• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

(5 голосов)
Серия ШВС 8.20 - Мятежник
  • Режиссура: LadyKate и Aurora
  • Сценарий: Ryan
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: Когда Зена и Габриель встречают человека, который преследует поклонников Олимпийских богов, они выясняют, что он отнюдь не обычный тиран, и, пытаясь остановить его, узнают о его прошлом.

Предисловие

Камера медленно приближается к красивому греческому храму в классическом стиле. Вход "охраняют" ряды витиеватых колонн. По обе стороны дорожки к храму растут ровно подстриженные кустарники и выстроены мраморные статуи. Камера подъезжает еще ближе, и мы слышим хаотические звуки внутри - голоса, звон, будто что-то разбивается.

Смена кадра

В храме. Посреди разрушенного зала стоит толпа мужчин и женщин в простой одежде. Они бьют вазы, опрокидывают статуи и срывают занавеси.

Камера разворачивается, показывая потрясающе сделанную статую Афродиты, и фокусируется на ее лице. И тут же мы видим молоток, разбивающий ей нос. Камера отодвигается, показывая высокого, крупного рыжеволосого мужчину, размахивающегося молотком и снова наносящего удар по статуе, наконец, сбивая ее на пол. Мужчина оборачивается - он очень уродлив, с кривыми передними зубами, огромным носом и бородавкой на щеке - с торжествующим воплем он поднимает молоток.

РЫЖЕВОЛОСЫЙ МУЖЧИНА (вопит):
Это покажет всем богам! Долой Олимпийцев!

Другие вандалы ему аплодируют и подхватывают его крик.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (от камеры):
Пожалуйста, прекратите!

Камера отъезжает, показывая двух молоденьких жриц Афродиты в розовых пеньюарах, пытающихся остановить толпу.

ЖРИЦА №1:
Остановитесь! Вы всё разрушите!

Коренастая, кажущаяся грубой женщина средних лет хватает жрицу за волосы.

ЖЕНЩИНА:
Нам это и надо!

Она швыряет жрицу на пол. Остальная толпа смеется.

ЖРИЦА №2:
Пожалуйста! Что вам сделала Богиня Любви?

РЫЖЕВОЛОСЫЙ МУЖЧИНА (насмешливо):
Сделала мне? Она хоть что-то для меня сделала? (поворачивается и пинает упавшую статую)

Жрица №1 пытается встать, но женщина снова ее толкает. Жрица №2 бросается ей на помощь, но две другие женщины закрывают ей путь, отталкивая ее.

ЖРИЦА №2 (испуганно):
Афродита, помоги мне!

МУЖЧИНА (за кадром):
Боги не станут вмешиваться.

Камера разворачивается, показывая мужчину лет тридцати, в красных шелковых одеждах с золотым поясом, небрежно прислонившегося к стене. Он довольно красив, с темно-каштановыми волосами, словно выточенным лицом со странными узорами и темной кудрявой бородкой. Он оглядывает разрушения вокруг себя, и на его лице появляется улыбка. Он смотрит на вандалов и испуганных жриц. Затем он внимательно смотрит на статую Афродиты, упавшую на пол. Через несколько мгновений статуя начинает дрожать, поднимается с пола - люди пораженно открывают рты. С громким треском статуя разламывается на части. В толпе вырывается коллективный вздох, слышатся изумленные крики.

МУЖЧИНА В КРАСНЫХ ОДЕЖДАХ:
Вы видите? Я, простой смертный, наделен властью закончить правление Олимпийцев. Человечество больше не нуждается в богах!

ЛЮДИ (радостно подхватывают):
Долой богов!

МУЖЧИНА В КРАСНЫХ ОДЕЖДАХ (поднимает руку):
Это был последний из храмов Олимпийцев в Пелие. И теперь я объявляю этот город... (он делает драматичную паузу, камера показывает лица вандалов и испуганных жриц) свободным от богов.

Толпа кричит еще громче.

РЫЖЕВОЛОСЫЙ МУЖЧИНА:
Да здравствует Пэоний, освободитель!

Люди подхватывают крик "Да здравствует Пэоний!"

ПЭОНИЙ (смеряет жриц убийственным взглядом):
Я вас не слышал.

Крупный план жриц, которые продолжают молчать, их губы дрожат. Камера возвращается к Пэонию, который жестоко улыбается.

ПЭОНИЙ:
Уведите их - мы разберемся с ними позже.

Плачущих женщин уводят, Пэоний обводит рукой убранство храма - золото, фрукты, драгоценности.

ПЭОНИЙ:
И уберите всё это.

Несколько человек начинают нагружать сокровища в тележки, Пэоний смотрит на них, не скрывая радости.

ПЭОНИЙ (улыбается, себе - негромко):
Для тебя, отец.

Его улыбка внезапно сменяется хмурым выражением лица, он поворачивается к дверям. К нему направляется женщина, лет шестидесяти на вид, стройная, среднего роста. Ее седые волосы уложены в строгий пучок, она одета в строгое темно-синее платье. Она оглядывается на "грабителей", с грустным и строгим выражением всё еще красивого лица.

ЖЕНЩИНА:
Что ты делаешь?

ПЭОНИЙ (отводя глаза):
Мама... Я делаю то, для чего был рожден. Не пытайся меня остановить. (он поворачивается к ней; крупный план его лица, холодного и сурового) Это ведь ты научила меня ненавидеть тиранию богов.

Смена кадра

Зена и Габриель едут по дороге через холмы. День. Вдалеке виднеется город.

ЗЕНА:
Значит, Дарион пока может остаться с амазонками.

ГАБРИЕЛЬ (посмеиваясь):
Ева может быть очень убедительной.

ЗЕНА (задумчиво):
Она прошла длинный путь... (с тревогой смотрит на Габриель) Как Ликия?

ГАБРИЕЛЬ (немного неловко):
В полном порядке. Она мало со мной разговаривала. Но она всерьез хочет стать амазонкой - она уже научилась владеть шестом... (от задумчивого взгляда Зены) Зена, ты что-то знаешь о Ликии и не сказала мне?

ЗЕНА (резко):
Что, например?

ГАБРИЕЛЬ (немного обиженно):
Если бы я знала, то, наверное, не спрашивала бы тебя!

ЗЕНА (вздыхает):
Габриель... Ликия почти целый год была рабыней. Рабыней Нерона. Кто знает, через что ей пришлось пройти... Наверняка есть что-то, чего она никому не захочет рассказывать.

Пока она говорит, Габриель потрясенно смотрит на что-то перед собой. Зена прослеживает ее взгляд. Мы видим человек двадцать, идущих им навстречу. Единственная лошадь запряжена в телегу, загруженную всяческим скарбом - одеждой, посудой и т.д. Некоторые люди несут узелки. Большинство из них - мужчины всех возрастов, одетые в кожу; некоторых сопровождают женщины и дети. Камера проезжает по ним, и мы видим, что многие из этих людей имеют синяки и раны. Явный предводитель группы, величественный мужчина лет пятидесяти, в черных расшитых серебром одеждах, с начинающими седеть темными волосами, тоже имеет ссадины на лице, и, кроме того, его рука перевязана. Когда они оказываются ближе, Зена и Габриель останавливаются и смотрят на них со смесью любопытства, сочувствия и беспокойства.

ЗЕНА:
Что здесь происходит?

Мужчина зло смотрит на нее.

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ (горько):
На что это похоже? Мы покидаем город.

ГАБРИЕЛЬ:
Почему? На вас напала армия, или...

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ (яростно):
Армия! Этот наш правитель - он хуже, чем шесть вражеских армий. Кто захочет жить в городе, где тебе перережут горло за то, что поклоняешься своему богу?

ГАБРИЕЛЬ (озадаченно):
Своему богу? (оглядывает их, нерешительно) Вы - последователи Элая?

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ (еще яростней):
Элай? Я ненавижу последователей Элая! Будь они прокляты...

Зена и Габриель настороженно смотрят на него, и камера фокусируется на кулоне у него на груди. Он выглядит как кулон, который носил Арес в Первом-Втором Сезонах.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ГАБРИЕЛЬ (потрясенно, Зене):
Они поклоняются...

ЗЕНА (кивает, тихо):
Аресу.

Изумленные, они смотрят на толпу, уходящую из города.

Действие первое

Предыдущая сцена.

МУЖЧИНА В ЧЕРНОМ (гордо):
Правильно. Я Коракс, служитель Ареса в Пелие.

ЗЕНА:
И кто ваш правитель, недовольный Аресом?

КОРАКС (выплевывает имя как ругательство):
Пэоний - он стал нашим королем в прошлом году.

ГАБРИЕЛЬ (обеспокоено):
Как?

Продолжает высокая женщина средних лет рядом с Кораксом, вероятно, его жена.

ЖЕНЩИНА:
Он спас город. Два года назад вспыхнул ужасный пожар, он как смерч понесся по Пелию и был таким мощным, что так просто его не удалось потушить. Он сжег наши вещи, дома - и сотни человек погибли. А потом Пэоний - он использовал свою силу и остановил пожар.

ЗЕНА (хмурясь):
Силу?

ЖЕНЩИНА:
Да, у него есть сверхъестественные силы. (с благоговением) Он протянул свои руки (она вытягивает руки, демонстрируя, что он сделал) и приказал огню остановиться - и огонь вдруг начал стихать. Все называли его спасителем города. У нашего тогдашнего короля, Ферапона, не было наследников...

ЗЕНА:
И не было лучшего решения, чем дать эту работу самому популярному человеку в городе.

КОРАКС (надменно):
Самому властолюбивому человеку в городе! Как только король Ферапон умер, Пэоний показал свое истинное лицо. И мы узнали, что он ненавидит богов Олимпа, а особенно - Ареса.

ЗЕНА:
Как народ это воспринял?

ЖЕНЩИНА:
А, он почти всех обвел вокруг пальца. Многие решили, что обойдутся без богов Олимпа, раз у них есть богоподобный смертный король. Другие его боялись. Но много было и таких как мы, кто остался верен нашим богам, невзирая на нападки королевских приспешников. Когда король увидел, что слова не действуют и люди продолжают посещать храмы богов и приносить жертвы, тогда-то он... (она замолкает, слишком переполняемая эмоциями)

КОРАКС:
Тогда он решил играть по-крупному. Пэоний отправил своих головорезов разрушить наши храмы и сжечь дома... И, наконец (он со стыдом опускает голову), нам пришлось уйти.

ГАБРИЕЛЬ (с ужасом встряхивает головой):
И никто не пытался открыто противостоять ему?

КОРАКС:
Пытались - советники старого короля. (горько и с сарказмом) Теперь они за решеткой.

ЗЕНА:
Похоже, мы нашли себе развлечение, Габриель. Полагаю, эта дорога в Пелию?

КОРАКС (кивает на город вдалеке):
Идите прямо, и будете там где-то через час. Хотя сомневаюсь, что удача будет на вашей стороне.

ГАБРИЕЛЬ (улыбаясь):
Кому нужна удача, когда есть Зена?

КОРАКС (нахмурившись, смотрит на Зену):
Зена - ты Зена? Я слышал о тебе. Ты защищала этих последователей Элая!

ЗЕНА:
Я защищаю всех, кого изгоняют из города за поклонение своему богу.

КОРАКС (чуть смягчается):
Тогда ладно... если то, что я слышал - правда, то, если кто и сможет победить этого безбожника, так только ты. (камера быстро поворачивается к Зене, которая против воли выглядит польщенной; затем возвращается к Кораксу, который поворачивается к своим спутникам) Ну что, продолжим путь. (он колеблется и поворачивается к Зене и Габриель, говоря значительно мягче) Да будут с вами боги.

Зена задумчиво кивает. Она и Габриель смотрят вслед уходящим пелийцам.

ГАБРИЕЛЬ:
Я не понимаю. Последователей Ареса изгоняют из города, и он бездействует?

ЗЕНА:
Ты права. Он начинал войны и за меньшее.

ГАБРИЕЛЬ:
Может, тебе поговорить с ним?

Зена задумчиво смотрит на нее, затем натягивает поводья, заставляя Арго сойти с дороги. Габриель повторяет ее действие, и они обе останавливаются под деревьями.

ЗЕНА:
Арес! Мне нужно поговорить с тобой!

Во вспышке синего света появляется Бог Войны.

АРЕС (пытаясь выглядеть так, будто ничего не происходит):
А, Зена. Звала?

Зена и Габриель секунду просто смотрят на него.

ЗЕНА:
Что ты знаешь о Пелие?

АРЕС:
И тебе тоже доброе утро.

ЗЕНА (отрывисто):
Доброе утро. Что ты знаешь о Пелие?

АРЕС (вздыхает):
Пелий - город средних размеров, расположен в Греции, на Эгейском побережье, население тридцать тысяч, основное занятие населения...

Зена одаривает его “своим взглядом”.

АРЕС:
Прости.

ГАБРИЕЛЬ:
Там разрушили твой храм, а последователей изгнали из города.

Арес поворачивается к Габриель.

АРЕС (пожимает плечами):
Да... Мне тот храм всё равно никогда не нравился. Между нами - он был как бельмо на глазу.

ГАБРИЕЛЬ:
Ты разбираешься в архитектуре?

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС:
Что я могу сказать. Видимо, я не нравлюсь тамошнему королю. (с сарказмом смотрит на Габриель) Уверен, ты сама придумаешь несколько причин, за что.

ЗЕНА (поднимая брови):
Дай уточнить. Твоих последователей не считают за людей, храм сносят, король тебя терпеть не может... не говоря о каких-то его особых силах - и тебя это не волнует?

АРЕС:
Горой за своего мужчину? Я тронут. (от убийственного взгляда Зены) Слушай, Зена - разве ты не этого всегда добивалась? Да, мне стало всё равно. Последователи приходят и уходят.

ЗЕНА:
Как я заметила, из этого города они только уходят. Навсегда. (сужает глаза) Может, тебе и плевать - но могут пострадать люди, и я не собираюсь оставлять всё как есть.

АРЕС (вздыхает):
Пойдешь в Пелий? (с явно наигранным безразличием) Неужели у тебя нет более интересных занятий?

ЗЕНА:
О, по-моему, будет очень интересно.

АРЕС:
Как знаешь. В любом случае, мне нужно вернуться на Олимп: Дисгармония и Артемида сцепились. Обожаю семейные разборки... Еще увидимся.

Он исчезает. Габриель бросает на Зену недоумевающий взгляд.

ГАБРИЕЛЬ:
Он нам чего-то не сказал.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА (озадаченно):
Он нам ничего не сказал.

Смена кадра

Зена и Габриель идут по улице Пелия; уже за полдень. Город выглядит богатым, с ухоженными садами перед каменными домами. Деревянные домики поменьше выглядят чистенькими и красивыми.

За кадром слышатся звуки драки - удары и брань.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (за камерой):
Остановитесь!

Зена и Габриель быстро переглядываются и бегут за угол, откуда доносится шум. Перед скромным деревянным домиком они видят мужчину, лет сорока, которого избивают пятеро других мужчин. Лицо жертвы покрыто кровью. Женщина пытается остановить нападающих; один из них отшвыривает ее, и она падает на землю.

Зена бросается к ним, Габриель не отстает. Один из головорезов бьет мужчину кулаком в живот; мужчина вскрикивает.

ГОЛОВОРЕЗ №1 (смеясь):
Ну и где теперь твой бог, а?

ЗЕНА (за камерой):
У него перерыв. (камера разворачивается, показывая Зену, вытаскивающую меч) Я за него.

ГАБРИЕЛЬ (вращающая саями):
Давайте сравняем силы.

Головорезы бросают мужчину и поворачиваются к Зене и Габриель, угрожающе рыча.

Зена бросается вперед и бьет двух головорезов, так что они падают на землю. Она приземляется на них, вставая на обоих ногами.

Камера отодвигается: Габриель вращает саи, блокируя дубинку, которой замахивается на нее один из головорезов. Быстро врезав ему коленом под дых, она отшвыривает его в сторону. Другой член банды тоже размахивает дубинкой и кидается на нее, Габриель приседает, уклоняясь, и затем резко наносит ему удар ногой, сбивая его с ног.

Камера останавливается на месте, когда он начинает подниматься, и Габриель тут же поднимает один из саев.

ГАБРИЕЛЬ (рассерженно):
Лучше не лезь.

Габриель опускает руку, вырубая его рукояткой.

Камера возвращается к Зене, стоящей напротив единственного головореза, кто еще остался на ногах.

ЗЕНА:
Твоя очередь.

Он рычит, затем неуверенно смотрит на своих товарищей - одного отключившегося и трех стонущих и пытающихся подняться - и снова падающих.

ЗЕНА (усмехаясь):
Что случилось, надоело играть?

Головорез разворачивается и убегает, трое других в сознании тоже уползают прочь.

Зена подходит к мужчине и женщине, на которых напали.

ЖЕНЩИНА:
Спасибо.

ЗЕНА:
Кто они такие?

МУЖЧИНА:
Королевские разбойники.

Смена кадра

В скромно обставленном доме. Мужчина, Стратон, сидит за столом; его жена, Мелена, осматривает его раны. Зена и Габриель тоже сидят за столом, перед ними стоят кружки; мальчик лет десяти набирает в лоханку воду, за ним наблюдает девочка лет семи.

ЗЕНА:
Так значит, ты солдат?

МЕЛЕНА (промывая рану на лице Стратона):
Бывший солдат.

СТРАТОН (вздрагивает):
И еще был бы солдатом, если б не проклятущая нога! Много лет назад в нее попала стрела... (печально показывает на ногу) И всё, больше никаких битв.

Мелена начинает накладывать на его руку повязку.

ЗЕНА:
И ты последователь Ареса.

МАЛЬЧИК (взволнованно):
Арес спас папину жизнь. Папа, расскажи им!

Стратон, очевидно, не решается.

ГАБРИЕЛЬ:
Мы бы с удовольствием послушали.

СТРАТОН (чуть вздрагивает, когда Мелена стягивает повязку):
Ну ладно... Несколько лет назад я участвовал в сражении, и мы с друзьями попали в засаду. Нас было немного, и было похоже, что живыми нам не выбраться. (когда он рассказывает, черты его лица проясняются, глаза загораются) И я стал молиться Аресу дать мне сил - и случилось чудо. Я вдруг не чувствовал ни страха, ни боли, это было - словно что-то сверху вело меня в бой, у меня была сила шестерых мужчин. Я прорвал ряды неприятеля, мы с друзьями спаслись. И всё благодаря Аресу.

Зена качает головой.

ЗЕНА:
Стратон, Ареса никогда не волновали его последователи. Он...

Габриель толкает Зену в бок; Зена поворачивается к ней с взглядом "что это было?". Мелена заканчивает перевязывать руку Стратона и поворачивается к Зене и Габриель.

МЕЛЕНА:
Многие последователи Ареса - да и других богов - ушли из Пелия.

ГАБРИЕЛЬ:
Да, мы встретили несколько из них на пути сюда. Вы тоже собираетесь...

МЕЛЕНА (перебивая):
С какой стати? Здесь наш дом. Мы оба здесь выросли - наши семьи жили здесь со дня основания города. (печально) Но... кажется, у нас небольшой выбор. Взять, например, то, что случилось сегодня! А что еще хуже, детям тоже достается. Их обзывают, дразнят из-за родителей... на днях Ликос вернулся из школы с подбитым глазом! (на ее глаза навертываются слезы) Его избили ребята в два раза его старше, а учитель ничего не сделал. Разве это правильно? Дети не виноваты в выборе, который сделали их родители!

Зена поворачивается к этим двум ребятишкам, явно расстроенным, но пытающимся храбриться.

ЗЕНА (уверяя):
Не волнуйтесь - всё будет хорошо.

ДЕВОЧКА (с вызовом):
Я здесь живу. Я не уйду!

ГАБРИЕЛЬ:
Немного удачи, и вам не придется. (от кривого взгляда Зены; оборонительно) Что? Это же лучше звучит, чем "немного Зены".

ЗЕНА:
В этом что-то есть.

Смена кадра

Храм Афродиты. Он уже пуст, лишен всей роскоши, остались только развалины. Двустворчатые двери распахнуты настежь, одна дверь болтается на петле.

Зена и Габриель входят и останавливаются, оглядываясь с ужасом и отвращением.

ГАБРИЕЛЬ (поднимает осколки разбитой вазы):
Просто кошмар. (оглядывается) Поверить не могу, что Афродита ничего не сделала, чтобы остановить их. Ты вспомни, как она обычно трясется над своими храмами.

ЗЕНА:
Может, она боялась.

ГАБРИЕЛЬ:
Кого - смертных?

ЗЕНА:
Ты же помнишь, нам говорили, у этого короля какие-то особые силы?

ГАБРИЕЛЬ (бросая осколки вазы):
И что будем делать?

ЗЕНА:
Заглянем к нему и узнаем, что на самом деле происходит.

Смена кадра

Городская площадь. Перед помостом, охраняемом солдатами, собралась толпа. На помосте на троне сидит Пэоний. На этом же помосте находятся статуи богов: Зевса, Ареса, Геры и Афродиты. За помостом высится королевский дворец.

Солдаты вводят на помост мужчину средних лет, похожего на бывшего солдата, и подталкивают его к статуе Ареса. Очевидно, что сам мужчина здесь находиться не хочет. Когда он останавливается, шаркая ногами, Пэоний нетерпеливо хмурится.

ПЭОНИЙ:
Ну?

МУЖЧИНА СРЕДНИХ ЛЕТ (не слишком убедительно):
Проклинаю богов!

ПЭОНИЙ:
Как насчет... больше чувств?

МУЖЧИНА СРЕДНИХ ЛЕТ (пытаясь соответствовать):
Проклинаю богов! Они ничего для нас не сделали. Да здравствует наш король Пэоний!

Он колеблется, глубоко вздыхает и, наконец, плюет на статую Ареса, затем со страхом смотрит на Пэония. Пэоний чуть заметно взмахивает рукой, как бы говоря "сойдет".

Мужчина спускается с помоста; поднимается женщина лет тридцати.

ЖЕНЩИНА (кричит на статуи):
Проклинаю богов! Проклинаю их всех!

Некоторые люди в толпе аплодируют и подхватывают крик. Женщина достает из кармана яйцо и бросает в статую Геры, попадая прямо в лицо. В толпе раздаются отдельные смешки; женщина смотрит на Пэония, словно ожидая похвалы.

ПЭОНИЙ (одобрительно кивает):
Хорошо, очень хорошо. С яйцом было то, что надо.

Женщина уходит, и на помост солдаты вводят одну из жриц Афродиты, которых мы видели в Предисловии - красивую блондинку в розовом платье-пеньюаре. Солдаты толкают ее к статуе Афродиты. Ее глаза наполнены слезами.

СОЛДАТ №1:
Плюй на нее.

ЖРИЦА (рыдая):
Я не могу! Я не могу предать мою богиню!

Солдат толкает ее, и она падает к пьедесталу. Пэоний встает с трона, подходит к ней и садится рядом с ней на корточки.

ПЭОНИЙ (ласковым, почти утешающим голосом):
Конечно, можешь.

Девушка сквозь слезы смотрит на него, ее волосы спадают ей на лицо.

ЖРИЦА (плача):
Нет, нет...

ПЭОНИЙ (мгновение думает):
Великолепно. Тогда встань и поцелуй ей руку.

Девушка непонимающе смотрит на него.

ПЭОНИЙ (надменно улыбается):
Ты меня слышала.

Он встает, поднимая жрицу. Она осторожно подходит к статуе Афродиты, под пристальным взглядом Пэония. Как только жрица наклоняется к руке статуи, рука внезапно сдвигается. По толпе проносится вздох, а статуя хватает жрицу за горло. Крупный план испуганного лица жрицы, она задыхается и безуспешно пытается освободиться от мраморных пальцев на своем горле.

ПЭОНИЙ (с безжалостной улыбкой):
Вот как наградила тебя твоя богиня.

Девушка задыхается. Пэоний продолжает смотреть на статую, и ее рука выпускает горло жрицы, девушка падает на помост. Она кашляет, хватаясь за горло. Пэоний снова садится рядом с ней на корточки и гладит ее по голове.

ПЭОНИЙ (улыбается):
Как думаешь, теперь-то ты это скажешь? Или тебе было мало?

ЖРИЦА (бормочет сквозь слезы):
Будь проклята, Афродита!

ПЭОНИЙ (встряхивает головой, его пальцы сжимаются сильней в ее волосах):
Громче. Ты ведь сама этого хочешь.

Жрица плачет еще горче, затем поднимает голову к статуе.

ЖРИЦА (кричит):
Будь проклята, Афродита! Проклинаю всех богов!

ПЭОНИЙ (резко):
Другое дело. Но ты можешь еще лучше.

ЖРИЦА (кричит):
Проклинаю богов!

Пэоний одобрительно улыбается и встает, выпуская ее волосы, жрица продолжает рыдать.

СТАРИК (за камерой):
Тебе должно быть стыдно, подлец!

По толпе проносится вздох. Камера показывает мужчину лет шестидесяти, который выглядит одновременно нервничающим и рассерженным.

ПЭОНИЙ (бросает на него презрительный взгляд):
Хочешь бросить мне вызов, старик? Так поднимись и покажи, на что ты способен.

Мужчина смотрит на него, вздрагивая от ужаса.

ПЭОНИЙ (посмеиваясь):
Я так и думал. (страже) В темницу его.

Мужчину уводят, а жрицу Афродиты, все еще рыдающую, сгоняют с помоста. Пэоний смотрит на толпу, явно довольный.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ПЭОНИЙ (улыбается):
Есть еще желающие?

ЗЕНА (за кадром):
Да. Я.

Камера разворачивается, показывая весьма недовольную Королеву Воинов, идущую к помосту и сверлящую Пэония взглядом.

Действие второе

Городская площадь. Зена похожа на хищного зверя, готового напасть на свою добычу.

Пэоний улыбается.

ПЭОНИЙ (шипит):
Покажи, на что ты способна.

Камера разворачивается, показывая Габриель - в толпе, почти сразу за Зеной, готовую в любую секунду броситься на помощь.

Зена с боевым кличем бежит к платформе, взмывает в воздух и приземляется перед Пэонием, вытаскивая меч. Пэоний вытягивает перед собой руку, и Зена вдруг словно врезается в невидимую стену. Ее собственный меч начинает поворачиваться к ней. Зена сопротивляется, отводя его наконечник к плечу. Пэоний улыбается; он, кажется, даже не вспотел.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Наконечник меча приближается к плечу Зены. Она всеми силами пытается его отодвинуть, но он вонзается в плечо, разрезая кожу до крови.

Камера показывает Габриель, уже почти бросившуюся вперед; затем возвращается к Зене: она, наконец, умудряется отодвинуть от себя меч, но тут же выпускает его из рук.

Щелкая пальцами, Пэоний протаскивает Зену через толпу, заставляя упасть на помосте. Она поднимается на ноги, тяжело дыша, с ее плеча капает кровь. Ее меч поднимается с земли и летит к Пэонию, тот его с усмешкой ловит.

ПЭОНИЙ:
По-моему, ты нашла себе более чем равного противника.

Он вращает меч в руке. Зена хватает с бедра шакрам и с яростным криком бросает с Пэония. Шакрам летит по воздуху и останавливается прямо перед его лицом.

Камера быстро проезжает по толпе: люди раскрывают рты от удивления. Габриель выглядит встревоженной. Шакрам остается застывшим в воздухе перед Пэонием.

ПЭОНИЙ:
Можешь его забрать.

И тут же шакрам несется назад к Зене на высочайшей скорости, глаза Зены распахиваются, она успевает его поймать.

ПЭОНИЙ (смеется):
Неплохо. (качает головой, когда Зена направляется к нему) Обожаешь наказания, да?

Он и Зена медленно кружатся друг перед другом; затем, когда Зена оказывается спиной к дворцовым воротам за помостом, Пэоний снова выбрасывает вперед руку; Зену отшвыривает волна энергии. Королева Воинов врезается в дворцовые ворота и падает. Она не двигается.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена!

Она мгновенно взбирается по ступеням на помост и подбегает к Зене. Пэоний весело наблюдает за ней.

ПЭОНИЙ (страже):
В цепи ее!

Стражники кивают и направляются к лежащей без сознания Зене. Габриель оборачивается и вращает саями, готовая отражать нападение.

ПЭОНИЙ (качает головой):
А ты, вижу, еще не уяснила, что к чему.

Саи вылетают из рук Габриель, затем разворачиваются, направленные остриями на нее саму.

ПЭОНИЙ:
На твоем месте, я бы не двигался.

Стражники поднимают еще не пришедшую в сознание Зену и сковывают ее руки цепью; двое других хватают Габриель и тоже заковывают. Бесполезные саи падают на землю.

ПЭОНИЙ (стражникам):
В темницу обеих.

Камера фокусируется на Габриель, которую стражники уводят прочь.

Смена кадра

Камера в темнице. Полутьма, только сквозь зарешеченное окно пробивается слабый дневной свет; камера последовательно показывает глухие грязные каменные стены. Зена и Габриель прикованы к стене за руки. Габриель сидит, Зена полулежит, опираясь на стену, все еще в отключке.

Отдаленный план на Зену: она открывает глаза и пытается пошевелиться. Габриель поворачивается к ней.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Привет.

Зена поднимает голову, слабо улыбаясь, затем оглядывается.

ЗЕНА:
Всё вышло не совсем так, как я планировала.

ГАБРИЕЛЬ (качая головой):
Мы же не знали, что у него настолько сверхспособности.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА (кивает и кажется слегка изумленной и признавшей поражение):
Нет...

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, когда ты там сражалась с ним на площади...

ЗЕНА (горько):
Ты имеешь в виду, когда он меня там отделал.

ГАБРИЕЛЬ:
Ну брось, Зена, не вини себя. Так вот, когда вы боролись - это было как...

Она замолкает, дверь со скрипом открывается.

Пэоний входит в тюремную камеру; у него в руках - шакрам Зены и ее меч, а также саи Габриель. Он смотрит на негорящий факел в стене, и внезапно факел вспыхивает, освещая камеру.

Зена хмуро смотрит на него. Пэоний улыбается, крутя на пальце шакрам Зены, подбрасывает его в воздух и ловит.

ПЭОНИЙ (смотрит на них):
Так-так. Значит, это Королева Воинов и знаменитая сказительница.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Зена и Габриель не показывают никакой реакции на признание.

ПЭОНИЙ:
Я слышал много историй о вас обеих. Зачастую трудно сказать, что правда, а что – легенда, но вы уж точно не поклонники богов и их жестокости. (он подходит ближе к ним, выпуская из рук меч, шакрам и саи - все они со стуком падают на пол - и складывает руки на груди) В прошлом вы не раз сражались с богами - особенно с Аресом, Богом Войны. Разве нет? (Зена молча впивается в него взглядом) И вы были дружны с Элаем. Я всегда был его большим фанатом. Людям не нужны боги - ведь Элай учил именно этому?

ГАБРИЕЛЬ (горько):
Элай учил, что мы должны бороться с врагами любовью, а не насилием. Его учение было о мире.

ПЭОНИЙ (посмеивается и смотрит на Габриель):
И посмотри, что с ним случилось. (камера показывает Габриель, сердито сжимающую губы) Скажи, Габриель, какой смысл повторять ошибки Элая? Я знаю, что силы даны мне для особой задачи - освободить человечество от цепей богов.

ЗЕНА (смотрит на свои руки в цепях):
Не сомневаюсь, это не намеренная игра слов. (камера быстро показывает Пэония, демонстрирующего кривую улыбку) Знаешь, Пэоний, если бы ты действительно хотел освободить людей, то ты бы показал им, как управлять своими жизнями, не полагаясь на богов. Но если ты будешь управлять ими с помощью страха, ты сам станешь не лучше богов. (мгновение колеблется) А может, и хуже.

Пэоний идет к Зене, глядя ей в глаза.

ПЭОНИЙ (опускает голос почти до шепота):
Но в страхе есть свои преимущества.

Цепь, одним концом прикрепленная к стене, внезапно начинает двигаться свободным концом, лежащим на полу. Этот конец взлетает в воздух и обматывается вокруг шеи Зены, пытаясь ее задушить. Зена изо всех сил пытается поднять руки к шее и освободиться.

Габриель в ужасе вскрикивает.

ГАБРИЕЛЬ (кричит):
Прекрати это. Прекрати!

Габриель пытается вырваться, но ее удерживают цепи.

ПЭОНИЙ (смеется, глядя на Габриель):
Твоей подруге нужно преподать урок.

Несмотря на то, что ее руки прикованы к стене, Зене удается схватиться за цепь, которая ее душит. Она сопротивляется, пытаясь хоть немного отодвинуть цепь от своей шеи. Медленно, но верно ей это удается. Пэоний вздыхает, явно ослабляя давление, и цепь со звоном падает. Зена с облегчением вбирает в легкие воздух.

ПЭОНИЙ (поднимая бровь):
Впечатляет.

Он отходит от них к двери. Затем останавливается и поворачивается, глядя на Зену и Габриель. Их цепи падают. Они потрясенно смотрят на Пэония, потирая запястья.

ПЭОНИЙ:
Что бы ты обо мне ни думала, Зена, я не тиран. Мне нет нужды держать вас здесь. (он смотрит, как женщины осторожно встают) Я приказал стражникам выпустить вас - и даже возвращаю вам ваше оружие.

Он остается стоять на свом месте, Зена поднимает меч и убирает его в ножны, затем берет шакрам и вешает на пояс.

ПЭОНИЙ:
Я предлагаю союз. Вы уже прежде сражались с богами. Вместе мы могли бы победить. (самоуверенно) Конечно, победа будет моей в любом случае. Но если мы будем работать вместе, это будет намного легче.

ЗЕНА:
И не надейся.

ПЭОНИЙ (мягко):
Это лучшее предложение, которое у тебя будет, Зена. (с тонкой угрозой) Присоединись ко мне или уйди с моей дороги.

Смена кадра

Тюремный коридор. Зена и Габриель выходят из камеры, Зена потирает шею. Габриель трогает ее за плечо.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Ты в норме?

ЗЕНА:
Это только начало.

Слыша шум, она вскидывает голову. Двое стражников тащат им навстречу заключенного.

СТРАЖНИК №1 (кивает на дверь камеры, откуда только что вышли Зена и Габриель):
Бросим его туда.

Мужчина поднимает голову; это Стратон.

ГАБРИЕЛЬ (открыв рот):
Стратон! (стражникам) Что он сделал?

СТРАЖНИК №2:
Не отказался от своих богов.

СТРАТОН (отчаянно):
Пожалуйста, Зена - помоги моей жене! Помоги детям!

Зена тянется к мечу, но Габриель кладет ладонь на предплечье Зены.

ГАБРИЕЛЬ (шепотом):
Нет, Зена, нам нельзя снова дать себя арестовать.

Зена останавливается, ее рука всё еще лежит на рукоятке меча, челюсть сжата; очевидно, ей совсем не нравится чувствовать себя настолько беспомощной.

ГАБРИЕЛЬ (мягко):
Зена... (она указывает на коридор: мы видим, что чуть дальше стоит Пэоний и смотрит на них, скрестив руки на груди)

ЗЕНА (опускает руку, мрачно):
Ты права - уходим.

Смена кадра

Городская улица. Смеркается, вокруг мало людей. Зена и Габриель идут по улице, Зена задумчиво смотрит перед собой.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, на площади, когда Пэоний использовал против тебя свои силы... это не напомнило тебе... (замолкает)

ЗЕНА (глядя прямо перед собой, говорит очень тихо):
Надежду? (от вздоха Габриель) Ты ее имела в виду?

Она останавливается и поворачивается, глядя на Габриель, которая тоже останавливается и кивает.

ГАБРИЕЛЬ:
У Надежды были такие же силы... (она встряхивает головой, словно пытаясь избавиться от воспоминаний)

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА:
И Пэоний ведет войну против богов Олимпа.

ГАБРИЕЛЬ (ошеломленно):
Хочешь сказать - он может быть?.. (качает головой) Неужели всё сначала?.. Но если он - сын Дахака, почему он восхищается Элаем?

ЗЕНА (пожимая плечами):
Может, это просто уловка, чтобы привлечь нас на свою сторону. (задумчиво) Но все-таки мне кажется, что дело в чем-то другом. (после краткой паузы) Знать бы, откуда у Пэония такие силы. (она инстинктивно потирает шею) Нам не хватает какого-то кусочка головоломки.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (за камерой):
Я могу вам сказать, какого.

Зена и Габриель останавливаются и поворачиваются, настороженные. Перед ними стоит пожилая женщина, которую мы видели в Предисловии - мать Пэония.

ЗЕНА (настороженно смотрит на нее):
Что ты можешь сказать?

ЖЕНЩИНА:
Я знаю тайну Пэония. Я его мать. Сейчас все зовут меня Будеей.

ЗЕНА (так же недоверчиво):
И что за тайна?

БУДЕЯ (выкладывает без предисловий):
Пэоний - сын бога. (после паузы) Одного из Олимпийцев.

Зена и Габриель обмениваются потрясенными взглядами.

ЗЕНА:
Кого именно?

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Камера фокусируется на женщине.

БУДЕЯ (сурово):
Ареса, Бога Войны.

Крупный план лица Зены, в шоке уставившейся на Будею.

Действие третье

Вид издалека на Зену, Габриель и Будею, пересекающих уже опустевшую площадь и направляющихся во дворец.

БУДЕЯ:
Сюда. Я проведу вас в свои покои, здесь отдельный вход.

Зена, чуть нахмурившись, испытующе смотрит на Будею.

Смена кадра

В покоях Будеи. Хозяйка открывает дверь и жестом приглашает Зену и Габриель войти. Ее покои красиво украшены пурпурными драпировками на окнах и над кроватью в виде балдахина, заставлены изящной резной мебелью, в углу расположен узорчатый камин. На столе стоит ваза с фруктами.

БУДЕЯ (указывая за стол):
Садитесь.

Зена и Габриель обмениваются быстрыми взглядами, затем садятся в два кресла перед столом. Будея садится на диванчик напротив них.

БУДЕЯ (вздыхает):
Не знаю, с чего начать.

ЗЕНА:
Как насчет начала? Кто ты? И что тебя связывает с Аресом?

БУДЕЯ (глубоко вздыхая):
Сейчас уже не связывает... но когда-то я сама была богиней. Мое настоящее имя...

ЗЕНА (сужает глаза):
Немезида. Богиня Мести - бывшая богиня.

Габриель удивленно смотрит на Зену.

НЕМЕЗИДА:
Откуда ты знаешь?

ЗЕНА:
Удачная догадка. Геракл давным-давно рассказал мне, что Гера лишила тебя бессмертия за то, что ты не убила его.

НЕМЕЗИДА:
Тогда... Геракл также сказал тебе, что я родила ребенка от Ареса?

ЗЕНА (медленно качает головой):
Нет.

[ Кадры из прошлого ]

Из "Удивительных Странствий Геракла" - эпизод "Двое мужчин и младенец":

Немезида, очень молодая и красивая, стоит перед Гераклом.

ГЕРАКЛ:
Зачем ты связалась с Аресом?

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

НЕМЕЗИДА:
Арес пришел ко мне. Он обещал, что снова сделает меня богиней, если я дам ему сына. Я боялась быть смертной, не знала, чего ждать. Я сглупила - и поверила ему.

ГЕРАКЛ:
За всю свою бессмертную жизнь Арес не сдержал ни одного обещания.

Смена кадра

Позже, Немезида и Геракл продолжают разговор.

ГЕРАКЛ:
Но зачем Аресу Эвандер? Он не беспокоился ни об одном из своих детей.

НЕМЕЗИДА:
Эвандер... унаследовал кое-что от своего отца.

Эвандер громко отрыгивает, и из его рта вылетает огненный шар, пролетает мимо Геракла, ударяется о землю, отскакивает и улетает в ночное небо. Геракл выглядит пораженным.

Смена кадра

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Геракл стоит на утесе под луной, с Эвандером на руках. Перед ним стоит Арес.

ГЕРАКЛ:
Я не позволю тебе помешать ему вырасти хорошим человеком.

АРЕС:
Хорошим? Зачем ему быть хорошим? (он раскидывает руки в стороны и смотрит в небо) Он может стать великим! (его голос резонирует через каньон пять раз, прежде чем затухнуть)

ГЕРАКЛ:
Тебе нет дела до своего сына.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС:
О, по-своему, он мне очень дорог. Когда Эвандер вырастет, он станет твоим худшим кошмаром - твоим и всех тех хороших людей, о которых ты печешься.

Смена кадра

Сцена драки. Геракл и Арес - лицом друг к другу, в полной готовности драться. Арес держит в руках Эвандера.

ГЕРАКЛ:
Эвандер. (мальчик хнычет и смотрит на Геракла) Иди к мамочке. Давай. Иди к мамочке.

Геракл и Арес смотрят, как Эвандер медленно поднимается из рук Ареса, плывет по воздуху к верхней части стены крепости, где стоит Немезида. Эвандер плавно опускается в ее вытянутые руки, Немезида прижимает его к себе.

[ Конец кадров из прошлого ]

Немезида делает паузу.

ЗЕНА (сердито):
Всё ясно. Эвандер имел силу, которой Арес хотел управлять.

НЕМЕЗИДА:
Да. Но когда Эвандер подрос, он стал еще сильнее. Я никогда не говорила ему, кто его отец, но когда Зевс начал настаивать проводить время с внуком, я сказала ему, что Зевс был моим отцом.

[ Кадры из прошлого ]

Из "Удивительных Странствий Геракла" - эпизод "Круг замкнулся":

Геракл и Иолай в доме Немезиды.

НЕМЕЗИДА:
Я думала, научу его контролировать силу, которую он унаследовал от Ареса. Но с возрастом он стал неуправляем... Эвандер ощущает свою реальную силу. Он могущественней своего отца.

Смена кадра

Геракл стоит перед отцом - Зевсом, Королем Богов.

ЗЕВС:
Он убьет Немезиду. Я его забрал, чтобы защитить ее. Она рассказывала тебе о его силе?

Смена кадра

Монтаж клипов:

Серия ШВС 8.20 - Мятежник
  • Четырехлетний Эвандер использует свою силу, чтобы освободить Геру из пропасти Тартара - и спасает Титанов;
  • Геракл и Иолай сражаются с Титанами;
  • Зевс и Гера вместе возвращаются;
  • Геракл и Немезида улыбаются, рядом с ними стоит Эвандер.

[ Конец кадров из прошлого ]

НЕМЕЗИДА:
Но счастливого конца не получилось. Зевс и Гера появились через несколько недель...

[ Кадры из прошлого ]

Перед домом Немезиды. Эвандер сам с собой играет во дворе в мяч. Он бросает мяч и заставляет его вернуться назад.

Во дворе появляются Зевс и Гера.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (возбужденно):
Дедушка! Бабушка!

Эвандер бросает мяч и подбегает к ним, Зевс и Гера улыбаются, опускаются на колени и крепко его обнимают.

Камера разворачивается, показывая Немезиду, открывающую дверь. Она видит Эвандера с Зевсом и Герой.

Она подходит к ним, пытаясь не смотреть на Геру.

НЕМЕЗИДА (улыбаясь Зевсу):
Зевс. Что привело тебя сюда?

Зевс улыбается и поглаживает Эвандера по голове.

ЗЕВС:
Я подумал, сможем ли мы с Герой взять завтра нашего любимого внука прокатиться в колеснице Аполлона.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (радуется):
Правда? На летающей колеснице?! (поворачиваясь к Немезиде) Можно, мама?

НЕМЕЗИДА (мгновение глядя на Геру):
Я-а-а... я не знаю, безопасно ли это.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (разочарованно):
Ну, мама, пожалуйста!

ГЕРА (понимая):
Я понимаю, чего ты боишься. Но тебе не о чем волноваться. (тихо, Немезиде) Не нужно было мне приходить.

НЕМЕЗИДА (качает головой и тоже тихо отвечает):
Нет... всё в порядке. Геракл рассказал мне обо всем, что случилось. Ты помогла спасти его жизнь. И потом, что было, то прошло. (поворачиваясь к сыну) Эвандер хочет пойти.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (подпрыгивая на месте):
Ура! Мы пойдем? Прямо сейчас? Пойдем?

Зевс и Гера смеются.

ЗЕВС:
Нет, мы подождем до завтра. (от разочарованного вида Эвандера) Понимаешь, Эвандер, Аполлон сам сейчас катается в своей колеснице. А мне еще сперва нужно заглянуть к Судьбам.

НЕМЕЗИДА (взволнованно):
К Судьбам? Зачем?

ЗЕВС (серьезно):
Мои сны - они очень темны последнее время. Я думаю, должно случиться что-то странное.

НЕМЕЗИДА (обеспокоено):
Надеюсь, ничего ужасного.

ЗЕВС (пожимая плечами):
Ничего, с чем бы не справился Король Богов. (смотрит на Эвандера) Будь готов завтра на рассвете, юноша. Мы придем за тобой.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (широко улыбаясь):
Обещаешь?

ЗЕВС (улыбаясь в ответ):
Ничто в мире не сможет мне помешать.

[ Конец кадров из прошлого ]

НЕМЕЗИДА (печально):
На следующий день они не появились. Эвандер весь день просидел у окна, ждал их - и на следующий день тоже, и следующий за ним. Зевс так и не пришел. Я вызывала его, но он не появился. (глядя на Зену) Я не знала, что Зевс уже был мертв. (Зена виновато отводит глаза, Немезида вздыхает) Наконец мне удалось поговорить с Афиной...

[ Кадры из прошлого ]

Немезида стоит в храме Зевса.

НЕМЕЗИДА (громко кричит):
Зевс! Покажись! (ничего не происходит) Зевс! Как может Король Богов нарушить обещание, данное ребенку?

Перед ней возникает яркая вспышка золотого света. Появляется Афина, Богиня Мудрости.

НЕМЕЗИДА (недоумевающе):
Афина. Что происходит? Тебя послал Зевс?

Афина мгновение молчит; она выглядит грустной.

АФИНА (мягко):
Зевс мертв, Немезида.

НЕМЕЗИДА (потрясенно):
Что? Кто... Как?..

АФИНА:
Судьбы, они это предсказывали. Сумерки Богов. Было предсказано, что ребенок Зены станет смертью греческих богов. Всё произошло так быстро. Гера исчезла, никто не знает, что с ней случилось. И, защищая Зену и ее ребенка, Геракл убил Зевса.

Немезида выглядит ошеломленной, пытаясь переварить услышанное.

НЕМЕЗИДА:
А ребенок Зены...

АФИНА:
Всё еще жив.

Немезида выглядит обеспокоенной, что-то обдумывая.

НЕМЕЗИДА:
Афина, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала для меня.

АФИНА:
Что?

НЕМЕЗИДА:
Забери у Эвандера его силы.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АФИНА (качает головой):
Немезида...

НЕМЕЗИДА:
Ты наследуешь Зевсу и Гере - тебе хватит сил это сделать. Может произойти всё, что угодно... Он может умереть, потому что в нем кровь бога. Или Арес снова будет пытаться использовать его, из-за его сил. Я не хочу подвергать жизнь моего сына опасности - снова.

АФИНА (внимательно смотрит на нее, затем вздыхает):
Хорошо. Я сделаю это.

Смена кадра

Комната Эвандера. Ночь, и он спит в своей кровати. Немезида стоит рядом с Афиной, богиня поднимает руки. От тела Эвандера начинает истекать синий свет, перетекая в ее руки.

Смена кадра

Следующее утро. Эвандер сидит на крыльце, глядя на восходящее солнце. Дверь за ним приоткрывается. Немезида выходит на крыльцо.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (печально смотрит на нее):
Они не придут?

НЕМЕЗИДА (ласково):
Да, Эвандер. Не придут.

МАЛЕНЬКИЙ ЭВАНДЕР (начинает плакать):
Но дедушка обещал!

Немезида садится рядом с ним и поглаживает его по голове; она сама чуть не плачет.

НЕМЕЗИДА:
Нельзя доверять богам, Эвандер. У них... у них нет чувств, как у тебя и у меня. Но я всегда буду с тобой, понимаешь?

Эвандер сильно обнимает ее, плача.

НЕМЕЗИДА (плачет):
Я обещаю.

[ Конец кадров из прошлого ]

Маленькая слеза катится по щеке Немезиды.

ГАБРИЕЛЬ:
Но почему ты солгала ему?

НЕМЕЗИДА (ее глаза сердито сверкают):
А что я должна была ему сказать? Что бабушка исчезла, а дядя Геракл убил дедушку? А если бы он спросил, почему, я бы ответила, что он это сделал, чтобы помешать дедушке убить невинного ребенка?

Зена неловко отводит глаза; Габриель безмолвствует.

НЕМЕЗИДА:
В тот день Эвандер заметил, что его силы исчезли - он не мог заставить предметы прилетать к нему, как раньше. Я сказала ему, что боги забрали его силы... Я только не сказала, что сама попросила об этом Афину. (она вздыхает) Вернись всё назад - я бы поступила иначе... но тогда я так разозлилась. Потом мы много лет об этом не говорили – до того дня...

[ Кадры из прошлого ]

Вид спереди на дом Немезиды. Слегка постаревшая Немезида ухаживает за растениями; подросток Эвандер, лет четырнадцати, подходит к ней с ведром воды.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (опускает ведро):
Вот так.

НЕМЕЗИДА:
Спасибо, Эвандер.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (колеблется):
Мама... Я хотел поговорить с тобой о чем-то.

НЕМЕЗИДА (выпрямляется и осторожно смотрит на него):
О чем?

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (неловко):
Мы никогда не говорили о бабушке и дедушке... Как вышло, что ты - дочь двух богов, и при этом смертная? И почему ты никогда не рассказывала мне о моем отце? Он мертв?

НЕМЕЗИДА (вздыхает):
Что ж... Когда-то я была богиней, Эвандер. А потом боги... Они приказали мне убить человека, но я не смогла этого сделать. И тогда они в наказание сделали меня смертной.

Эвандер выглядит потрясенным.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР:
Почему они хотели, чтобы ты убила его?

НЕМЕЗИДА (вздыхает):
Он… он сделал кое-что, что их рассердило. Но он был хорошим человеком. Я не смогла убить его, потому что... потому что влюбилась в него.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (его лицо озаряется пониманием):
И это был мой отец?

Немезида медленно кивает.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (взволнованно):
Что с ним случилось? (от ее молчания) Боги его убили?

Немезида кивает, по ее щеке катится слеза.

НЕМЕЗИДА:
Да. Его убил Арес, Бог Войны.

Эвандер сжимает кулаки, его лицо искажается гневом и болью.

ПОДРОСТОК ЭВАНДЕР (яростно):
Так вот почему они забрали мои силы! Чтобы я не смог отомстить за моего отца! (смотрит на Немезиду) Ведь так? (он с сердитым криком потрясает кулаком) Ненавижу всех богов!

Немезида молча смотрит на него.

[ Конец кадров из прошлого ]

НЕМЕЗИДА (печально):
Я не должна была ему лгать, но я была так рассержена на Ареса за то, что он сделал.

ЗЕНА (без эмоций):
Я понимаю.

НЕМЕЗИДА:
Больше мы об этом не говорили. Но потом, три года назад, к Эвандеру стали возвращаться его силы.

ГАБРИЕЛЬ:
Три года назад... (Зене) После того, как ты убила Афину.

Зена неловко кивает.

НЕМЕЗИДА:
До нас дошли слухи о Сумерках... но мы не знали, во что верить. А потом мы как-то шли по лесу на рынок...

[ Кадры из прошлого ]

Немезида (теперь значительно постаревшая) и Эвандер (выглядящий лет на тридцать) идут по лесной тропинке. Внезапно из-за деревьев выходят пятеро разбойников. Они вооружены ножами и дубинками.

РАЗБОЙНИК №1:
Вы знаете правила. Гоните деньги, и никто не пострадает.

Эвандер выступает вперед, закрывая мать.

НЕМЕЗИДА (испуганно):
Эвандер, не надо.

Разбойники смеются.

РАЗБОЙНИКИ №2:
Решил повыступать, парень? Пятеро на одного? Твоя мамочка вряд ли тебе поможет.

Один из разбойников начинает приближаться к Эвандеру, многозначительно крутя в руке дубинку. Эвандер бьет его кулаком, он отступает; Эвандер слышит позади себя крик Немезиды и оборачивается, видит, что один из разбойников хватает ее за волосы и бросает на землю.

ЭВАНДЕР (кричит):
Отстаньте от нее!

Разбойник смеется, но его смех сменяется криком, когда невидимая сила поднимает его с земли, протаскивает по воздуху и впечатывает в дерево. Другие разбойники кажутся разозленными, но в то же время сбитыми с толку. Один из них бросается на Эвандера; тот вытягивает руку, глядя на мужчину, и дубинка разбойника вдруг начинает дергаться в его руке и врезает по лицу ему самому. Эвандер смотрит на свои руки; крупный план его лица, освещенного торжествующей улыбкой.

Мы видим быстрый монтаж кадров:

  • Эвандер, заставляющий двух разбойников врезаться друг в друга;
  • Один разбойник взлетает вверх тормашками;
  • Другой разбойник влетает в дерево;
  • Разбойники удирают.

Немезида потрясенная смотрит на Эвандера. Эвандер кажется почти столь же ошеломленным, как она сама. Он подходит к ней, недоверчиво улыбаясь.

ЭВАНДЕР:
Мои силы вернулись. (взволнованно) Мама, значит, все истории, которые мы слышали, о Сумерках Богов...

НЕМЕЗИДА:
При чем здесь Сумерки Богов...

ЭВАНДЕР:
Ты не понимаешь? Я не просто так получил эти силы! Я должен навсегда покончить с владычеством Олимпийских богов. Сумерки. (смотрит на свои руки, с торжествующей улыбкой) Да.

[ Конец кадров из прошлого ]

НЕМЕЗИДА:
Потом мы переехали сюда, в Пелий. Он использовал свои силы, спасая город от пожара...

ГАБРИЕЛЬ:
Об этом мы уже слышали.

НЕМЕЗИДА:
Сначала он думал, что при его власти все добровольно отвернутся от богов. Когда этого не случилось... он решил силой заставить людей увидеть мир его глазами, любой ценой. Я хочу остановить его, Зена - я не могу просто стоять и смотреть, что он делает с людьми. Я чувствую, что это моя вина... Это я воспитала его в ненависти к богам, а теперь он вымещает эту ненависть на их последователях. Его силы растут - скоро он может стать сильнее всех богов. И кто знает, что тогда случится?

Раздается стук в дверь. Немезида, Зена и Габриель настороженно поворачиваются к двери.

НЕМЕЗИДА:
Кто там?

Открывается дверь, и входит молодая женщина, видимо, служанка. Она вся в слезах.

НЕМЕЗИДА:
Медора, что случилось?

МЕДОРА (рыдая):
Моя сестра Арикия... ее бросили в темницу!

НЕМЕЗИДА:
За что?

МЕДОРА:
Она и еще несколько человек... они в тайне проводили обряды, поклонялись Олимпийским богам. Теперь их казнят как изменников.

НЕМЕЗИДА (глубоко расстроенная):
О, Медора...

МЕДОРА:
Вы можете что-нибудь сделать?

НЕМЕЗИДА (медленно качает головой, затем указывает на Зену):
Это не в моих силах. Но, может, в ее.

МЕДОРА (смотрит на Зену, со слезами в глазах):
Ты поможешь?

ЗЕНА (пытается уверить ее, но видно, что она и сама отнюдь не уверена):
Я сделаю всё, что смогу, чтобы помочь твоей сестре.

МЕДОРА:
Спасибо, спасибо!

НЕМЕЗИДА:
Прости меня, Медора. (вздыхает) Надеюсь, что всё будет хорошо.

Медора уходит, закрывая за собой дверь. Зена поворачивается к Немезиде.

ЗЕНА:
Нужно как-то остановить Эвандера, но мне не хватит сил справиться с ним. (мрачно) Мне придется поговорить с... Аресом. (от потрясенного и расстроенного взгляда Немезиды) Арес уже не тот, каким ты его знала. Я знаю, тебе трудно поверить, что он мог измениться...

НЕМЕЗИДА (горько):
А тебе легко?

ЗЕНА:
Нет. Но, Немезида... на Олимпе, когда я сражалась с Афиной, Арес... он отказался от бессмертия, чтобы спасти меня и излечить мою дочь и подругу...

НЕМЕЗИДА (не веря):
Почему? (от смущенного молчания Зены) Должно быть, это было частью его плана...

ГАБРИЕЛЬ:
Немезида, он любит ее.

НЕМЕЗИДА (медленно повторяет):
Он любит ее. Мы говорим о том же самом Аресе? Боге Войны? Который использовал меня, чтобы получить ребенка (камера быстро показывает Зену, она чуть вздрагивает), а потом пытался использовать этого ребенка в своих целях? (повисает неуютная тишина; затем Немезида пожимает плечами) Зена, если ты считаешь, что нет другого выхода, кроме как связаться с Аресом - действуй.

Зена встает и смотрит перед собой.

ЗЕНА:
Арес!

Мгновение напряженного ожидания. Затем вспыхивает синий свет, и появляется Арес. Он переводит взгляд с Зены на Немезиду, Габриель - и снова на Зену.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС (вздыхает):
Итак, теперь ты знаешь.

Он безрадостно смотрит на нее.

Действие четвертое

Прежняя сцена. Арес стоит перед Зеной, Габриель и Немезидой (которая кажется нервничающей и сердитой).

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА (сквозь зубы):
Да, теперь я знаю. Ты как-то забыл упомянуть, что у тебя есть сын.

АРЕС (вздыхает):
Зена, я разочаровался в Эвандере давным-давно. До недавнего времени я даже не знал, что он еще жив.

НЕМЕЗИДА (сердито):
Конечно, ты разочаровался в нем. Всё, чего ты хотел - это использовать Эвандера как оружие! Как только это не удалось, тебе не стало до него никакого дела. Ты никогда ни о ком не беспокоился!

Арес неловко кусает губу; он бросает беглый взгляд на Зену, которая выглядит напряженной.

АРЕС (защищаясь):
Может, если бы ты не была так занята, уча его вилять хвостом перед Гераклом...

НЕМЕЗИДА:
Геракл любил его и относился к нему как к сыну!

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС (орет):
С тем, что Зевс околачивался вокруг, у тебя тоже не было проблем, да? Не говоря уже о Гере, которая сделала тебя смертной за то, что ты не убила для нее твоего драгоценного Геракла!

НЕМЕЗИДА (орет в ответ):
По крайней мере, Гера не пыталась использовать его в своих дурацких играх!

Габриель смотрит на Зену, которой весь этот обмен любезностями явно как кинжал по сердцу, и затем подходит к Аресу и Немезиде.

ГАБРИЕЛЬ (прокашливается):
Послушайте, эти споры ни к чему нас не приведут. Нам нужно оставить прошлое в прошлом и сосредоточиться на том, что делать теперь.

ЗЕНА (кивает):
Она права. Мы должны найти способ остановить его.

На ее словах камера отъезжает, показывая Эвандера (Пэония), открывающего дверь. Он оглядывает сцену, на его лице - сердитое и саркастическое выражение, скрывающее боль.

ЭВАНДЕР:
Полагаю, "его" - это меня. (он недоверчиво качает головой) Моя собственная мать устраивает заговор против меня.

НЕМЕЗИДА:
Эвандер... Я люблю тебя. Но то, что ты делаешь, неправильно.

ЭВАНДЕР (поворачивается к Аресу):
А это кто?

Арес переводит взгляд с него на Зену и Немезиду, не зная, что должен сказать.

НЕМЕЗИДА (чуть запинаясь):
Эвандер... пришло время сказать тебе правду. Это твой отец.

ЭВАНДЕР:
Мой отец? Ты говорила, что мой отец мертв!

НЕМЕЗИДА (вздыхает):
Я лгала тебе. Это - твой отец - Арес, Бог Войны.

Крупный план ошеломленного лица Эвандера, его губы чуть дрожат; затем камера дает крупный план Ареса - он медленно кивает.

АРЕС:
Это правда.

Эвандер постепенно оправляется от удара и надевает на лицо саркастическую улыбку.

ЭВАНДЕР:
Так мой отец не умирал - он просто бросил меня. Эгоистичный бессердечный ублюдок - как и все боги!

Арес продолжает молчать, с мрачным видом. Эвандер смотрит на него, явно борясь с противоречивыми эмоциями.

ЭВАНДЕР (Немезиде):
Не думай, что это что-нибудь меняет. Я положу конец поклонению богам - не только в Пелие, но и во всей Греции!

Эвандер выходит из комнаты.

АРЕС:
Не слишком успешно.

НЕМЕЗИДА (мягко):
Его нужно остановить.

ЗЕНА:
Афина уже забирала его силы. Что, если...

АРЕС (качает головой, по-прежнему избегая ее взгляда):
Тогда Эвандер был ребенком. Если сейчас кто-то из богов попытается это проделать, то может поплатиться жизнью.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Зена медленно поворачивается к Аресу.

ЗЕНА:
Тогда мы должны вместе сразиться с ним. Ты можешь сражаться с Эвандером?

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС (всё еще не глядя на нее):
Я могу сражаться с ним. Я только не уверен, кто победит.

С этими словами Арес исчезает. Немезида вздыхает, глядя на место, где он только что был. Затем она смотрит на Зену.

НЕМЕЗИДА:
Ты действительно веришь ему.

ЗЕНА (ее лицо сурово):
Да, верю.

НЕМЕЗИДА:
Почему? Потому что он пожертвовал ради тебя бессмертием? Вероятно, он с самого начала знал, что ты вернешь ему его. Он Бог Войны, Зена - у него всегда есть запасной план. Он, наверное, думал, что ты всё равно выживешь и если он тебе поможет, то ты не убьешь его. Или, может, он думал, что, убив тебя, Афина затем обрушила бы гнев и на него. Арес думает только о себе, так было всегда.

ЗЕНА (тихо, но твердо):
Я была там, Немезида. Я знаю, как всё было.

НЕМЕЗИДА:
И с тех пор - Арес никогда не давал тебе повода усомниться в нем?

Габриель поворачивается к Зене, которая мгновение размышляет, ее лицо ничего не выражает.

ЗЕНА (качает головой):
У меня нет на это времени, Немезида. Нужно остановить твоего сына. И единственный способ, который я вижу - с помощью Ареса.

Зена уходит, Габриель на секунду задерживается, затем бросается следом. Немезида смотрит, как они уходят.

Смена кадра

Полдень. Городская площадь. Снова большая толпа перед помостом, где на троне сидит Эвандер. Солдаты ведут к помосту десяток мужчин и женщин, со связанными за спиной руками. Среди них - Стратон. Эвандер встает с трона и идет к краю помоста.

ЭВАНДЕР:
Жители Пелия! Эти люди нарушили закон, поклоняясь в нашем городе богам. Они хотели, чтобы мы вечно жили под игом Олимпийских богов. (пауза для пущего эффекта) Что мы сделаем с ними?

ГОЛОСА В ТОЛПЕ:
- Убить их!
- Повесить этих подонков!
- Да здравствует Пэоний!
- Долой Олимп!

Из толпы в заключенных летят гнилые фрукты и капустные листья. Эвандер улыбается, довольный. Затем он поднимает руку.

ЭВАНДЕР:
Я ценю ваше усердие. Но (смотрит поверх голов), в отличие от богов, я проявляю милосердие. Я позволю им покинуть город - с вещами, которые они смогут унести на себе.

ЗЕНА (от камеры, ее голос полон сарказма):
Какая щедрость.

Камера разворачивается, показывая Зену, с суровым и саркастическим выражением лица, медленно идущую к помосту.

Эвандер начинает смеяться, но в его смехе слышатся сердитые нотки.

ЭВАНДЕР:
Ты начинаешь действовать мне на нервы, Королева Воинов!

Зена продолжает медленно идти к помосту. Затем с криком она вспрыгивает на помост, попадая ногами в грудь Эвандера. Застигнутый врасплох, он падает, приземляясь на спину, и пораженно рычит. По толпе проносится потрясенный вздох. Зена направляется к нему, но он останавливает ее взглядом, и она отшатывается, словно ее что-то сдерживает. Эвандер поднимается с удовлетворенной улыбкой.

ЭВАНДЕР:
Превосходно! Элемент неожиданности. (ухмыляясь) К сожалению, работает только один раз.

Он вытягивает руку, и Зена падает на помост. В тот же момент в правую руку Эвандера влетает меч стражника, он его ловит и вращает им, направляясь к Зене. Она слабо поднимает голову, но затем снова опускает.

Камера показывает Габриель, ринувшуюся к помосту.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена!

Эвандер поворачивается к ней, пристально на нее смотрит, щелкает пальцами - и Габриель отлетает. Затем он подходит к Зене и заносит над ней меч.

ЭВАНДЕР:
Жаль, что всё так получилось.

Во вспышке синего света перед ним появляется Арес. Вздохи и вскрики в толпе становятся громче.

АРЕС (блокируя меч Эвандера):
Да, жаль.

ЭВАНДЕР:
Посмотрите, кто здесь. Папа хочет драться.

Эвандер бросается вперед, его и Ареса мечи сталкиваются. Какое-то время они сражаются как два обычных смертных, блокируя и отражая удары друг друга, и уклоняясь от меча соперника. Эвандеру явно не легко противостоять приемам Ареса. Уязвленный этим фактом, он отскакивает и вытягивает руку, блокируя меч Ареса с помощью силы; меч Ареса едва не вылетает у него из руки, но Аресу удается сохранить контроль. Эвандер смеется над усилиями Бога Войны.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

Отступая, Арес перебрасывает меч в левую руку, поднимает правую и создает в ней огненный шар. Толпа в ужасе выдыхает.

Выбрасывая руку, Эвандер отражает огненный шар назад в Ареса. Арес тоже его отражает, и шар врезается в помост у ног Эвандера, отчего деревянный настил сразу загорается. Через мгновение Эвандер оказывается в огненном кольце; явно обеспокоенный, он смотрит на огонь и машет рукой, проводя в воздухе круг. Огонь стихает. Арес надвигается на Эвандера, с мечом наготове. Уже слегка выбитый из колеи Эвандер снова блокирует его; Арес поражает его энергетической волной, заставляющей Эвандера пошатнуться. Оправляясь от удара, Эвандер вытягивает руку, создает энергетический шар и бросает его в Ареса, почти сбивая бога с ног. Арес с рычанием создает другой огненный шар; Эвандер вперяется в шар взглядом, и тот исчезает. Арес уже держит в руке новый шар и теперь перебрасывает его из одной руки в другую; Эвандер напряженно ждет. Рыча, Арес бросает шар, и Эвандер, уже с видимым испугом, отклоняет его так, что шар влетает в стену дворца, оставляя огромную черную дыру.

Пока Арес и Эвандер сражаются, камера перемещается к Зене, которая садится, глядя на них. Собрав все силы, Эвандер выбрасывает руку и отшвыривает Ареса назад: он с криком летит по воздуху (очень похоже на сцену его битвы с Афиной в "Амфиполисе в осаде") и врезается в стену дворца, куда до этого попал огненный шар. Арес поднимается на ноги, тяжело дыша, и направляется к Эвандеру. Эвандер смотрит на него и поднимает руку; Арес останавливается, тяжело глядя на Эвандера, и в следующую секунду исчезает.

Эвандер почти недоверчиво смотрит на место, где только что стоял Арес. На его лице вспыхивает еще не полностью осознанная радость. Затем он поворачивается к толпе.

ЭВАНДЕР:
Я победил Бога Войны!

Позади него на ноги поднимается Зена.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА:
Теперь победи меня.

Зена взлетает в воздух с пронзительным боевым кличем, совершает переворот и приземляется перед Эвандером, сразу атакуя его. Он пытается использовать свои силы, чтобы остановить ее; она на мгновение замирает, но быстро восстанавливает контроль и бросается на него со своим мечом. Они недолго сражаются, Зена легко отражает удары Эвандера. Эвандер становится все более рассосредоточенным, скоро он размахивает мечом почти вслепую, яростно рыча.

Наконец Зена выбивает меч из его руки, тот с грохотом падает на помост. Эвандер выглядит ошеломленным и испуганным; прежде, чем он может оправиться от шока, Зена наносит ему в лицо мощный удар, вырубая его.

Толпа взрывается в овациях и радостных криках.

Габриель вбегает на помост; она и Зена быстро перерезают веревки, связывающие руки заключенных.

ЗАКЛЮЧЕННАЯ №1:
Спасибо!

СТРАТОН:
Зена, ты видела? (сияет) Мой бог Арес - я молился ему - я знал, что он поможет мне!

Зена качает головой и ничего не говорит. Внезапно ее внимание привлекает шум в толпе, и она резко оборачивается.

Несколько человек, вооруженные кто – мечами, кто – палками, взбираются на помост.

МУЖЧИНА №1 (с мечом):
Пришел час расплаты!

ЖЕНЩИНА №1 (размахивая палкой):
Убьем ублюдка!

В общем гуле толпы слышны крики:

- Убьем его!
- Умри, безбожник!

Прежде, чем Зена успевает среагировать, возникает вспышка синего света; перед еще не очнувшимся Эвандером появляется Арес, с угрюмым выражением лица.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

АРЕС:
Достаточно.

Испуганные, все желающие убить Эвандера отступают и спрыгивают с помоста, некоторые спотыкаются на ступенях и падают. Зена дарит Аресу напряженную улыбку; Арес чуть заметно кивает и затем печально смотрит на поверженного Эвандера (с примерно таким же выражением лица, с каким он смотрел на мертвую Афину в "Материнстве").

Смена кадра

Богато украшенная спальня. Эвандер, еще без сознания, лежит в большой кровати. Немезида сидит у изголовья. Габриель расположилась на маленьком диванчике рядом, Зена шагает по комнате. Арес, судя по виду, чувствующий себя очень неуютно, ссутулился у стены.

НЕМЕЗИДА (смотрит на Зену):
Так это был твой план. Сначала Арес измотал его, а потом ты сражалась с ним, не дав ему восстановить свои силы.

ЗЕНА (останавливается и поворачивается к ней):
Это был единственный способ. Люди Пелия должны были увидеть, что его победил смертный.

Эвандер приходит в себя и открывает глаза. Он оглядывается, слегка смущенный.

НЕМЕЗИДА (накрывает руку Эвандера своей):
Эвандер... Прости. Я знаю, ты думаешь, я предала тебя. Но я не могла позволить тебе продолжать это делать.

ЭВАНДЕР (садится):
Ты не понимаешь? Всё, чего я хотел - это освободить людей от тирании богов.

ГАБРИЕЛЬ:
И ты собирался силой заставить их быть свободными? (качает головой) Эвандер, когда последователей Элая преследовали за их веру, мы с Зеной защищали их. Но эти люди имеют право поклоняться своим богам.

НЕМЕЗИДА (мягко):
Я знаю, что сама настроила тебя против богов. Но боги не зло. Они просто обладают очень, очень большой силой - и иногда... часто... становились самоуверенными и жестокими. (она делает паузу, чуть не плача) И ты тоже стал таким.

ЗЕНА:
Ты сам видишь, Эвандер, когда обладаешь большой силой, ее так легко использовать неправильно, бог ты... (она на миг делает паузу, ее лицо темнеет)... или смертный.

НЕМЕЗИДА:
Понимаешь, что я чувствовала? Когда всё, что я ненавидела в богах, я вдруг увидела в собственном сыне.

По ее щеке катится слеза, Немезида стирает ее.

ЭВАНДЕР (качает головой):
Мама... Я никогда не хотел причинить тебе боль. Только не тебе. Прости меня.

Немезида заставляет себя улыбнуться и обнимает Эвандера.

НЕМЕЗИДА (шепотом):
И ты меня прости. Мы оба были неправы. Я лгала тебе... так много лгала.

Они прекращают объятие. Эвандер поворачивается к Аресу, который будто чувствует себя еще неуютней. Эвандер встает, на его лице снова появляется злобное выражение.

ЭВАНДЕР:
Убирайся, отец. Если те глупцы хотят тебе поклоняться, пускай. Но не жди счастливого семейного воссоединения. Не знаю, что ты ей сделал (кивает на Немезиду), но этого хватило, чтобы она сказала мне, что мой отец мертв - убит тобой.

Арес выпрямляется, складывая руки на груди. Он мрачен и явно собирается исчезать.

ГАБРИЕЛЬ (Аресу):
Подожди! (поворачивается к Эвандеру) Там, на площади - Арес спас твою жизнь. (от его недоверчивого взгляда) Так и было - кое-кто из той толпы хотел убить тебя. Он остановил их.

ЭВАНДЕР (насмешливо):
Ты пытаешься мне сказать, что он вдруг стал обо мне беспокоиться?

АРЕС (с кривой гримасой):
Возможно, я просто решил, что мы хорошая команда. Только представьте, что бы он сделал во главе армии... (от убийственных взглядов Зены, Габриель и совершенно неудивленого взгляда Немезиды, он в защитном жесте поднимает руки) Просто пошутил. Мне, пожалуй, пора идти.

ЗЕНА:
Я поговорю с тобой позже.

АРЕС (полушутя):
Этого я и боялся.

Он исчезает. Зена на секунду опускает голову, на ее лице - задумчивое выражение. Затем она поворачивается к Эвандеру.

ЗЕНА:
С твоими силами ты можешь сделать много добра, Эвандер. Как я уже говорила... если хочешь освободить людей от богов, просто покажи им, что они могут справиться со всем сами, без помощи богов.

ЭВАНДЕР:
Может, ты и права. (качает головой, еще не полностью придя в себя) Для одного дня... мне слишком много всего нужно пересмотреть.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Уверена, твоя мать поможет тебе.

Эвандер и Немезида обмениваются нежными взглядами.

Смена кадра

Зена, Габриель и Немезида идут по коридору во дворце.

НЕМЕЗИДА (неохотно):
Вероятно, ты была права, Зена. Никогда не думала, что скажу это, но, возможно, Арес действительно изменился.

Зена останавливается и смотрит на нее, явно пытаясь что-то сказать.

ЗЕНА (нерешительно):
Немезида... если Эвандер и Арес вдруг когда-нибудь окажутся рядом... хорошенько смотри за ними.

Габриель бросает на нее встревоженный взгляд, Немезида грустно, понимающе кивает.

Смена кадра

Берег озера. Ночь. Зена сидит одна, луна прямо над озером. Зена бросает в воду камень.

Камера сдвигается, показывая круги от камня на поверхности. Камера приближается к кругам, изображение переходит в...

[ Кадры из прошлого ]

Сцена из "Мира Сновидений".

Зена разговаривает с Габриель.

ЗЕНА:
Видишь, какая гладкая поверхность воды? Такой была я когда-то. А теперь на воде появились круги и рябь - такой я стала.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ГАБРИЕЛЬ:
Но если мы подождем, поверхность снова станет гладкой и спокойной.

ЗЕНА:
Но камень всё еще там. Теперь он - часть озера. Оно может выглядеть как раньше, но оно навсегда изменилось.

[ Конец кадров из прошлого ]

Камера фокусируется на Зене, погруженной в мысли. Ее лицо освещается вспышкой синего света. Она поворачивается и видит, что рядом с ней стоит Арес. Он садится.

АРЕС (мягко):
Привет.

ЗЕНА:
Привет.

Между ними повисает пауза.

АРЕС (внимательно смотрит на нее):
Ты всё еще не доверяешь мне насчет Эвандера...

ЗЕНА (с горьким смешком):
Ты слышал, что я сказала Немезиде, да?

АРЕС (качая головой):
Нет. Я сам догадался.

Зена смотрит на него, затем чуть приподнимает бровь и пожимает плечами. Снова возникает напряженная тишина.

Серия ШВС 8.20 - Мятежник

ЗЕНА (качает головой):
Почему ты не сказал мне, Арес?

АРЕС (резко):
Не сказал чего? Что я хотел, чтобы Немезида родила от меня ребенка, что пытался использовать его как оружие? Что, как только у меня не вышло, я и не вспоминал о нем?

ЗЕНА (с жестким лицом):
Ты поэтому не хотел, чтобы я шла в Пелий? Чтобы я не узнала?

АРЕС:
Итак, я ублюдок. Давай, говори.

ЗЕНА (ее лицо чуть смягчается):
Или, возможно, это была не единственная причина...

Она кладет свою ладонь на ладонь Ареса. Он опускает глаза, затем снова смотрит на нее.

АРЕС:
Много лет я даже не знал, жив Эвандер или мертв. Не буду тебе лгать - меня это не слишком заботило. Но когда я узнал, что он жив - слушай, я не претендую на титул "Отца Года", но... я хотел, чтобы все оставалось как есть.

ЗЕНА (опускает глаза, ее голос падает почти до шепота):
Ты хотел ребенка от меня... так же, как когда-то от Немезиды.

АРЕС:
Нет, Зена - не так. Ты же знаешь, дело было не в этом... я хотел... (замолкает)

Через секунду Зена молча сжимает его руку.

ЗЕНА:
Немезида ошиблась в одном... Она сказала, что боги не могут любить.

На губах Ареса появляется легкая улыбка, и он нежно обнимает Зену за плечи. Зена прислоняется к нему, они смотрят на озеро.

Камера секунду задерживается на них, а затем показывает место на озере, куда Зена бросила камень. Рябь исчезла.

Конец

[ Еще одна линия совершенно нерабочих отношений отцов и детей была введена во время съемок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить