наездник в плаще. Темно; свет горит только в окне одного домика. Наездник останавливает лошадь у этого дома и спешивается. Лицо наездника освещается луной. Это Агриппина.

Смена кадра

В доме. Комната маленькая, но уютная, в очаге горит огонь. Молодой человек, лет двадцати с хвостиком, сидит за столом, освещенным керосиновыми лампами - по одной в каждом углу - и читает свитки. У него бледная кожа и веснушки, короткие белокурые волосы и бледно-синие глаза, он одет в крестьянскую темно-зеленую рубашку и серые штаны.

Дверь открывается. Он поднимает голову при шуме и видит входящую Агриппину. При виде ее он улыбается и встает.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК:
Мама.

АГРИППИНА (гордо улыбается):
Домиций... (она подходит ближе, они обнимаются и нежно целуют друг друга в щеку) Ну как Греция?

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ДОМИЦИЙ:
Она прекрасна, мама. (делает глубокий вдох) Даже сам воздух, которым здесь дышишь, будто наполнен духом греческой поэзии и искусства.

АГРИППИНА:
Ты тоже поэт, мой мальчик. (они обнимаются) И если ты считаешь, что всё уже прекрасно, то что же ты скажешь, когда узнаешь мои новости? (от его любопытного взгляда) Ты слышал о Зене, Королеве Воинов, и Габриель...

ДОМИЦИЙ (перебивает):
Еще бы - сказительница из Потейдии! Ее слог - самый совершенный на всем свете, ее свитки - лучшее, что я когда-либо читал. (нетерпеливо) И ты хочешь сказать, что у меня есть шанс встретить Габриель?

АГРИППИНА:
Не просто шанс, Домиций. Мы встречаемся с ней и Зеной.

ДОМИЦИЙ (очевидно заинтересованный):
Они собираются нам помочь?

АГРИППИНА:
Пока не знаю, сынок. Но смею надеяться.

Крупный план Домиция и Агриппины, улыбающихся друг другу.

Действие первое

Утро в лагере. Зена, Габриель и Дарион сворачивают свои одеяла.

ДАРИОН:
Габриель, пошли соберем ягод на завтрак?

ГАБРИЕЛЬ:
Конечно, дорогой, как только я закончу.

ДАРИОН:
А знаешь, чего я на самом деле хочу? Кролика.

ГАБРИЕЛЬ:
Ладно, поймаем тебе на обед кролика.

ДАРИОН (с ужасом смотрит на нее):
Что? Я хочу завести живого кролика...

ГАБРИЕЛЬ (с ощущением неудобства смотрит на него):
Да-да... я так и поняла! (с вынужденным смехом) Я просто подумала, что как только мы заведем кролика, то пригласим его на обед. (морщит брови, понимая, что ей не удается выкрутиться) Ну так что, идем за ягодами?

ДАРИОН (радостно):
А ты не могла бы поймать мне такого кролика, как ты рассказывала, ну, такой, с огромными клыками. (изображает руками клыки) Вот было бы здорово!

ЗЕНА (посмеиваясь):
Заведем себе кролика-убийцу. Очаровательно.

ГАБРИЕЛЬ:
Пойдем.

Она поднимает корзину, и они с Дарионом уходят из лагеря.

ЗЕНА (смотрит им вслед):
Осторожней, вы можете наткнуться на римлян.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, из твоего рассказа, думаю, что я с ними справлюсь. Не волнуйся. (Дариону) Только выбирай ягоды внимательно. Знаешь, что однажды случилось со мной, Зеной и Евой, когда мы наелись плохих ягод?

ДАРИОН:
Вы заболели?

ГАБРИЕЛЬ (ее голос исчезает):
Нет, всё оказалось куда более странно...

Когда Габриель и Дарион покидают лагерь, Зена задумчиво провожает их взглядом и с улыбкой качает головой. Затем она поднимает одеяла, подносит к лошадям и принимается укладывать их в седельные сумки. Внезапно оттуда же, откуда и ночью, слышится шум. Зена закатывает глаза, берет меч и идет к кустам.

ЗЕНА:
Вы полные неудачники, но какие же упорные.

Кусты раздвигаются, и из-за деревьев верхом на серой лошади выезжает Агриппина, в том же сером плаще, что и ночью.

АГРИППИНА (озадаченно):
Странный способ приветствовать друга, Зена.

ЗЕНА (опускает меч):
Агриппина. (пауза) Ночью я познакомилась со шпионами, отправленными твоим мужем - они хотели узнать, не помогаю ли я тебе.

Агриппина окидывает ее обеспокоенным взглядом и спешивается.

АГРИППИНА:
Я не удивляюсь.

ЗЕНА (поворачивается к лошадям, снова возвращаясь к сборам):
А вот я удивилась. (пауза) А теперь еще и ты сама здесь. Почему у меня подозрение, что ты не в отпуске?

АГРИППИНА:
Боюсь, у меня есть новости. (пауза; Зена оборачивается) Плохие новости.

ЗЕНА:
Само собой, плохие. (она энергично встряхивает седельные сумки, плотнее затягивает их и подходит к Агриппине) Выкладывай. Это касается Клавдия?

АГРИППИНА:
Всё и раньше было плохо, но теперь... (качает головой) Ты помнишь Фьюфуса, мэра Помпей?

ЗЕНА (насмешливо):
Как его можно забыть.

АГРИППИНА:
Зена, беднягу бросили в тюрьму. Его единственное преступление состояло в том, что, оправившись от ран, он отправился в Рим и доложил об извержении вулкана... и сказал, что я помогла спасти людей.

Зена потрясенно смотрит на нее, затем сжимает губы и качает головой.

ЗЕНА:
Римский император, который арестовывает людей, потому что считает их опасными для себя. Что здесь нового?

Агриппина горько посмеивается. И тогда же вдалеке слышатся голоса Габриель и Дариона, становясь все громче и отчетливей. Мы видим Габриель и Дариона, возвращающихся в лагерь, Дарион несет целую корзину ягод.

ДАРИОН (удивленно):
Так это был сон или на самом деле?

ГАБРИЕЛЬ:
И то, и другое. Всё очень сложно. Ягоды, которые мы съели, посылают людям видения, а потом еще Афродита отправила нас всех в один и тот же сон... (она замолкает, видя Агриппину, стоящую рядом с Зеной возле лошадей)

ДАРИОН (с некоторой тревогой указывает на корзину):
Но эти ягоды ведь хорошие? От них мы не увидим странных снов?

ГАБРИЕЛЬ (немного отвлеченная):
Нет, милый. Они хорошие, это точно.

ДАРИОН (видит Агриппину и широко улыбается):
Смотри, там Агриппина! Как думаешь, она мне что-нибудь принесла? (немного грустно) Знаешь, когда к маме в гости приходили подруги, то всегда приносили нам подарки...

ГАБРИЕЛЬ (при упоминании его дома смотрит на него слегка печальным, обеспокоенным взглядом):
Не знаю, Дарион. (наклоняется, обнимая его) Только ты сам ее об этом не спрашивай, ладно? Это не очень вежливо. Обещаю, что мы с Зеной подарим тебе всё, что ты захочешь. (встает и гладит его по голове) А теперь можешь начинать есть ягоды, а я скоро к тебе присоединюсь.

Дарион машет Агриппине, улыбаясь, затем садится и начинает есть ягоды из корзины. Габриель идет к Агриппине и Зене.

ГАБРИЕЛЬ:
Агриппина. (улыбаясь) Рада снова тебя видеть.

АГРИППИНА (вздыхает):
Я тоже рада тебе, Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Что привело тебя в Грецию?

АГРИППИНА:
Боюсь, неприятности. Я как раз начала рассказывать Зене. (пауза) В Риме всё становится хуже некуда, Габриель. Людей бросают в тюрьмы по малейшему подозрению в измене, бедняки не получают хлеб...

ГАБРИЕЛЬ (вздрагивает):
Что творится с римскими императорами? Рано или поздно они все превращаются в чудовищ.

ЗЕНА (пожимая плечами):
Что-то вроде?

АГРИППИНА:
Даже хорошие правители могут потерять голову, получив в свои руки такую власть. (вздыхает) Или они попадают под влияние купленных советников. Когда-то Клавдий был хорошим человеком. Но сейчас я не узнаю в нем того, за кого выходила замуж.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА:
И ты хочешь, чтобы мы что-то сделали?

АГРИППИНА:
Зена, дело не только в Риме. Я знаю, что за несколько лет до вашего... исчезновения... вы помогали Бодасее, королеве Британии, победить отряды Цезаря и сохранить ее земли свободными. (Зена кивает и с любопытством слушает дальше) Клавдий планирует начать еще одно вторжение в Британию, поработить ее и присоединить к Римской империи.

ЗЕНА (с ужасом смотрит на нее):
Нет.

АГРИППИНА:
К сожалению, да, у меня есть доказательства. (она тянется к сумке, висящей у нее на поясе, достает оттуда свиток и передает его Зене) Это письмо Клавдия одному из советников, оно само всё расскажет.

Зена и Габриель читают свиток, затем обмениваются взволнованными взглядами.

ГАБРИЕЛЬ:
Откуда нам знать, что это не подделка?

АГРИППИНА:
Посмотрите на имперскую печать.

ЗЕНА (подозрительно смотрит на нее):
Откуда он у тебя?

АГРИППИНА:
У меня есть друг, приближенный императора. Он рисковал своей головой, чтобы достать мне это письмо.

ГАБРИЕЛЬ (скептически):
Тебя волнует свобода Британии?

АГРИППИНА:
Меня волнует Рим, Габриель. Некоторые римляне, я в том числе, понимают, что империя стала слишком большой. Мы не можем позволить себе новые завоевания - для них нужны новые налоги, новые потерянные жизни. Я уважаю новую королеву Британии, Бодасею Вторую. И я думаю о том, что будет лучше для Рима.

ЗЕНА (резким движением возвращает ей свиток):
Хорошо, Агриппина. Чего ты хочешь от нас?

АГРИППИНА:
Помогите мне и моему сыну вернуться в Рим. Мы решим, что нужно делать, на месте. (улыбается) Ты же знаешь, Зена, мы с тобой - отличная команда.

Зена смотрит на нее, явно колеблясь.

ГАБРИЕЛЬ:
Агриппина, прости, можно нам с Зеной секунду поговорить?

АГРИППИНА:
Конечно.

Зена и Габриель уходят в сторону.

ЗЕНА (с интересом смотрит на Габриель):
Ты не доверяешь Агриппине?

ГАБРИЕЛЬ:
Зена... Ты рассказывала, как познакомилась с Агриппиной в Помпеях, и тебя поразило, что она ни разу не попросила помочь ей вернуть императорский трон. Но теперь она просит. Ты достаточно хорошо ее знаешь, чтобы быть уверенной в ее...

ЗЕНА:
Нет. Поэтому мы с тобой отправимся в Рим и там сами разберемся, что к чему.

ГАБРИЕЛЬ:
Но ты все равно собираешься помогать ей.

ЗЕНА:
Возможно, если бы ты тоже видела, как Агриппина рисковала жизнью, спасая незнакомых... Я думаю, она - хороший человек, Габриель. И думаю, она говорит нам правду. (испытующе смотрит на Габриель) Забавно, обычно это ты доверяешь людям...

ГАБРИЕЛЬ:
Всё меняется. Я слишком часто доверяла не тем, кому нужно. Вот так и становятся циниками.

ЗЕНА (кладет руку ей на плечо):
Нет, нет - только не ты, Габриель. (чуть усмехается) Оставь цинизм мне, договорились?

ГАБРИЕЛЬ (нежно улыбается):
Если ты настаиваешь. (пауза) Тогда отправляемся в Рим.

ЗЕНА:
Идёт.

Габриель и Зена возвращаются к Агриппине.

ЗЕНА:
Мы поможем тебе.

Смена кадра

Ранний вечер; мы видим будничные крестьянские сцены - взрослые заняты работой, дети играют, куры клюют что-то на земле, вокруг бегают собаки. Зена, Габриель, Дарион и Агриппина подъезжают к маленькому домику на окраине, где прошлой ночью мы видели Агриппину и ее сына. Все спешиваются.

Смена кадра

В доме. Домиций встает, едва дверь открывается, и входят Агриппина, Зена и Габриель. Габриель держит за руку Дариона.

АГРИППИНА:
Домиций - Зена, Королева Воинов, и Габриель, Сказительница из Потейдии. Зена, Габриель - это мой сын, Луций Домиций.

ДАРИОН:
А я - Дарион.

ГАБРИЕЛЬ (смеется и теребит его волосы):
Да, это Дарион, мой... сын.

ДОМИЦИЙ (восхищенно смотрит на Габриель):
Так ты сказительница из Потейдии.

Дарион вдруг вздрагивает и прижимается ближе к Габриель. Габриель похлопывает его по плечу.

ДОМИЦИЙ (продолжает):
Знаешь, я ведь твой самый большой поклонник во всей Римской империи.

ГАБРИЕЛЬ (явно польщена):
Да, Агриппина говорила.

ДОМИЦИЙ:
Я с детства читаю твои свитки - первый прочитал, когда был в его возрасте. (указывает на Дариона, вцепившегося в руку Габриель) И с первой строчки я влюбился. Ты заставляешь сопереживать, я будто сам всё видел, собственными глазами - амазонок и кентавров, отважного моряка на проклятом корабле, неподражаемую Каллисто... (Габриель чуть вздрагивает) Прости, я вижу, что расстроил тебя. Я забываю, что это для меня свитки - литература... превосходнейшая литература... Но для тебя они - твоя жизнь.

ГАБРИЕЛЬ (с бледной полуулыбкой):
Да нет, всё хорошо. (Дариону) Дарион, ты вцепился в меня мертвой хваткой. (гладит его по голове) Дорогой, что случилось?

ДОМИЦИЙ (с интересом смотрит на Дариона):
Возможно, он боится незнакомцев.

ДАРИОН (бормочет):
Я не боюсь. (выпускает руку Габриель) Я пойду на улицу, играть с другими детьми, ладно?

ГАБРИЕЛЬ:
Давай. Только будь осторожен. (провожает взглядом выбегающего Дариона, затем поворачивается к Домицию, извиняющимся тоном) Он немного не в своей тарелке - пару месяцев назад на его деревню напали. Его родителей убили, сестру похитили. (качает головой) Если только я найду тех подонков, клянусь...

ДОМИЦИЙ:
Это самое ужасное, что может случиться с ребенком. Иногда мир напоминает Ад. (вздыхает) Хвала богам, что есть люди вроде вас, делающих его лучше. (Зене) Для меня большая честь наконец-то встретить великую Королеву Воинов. После свитков Габриель мне кажется, что я тебя уже знаю.

ЗЕНА (отрывисто):
Спасибо. Можно дальше не продолжать и отправляться в Рим?

ДОМИЦИЙ:
Значит, вы хотите помочь маме.

ЗЕНА:
Мы хотим всё выяснить.

ДОМИЦИЙ:
Что я могу сказать, ситуация отвратительная. Нет, конечно, Клавдий не так плох, как дядя Гай, то есть, Калигула...

ЗЕНА (бросает на него острый взгляд):
Калигула был твоим дядей?

ДОМИЦИЙ:
Ну да. А разве... (смотрит на Агриппину, немного стесненно) Я думал, мама тебе рассказывала.

Зена качает головой и медленно поворачивается к Агриппине. На ее лице - выражение сочувствия и вины. Агриппина выдерживает ее взгляд.

ЗЕНА (полушепотом):
Он был твоим...

АГРИППИНА (перебивает, по-деловому):
Мы должны выезжать как можно быстрей. Нам нужно попасть в Рим, пока нас не выследили. (Зене) Мой муж подозревает, что мы с тобой едем вместе, так что лучше, если никто не узнает, что ты едешь в Рим. Возможно, вам с Габриель нужно замаскироваться.

ГАБРИЕЛЬ (Зене):
Так, если мы снова играем в хозяйку и рабыню, теперь моя очередь быть хозяйкой.

ДОМИЦИЙ (с любопытством):
В хозяйку и рабыню?

ЗЕНА (прокашливается):
Она... говорит о маскировке. (ухмыляясь) Это - всё.

Габриель переводит взгляд с Домиция на Зену и отчаянно краснеет.

Смена кадра

Зена, Габриель, Дарион, Агриппина и Домиций едут по дороге с открытыми полями по одну сторону и лесом по другую. На Агриппине ее серебристый плащ, на Домиции - такой же, но фиолетовый. Зена и Агриппина едут впереди; Габриель (с Дарионом в седле) и Домиций чуть отстали.

ЗЕНА (тихо):
Калигула был твоим братом.

АГРИППИНА:
Да.

ЗЕНА:
Ты знала, что я сделала, и всё равно...

АГРИППИНА (твердо):
Зена, мой брат был опасным сумасшедшим. Ты сделала то, что должна была сделать, чтобы остановить его. Иного выхода не было.

Зена смотрит на нее и кивает. Выражение ее лица все еще стоическое, но на нем явно читается облегчение.

Камера отодвигается назад, к Габриель, Домицию и Дариону. Дарион, кажется, дремлет, притулившись к Габриель.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ГАБРИЕЛЬ:
Значит, ты любишь греческую литературу.

ДОМИЦИЙ:
Обожаю. Не то, чтоб у нас, римлян, не было своих прекрасных писателей, но, по-моему, греческий язык и дух гораздо больше подходят, чтобы выразить красоту вещей, нежели латынь. Римлянам нет равных в войнах и торговле, но что касается искусства - мы должны черпать вдохновение у греческих творцов.

ГАБРИЕЛЬ (заинтересовано смотрит на него):
Мы? Ты тоже пишешь?

ДОМИЦИЙ:
Я не настолько самонадеян, чтобы назвать себя поэтом. Но у меня есть несколько поэм на греческом, и я играю на лире. (вздыхает) Моя мать думает, это только развлечение. А я бы предпочел быть великим артистом, чем великим императором.

Габриель дарит ему заботливый взгляд.

Камера возвращается к Зене и Агриппине, и одновременно в тишине слышится низкий гул. Камера фокусируется на стреле, свистящей в воздухе. Рука Зены взлетает, хватая стрелу. Другая стрела вылетает из плотного кустарника у обочины, направленная прямо на Агриппину.

ЗЕНА:
Пригнись!

Зена дергает Агриппину за руку. Агриппина уклоняется от стрелы, но та всё же задевает ее руку выше локтя. Она потрясенно сжимает руку, с болью и страхом. Все останавливаются; Зена и Габриель осторожно озираются. Дарион уже проснулся. По воздуху летит другая стрела; Зена отбивает ее мечом. Глаза Агриппины распахиваются, она тяжело дышит. Дарион сжимает руку Габриель, испуганный.

ГАБРИЕЛЬ (сжимает его плечи):
Всё под контролем. Мы с Зеной постоянно этим занимаемся.

Зена смотрит на куст, ее глаза сужаются.

ЗЕНА (Габриель):
Оставайся здесь, будь настороже. Их может быть больше.

Она бросается в куст, вскидывая меч, и издает свой боевой клич.

ДАРИОН (очарованный, несмотря на свой страх):
Круто...

Зена наносит удары в кустах, Агриппина и Домиций нервно наблюдают, Дарион выглядит возбужденным и напуганным одновременно. В кустах раздается громкий шелест и треск раздавливаемых веток. Зена спрыгивает с Арго и исчезает в кустах, преследуя нападавших.

Смена кадра

Зена бежит между деревьями, преследуя убегающего человека.

Смена кадра

Дорога.

ДАРИОН (пытается изобразить боевой клич Зены):
А-я-ла-ла-ла-ла...

Агриппина смотрит на него со снисходительной улыбкой.

ГАБРИЕЛЬ (внимательно вслушивается):
Чшшш!

Слышен треск веток. Габриель вскидывает голову. Внезапно из-за кустов выбегает темная фигура. Это мужчина, он прыгает прямо на Агриппину, сбивая ее с лошади, и они оба падают на землю. Ее лошадь тревожно ржет и бьет копытом. Агриппина борется с мужчиной, из кустов выпрыгивают еще двое - мужчина и женщина, вооруженные кинжалами.

ДОМИЦИЙ:
Мама!

Он готовится спрыгнуть с лошади, но Габриель вытягивает руку, останавливая его.

ГАБРИЕЛЬ:
Я с этим разберусь - присмотри за мальчиком.

ДАРИОН (испуганно):
Габриель, не бросай меня!

ГАБРИЕЛЬ (похлопывает его по щеке):
Не бойся, я ненадолго.

Она передает Домицию поводья своей лошади и мчится к Агриппине, вытаскивая саи на ходу. Агриппина как раз сама вырывается от своего противника. На нее собираются напасть двое других, но Габриель мощным ударом сбивает обоих с ног. Затем она поворачивается к первому нападавшему мужчине и бьет его по лицу тупым концом сая. Его лицо заливает кровь, он кричит и зажимает нос. Мужчина, только что сбитый Габриель, вскакивает на ноги и пытается подскочить к ней сзади, но она одним ударом снова заставляет его упасть.

Женщина тоже встает, все еще держа в руке кинжал, и начинает кружиться вокруг Габриель. Габриель разворачивается, пытаясь ударить ее ногой, но женщина избегает ее и сама пинает Габриель, попадая ей в бок. Застигнутая врасплох, Габриель чуть отшатывается. Женщины дерутся, с применением вращений, мощных ударов и пинков.

Крупный план испуганного лица Дариона. Его страх, похоже, пересилил восторг, и теперь он негромко хнычет.

Смена кадра

Лес. Зена настигает лучника, стрелявшего в Агриппину. Она лишает его лука, он тут же выхватывает меч, пытается отбивать ее удары, но Зена быстро выбивает меч из его руки и затем наносит ему удар кулаком свободной руки.

Смена кадра

Дорога. Ошеломленная Агриппина бредет к лошадям. Ее рука кровоточит в месте, где в нее попала стрела, ее лицо тоже поранено, плащ порван.

ДОМИЦИЙ:
Что с тобой?

АГРИППИНА (оправляясь от удара):
Ничего страшного. (Дариону) Не бойся, малыш. Габриель справится. Она к такому привыкла. (Домицию) Иди, помоги ей - я останусь с лошадьми.

Домиций спрыгивает на землю, бежит к Габриель и берет на себя мужчину, которого она ударила по голове рукояткой сая. Тем временем Габриель сбивает с ног женщину, та падает, и кинжал вылетает из ее руки. Габриель отбрасывает его ногой.

НАЕМНИЦА:
Уходим! Скорей!

Она и оба мужчины убегают в лес. Габриель останавливается, восстанавливает дыхание; затем она замечает, что у Дариона на щеках слезы, и бросается к нему.

ГАБРИЕЛЬ (помогает Дариону слезть с лошади и обнимает его, он вцепляется в нее изо всех сил):
Всё в порядке, солнышко, всё хорошо. (Агриппине) Как ты...

АГРИППИНА (качает головой):
Просто пара царапин - не о чем говорить. (улыбается) Спасибо за спасение моей жизни, Габриель.

В кустах слышится шорох, все одновременно оборачиваются. Выходит Зена, тащит за собой мужчину, которого поймала. Она толкает его на землю.

ЗЕНА:
Так, давай по-хорошему. Кто послал вас? (мужчина хранит молчание) Ладно, будем по-плохому. (надавливает нужные точки на его шее) Я только что перекрыла твой кровоток. Ты умрешь через тридцать секунд, если не скажешь, кто послал вас. (мужчина кашляет и хрипит, но молчит) Я жду.

МУЖЧИНА (хрипит):
Меня пос... (кашляет) Меня послал им... пер... ор... Клавдий... убить... Агри... ну...

Крупный план мрачного лица Зены. Она переводит взгляд с Габриель на Агриппину.

Действие второе

С рычанием Зена открывает несостоявшемуся убийце доступ крови к мозгу. Он открывает и закрывает рот, жадно вдыхая воздух.

ЗЕНА (встает):
Я уже говорила, Клавдию нужны люди понадежней.

Мужчина садится. И в тот же момент Домиций бросается на него и поражает его прямо в сердце. Мужчина выпучивает глаза, резко выдыхает и падает замертво.

Камера быстро показывает Дариона, с ужасом вскрикивающего и прижимающегося лицом к животу Габриель, она обнимает его.

ГАБРИЕЛЬ (потрясенно):
Домиций! (гладит Дариона по волосам, полушепотом) Всё хорошо, милый. Он был плохим человеком.

ДОМИЦИЙ (смотрит на нее с вызовом):
Ты ждала, что я останусь в стороне и буду спокойно смотреть, как тот, кто пытался убить мою мать, возьмет и уйдет? (выражение его лица меняется, и теперь он кажется стыдящимся своего поступка) Габриель, я знаю, ты никогда не мстишь, но не все ведь столь благородны, как ты.

Обеспокоенная, Габриель быстро кивает и отворачивается.

ЗЕНА:
Мы должны были передать его в суд.

АГРИППИНА:
Зена, мы уже на территории Рима. Что, по-твоему, сделал бы судья? Арестовал убийцу посланного лично императором? Его бы освободили в тот же момент.

ЗЕНА (мрачно):
Вероятно. (она оттаскивает тело в кусты, затем поворачивается к Агриппине) Ты цела? (замечает рану на ее руке) Похоже, стрела тебя задела.

АГРИППИНА (криво усмехаясь):
Лишь слегка - благодаря тебе.

Смена кадра

Дальше по дороге. На этот раз Зена и Габриель едут рядом, Дарион сидит перед Габриель, на заднем плане видны Домиций и Агриппина.

ДАРИОН:
На самом деле я не струсил.

ГАБРИЕЛЬ (похлопывает его по плечу):
Конечно, нет, мой хороший. Ты был очень храбрым. (после краткой паузы она поворачивается к Зене) Зена - прости.

ЗЕНА:
За что?

ГАБРИЕЛЬ:
За то, что сомневалась в Агриппине. Ты была права.

ЗЕНА (скептически смотрит на нее):
За Агриппину я не волнуюсь. А вот ее сын...

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ГАБРИЕЛЬ (смотрит на Зену):
Зена... Мы с ним поговорили - он мне нравится. (защищаясь) Конечно, то, что он сделал - ужасно, но разве можно обвинять его в том, что он потерял голову? Только что у него на глазах головорезы пытались убить его мать.

ЗЕНА (вздыхает):
В чем-то ты и права.

ГАБРИЕЛЬ (после краткой паузы):
Вот уж не думала, что мы с тобой снова отправимся в Рим.

ЗЕНА:
Ты всерьез считала, что запрет для Евы на десять лет приближаться к Риму удержит нас вдали от него? Нас сюда тянет... (мрачно)... словно каким-то проклятьем.

ГАБРИЕЛЬ (с несколько вынужденной улыбкой):
Не будь такой пессимисткой. Мне почему-то кажется, что на этот раз всё будет хорошо.

Смена кадра

Переполненная римская улица, смеркается. На мостовых сидят торговцы, продавая свои товары. Зена и Габриель пробиваются сквозь толпу. Они одеты как знатные римлянки, Зена в черном платье, Габриель в синем. Габриель ведет за руку Дариона; он смотрит на всё вокруг широко распахнутыми глазами, крайне возбужденный. Агриппина в простом сером платье и Домиций в короткой тунике и сандалиях идут за ними следом.

ДАРИОН:
Так вот он, Рим! Здорово! Он... он огромный! Он даже больше Коринфа!

ГАБРИЕЛЬ (улыбается ему):
Да уж, наверное. (Зене) Отличная идея замаскировать Агриппину и Домиция под наших рабов. Мы спокойно прошли в город мимо стражников...

ЗЕНА (бросает на нее косой взгляд):
И тебе не пришлось изображать рабыню.

ГАБРИЕЛЬ (сердито):
Зена, я не против изображать рабыню. Но не каждый же раз!

Зена посмеивается.

Смена кадра

Зена, Габриель и Дарион идут в гостиницу, за ними следуют Домиций и Агриппина.

Смена кадра

Комната в гостинице. Габриель укладывает Дариона спать на маленькую кроватку. Зена стоит у окна, глядя на улицу.

Дарион зевает.

ГАБРИЕЛЬ:
Устал?

ДАРИОН:
Да... (снова зевает) Спокойной ночи, Габриель.

Габриель накрывает его одеялом, наклоняется и целует его в лоб.

ГАБРИЕЛЬ:
Спокойной ночи, Дарион.

Габриель ставит лампу над кроватью Дариона и затем идет к Зене.

ЗЕНА:
Я иду в таверну. Ты со мной?

ГАБРИЕЛЬ (удивленно):
В таверну? Мы уже обедали.

ЗЕНА:
Я хочу выяснить, что в городе говорят о Клавдии. И об Агриппине.

ГАБРИЕЛЬ (удивленно):
Не говори, что перестала ей доверять.

ЗЕНА:
Вовсе нет. Но мы ведь с самого начала шли сюда, чтобы самостоятельно войти в курс дела, прежде чем делать выводы. Или что-то предпринимать.

ГАБРИЕЛЬ:
Да, ты права. Хочешь, чтобы я пошла?

ЗЕНА:
У тебя лучше получается разговаривать с людьми... (Габриель с сомнением смотрит на Дариона) Он же спит. За несколько часов с ним ничего не случится.

Смена кадра

Внутри темной, переполненной таверны. Зена и Габриель, все еще в своих римских нарядах, сидят за стойкой, перед ними - кубки с вином.

ХОЗЯИН ТАВЕРНЫ (немного пузатый, лысеющий мужчина, пытается быть вежливым):
Кажется, я прежде не видел двух столь прекрасных дам в своем заведении.

ГАБРИЕЛЬ:
Мы недавно в городе.

ХОЗЯИН ТАВЕРНЫ:
Вот как! (демонстрирует рекламную улыбку) Тогда надеюсь, вы сюда еще не раз зайдете.

ГАБРИЕЛЬ:
Вообще-то, мы из другой страны. Последние пару лет мы путешествовали по Греции.

ЗЕНА:
Пока нас здесь не было, многое изменилось... Новый император...

ГАБРИЕЛЬ:
Хвала богам за это! Из того, что мы слышали о Калигуле...

ХОЗЯИН ТАВЕРНЫ (передергивает плечами):
Грр! Даже не вспоминайте о нем. Аж в дрожь бросает.

ЗЕНА (потягивает свое вино):
А что Клавдий, хороший император?

ХОЗЯИН ТАВЕРНЫ (озирается вокруг, затем немного понижает свой голос):
Как вам сказать... он, конечно, не кровожадный маньяк, как прежний, но в последнее время что-то не ладится.

МУЖЧИНА №1 (долговязый, средних лет, сидящий рядом с Зеной):
Не ладится? Да, это мягко говоря. Если снова поднимут налоги, мне придется продать в рабство собственных детей!

ЖЕНЩИНА №2 (лет тридцати, сидит рядом с Габриель):
В минувшее Солнцестояние даже не выдавали хлеб беднякам, как раньше. Чуть не вспыхнуло восстание.

МУЖЧИНА №3 (молодой, стоит позади женщины с кружкой пива в руке):
При императрице Агриппине подобного не было.

Ропот в таверне.

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ (за кадром):
Говорят, эта Агриппина - отравительница!

МУЖЧИНА №1:
Это ложь! Лишь бы только убрать ее из Рима!

МУЖЧИНА №2:
Агриппина всегда помогала народу.

ЖЕНЩИНА №1:
Мы слышали, она рисковала жизнью, спасая жителей Помпей!

ХОЗЯИН ТАВЕРНЫ (нервно):
Тихо, вы, или мою лавочку прикроют! (Зене и Габриель) Сказать по правде, мне кажется, Клавдий - хороший человек. Но, к сожалению, всё решают его советники, с тех пор, как императрица Агриппина в изгнании. (мрачно качает головой) А теперь еще ходят слухи, что он тяжело болен... Кто знает, что будет дальше...

Зена и Габриель обмениваются пораженными взглядами.

Смена кадра

Зена и Габриель идут по улице Рима, смутно освещенной факелами, прикрепленными к стенам.

ГАБРИЕЛЬ:
Знаешь, если все римляне думают как те, что были в таверне, Агриппина весьма популярна.

ЗЕНА:
Если все думают как они, то Рим является связкой хвороста. Достаточно искры, чтобы вспыхнуло пламя.

ГАБРИЕЛЬ (задумчиво):
Хотим ли мы взять на себя такую ответственность?

ЗЕНА:
Не забывай, Габриель, на весах не только судьба Рима... но и судьба Британии, и неизвестно, скольких еще стран.

ГАБРИЕЛЬ:
Но откуда нам знать, что...

ЗЕНА:
Может, нам и не нужно. (пауза на мгновение) Габриель, думаю, мы должны попробовать поговорить с самим Клавдием.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена - если он нанял убийц для собственной жены...

ЗЕНА:
Мы пока не можем точно сказать, что это он их послал. Возможно, это работа его советников.

ГАБРИЕЛЬ:
Но если за этим все-таки стоит Клавдий, то он узнает, что ты в Риме и помогаешь Агриппине...

ЗЕНА:
Значит, нам придется действовать быстро.

ГАБРИЕЛЬ:
Как ты проберешься к нему?

ЗЕНА:
Подергаю за ниточки сенаторов из черного списка Калигулы, которым грозила смерть, пока он (она на миг запинается) не умер. Завтра с утра первым делом нанесу им визит.

ГАБРИЕЛЬ:
Одна?

ЗЕНА (усмехается):
Думаю, я справлюсь. Или, по-твоему, мне нужно взять с собой рабыню?

ГАБРИЕЛЬ (с широкой улыбкой):
Мне же лучше. Мы с Дарионом погуляем по городу.

Смена кадра

Римский Форум. День. Зена в своем римском наряде, с полуприкрытым вуалью лицом, поднимается по ступеням, ведущим к массивному зданию римской курии, месту собрания Сената. К ней приближается величественно выглядящий мужчина лет шестидесяти, с пепельно-серыми седыми волосами, одетый в белую тогу, отороченную фиолетовыми и золотыми полосами.

ЗЕНА:
Фулвий Руф.

Руф останавливается и озадаченно смотрит на нее. Зена поднимает вуаль.

РУФ (чуть задыхается):
Зена! Не ожидал тебя снова здесь увидеть.

ЗЕНА (немного горько улыбается):
Да, я не собиралась здесь появляться.

РУФ:
Тогда... это не дружеский визит?

ЗЕНА:
Мне нужна услуга, Руф. (оглядывается вокруг) Мы можем поговорить без свидетелей?

РУФ:
Для тебя - что угодно, Зена. Я до сих пор жив лишь благодаря тебе.

Смена кадра

Руф и Зена входят в маленький зал в курии, где только стол, несколько стульев и бюст императора на полке. В окно виден бурлящий Форум. Руф закрывает за собой двери.

РУФ (неловко):
Это об изгнании твоей дочери?

ЗЕНА (отрицательно качает головой):
Нет, речь о государственных проблемах. Мне необходимо увидеть императора.

РУФ (встревожено):
Боюсь, это не возможно.

ЗЕНА (резко):
Почему?

РУФ:
Император Клавдий очень болен... Вот уже почти неделю его могут навещать только врачи. Но от них не много пользы. (он печально качает головой) Зена, мне кажется, Клавдий при смерти.

Зена в шоке смотрит на него.

Действие третье

Та же сцена, что и прежде.

ЗЕНА:
Клавдий при смерти... Что будет, если он умрет? Кто его наследник?

РУФ:
У Клавдия нет детей. Его единственная дочь, Октавия, умерла несколько лет назад.

ЗЕНА:
Я думала, у него есть пасынок Домиций.

РУФ (его лицо темнеет):
Ах да - сын Агриппины. Я думал, он сейчас в Греции.

ЗЕНА (с любопытством смотрит на него):
Руф, что тебе известно об Агриппине?

РУФ (вздыхает):
Только то, что все слышали на суде. В Сенате у нее были сильные сторонники, считавшие, что все обвинения - фальшивка, а свидетели подкуплены. Я рад, что меня не назначили присяжным. (Зена задумчиво кивает) В любом случае, после того, как Агриппина была выслана из Рима, Клавдий написал ее сыну, и Домицию неофициально посоветовали тоже покинуть город.

ЗЕНА:
Так кто станет императором после его смерти?

РУФ:
Клавдий выбрал преемником одного из своих советников, Юния Друса, своего дальнего родственника.

ЗЕНА (едва заметно хмурится при этом имени):
Ясно. (резко) Спасибо за информацию, Руф. Наверное, мы снова долго не увидимся.

Она направляется к двери.

РУФ:
Постой, ты так и не сказала, что делаешь в Риме...

ЗЕНА (не оглядываясь):
Я скажу, как только пойму.

Смена кадра

Зена идет в комнату в гостинице; Габриель и Дариона еще нет. Вспыхивает синий свет, и появляется Арес, разваливаясь на кровати Зены.

ЗЕНА:
Что ты здесь делаешь?

АРЕС (усмехается и похлопывает по кровати рядом с собой):
Жду, когда ты присоединишься ко мне.

ЗЕНА (посмеиваясь):
Я здесь по делам, Арес.

АРЕС:
У тебя вечно какие-нибудь дела. Знаешь, что говорят о деле и потехе...

Камера быстро перемещается, показывая Ареса, вдруг оказывающегося позади Зены, мягко массирующего ей плечи. Она в удовольствии закрывает глаза и откидывается к нему. Арес целует ее шею и начинает обнимать за талию, но именно тогда Зена поворачивается к нему лицом, со странным, немного осторожным взглядом.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА:
Знаешь, видеть тебя здесь в Риме - это возвращает воспоминания.

АРЕС (вздыхает, несколько сердито):
Будь осторожна, чтоб не получить новых, еще более худших, воспоминаний о Риме.

ЗЕНА (нахмурившись):
Что это значит?

АРЕС:
Мне не нравятся твои новые друзья.

ЗЕНА:
Что ты знаешь об Агриппине и Домиции?

АРЕС (пожимая плечами):
Я не говорил, что что-то о них знаю. Я сказал, они мне не нравятся.

ЗЕНА (холодно):
И я должна поверить твоим ощущениям? Возможно, тебе просто трудно поверить, что кто-то, кто беспокоится о других, может быть искренним. (бросает на Ареса внезапно осторожный взгляд) Арес, ты что-то затеваешь?

АРЕС:
Вообще-то, есть особая причина, почему я в Риме.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА (резко):
Какая?

АРЕС (касается ее лица тыльной стороной руки):
Я соскучился по тебе.

ЗЕНА (вздыхает, явно смягчаясь):
Арес, пойми...

АРЕС:
Я знаю. Ты работаешь.

Он посылает ей воздушный поцелуй, очевидно, собираясь исчезать.

ЗЕНА:
Арес - подожди!

АРЕС (с надеждой):
Да?

ЗЕНА:
Что тебе известно о планах римлян снова вторгнуться в Британию?

АРЕС (смотрит на миг разочарованно, затем задумчиво сжимает губы):
Только то, что в своих молитвах они об этом не упоминали.

ЗЕНА (кивает):
Спасибо... (смотрит на него и чуть улыбается) Возможно, когда я всё здесь закончу, мы сможем провести... немного времени вместе.

АРЕС (широко улыбаясь):
А как насчет "много времени"?

ЗЕНА (слабо улыбается):
Не опережай события.

Она наклоняется к нему, и они собираются поцеловаться, когда раздается стук в дверь.

АГРИППИНА (голос за кадром):
Зена?

АРЕС (закатывает глаза):
Все твои друзья такие?

ЗЕНА (посмеиваясь):
Прелести моей работы. (она быстро целует его в губы) До скорого. (отходит от него и повышает голос) Входи!

Арес исчезает, и в тот же момент дверь открывается, входят Агриппина и Домиций.

АГРИППИНА:
Ты одна? Мне казалось, я слышала...

ЗЕНА:
Забудь. Где письмо Клавдия о вторжении в Британию?

АГРИППИНА (озадаченно):
В моей комнате. Но...

ЗЕНА:
Советник, которому оно адресовано - Юний Друс?

АГРИППИНА:
Да. Почему ты спрашиваешь?

ЗЕНА (мрачно):
Потому что твой муж умирает. И он назначил преемником Друса.

Краткая пауза, пока Агриппина и Домиций переваривают эти новости.

АГРИППИНА:
Зена, ты не можешь это допустить.

ЗЕНА (внимательно смотрит на нее):
Мы не можем допустить.

Смена кадра

День, позже; тот же зал, где прежде Зена разговаривала с Руфом. Зена стоит, сложив руки на груди, Руф и двое других сенаторов - один того же возраста, что и Руф, другой весьма молод - тщательно изучают свиток с письмом Клавдия.

СЕНАТОР №1 (мужчина средних лет):
Отвратительно!

СЕНАТОР №2 (молодой человек):
Это определенно почерк Клавдия.

РУФ (осторожно смотрит на Зену):
Как письмо к тебе попало?

ЗЕНА (без эмоций):
У меня есть свои источники.

РУФ:
Сенат никогда не одобрил бы кампанию идти на Британию в такое время. Наши войска ослабли в последней войне с германцами, да еще восстания в провинциях...

СЕНАТОР №1:
Что мы будем делать? Меньше чем через час Сенат собирается на чрезвычайную сессию голосовать за преемника.

ЗЕНА (смотрит на него):
То есть, Клавдий...

РУФ:
Врачи говорят, он не переживет эту ночь.

СЕНАТОР №2:
Если мы покажем письмо Сенату, оно заставит их поколебаться.

СЕНАТОР №1:
Даже если так. Кто будет преемником Клавдия?

ЗЕНА:
А если его пасынок Домиций?

РУФ:
Мы даже не знаем, где он.

ЗЕНА:
Вы узнаете.

Смена кадра

Зена выходит с парадного входа курии. Солнце уже садится. Идя через Форум, Зена слышит гул голосов и замечает, что перед курией начинает собираться толпа. Зена подходит к толпе.

ЗЕНА (молодой женщине в толпе):
Что происходит?

МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА:
Ты не слышала? Император умирает. Будут выбирать нового.

СТАРИК:
А я говорю, нужно вернуть императрицу и ее сына. Только так, и никак иначе!

Старуха, стоящая рядом с ним, очевидно, его жена, толкает его в бок локтем.

СТАРУХА (насмешливо):
Кого волнует твое мнение?!

МУЖЧИНА (лет тридцати):
А может, настало время им считаться с нашим мнением!

Зена задумчиво смотрит на них, затем идет дальше.

Смена кадра

Зал заседаний Сената в курии. Сенаторы отчаянно спорят при свете факелов.

СЕНАТОР №1:
Вы отлично знаете, многие из нас были против ссылки Агриппины!

СЕНАТОР №3:
Просто она и вас одурачила, как и всех простолюдинов, молящихся на нее.

СЕНАТОР №4:
Но не было доказательств, что ее сын в чем-то замешан. Да и сам император считал Домиция своим сыном.

СЕНАТОР №5:
Большинство из нас даже не видели этого Домиция. Говорят, его больше интересуют греческие театры, чем дела Рима. Юния Друса мы знаем давно, почему мы должны предпочесть этого мальчишку?

РУФ (размахивает свитком Зены, полученным от Агриппины):
Вопрос, как хорошо мы его знаем?

СЕНАТОР №3:
Он отрицает, что видел это письмо!

СЕНАТОР №2:
Ну, еще бы!

Смена кадра

Зена и Габриель в своей комнате в гостинице. Они одеты в привычные доспехи, на Агриппине - белое платье с фиолетовым поясом и фиолетовой накидкой на плечах, на Домиции коричневые кожаные военные доспехи, сбоку расположен меч. Дарион играет в углу, катая деревянный шакрам по полу как колесо.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА:
Не забудь, Агриппина, всё может оказаться ужасно.

АГРИППИНА (улыбаясь):
Я готова. Я же говорила, Зена, мы - отличная команда.

Смена кадра

Зал в курии. Дебаты продолжаются.

СЕНАТОР №5:
Пока Клавдий жив, он император. И какие бы ошибки он ни совершал, он был хорошим императором. (ропот в зале) Воспротивиться его желанию из-за сомнительной бумажки - непочтительно.

СЕНАТОР №2:
Вы называете сомнительной бумажкой свиток с имперской печатью?

Ропот усиливается.

СЕНАТОР №6:
А даже если Руф захочет захватить Британию? Многие из нас считают, что такая война вдохнула бы новую энергию в империю!

По залу проносится смесь одобрительных и недовольных возгласов.

Смена кадра

Комната в гостинице.

ГАБРИЕЛЬ (садится на корточки возле Дариона):
Ты точно останешься здесь? (с тревогой поднимает глаза на Зену) Я так не хочу оставлять его одного.

ДАРИОН (с негодованием):
Со мной ничего не случится!

ГАБРИЕЛЬ:
Не забудь, запри двери и никому не открывай, пока мы не вернемся.

Смена кадра

Форум. Наступила ночь, но перед курей пылает множество факелов, там собралась большая толпа. Люди становятся всё более нетерпеливыми. Шум становится громче, стражники, стоящие на ступенях курии, обмениваются нервными взглядами.

Парадные двери курии распахиваются, и толпа на миг стихает. Выходят несколько сенаторов. Сенатор №5 несет в руках золотой лавровый венок. Рядом с ним - мужчина лет сорока, высокий, с кудрявыми темными волосами, одетый в темно-синюю рубашку и белый плащ, спадающий складками. В свете факелов белый плащ кажется почти оранжевым.

СЕНАТОР №5:
Граждане Рима! Моя печальная обязанность - сообщить вам, что император Клавдий умер. (по толпе пробегает громкий ропот; сенатор ждет, пока ропот стихнет, потом продолжает) Мы выбрали его преемника. Это - (указывает на мужчину в синей рубашке и белом плаще) Юний Друс.

После краткой тишины, в толпе раздаются жиденькие приветствия, глохнущие в гораздо более мощном неодобрительном гуле.

Действие четвертое

Предыдущая сцена.

СЕНАТОР №5:
Юний Друс! Вы принимаете корону императора? (поднимает золотой венок)

АГРИППИНА (от камеры):
Жители Рима! Послушайте меня!

Камера поворачивается к Агриппине, Нерону, Зене и Габриель, которые пробиваются сквозь толпу на Форуме. Толпа раздвигается, пропуская их.

ГОЛОСА В ТОЛПЕ:
- Это - Агриппина!
- Кто?
- Агриппина, императрица!
- Отравительница!
- Заткнись ты!
- Пропустите же ее!
- Агриппина!

Слышно несколько неодобрительных "буу", но они тонут в хоре поддержки. Камера поворачивается к сенаторам и Друсу, стоящим на ступенях. Они выглядят встревоженными.

Агриппина поднимается по ступеням курии, останавливается на середине и поворачивается к толпе.

АГРИППИНА:
Граждане Рима! Год назад мои враги оклеветали меня и изгнали из города, потому что я смела говорить от вашего имени...

Толпа взрывается в приветствиях.

СЕНАТОР №5:
Схватить ее!

Двое стражников, стоящих у лестницы, бросаются к Агриппине.

АГРИППИНА:
Но даже убив меня, они не заставят меня замолчать...

В тот момент, когда стражники готовы схватить ее, Зена издает свой боевой клич, совершает прыжок, переворачиваясь в воздухе, и настигает стражников. Она хватает их, сталкивает головами друг с другом и спускает с лестницы. Толпа разражается смехом. Еще трое стражников бегут у лестнице, готовя мечи; Зена бросает шакрам, он выбивает мечи у них из рук; по импульсу они падают, вызывая новый взрыв смеха.

ГОЛОСА В ТОЛПЕ:
- Это - Зена!
- Она избавила нас от Калигулы!
- Зена!

ЗЕНА:
Простите, что помешала. (Агриппине) Пожалуйста, продолжай. (она спускается по ступеням под любопытными взглядами толпы)

АГРИППИНА:
Римляне! Мой муж был хорошим императором, когда пришел к власти. Но из-за таких как Юний Друс он запутался и стал принимать решения, которые привели бы Рим к погибели! (ропот в толпе становится громче и громче) Сейчас, готовясь стать императором, Друс вынашивает тайный план вторжения в Британию.

ДРУС:
Ложь!

Недовольный ропот толпы заглушает его.

АГРИППИНА:
Однажды мы уже пытались захватить Британию и заплатили тысячами своих жизней. Вы готовы отдать своих сыновей на войну, которая нужна лишь для удовлетворения амбиций императора?

ТОЛПА (ревет):
Нет!

АГРИППИНА:
Вы готовы оплачивать эту войну из своих карманов?

ТОЛПА:
Нет!

На Форуме нарастает скандирование "Агриппина! Агриппина!". Камера показывает ликующую толпу, людей, вскидывающих кулаки в воздух, кричащих слова поддержки, затем камера поднимается к верхней ступени.

СЕНАТОР №5 (одному из стражников у дверей):
Бегите за подмогой! Друс, следуйте за мной!

Сенаторы и Друс торопливо скрываются за дверьми курии, двери за ними закрываются. Рев толпы становится оглушающим, люди начинают подниматься по ступеням.

Толпа, возглавляемая Агриппиной, поднимается наверх лестницы и принимается колотить в двери курии, одновременно на площадь прибегает поток легионеров, солдаты атакуют граждан. Раздаются крики, вся сцена превращается в хаос.

Камера сосредотачивается на Домиции и Габриель, сражающихся бок о бок.

ДОМИЦИЙ:
Пусть шум голосов
Сливается с воплем чертога,
Пока не свершилась борьба!

ГАБРИЕЛЬ (смотрит на него, озадаченная):
Что?

ДОМИЦИЙ (поворачивается к ней, пронзая солдата):
Ты не помнишь? Это из трагедии Еврипида. Герои убивают своих врагов, и хор поет...

ГАБРИЕЛЬ (сражается):
Да, ты по-настоящему любишь греческую поэзию...

Монтаж изображений показывает Зену, Габриель и Домиция, сражающихся с римскими солдатами в разных частях Форума. Люди в толпе тоже дерутся, кто в рукопашную, кто с оружием, найденным у мертвых, сдавшихся или сбежавших легионеров. Некоторые римские солдаты уже переметнулись и сражаются против своих же собратьев по оружию. На эти изображения накладываются изображения сенаторов, нервно сжимающихся в курии при звуках сражения.

Смена кадра

Зена и Габриель дерутся с римлянами перед одним из храмов на Форуме, у подножия огромной мраморной статуи Весты. К одному из командующих подбегает солдат.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

СОЛДАТ:
Господин, в городе вспыхнули восстания!

КОМАНДУЮЩИЙ:
Насколько серьезные?

СОЛДАТ:
Всё подряд грабят и жгут!

Камера мгновенно дает Габриель, бросающую на Зену встревоженный взгляд.

КОМАНДУЮЩИЙ:
Тартар, надо отправить туда отряды.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ГАБРИЕЛЬ (разворачивается и пинает солдата, который нападает на нее, затем поворачивается к Зене, взволнованная):
Там Дарион, совсем один...

ЗЕНА (держа в поле зрения противника, чей меч она блокирует):
Ты хочешь сейчас отправиться к нему?

Габриель обеспокоено оглядывается. До того, как она успевает ответить, позади статуи Весты вспыхивает синий свет. Арес обходит статую и встает рядом с Зеной, небрежно прислонившись к пьедесталу статуи.

АРЕС:
Нужна помощь?

ЗЕНА (наносит одному из нападающих солдат удар ногой в солнечное сплетение, так что он отправляется в долгий полет, размахивая руками и ногами):
Нет, спа... (она делает паузу и смотрит на Габриель, умело блокирующую меч нападающего своими саями, но явно при этом думающую о чем-то другом; затем смотрит на Ареса, уголки ее рта чуть заметно приподнимаются в улыбке) А вообще-то, нужна.

АРЕС:
Правда? (меч римского солдата проходит сквозь его грудь; он чуть вздрагивает и выталкивает лезвие) Осторожней, жилет! (камера дает краткий кадр солдата, теряющего сознание от увиденного, затем возвращается к Аресу, он ухмыляется) Итак?

ЗЕНА (вырубает римлянина, сталкивая его с другим, и нанося ему удар мечом плашмя, при разговоре она слегка переводит дух):
Можешь отправиться в гостиницу и присмотреть за ребенком?

Крупный план потрясенного лица Габриель, поворачивающейся к Зене.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена!

Другой римлянин бежит, собираясь атаковать Габриель; она пинает его, желая лишить его меча, но не может полностью сосредоточиться и промахивается. Римлянин взмахивает мечом, чуть задевая Габриель над доспехами, но в следующий момент Зена сбивает его с ног.

АРЕС (недоверчиво):
Присмотреть за кем?

ЗЕНА (умудряется оставаться невозмутимой, сражаясь при этом с другим легионером):
За ребенком, Дарионом. Просто проследи, чтобы с ним ничего не случилось.

АРЕС:
Позволь уточнить. Я нянчусь с дитем, а ты сражаешься с римскими войсками.

ЗЕНА (ухмыляется, отбрасывая своего противника назад):
Звучит неплохо.

АРЕС (качает головой):
Ты мне очень задолжаешь.

ЗЕНА (лукаво):
Я уточню расценки на нянь.

Римлянин снов атакует ее. Опираясь на меч и используя его как опору, Зена взлетает в воздух, так что ее ноги и туловище оказываются почти параллельны земле, и с силой пинает его в грудь, вновь отбрасывая назад. Он приземляется, без сознания.

АРЕС (оценивающе):
Отличный прием.

ЗЕНА (приземляется на ноги):
Спасибо. Так ты идешь?

АРЕС (ворчит):
Да-да.

ГАБРИЕЛЬ:
Арес? Прошу, не говори с Дарионом о... (морщится)... о том, что не подходит для ребенка.

АРЕС:
Тогда говорить будет почти не о чем.

Он ухмыляется Габриель и исчезает. Зена и Габриель оглядываются на римских поверженных солдат.

ЗЕНА:
Кажется, мы здесь закончили.

Они бегут к курии, видной в отдалении, у ее лестницы бушует сражение.

Смена кадра

На верхней ступени курии. Несколько римских солдат, все еще пытающихся отогнать толпу от тарана дверей, бросают свое оружие. Раздаются громкие приветственные возгласы. Люди начинают колотить в двери курии.

ГОЛОСА В ТОЛПЕ:
- Открывайте!
- Народ требует!
- Ломайте двери!

Двое вооруженных топорами мужчин в кожаных передниках, очевидно, плотников, выходят из толпы и принимаются рубить двери. Внезапно двери скрипят и начинают открываться. Плотники останавливаются. Двери распахиваются, и толпа вливается внутрь.

Растворение изображения

В курии, некоторое время спустя. Пол зала заседаний Сената усыпан кусками сломанных скамей. Также на полу можно увидеть несколько мертвых тел: людей от толпы, солдат, и двух сенаторов. Зена, Габриель, Агриппина и Домиций проходят по залу, осматривая разрушения.

ЗЕНА (Габриель, печально):
Нельзя было допускать этого.

ГАБРИЕЛЬ:
Смотри!

Она указывает на тело, лежащее лицом вниз на трибуне. Это - темноволосый мужчина в темной рубашке и запачканном кровью белом плаще. Зена приближается к мужчине и переворачивает его. Это - Друс. Он мертв, его глаза широко открыты.

ЗЕНА (оглядывается на остальных, тревожно):
Удар был нанесен в спину...

АГРИППИНА (мягко):
Зена, ты сделала всё, чтобы избежать кровопролития. Не твоя вина, что этого было недостаточно.

Зена накрывает лицо Друса ладонью и закрывает ему глаза. Затем она поднимается, выглядя обеспокоенной.

Камера показывает нескольких сенаторов, включая Руфа, входящих в зал. Руф несет золотой венок.

РУФ (Домицию):
Домиций, вы - новый император. (несколько неловко) Правьте справедливо.

ДОМИЦИЙ (согласно кивает):
Благодарю вас, Сенат. (смотрит на Агриппину) Но я приму эту честь только при одном условии: моя мать, императрица Агриппина, будет править вместе со мной.

Сенаторы обмениваются немного пораженными взглядами.

СЕНАТОР №4:
Многим это не понравится. Агриппину изгнали из Рима, обвинив в попытке отравления...

СЕНАТОР №2:
А еще больше тех, кто считает ее суд величайшей нелепостью. Пора забыть о прошлом. (Агриппине) Ваша мудрость и ваше благородство принесут благо империи.

АГРИППИНА (улыбаясь):
Я могу только надеяться, что оправдаю доверие граждан Рима ко мне.

СЕНАТОР №2:
Тогда нужно объявить народу.

Руф делает знак слуге, тот приносит фиолетовую тогу, обрамленную золотой полосой. Слуга вручает тогу Домицию, он надевает ее поверх кожаных доспехов.

ДОМИЦИЙ:
Я готов.

Смена кадра

Форум перед курией. Толпа напряженно ждет. Многие ранены. Небо освещено красноватыми отблесками пожаров вдалеке.

Из дверей курии выходят сенаторы, Домиций и Агриппина. С ними идут Зена и Габриель, они спускаются по лестнице и встают в первом ряду толпы.

РУФ:
Люди Рима! Ваш новый император - Луций Домиций Нерон.

Толпа взрывается приветствиями, Руф возлагает на голову Нерона золотой венок.

ДОМИЦИЙ НЕРОН (берет руку Агриппины):
И моя соправительница - императрица Агриппина.

Приветственные крики становятся еще громче.

Смена кадра

Зена и Габриель идут по улице Рима.

ГАБРИЕЛЬ (смотрит на Зену и встряхивает головой):
Не могу поверить, что ты заставила Ареса нянчиться с Дарионом.

ЗЕНА (посмеивается):
Ты не можешь поверить, что я попросила его, или что он согласился?

ГАБРИЕЛЬ (морщит нос):
Хмм... и то, и другое.

ЗЕНА (пожимает плечами):
А ты заставила сидеть с Дарионом Афродиту. И скажи спасибо, что она не показала ему те картинки в ее храме.

ГАБРИЕЛЬ (отводит взгляд, обеспокоенная, затем снова смотрит на Зену, с хитрой улыбкой):
Что там Афина когда-то сказала, Арес совсем свихнулся?

ЗЕНА:
Он не свихнулся. Просто он не хочет терять моего хорошего расположения.

ГАБРИЕЛЬ (поддразнивающе):
А у тебя бывает хорошее расположение?

ЗЕНА:
Иногда.

ГАБРИЕЛЬ (посмеивается):
Он свихнулся.

Смена кадра

Комната в гостинице. Дарион сидит на кровати, увлеченно наблюдая за Аресом. Арес стоит посереди комнаты, держа перед собой меч. Позади него медленно открывается дверь.

АРЕС:
Предположим, враг нападает на тебя сзади, ты не можешь обернуться - тогда крутишь меч вот так (вращает меч), потом бьешь им назад (он вращает меч снова и затем пронзает им воздух прямо рядом с собой) и попадаешь им прямо в...

Слышен чей-то кашель. Арес едва не роняет меч и оборачивается, видит Зену, прислонившуюся к дверному косяку, с усмешкой скрестившую руки на груди. Габриель стоит рядом с ней. Арес быстро вкладывает меч в ножны, принимая попытки выглядеть настолько невинным, насколько только возможно.

ДАРИОН (радостно):
Габриель! Зена!

Он подбегает к Габриель и сильно обнимает ее.

Серия ШВС 8.03 - Большая игра

ЗЕНА (искоса смотрит на Ареса):
И это подходит для ребенка?

АРЕС:
Самое то. Парню нужно ведь знать кое-что о практической стороне жизни.

Габриель смотрит на него и качает головой.

ГАБРИЕЛЬ (Дариону):
Ты в порядке?

ДАРИОН (с энтузиазмом):
Да! Мы здорово провели время! Арес рассказал мне о войне богов с титанами, а потом показал мне игрушечных солдатиков, только они двигались и дрались как настоящие, а потом...

ГАБРИЕЛЬ:
Потом ты мне обязательно всё расскажешь, дорогой. (впивается взглядом в Ареса) Я поняла, что здесь было.

АРЕС (насмешливо, Габриель):
Всегда пожалуйста. (Зене) Что там было о многом времени вместе...

ЗЕНА (посмеиваясь):
Мы к этому вернемся. (смотрит на Габриель, и Дарион) Мм... спасибо, наверное.

Арес усмехается ей и исчезает.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
По-моему, пора подыскивать новых нянек.

Смена кадра

День. Веранда в роскошном дворце, роскошно украшенном мраморными и золотыми статуями, утопающая в травах и цветах - розах, сирени и более экзотических видах. Агриппина (в великолепном сине-золотом платье), Нерон (в своей фиолетовой тоге, с золотым лавровым венком на голове), Зена и Габриель (в своих доспехах) и Дарион сидят за столом, уставленным фруктами и вином, Агриппина и Зена сидят с одной стороны стола, Габриель и Нерон - с другой, Дарион - рядом с Габриель. Дарион занят поеданием персиков.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Не сомневаюсь, что ты будешь прекрасным императором.

НЕРОН:
В душе я всегда буду поэтом, Габриель.

Камера показывает Зену и Агриппину.

АГРИППИНА:
Я хочу, чтобы ты знала, в Риме всегда рады вам обеим. Мы официально объявили, что твоя дочь прощена, она может приезжать сюда, когда захочет.

ЗЕНА (кивает):
Спасибо, Агриппина.

АГРИППИНА:
Нет, вам спасибо. Без тебя и Габриель этого бы не случилось. (пауза, она замечает легкую обеспокоенность Зены) Поверь, тебе не придется жалеть.

ЗЕНА (тихо):
Надеюсь, ты права.

Камера показывает Дариона, теперь уминающего виноград.

ДАРИОН (Агриппине):
И вы будете жить вот здесь вдвоем?

АГРИППИНА (благосклонно улыбается ему):
Конечно, малыш. Я уже жила здесь.

ДАРИОН:
А ты не боишься здесь заблудиться?

Смена кадра

Зена, Габриель и Дарион (сидящий в седле перед Габриель) едут по широкой дороге, рядом с ними движутся другие всадники, запряженные лошадьми телеги, идут пешие. Заходящее солнце светит прямо им в лицо.

ГАБРИЕЛЬ:
Дарион, что тебе больше всего понравилось в Риме?

ДАРИОН (морщит лоб):
Нууу... Да, это когда Арес дал мне надеть свои латные рукавицы.

ЗЕНА:
А они не были тебе великоваты?

ДАРИОН:
Не-а. (небрежно, как будто это самая обычная вещь в мире) Он просто сделал так... (машет рукой), и они стали моего размера. А можно мне такие же рукавицы?

ГАБРИЕЛЬ:
Ты еще очень мал для них, мой хороший.

ДАРИОН:
Ладно. Тогда заведем кролика!

ГАБРИЕЛЬ (смеется и взъерошивает его волосы):
Посмотрим.

ДАРИОН (вздыхает и немного елозит):
Я устал.

ГАБРИЕЛЬ:
Тогда прислонись ко мне и поспи немного, идет?

Она наклоняется и целует его в лоб.

ДАРИОН (зевает):
Идет...

Он откидывается, прислоняясь к Габриель.

Смена кадра

Чуть дальше по дороге. Дарион крепко спит.

ГАБРИЕЛЬ (Зене):
Так... мы поступили правильно?

ЗЕНА (после паузы):
Думаю, да. Я встречалась сегодня с Руфом, пока вы с Дарионом были в театре. Он сказал, что после обыска покоев Друса нашли другие письма, подтверждающие, что он и Клавдий планировали вторжение в Британию.

ГАБРИЕЛЬ (кивает):
Как думаешь, Агриппина и Нерон окажутся лучшими правителями, чем все предыдущие императоры?

ЗЕНА (тихо):
Надеюсь.

Камера отодвигается, показывая позади низ стены и ворота Рима.

Конец

[ Римская история сильно пострадала на съемках этой серии. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить