• Вконтакте
  • Твиттер
  • Youtube
  • Контакты

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

(5 голосов)
Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда
  • Режиссура: LadyKate Tango и Aurora
  • Сценарий: LadyKate Tango и Aurora
  • Перевод: Natty
  • Обложка: Aurora

Оговорка: Все персонажи, которые появляются в сериале "Зена - королева воинов", принадлежат MCA/Universal и Renaissance Pictures. При написании этого сценария не было совершено никаких посягательств на авторские права. Все оригинальные персонажи принадлежат авторам и Shipper Seasons.

Сюжетная линия: По пути к Фивам на коронацию Антигоны Зена и Габриель узнают, что Фивы и Платея - на грани войны. Но с того времени, как они последний раз были там, многое изменилось, и когда они узнают о причине вражды городов, становится еще необходимей остановить кровопролитие.

Предисловие

Закат. Пышная зеленая долина. Полная тишина; единственный шум - от легкого ветерка, мягко колышущего длинную траву, которой покрыта долина.

Раздается цокот копыт и негромкое ржание. Камера отодвигается, и мы видим лошадь, а затем наездника на ее спине. Мужчина, сидящий на лошади, держится с грацией и достоинством, на вид ему лет двадцать, и у него командный вид, хотя одновременно он производит впечатление некоторой неопытности. У него длинные до плеч вьющиеся золотистые волосы и карие глаза. Его богатые сине-зеленые одежды расшиты золотом, образующим красивые запутанные узоры. На нем изумрудная мантия, спускающаяся с плеч и накрывающая круп лошади, на его голове - маленькая золотая корона.

Смена кадра

По долине едет мужчина лет сорока-сорока пяти. Он одет так же богато, как другой мужчина, в черно-фиолетовые одежды, но этот мужчина выглядит значительно опытнее и более... более по-королевски. У них с молодым человеком есть некое сходство, но его волосы, тоже до плеч, темнее, и у него острая бородка. Это Король Капаней.

Смена кадра

Панорама всей сцены. Мы видим, как эти два наездника медленно приближаются друг к другу. Когда они натягивают поводья, останавливая своих лошадей, они оказываются у подножия крутого холма, покрытого плотно растущими невысокими деревцами и кустарниками, а выше холм представляет собой голый каменистый утес коричневатого цвета. Холм очень высокий, в камеру он виден лишь частично, пика нам не показывают. Двое мужчин мгновение молча смотрят друг на друга. Тот, что моложе, будто хочет что-то сказать, но не знает, как начать.

КАПАНЕЙ (смотрит на молодого человека, с легким раздражением):
Ну что? Я здесь, как ты и просил, Актеон, что же ты молчишь?

АКТЕОН:
Ты знаешь, почему я хотел видеть тебя здесь.

КАПАНЕЙ (кивает):
Да, ты хочешь договориться о перемирии. (Актеон медленно кивает; Капаней качает головой с видимым отвращением) Давай сократим наши переговоры. Ответ - нет.

АКТЕОН (бросает):
Отец, это неправильно, что мы идем на войну друг против друга!

КАПАНЕЙ (посмеиваясь):
Говорят, что такого рода войны Арес как раз больше всего любит. Отец против сына, брат против брата...

АКТЕОН (горячо):
Я никогда бы не служил Аресу, если бы верил этому!

КАПАНЕЙ (насмешливо качает головой):
Юношеский идеализм. (становится серьезным и строгим) Актеон, ты прекрасно знаешь, почему мы начинаем эту войну. Ты мог ее избежать.

Актеон смотрит на Капанея, с печальным, но всё же решительным выражением лица. Через мгновение молчания между ними и колебания с его стороны, Актеон едет вперед, оставаясь бок о бок с отцом.

АКТЕОН:
Тогда в духе благородной войны... (он протягивает отцу руку)... пусть победит лучший.

Капаней смотрит на протянутую руку сына, затем хватает это. Они пожимают руки друг друга до локтя в традиционном греческом рукопожатии.

КАПАНЕЙ:
Пусть победит лучший.

Крупный план лица Капанея, полного решимости, его глаза сверкают.

Камера отодвигается, показывая двух королей, поворачивающихся спиной друг к другу и разъезжающихся в разные стороны; холм высится позади них, мы до сих пор не видим его вершину. Экран на миг исчезает в черном цвете, затем вспыхивает, и слышится звук грома.

Смена кадра

Ночь. Гроза разыгралась не на шутку. Молнии освещают ночное небо, а гром заполняет воздух оглушительным шумом. Ветер раскачивает деревья, завывая, так сильно срезая проливной дождь, что почти прижимает к земле маленькие папоротники и кусты.

Мы видим Зену и Габриель, бегущих по густому лесу, с двумя большими сумками, расплескивая на бегу воду и грязь. Вспышка молнии освещает лес, и они замечают впереди что-то, похожее на вход в пещеру, заросший ветками и кустами. Габриель указывает на пещеру, пытаясь прикрыть лицо от дождя; Зена кивает и что-то говорит, но гром заглушает ее голос. Они со всех ног бегут к пещере.

Смена кадра

В сухой пещере. Изнутри мы видим, что вода стекает по входу, словно водопад или прозрачный занавес. Вдоль стен растут виноградные лозы, с обеих сторон обвивая вход.

Зена и Габриель врываются в пещеру и останавливаются, едва оказываясь на сухой земле. Они бросают на пол пещеры сумки. Обе женщины насквозь промокли и заляпаны грязью, в их волосах и одежде запутались прутья и листья; они похожи на двух ребятишек, которые только что поплескались в грязной луже.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Весна в Греции... она всегда полна сюрпризов.

ЗЕНА (награждает ее поддельно недовольным взглядом и вздыхает):
И, конечно, из всех ночей ты выбрала именно эту, чтобы уговорить меня дать Арго и Клио погулять на воле.

Зена пытается стряхнуть лишнюю воду со своего кожаного костюма, пока Габриель встряхивается подобно собаке.

ГАБРИЕЛЬ (усмехаясь):
Не сомневаюсь, что они нашли себе теплое и сухое местечко на время грозы. Ты же знаешь, что говорят о животных инстинктах...

ЗЕНА:
Я не за них беспокоюсь! Будь у нас лошади, мы бы сами уже давно были в сухом местечке вместо того (она выжимает свои мокрые волосы), чтобы принимать внеплановую ванну.

ГАБРИЕЛЬ:
Ну ладно, Зена, посмотри на это с хорошей стороны. Зато засуха окончена. Природе очень нужен дождь.

ЗЕНА (продолжая выжимать волосы и вытаскивая из них мокрые ветки):
Да уж. Жалко только, что он не нужен тем, кто носит кожу.

Разговаривая, Зена и Габриель продолжают отряхиваться.

ГАБРИЕЛЬ:
А может, нам пора дать коже отпуск и переключиться на что-нибудь более практичное. Знаешь, что-нибудь такое...

АРЕС (от камеры):
Возражаю.

Зена и Габриель поворачиваются и видят Ареса, стоящего снаружи у входа в пещеру, абсолютно сухого, хотя дождь так и хлещет, его руки сложены на груди, на лице - широкая усмешка.

ЗЕНА (поддразнивающе):
Так тебя интересует, что я ношу?

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС (поднимает бровь и чуть понижает голос):
Или - не носишь.

Зена ухмыляется; Габриель краснеет и отводит глаза. Усмехаясь, Арес направляется в пещеру, проходя сквозь "водопад" на входе. Прямо перед тем, как он ступит в сухую пещеру, Габриель вскидывает руку.

ГАБРИЕЛЬ:
Эй-эй-эй!

Арес останавливается, вопросительно глядя на нее.

АРЕС:
Что - мужчинам вход воспрещен? Или богам?

ГАБРИЕЛЬ (с наигранным возмущением):
Ты затопчешь грязью и водой наш сухой чистый пол.

АРЕС:
Кто, я?

Он входит в пещеру, абсолютно сухой. Габриель качает головой и переходит к своей сумке. Сумка насквозь сырая. Габриель переворачивает ее и вываливает на пол содержимое, включая сковородку, кое-какую посуду, несколько чистых свитков и туго скатанное одеяло, с которого тоже капает вода.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Нам необходимо развести огонь - очень большой огонь. Понадобится вечность, чтобы всё высохло.

Зена смотрит на Габриель, затем усмехается и поворачивается к Аресу.

ЗЕНА:
Раз уж ты здесь, должна же от тебя быть польза.

Смена кадра

Крупный план потрескивающего огня. Камера чуть отодвигается, показывая большую курицу, жарящуюся на вертеле над огнем, затем еще отодвигается, и мы видим Габриель, завернувшуюся в красный бархатный плед, сидящую около костра и переворачивающую вертел с курицей, следя за ее приготовлением.

Камера продолжает отодвигаться. Нам показывают натянутую над костром веревку, закрепленную на стенах пещеры, с двумя одеялами, висящими на ней. Костюмы Зены и Габриель брошены на камни неподалеку; рядом с ними на полу - сапоги, доспехи и латные рукавицы Зены, саи Габриель, шакрам и меч.

Слышен тихий довольный вздох. Камера отъезжает вправо от огня, и мы видим крупный план лица Зены, ее глаза закрыты, она кажется очень довольной. Камера еще отодвигается, мы видим две большие руки, с серебряным кольцом на безымянном пальце левой руки, массирующие ее плечи. Камера еще отодвигается, показывая, что Зена завернута в темный мех, который оставляет ее плечи голыми, и она откидывается к Аресу.

Снаружи сверкает молния, слышится оглушительный грохот.

ГАБРИЕЛЬ:
Кажется, гроза не собирается заканчиваться. Зена?

ЗЕНА (поднимает голову, открывая глаза):
Хм?

Арес закатывает глаза, явно раздраженный таким вмешательством.

ГАБРИЕЛЬ:
Помнишь, как, в Индии мы оказались в местности, где были муссоны?

ЗЕНА:
О да.

ГАБРИЕЛЬ:
Сезонные дожди. Разве не нечто? Мы жалуемся на один маленький ливень... (выглядывает наружу, на дождь) Ладно, на один огромный ливень. Но там, едва прилетают ветры, они приносят с собой тяжелые тучи (она переходит к голосу рассказчицы), и дожди идут неделями. Считается, что это зов павлина, который танцует и обхаживает возлюбленную. Крестьяне верят, что это павлины вызывают дождь. Для них муссон - это дар богов. Если люди были достойны и жили праведно, то дожди принесут земле благо, если они совершили зло, то дожди всё уничтожат. И так каждый год, каждый год они ждут муссон. Кричит павлин, собираются пурпурные тучи, вспыхивают молнии, гремит гром, и два-три месяца льют дожди, льют и не останавливаются...

АРЕС:
...прямо как ты.

ГАБРИЕЛЬ и ЗЕНА (хором, Габриель впивается в него взглядом):
Эй!

АРЕС:
Что? Скажете, это не скука смертная? (закатывает глаза) Только ты додумалась бы рассказать историю о погоде.

ЗЕНА (поддразнивающе):
А у тебя получится лучше?

АРЕС:
Да уж конечно. Если бы я рассказывал истории, в них хотя бы было бы действие.

ГАБРИЕЛЬ (он ее определенно задел):
Ну так вперед. Рассказывай.

АРЕС:
Ну, например... Вы знали, что прямо сейчас мы случайно оказались очень близко к моему древнейшему храму в Греции?

ЗЕНА (насмешливо):
По-твоему, хорошая история - это ты, ты и еще раз ты?

АРЕС:
Это только начало. В том храме, в потайном зале, есть медальон, который когда-то носил мой первый священник. Было время, когда семь городов боролись за право завладеть этим храмом, только ради медальона. Та война продолжалась десять лет. (мечтательно) Величайшие битвы, в которых погибли тысячи достойнейших воинов...

ЗЕНА (с оттенком горькой иронии):
Те еще были денечки, да?

АРЕС (смотрит на нее):
Да, те еще... в них были свои неповторимые моменты. (он поглаживает ее волосы, затем наклоняется ближе к ней и шепчет, достаточно тихо, чтобы Габриель не услышала) Но эти лучше.

Зена чуть улыбается и сжимает его руку.

ГАБРИЕЛЬ:
Так что с медальоном, чем он такой особенный? Почему все хотели его заполучить?

АРЕС:
Медальон был сделан после первой великой битвы, проведенной во имя меня - самая великая, самая кровавая битва. До того дня мир ничего подобного не видел. Враждующие армии возглавляли два величайших воина того времени, равные силами, оба достойные быть моими чемпионами...

ГАБРИЕЛЬ (резко):
Подожди-ка!

АРЕС:
Что? Слишком много действия на твой вкус?

ГАБРИЕЛЬ (возбужденно):
Это же уникальная возможность для барда. История о древнем сражении, рассказанная очевидцем. Я обязана ее записать.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

Она тянется к куче своих вещей, достает свиток и перо и начинает писать.

АРЕС:
Итак. На восходе солнца началось сражение, и длилось почти до заката, пока они оба не погибли от полученных ран. (мы видим данный на секунду крупный план лица Зены, с мрачным взглядом; она чуть отодвигается от Ареса) Мой первый священник, Понтий, пришел на поле битвы, когда сражение было закончено. Он взял мечи обоих павших героев, вернул их в храм и переплавил - и из их металла он сделал медальон, и выгравировал на нем символ Бога Войны. Вроде этого.

Он поднимает руку и бросает что-то Габриель. Она ловит вещицу и рассматривает. Это серебряный медальон, с символом рун Ареса (как его кулон Первого-Второго Сезонов), на черной металлической цепочке. Габриель начинает внимательней разглядывать кулон, когда он вдруг мерцает и исчезает из ее руки.

АРЕС:
Когда Понтий выплавил медальон, он попросил наделить его особыми силами. И он написал об этом в священном свитке. Кто бы ни надел медальон, он получит высшее знание об искусстве войны, силу ста мужчин и станет равным мне в бою. По сути, он станет Богом Войны среди смертных. (говоря, Арес оглядывается на Габриель, быстро строчащую в свитке; он ухмыляется и продолжает несколько загадочным тоном) Но говорят, что медальон может даже больше. Он позволит своему владельцу заглянуть в прошлое, увидеть все сражения, когда-либо случавшиеся на земле - и учиться на них. И он даже может дать силу превращений.

Зена выглядит озадаченной, затем чуть усмехается. Габриель продолжает писать, затем поднимает глаза на Ареса, перехватывает вредные искорки в его глазах и откладывает перо, сужая глаза.

ГАБРИЕЛЬ:
Силу превращений. (посмеиваясь) Ты ведь всё это выдумал?

АРЕС:
Может быть, да, может быть, нет. Ты этого никогда не узнаешь.

Габриель бросает в Ареса свитком.

Смена кадра

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

Ночь. Гроза закончилась, луны не видно. Панорама равнины, где ранее вечером встретились Актеон и Капаней. В лунном свете мы теперь ясно видим холм; на вершине его высится величественный храм с внушительными каменными колоннами. Камера приближается к храму, и мы видим, что он очень старый; некоторые из фресок на стенах с изображениями батальных сцен почти облезли или развалились. На входе горят два факела, показывающие, что храм всё еще действующий.

От камеры раздается мужской голос, кричащий от шока и боли. Слышится шум удара, затем лязг мечей - и другой крик, и новый шум, похожий на шум борьбы - проклятья, удары. Камера опускается, и мы видим в лунном свете два сталкивающихся меча - и один меч пронзает доспехи на груди мужчины. На голову в шлеме опускается боевой топор, и мужчина падает на землю.

Действие первое

Ясное солнечное утро. Мы видим храм на вершине холма. Камера спускается вниз; деревья и кусты всё еще блестят от дождя, свет отражается в капельках, падающих с ветвей. Камера опускается еще ниже, и мы видим на равнине Зену и Габриель, ведущих лошадей по дороге, вдоль которой растут кусты и редкие деревья.

ГАБРИЕЛЬ:
Я рада снова увидеть Антигону. Трудно поверить, что меньше чем два года назад мы спасли ее от казни, а она уже готовится стать королевой Фив.

ЗЕНА:
Надеюсь, она к этому готова.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ГАБРИЕЛЬ:
Ты думаешь, она очень юна для этого?

ЗЕНА:
Я думаю, что в прошлый раз, когда мы ее видели, она была лишь обиженной на весь свет девочкой. (вздыхает) Жаль, что Креонт умер так скоро после примирения с ней. Он совершал свои ошибки, но был хорошим королем.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Я уверена, из Антигоны получится хорошая королева. (после краткой паузы) Скорей бы добраться в Фивы.

ЗЕНА (поддразнивающе):
Почему? Потому что жаждешь встречи с Антигоной - или потому что там будет Хаймон? Не терпится провести время со своим приятелем?

ГАБРИЕЛЬ (отвечает тем же игривым тоном):
А если и так? Почему только тебе можно развлекаться? (внезапно становится задумчивой) Дарион был бы рад снова увидеть Хаймона... И Антигона бы ему наверняка понравилась.

ЗЕНА (бросает на нее осторожный взгляд):
Габриель... Уверена, Дарион сейчас счастлив. Его сестра снова с ним. И они друзья с Клименой.

ГАБРИЕЛЬ:
Да, я тоже уверена... просто я так скучаю без него!

Зена останавливается и утешающе сжимает руку Габриель; Габриель сжимает ее руку в ответ, выглядя так, словно вот-вот разрыдается. Затем она смотрит на Зену.

ГАБРИЕЛЬ:
А ты?

Зена выглядит пойманной врасплох и не знает, что именно ей сказать. Ее лицо отражает сменяющиеся эмоции: нежность, замешательство и тревогу.

ГАБРИЕЛЬ (вздыхает):
Да-да, я знаю, так будет лучше. Жизнь в дороге не слишком годится для ребенка. И всё же... иногда мне кажется, что я его бросила.

ЗЕНА (кладет руку на плечо Габриель):
Ты не бросала его. Ты отдала его сестре... (на мгновение ее лицо затуманивается, и похоже, что она собирается что-то сказать, но затем встряхивает головой) Так было правильно.

Они идут дальше в молчании.

Растворение изображения

Зена и Габриель продолжают путь. Габриель указывает на что-то.

ГАБРИЕЛЬ:
Посмотри туда! Как думаешь, что это?

Зена смотрит вперед. Камера поднимается по холму: наверху стоит храм.

ЗЕНА:
Похоже на храм...

ГАБРИЕЛЬ:
Эй, а может, это тот самый храм Ареса, о котором он нам рассказывал ночью?

ЗЕНА (задумчиво):
Возможно.

ГАБРИЕЛЬ:
Ха... так, может, он ничего не выдумал. (от удивленного взгляда Зены) Ну, в смысле, не всё. И кто знает - вдруг в храме в самом деле спрятан медальон, ты только представь?

ЗЕНА (весело):
Ну само собой... медальон, который даст тебе силу ста мужчин, сделает равным Аресу в бою и даже... что там еще было? Ах да, силу превращений.

ГАБРИЕЛЬ (посмеиваясь):
Перестань, Зена. Если серьезно - ты веришь, что за этот храм когда-то велись кровавые войны?

ЗЕНА (тон ее голоса внезапно становится серьезным, лицо мрачнеет, она смотрит на что-то перед собой):
Может, и велись.

ГАБРИЕЛЬ (озадаченно):
Зена?..

Она прослеживает взгляд Зены и видит труп, полуспрятанный за кустом у подножия холма. Арго встревоженно ржет.

ЗЕНА (гладит Арго по шее):
Шшш… всё хорошо. Пойдем проверим.

Смена кадра

Зена и Габриель - у подножия холма, спрыгивают с лошадей, оглядывая тела где-то десятка солдат.

ГАБРИЕЛЬ (глядя на доспехи солдат):
Фиванцы...

ЗЕНА:
Они все мертвы - и мертвы уже несколько часов.

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
Как думаешь, чья это работа? Снова аргосцы?

ЗЕНА (указывает на солдата в других доспехах: кольчуге и с темно-красными кожаными погонами на плечах):
Нет, это не аргосцы. (задумчиво) Я не уверена, чьи это доспехи. Может, в Фивах знают. (она выпрямляется) Пойдем, нам пора в путь.

Смена кадра

Зена и Габриель медленно скачут по лесу.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена, думаешь, Фивы с кем-то воюют?

ЗЕНА:
Ты же знаешь, как это бывает с войнами. Один момент - мир, а в следующий...

Она внезапно смолкает и напрягается, будто прислушиваясь к чему-то. Габриель бросает на нее вопрошающий взгляд. Зена наклоняет голову на бок, внимательно к чему-то прислушиваясь; затем, не раздумывая больше ни секунды, она спрыгивает на землю, взлетает на дерево и сбрасывает двух мужчин, прятавшихся там. Они вырываются от нее и убегают. Зена усмехается и бежит за ними, Габриель бросается за ними верхом.

Зена совершает прыжок и приземляется перед ними, блокируя им путь.

ЗЕНА (усмехаясь):
Куда-то торопитесь?

Мужчины вытаскивают мечи.

ШПИОН №1:
Живыми мы не сдадимся!

ЗЕНА (пожимая плечами):
Мне и мертвые сгодятся.

Она вытаскивает свой меч. Габриель спрыгивает на землю и подбегает к Зене, уверенно держа в руках саи. Зена смеется, двое солдат бросаются на нее, и она ненадолго сходится в поединке с одним из них, отбрасывая другого мощным ударом. Пока она продолжает сражаться, отброшенный мужчина атакует Габриель, но она оказывается наготове и легко разоружает его саями, а затем добавляет удар кулаком. Одновременно Зена с пугающим кличем выбивает у своего противника из руки меч. Он достает кинжал и снова нападает на нее. Зена легко отбрасывает его на спину и вскакивает ему на грудь, не давая двинуться. Шпион выглядит испуганным.

ШПИОН №1:
Пожалуйста... не убивай меня!

ЗЕНА (усмехаясь):
Я думала, вы не хотели сдаваться живыми? Кажется, вы уже передумали. (она вкладывает меч в ножны) Мое предложение устроит нас обоих. Ты говоришь, кто вас послал следить за нами, я сохраняю тебе жизнь.

ШПИОН №1 (с вызовом):
Я ничего не скажу!

ЗЕНА:
Как хочешь. (она опускается на колени и надавливает пальцами на шею мужчины) Я перекрыла доступ крови к твоему мозгу, так что, если передумал, у тебя есть ровно тридцать секунд, чтобы начать говорить.

Шпион отчаянно кивает, показывая, что сдается, из его носа капает кровь. Зена снимает давление. Он хватается за горло, пытаясь отдышаться, затем смотрит на Зену и Габриель.

ЗЕНА:
Я слушаю.

ШПИОН №1 (хрипло):
Меня отправил король Платеи, Капаней, следить за тобой и блондинкой.

ГАБРИЕЛЬ (недовольно):
Эти люди могли бы, по крайней мере, потрудиться запомнить мое имя...

ЗЕНА:
Зачем?

ШПИОН №1:
Капаней думает, что вы пришли помочь Фивам в войне.

Зена и Габриель обмениваются пораженными взглядами.

ЗЕНА:
В какой войне?

Смена кадра

В большом храме Ареса. Храм производит внушительное впечатление, украшен в черных и серебряных тонах, с мраморными колоннами; вдоль стен горят свечи в человеческих черепах, свет просачивается сквозь пустые глазницы, как в хэллоуинских тыквах. На стенах с резными изображениями людских и звериных черепов, делающих атмосферу еще более жуткой, развешено оружие. В задней части храма находится высокая, почти до потолка, и очень схожая с оригиналом статуя Бога Войны, вырезанная из черного камня. На лице каменного Ареса - жестокое выражение, меч поднят. У подножия статуи, на пьедестале в метре от пола, расположен трон, украшенный черепами и оружием, к нему ведет маленькая лестница.

Перед троном - длинный алтарь, задрапированный черным бархатом, продолжающийся почти вдоль всего храма, заставленный подношениями Аресу. В центре алтаря - свободное место с толстой гранитной плитой.

Камера поворачивается и затем подъезжает ближе, показывая Ареса, стоящего в конце алтаря и рассматривающего дары. Его глаза скользят по мертвому цыпленку, лежащему на алтаре. Он берет цыпленка, тут же бросает и с отвращением качает головой.

АРЕС (поднимает брови):
Мне стоит издать указ насчет принесения в жертву живности.

Он идет дальше и пожимает плечами, оглядывая корзину красных яблок. Затем он берет кольцо с искрящимся черным камнем и с интересом осматривает.

АРЕС (одобрительно):
Думаю, оно может пригодиться.

Слышны шаги, и мы видим, что жрец в серебряно-черных одеждах проводит внутрь Актеона. Арес оглядывается на них; он определенно невидим для них обоих. Актеон подходит к статуе и опускается на одно колено. Жрец уходит, а Арес возвращается к рассмотрению даров, не обращая внимания на Актеона (который стоит к нему спиной).

АКТЕОН:
Великий Арес. Услышь мои мольбы. Со дня на день я готовлюсь к войне против моего собственного отца. Я не хотел этого, но мои усилия избежать войны были тщетны. (пауза) Я прошу тебя не отворачиваться от Фив. Дай свою поддержку Фивам, величайшему городу, поклоняющемуся тебе.

Пока Актеон читает молитву, Арес продолжает рассматривать подношения; его внимание привлекают несколько кинжалов, и он берет один из них, крутя в ладони.

АКТЕОН (с горечью):
Мне тяжело воевать с собственным отцом, но я знаю, что поступаю правильно.

Арес крутит кинжал, затем замечает, что в рукоятке не хватает одного камня, и неодобрительно цокает языком.

АРЕС:
Смертные совершенно не ценят искусство.

Взмахом руки он превращает кинжалы в расплавленный металл. Актеон этого не замечает, продолжая молиться.

АКТЕОН:
Бог Арес! Я знаю, многие люди думают, что ты поощряешь любые войны и готов помогать обеим сторонам, стравливая их друг с другом просто ради забавы. Мой отец в это верит. (он качает головой) Но не я. (Арес оборачивается и смотрит на Актеона) Я верю, что ты видишь, кто прав, а кто нет - я не смог бы поклоняться тебе, если бы не верил.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС (насмешливо поднимает бровь):
Если тебе нужно свидание, я знаю одну девочку. Если не возражаешь против невысоких блондинок.

АКТЕОН (не слышит его):
Фивы всегда были верны тебе, бог Арес. Я надеюсь, ты увидишь, что правда на нашей стороне, и вознаградишь нашу верность...

АРЕС (вертит пальцем):
И так далее, и так далее...

АКТЕОН:
...и дашь нам свое покровительство. Особенно, если на нашей стороне будет Зена.

Сарказм исчезает с лица Ареса, и он награждает Актеона очень задумчивым взглядом.

Смена кадра

Лесная тропинка. Два шпиона, с которыми расправились прежде Зена и Габриель, лежат на земле и стонут.

МУЖСКОЙ ГОЛОС (от камеры):
Вы живы?

ШПИОН №2:
На нас напали...

Камера чуть отодвигается, мы по-прежнему видим обоих шпионов. В кадре появляется мужской сапог, кто-то подходит к шпионам. Вниз опускается рука, предлагая этим двум помочь встать, но мы всё еще не видим лица субъекта. Шпион №1 берется за руку, и его поднимают. Теперь мы видим две пары сапог. Шпион №2 продолжает лежать на земле, потирая голову. Неизвестный человек протягивает ему руку, Шпион №2 тоже берется за нее, и тут же за кадром раздается звук бега. Камера разворачивается, давая возможность увидеть несколько фиванских солдат, бегущих к ним.

ФИВАНСКИЙ СОЛДАТ:
Именем Фив, сдавайтесь!

Мы отодвигаемся назад, видим, что Шпион №2 еще остается на земле, когда его хватают солдаты. На Шпиона №1 тоже нападают, как и на человека, лицо которого мы до сих пор не видим. Завязывается драка.

Смена кадра

Зена и Габриель едут по улицам Фив. Всюду праздничные украшения в честь коронации. Между домами растянуты красочные вывески с приветствиями, к дверям и окнам домов привязаны букеты цветов. Камера поворачивается, показывая несколько мужчин, выкатывающих с тележки бочки с вином и элем, и женщин, вытаскивающих с другой тележки розы, фрукты и выпечку.

ГАБРИЕЛЬ:
Они готовятся к настоящему празднику.

ЗЕНА:
Интересно, знают ли они, что у них на носу война.

Смена кадра

Богато обставленные покои в фиванском королевском дворце. Женщина в длинном пурпурно-золотом платье, с маленькой золотой короной на голове, стоит у окна спиной к камере.

Стражник впускает Зену и Габриель.

СТРАЖНИК:
Ваше Величество...

Женщина оборачивается. Это Антигона; она выглядит гораздо взрослее, чем прежде

СТРАЖНИК:
...здесь Зена и Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (улыбается):
Антигона.

АНТИГОНА (стражнику):
Спасибо.

Она кивком отпускает стражника, он уходит. Улыбаясь, Антигона подходит к Зене и Габриель. Они с Габриель обнимаются.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АНТИГОНА:
Как я рада вас видеть.

ГАБРИЕЛЬ:
Взаимно. (улыбается)

Антигона поворачивается к Зене, слегка пугливо.

ЗЕНА:
Привет, Антигона. (она протягивает руки, и Антигона пожимает их) Похоже, твоя коронация будет большим событием.

АНТИГОНА (переводит взгляд с нее на Габриель):
Я так рада, что вы здесь.

ГАБРИЕЛЬ (кладет руку ей на плечо):
Антигона, мы сожалеем о твоем дяде. Он был хорошим королем - и (мгновение колеблется) хорошим человеком.

АНТИГОНА (печально):
Да. После того, как война закончилась, он сделал для Фив много хорошего. Он открыл новую школу для детей бедняков и снизил налоги для приезжих торговцев, так что наша торговля с другими городами сильно выросла. Мы заключили договор с Аргосом, и они больше не досаждали нам.

ГАБРИЕЛЬ (нерешительно):
И с тех пор между вами и ними ничего... не случалось? Ничего неприятного?

АНТИГОНА:
Нет, ни разу. Я знаю, дядя никогда не хотел сделать мне ничего плохого. Он верил в меня - он даже поощрял меня, когда я интересовалась государственными делами и посещала заседания Совета. Он, как мог, помогал мне готовиться стать королевой. После того, как он заболел, мы стали близки как никогда. (задумчиво улыбается) До сих пор помню, как он был счастлив на моей свадьбе... он плакал и сказал мне, что я точно как мама, когда она выходила замуж.

Зена и Габриель пораженно смотрят на нее.

ЗЕНА:
Ты вышла замуж?

АНТИГОНА (кивает):
Вы не знали? Когда мой дядя узнал, что болен, он устроил мою свадьбу.

ГАБРИЕЛЬ:
Устроил... это был брак по расчету?

АНТИГОНА:
Я согласилась ради Фив - чтобы дать людям веру в будущее. Они должны были получить юную неопытную королеву, так что они были рады узнать, что я не одна буду принимать ответственные решения, а королевский дом получит наследника. К тому же, мой брак должен был объединить два королевства, которые в прошлом часто враждовали. Мой муж, Актеон - сын и наследный принц Платеи.

ГАБРИЕЛЬ (чуть задыхается):
Платея! Но Антигона...

Прежде, чем она успевает договорить, дверь распахивается, входит Актеон. Он улыбается Антигоне и затем вопросительно смотрит на Зену и Габриель.

АКТЕОН:
Антигона, это...

АНТИГОНА:
Да, это они. Зена. Габриель. Мой муж Актеон.

Зена и Габриель кивают ему.

АКТЕОН:
Я так рад, что вы обе здесь.

ЗЕНА:
Значит, ваш брак должен был скрепить союз между Фивами и Платеей? Полагаю, вам известно, что это не сработало.

АНТИГОНА:
Да. Но мы всё же надеемся избежать войны.

ЗЕНА (Актеону):
По-моему, твой отец думает иначе. Он отправил шпионов следить за мной и Габриель по пути сюда.

Актеон раздраженно качает головой. Прежде, чем он успевает что-нибудь произнести, раздается стук в дверь.

АКТЕОН:
Да?

Дверь открывается, и входит прежний стражник.

СТРАЖНИК:
Мой господин… госпожа. Разведчики поймали на нашей территории трех шпионов из Платеи.

АНТИГОНА (твердо):
Введите их.

Стражник кивает и выходит за дверь. Входят несколько солдат, с тремя мужчинами, чьи руки связаны у них за спиной, а лица скрывают черные капюшоны. Мужчины пытаются вырваться от солдат. Стараясь сдержать их, один из солдат врезается в пьедестал с сине-бело-золотой декоративной вазой на нем. Пьедестал шатается, и ваза едва не падает.

АКТЕОН (взволнованный, рычит на солдата):
Осторожней!

Он вытягивает руки, готовясь поймать вазу, если она упадает. Пьедестал перестает шататься, и ваза остается ровно стоять. Актеон смотрит на нее с облегчением. Зена бросает на него озадаченный взгляд, и он оглядывается на нее.

АКТЕОН:
Это свадебный подарок моего... отца. Она передавалась в нашей семье из поколения в поколение.

Солдаты сдергивают со шпионов капюшоны, с одного за другим. Двое из них - те самые шпионы, с которыми ранее разобрались Зена и Габриель.

ГАБРИЕЛЬ:
Этих двоих платейцы послали следить за нами.

Солдаты снимают капюшон с последнего мужчины. Мы видим крупный план его лица.

Это Хаймон.

ГАБРИЕЛЬ (открыв рот):
Хаймон! (поворачивается к Антигоне и Актеону) Он не шпион. Это наш друг.

СОЛДАТ:
Мы поймали его со шпионами, он их защищал!

АНТИГОНА (Хаймону):
Что случилось?

ХАЙМОН:
Я шел в Фивы - я должен был встретиться здесь с Зеной и Габриель. Я увидел, что эти двое валялись на земле, жутко избитые, и подумал, на них напали разбойники.

ЗЕНА (сухо):
Разбойники? Нет, это мы постарались.

АКТЕОН (поворачивается к солдатам, которые продолжают держать Хаймона):
Освободите его.

Солдаты развязывают руки Хаймону.

АНТИГОНА (примирительно):
Мне так жаль, Зена, Габриель. Честно, это была просто ошибка.

ЗЕНА (кивает):
Я понимаю. Война есть война... (оглядывается на Актеона) Даже когда она еще не началась.

Когда Хаймона освобождают, Габриель подходит к нему. У него на лице и руках - несколько ран и синяков. Габриель поднимает руку к его щеке, осматривая, как сильно он пострадал. Он перехватывает ее руку и целует ее; Габриель заметно краснеет и через секунду с улыбкой опускает руку.

АКТЕОН (солдатам, указывая на шпионов):
Уведите этих двоих в темницу.

СОЛДАТ:
Есть, сир. (толкает шпионов к двери, остальные солдаты следуют за ними) Быстрей, вы, платейские псы!

Когда солдаты и шпионы уходят, Антигона поворачивается к Габриель, Зене и Хаймону.

АНТИГОНА:
Еще раз простите. Если мы можем чем-нибудь искупить эту...

ХАЙМОН (с кривой улыбкой):
Ничего страшного. Мне и сильней доставалось.

ГАБРИЕЛЬ:
Рада снова тебя видеть, Хаймон.

АНТИГОНА:
Вы все можете остаться во дворце как почетные гости. Я покажу вам ваши покои. Сюда, идите за мной.

Антигона выходит, Хаймон следует за ней, Габриель вместе с ним. Когда они уходят, Зена поворачивается к Актеону.

ЗЕНА:
А теперь, Актеон - из-за чего будет война?

АКТЕОН (вздыхает):
Дело в моем отце, Капанее. Он хочет захватить холм возле Фив, а это всегда были фиванские земли.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ЗЕНА:
Холм? И что же особенного в этом холме?

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АКТЕОН:
Он называется Ареопаг - Холм Ареса. (крупный план лица Зены - ее глаза распахиваются) Именно там впервые начали поклоняться Богу Войны, много сотен лет назад, вскоре после того, как Кадм основал Фивы. Там Аресу принесли первую жертву, там была первая битва во имя Ареса. Это священный холм.

Зена неловко слушает его, ее лицо отражает настороженность и неуверенность.

ЗЕНА (еле слышно):
И почему всё всегда вертится вокруг богов и их святых земель?

АКТЕОН:
Что?

ЗЕНА (громче):
Эту войну подстрекает Арес?

АКТЕОН:
Нет. (Зена вздыхает с явным облегчением, но остается настороженной) Мой отец думает, что получит покровительство Ареса, если захватит этот холм. Понимаешь, мой отец - из тех людей, которые поклоняются Богу Войны только потому, что считают его самым безжалостным и властолюбивым из всех богов... (он подходит к столу и наливает в кубок вина, затем поворачивается к Зене) Вина?

ЗЕНА (напряженно):
Нет, спасибо.

АКТЕОН (отпивает из кубка):
Но я в это не верю. (Зена удивленно смотрит на него) Арес может быть войной – но, Зена, мы с тобой знаем, что война - это не только жажда крови и власти. Это еще и отвага, сила, борьба против угнетателей - защита родины и своих идеалов... (он подходит к Зене, внимательно слушающей его) Поэтому, если ты можешь понять... Я хочу не только защитить Фивы от моего отца, но и сохранить доброе имя Ареса - чтобы дальнейшие поколения видели его Богом Благородной Войны, а не богом бессмысленной резни.

Зена мгновение молчит, по ее лицу ничего нельзя понять. Наконец она говорит.

ЗЕНА:
А Капаней - какой он король?

АКТЕОН (смотрит в пол):
Тиран, и в семье, и в королевстве. Его зверство и любовь к сражениям заставили мою мать уйти, когда мне было всего десять - она больше не могла заставить себя жить с ним. Зря я с ней не ушел... Не легко было расти в тени отца. Когда он захотел, чтобы я женился на Антигоне, я увидел шанс для себя навсегда покинуть Платею, начать новую жизнь. Я и помыслить не мог, что, обретя свободу, я окажусь перед лицом войны против собственного отца. Он стал одержим этим холмом. Зена, он не остановится ни перед чем, чтобы получить желаемое - даже перед пролитием собственной крови.

Крупный план лица Зены, внимательно слушающей его.

Смена кадра

В спальных покоях, Габриель сидит на кровати, Хаймон рядом с ней. На коленях у Габриель миска с водой. Она опускает губку в воду, выжимает ее и затем прикладывает к маленькой ранке на шее Хаймона. Он чуть улыбается.

ХАЙМОН (посмеиваясь):
Знаешь, это забавно.

ГАБРИЕЛЬ:
Что? (протирает губкой по другой ранке на его лице),

ХАЙМОН:
Кажется, каждый раз, когда я встречаюсь с тобой, меня кто-нибудь избивает.

ГАБРИЕЛЬ (смеется):
Зато нам никогда не приходится скучать.

Хаймон касается ее руки. Она опускает губку в воду, и он нежно дотрагивается до ее пальцев.

ХАЙМОН:
Или, может... так Судьбы пытаются нам что-то сообщить.

ГАБРИЕЛЬ (подшучивая):
Что нам нужно прекратить так встречаться?

ХАЙМОН:
Что нам предназначено быть вместе.

Габриель неловко отворачивается.

ГАБРИЕЛЬ:
У Судеб странные способы что-то сообщать...

ХАЙМОН:
Кстати, об избивании - вы с Зеной хорошо потрудились над теми шпионами!

ГАБРИЕЛЬ (поворачиваясь к нему спиной, встает и ставит миску с водой и губкой на стол):
Обычное дело. Ты же знаешь, я стараюсь избегать кровопролития...

ХАЙМОН (весело):
Не хотел бы я тогда видеть, что случится, если ты перестанешь его избегать. (она разворачивается, выглядя ошарашенной) Прости... я не это хотел сказать. Уверен, ты знаешь, что делаешь. (ее лицо смягчается, и она пробно улыбается; Хаймон меняет тему) А я ведь как раз от амазонок.

ГАБРИЕЛЬ (с тревогой вскидывает голову):
Правда? Как... Ева?

ХАЙМОН:
В полном порядке. (он делает паузу, выжидающе глядя на нее) Дарион тоже.

ГАБРИЕЛЬ (облегченно вздыхает):
Хорошо.

Хаймон мгновение колеблется.

ХАЙМОН:
Он скучает без тебя.

ГАБРИЕЛЬ (печально):
Знаю. Жаль, что так получается. (она вздыхает) Но Дарион - там, где должен быть. У него теперь есть сестра, она - его семья. С моей стороны было бы нечестно забирать его у Ликии... (отводит глаза) Всё так запуталось.

ХАЙМОН (хмуро):
Запуталось? Габриель, после всего, что ты для него сделала, ты тоже стала ему семьей.

Габриель отводит глаза, затем смотрит на Хаймона с нежной, задумчивой улыбкой.

ГАБРИЕЛЬ:
Семьей...

Смена кадра

Зена и Актеон продолжают разговор.

ЗЕНА:
Актеон, тебе не нужен Арес, чтобы сделать Фивы великими - ты и сам прекрасно справишься. Я не хочу участвовать в войне, которую начали два короля только ради того, чтобы получить благосклонность Бога Войны - или любого другого бога. Я могу с большим успехом использовать мое время и мой меч.

АКТЕОН (встревоженно):
И ты не станешь нам помогать? Зена, нам нужна твоя помощь!

ЗЕНА:
Я не говорила, что не стану помогать. Я лишь пытаюсь заставить тебя увидеть, как глупо начинать войну ради какого-то бога или священного холма.

АКТЕОН:
Я уже сказал, эта война не была...

ЗЕНА:
Я знаю, ее начинает твой отец. Но, Актеон, в своей преданности Аресу ты не менее слеп, чем твой отец... просто по-другому.

Зена отворачивается и идет к окну.

АКТЕОН (мягко):
Так это неправда - то, что я слышал о тебе и Аресе?

ЗЕНА (останавливается, в ее теле заметна напряженность):
А что ты... слышал?

АКТЕОН:
Что ты помогла ему, когда он был смертен. Что с тех пор у вас (Зена резко разворачивается, впиваясь в него взглядом) особые отношения. (она опускает глаза, пока он продолжает) Знаешь, Зена, возможно, Арес и был раньше таким, каким видит его мой отец, но не теперь. И если душа самой Войны могла измениться - то есть надежда и для нас всех. (Зена задумчиво смотрит на него) Я знаю, ты должна видеть в Аресе хорошее. (пауза) Значит, я тоже.

Зена возвращается к нему.

ЗЕНА:
Актеон... те шпионы, которых сегодня сюда привели, не единственные платейцы, околачивающиеся вокруг Фив. (от его вопросительного взгляда) Эта кольчуга, с красными кожаными погонами - это форма солдат твоего отца? (она видит тревогу на его лице, и ее лицо мрачнеет при подтверждении ее догадки) Прошлой ночью десяток фиванских солдат убили у подножия Ареопага. Они, вероятно, охраняли его. (крупный план испуганного лица Актеона, Зена продолжает) Мы с Габриель нашли их утром… вместе с парой тел платейцев.

АКТЕОН (колеблясь):
Кровь пролита. Теперь войны уже не избежать.

Камера разворачивается к дверям, в которых стоит Антигона, с потрясенным выражением лица. Она медленно входит в зал.

АНТИГОНА (эхом повторяет):
Не избежать...

АКТЕОН:
Боюсь, что так. Мне жаль. (после секундной паузы) Мы должны послать больше солдат на охрану храма.

АНТИГОНА (качает головой):
Я всё надеялась... (замолкает и смотрит на Актеона) Что с твоим отцом?

АКТЕОН:
Он настроен довести всё до конца. Я бессилен что-либо изменить.

Антигона подходит к нему и останавливается в нескольких шагах от них.

АНТИГОНА:
Я хочу знать... что ты намерен делать. Ты готов сражаться с ним - возможно, до смерти?

АКТЕОН (с чувством сожаления):
Если придется.

АНТИГОНА (осторожно):
Почему? Фивы не твой город.

Актеон подходит к ней и берет ее руки, накрывая своими; она смотрит на него с крайней неловкостью, но не отходит.

АКТЕОН:
Теперь мой.

Антигона смотрит на него, ее настороженное выражение смягчается, на лице появляется крошечная улыбка. Камера показывает Зену, задумчиво смотрящую на них.

Действие второе

День. Снаружи перед храмом на вершине Ареопага. Несколько фиванских солдат стоят вокруг храма. В воздухе раздается свистящий звук, и в кадре появляется летящая к объективу стрела. Мы видим крупным планом наконечник стрелы, камера поворачивается к круглой мишени на дереве. Стрела вонзается в самый центр мишени.

Камера отодвигается, показывая усмехающегося фиванского солдата с луком в руке и колчаном стрел за спиной. Рядом с ним стоят еще несколько солдат с луками и стрелами. Первый солдат идет к цели и выдергивает стрелу.

СОЛДАТ №1 (возвращается к остальным):
Знаете, что я думаю? Нам слишком мало платят за такую работу. Нас послали охранять этот храм - и для чего?

СОЛДАТ №2:
Чтобы трусы платейцы ночью перерезали нам горло.

СОЛДАТ №1:
Или они, или мы сами помрем тут от ничегонеделанья.

ГОЛОС (от камеры):
Они идут!

Солдаты поворачиваются и смотрят на дозорного, стоящего на выступе портика храма и смотрящего в подзорную трубу на равнину.

СОЛДАТ №2 (вскидывается):
Кто идет?

ДОЗОРНЫЙ (орет):
А кто, по-твоему?

Солдаты несутся к краю холма. Они видят вдалеке на горизонте что-то, похожее на черное облако, продвигающееся к холму.

ДОЗОРНЫЙ:
Армия Платеи! Я вижу их знамена!

СОЛДАТ №1 (вздыхает):
Кажется, я ошибся. (поворачивается к солдату помоложе) Лукан, бегом в Фивы, предупреди, что приближается платейская армия.

ЛУКАН :
Есть.

Лукан седлает лошадь и едет вниз по холму.

Смена кадра

Зал Совета во дворце в Фивах. Зена, Габриель, Антигона и Актеон сидят за круглым столом вместе с несколькими советниками и командующими.

АКТЕОН:
Я знаю своего отца. Как только он что-то решит, его уже ничто не остановит. Нападение случится в любую минуту. (пауза) Я поведу в бой фиванские войска.

Он поворачивается к Антигоне за подтверждением; через секунду она кивает и поворачивается к одному из командующих.

АНТИГОНА:
Браксус, готовь войска. Идете в битву под командованием моего мужа.

БРАКСУС:
Да, госпожа.

Он встает и уходит. Антигона поворачивается к Зене.

АНТИГОНА:
А ты будешь сражаться за нас, Зена?

ЗЕНА (после краткой паузы):
Да. Но, возможно, еще есть способ остановить эту войну.

АКТЕОН (качает головой):
Очень поздно. (одному из командующих) Антипий. Ты отдал приказ провести ритуал жертвоприношения Аресу?

Зена вздрагивает и смотрит на него при этих словах.

АНТИПИЙ:
Да, ваше величество. Церемония вот-вот начнется.

ЗЕНА:
Жертвоприношение, посвященное Аресу... в храме на Ареопаге?

АКТЕОН:
Нет, в городе.

Не говоря больше ни слова, Зена встает и вылетает из зала. Антигона, Актеон, советники и командующие озадаченно глядят ей в след.

АКТЕОН (Антигоне):
Она всегда такая?

АНТИГОНА:
Я знаю Зену достаточно, чтобы знать одно.

АКТЕОН:
И что же?

АНТИГОНА:
Когда она что-то делает - она знает, что делает.

Смена кадра

В храме, где мы видели прежде Актеона. Здесь несколько жрецов и жриц Ареса, одетых в черное, красное и серебряное, опускающихся на колени перед алтарем и нараспев читающих молитвы. В храме также находятся несколько солдат, смотрящих на церемонию.

Четыре красивые молодые девушки, почти без одежды, но прикрытые темно-красными и черными лентами (чем-то напоминая наряды Фурий), продвигаются к алтарю, у каждой в руках серебряный церемониальный меч. Когда начинает играть музыка, они начинают танец, который напоминает бой, поединок и отдельные приемы; танцуя, они высоко вскидывают ноги и меняются партнершами. Одна девушка, изображая, что ранена, опускается на пол с чувственными движениями и остается распластанной, оставляя меч в стороне. Затем она встает, поднимает меч и продолжает танец; через несколько секунд другая девушка повторяет те же действия. Солдаты пожирают их глазами, жрецы и жрицы продолжают читать молитвы.

На троне перед статуей вспыхивает синий свет. Когда свет рассеивается, мы видим Ареса, сидящего на троне, чуть откинувшегося назад и кажущегося расслабленным.

У жрецов, жриц и солдат при виде Ареса вырываются пораженные вздохи. Танцовщицы останавливаются. По храму проносятся шепотки "Арес!", "Арес, Бог Войны!".

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС (кивает и машет рукой):
Продолжайте.

Танец возобновляется.

Смена кадра

Перед храмом. Это серое каменное строение, гранитными колоннами, декоративным оружием и двумя большими каменными волками на входе. Зена бежит к храму, выглядя очень решительной.

Смена кадра

В храме. Девушки продолжают танец. Жрец (высокий мужчина средних лет, чьи темные волосы и бородка начали седеть) и жрица подходят к алтарю, ведя за рога козла. Козел абсолютно черный, с единственным белым пятном на груди. Жрецы кладут козла на алтарь. Животное испуганно блеет и пытается вырваться на волю, но жрец и жрица крепко держат его. Жрец готовит инкрустированный драгоценными камнями кинжал.

ЖРЕЦ (заносит кинжал):
Великий Арес! Прими эту жертву и награди нас своим покровительством.

Арес кивает, поглаживая бородку. Музыка останавливается, и танцовщицы отходят в сторону.

Смена кадра

Зена проносится по ступеням храма к открытой настежь двери.

Смена кадра

Крупный план козла, трясущего головой и испуганно блеющего.

Камера спускается к кинжалу в руке жреца, затем показывает Ареса, смотрящего на происходящее с довольно скучающим видом.

Смена кадра

Зена врывается в храм и на мгновение останавливается, оценивая сцену. Камера быстро фокусируется на алтаре и козле.

Камера возвращается к Зене, она хватает свой шакрам и швыряет его в жреца, выбивая из его руки кинжал. Кинжал со звоном падает на пол; мы видим крупный план пораженного, рассерженного лица жреца, разворачивающегося вокруг оси. Шакрам рикошетит от стены и возвращается к Зене, она его ловит.

Все оборачиваются с открытыми ртами. В дверях стоит Зена, с шакрамом в руке, выглядя не слишком довольной. Камера дает поочередно пораженные лица жрецов и "паствы". Арес выпрямляется на троне и кажется немного раздраженным, но в то же время заинтересованным. Зена неспешно проходит к алтарю, возвращая шакрам на пояс. Ей навстречу выступает жрец, собиравшийся убить козла.

ЖРЕЦ (брызгая слюной):
Ты что это себе позволяешь? Ты не можешь так просто врываться сюда и... и...

АРЕС (встает с трона, ухмыляясь):
Еще как может.

Жрец в шоке оглядывается на него, Зена продолжает свой путь к алтарю. Жрица так потрясена, что выпускает козла. Животное спрыгивает с алтаря.

ЗЕНА (козлу, усмехаясь):
Полагаю, сегодня твой счастливый день. (она хлопает козла по спине, и он выскакивает из храма; затем Зена поворачивается к жрецам, танцовщицам и остальным) Не такой счастливый, как для вас. Вечеринка окончена. У меня дело к (кивает на Ареса) вашему боссу.

Жрецы и остальные переводят взгляды с нее на Ареса и обратно, словно не совсем уверенные, кого они больше боятся. Арес встает и жестом отпускает их. Когда храм пустеет, Арес спускается к алтарю. Он и Зена стоят лицом друг к другу на противоположных сторонах алтаря.

АРЕС (учтиво):
Виноград?

Он отрывает от грозди винограда, лежащей на подносе с подношениями, веточку и протягивает Зене. Она испепеляет его взглядом. Арес пожимает плечами и сует виноградину в рот, они продолжают смотреть друг на друга.

АРЕС (саркастично):
Мои поздравления, Зена. Впечатляющее представление. Ты это хотела от меня услышать?

ЗЕНА (опасно улыбается):
О, не совсем.

ЗЕНА и АРЕС (едва она начинает говорить, он передразнивает ее, говоря одновременно с ней и даже чуть ее опережая, насмешливым тоном):
Я не позволю начаться этой войне.

Зена награждает Ареса очень раздраженным взглядом.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС:
Еще что нового? Ты собираешься остановить войну? Да. Ты это знаешь, я это знаю...

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ЗЕНА (горько):
А ты начинаешь войны, Арес…

АРЕС (резко):
Не эту войну.

ЗЕНА:
Но всё началось из-за тебя. И ты всё равно наслаждаешься ею. Не говоря о жертвоприношениях и...

АРЕС (вздыхает):
Слушай...

АРЕС и ЗЕНА (теперь уже она передразнивает его, предугадывая его слова):
Давай, останови эту войну. Я не стану мешать.

Арес бросает на нее сердитый взгляд. Зена качает головой, затем разворачивается и идет к дверям. Арес появляется на ее пути. Она обходит его, избегая встретиться с ним взглядом. Когда она оказывается у дверей, Арес вновь появляется перед нею.

ЗЕНА (ее голос твердый, но без настоящего гнева):
Ненавижу, когда ты так делаешь.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС (с легкой усмешкой):
А я ненавижу, когда ты вот так уходишь, так что мы квиты. Зена... (он медленно поднимает руку, касаясь ее щеки ладонью, отчего она чуть вздрагивает)... Да, ты уверена, что я наслаждаюсь этой войной. Но... (он наклоняется ближе к ней) этим я наслаждаюсь больше. (он кратко целует ее, затем отступает) И я ничему не позволю встать между нами. Даже войне.

Зена молча смотрит на Ареса, затем целует его. Постепенно их поцелуй становится всё более страстным.

От камеры раздается осторожный кашель.

АКТЕОН (все еще от камеры, неуверенно):
Зена?

Зена и Арес отклоняются друг от друга, Арес кажется раздраженным, а Зена смущенной.

АРЕС:
Все твои друзья такие?

С легкой усмешкой он исчезает во вспышке света. Камера показывает Актеона, смотрящего на место, где только что был Арес; он молчит, его глаза широко раскрыты.

АКТЕОН (выдавливая слова):
Б-б-бог Арес?

Он опускается на колено.

ЗЕНА (посмеиваясь):
Можешь уже встать.

АКТЕОН (осторожно встает):
Я, я... я не думал, что ваши отношения... ээ, настолько особые.

ЗЕНА (складывает руки на груди):
Ты искал меня?

АКТЕОН:
Армия платейцев… разведчики донесли, что она двигается к храму. Мы выступаем.

Смена кадра

Храм на Ареопаге. Объектив дает всё более широкое изображение, пока мы не получаем вид сверху: равнина с двумя армиями, двигающимися навстречу друг другу. Когда они останавливаются на расстоянии нескольких метров, камера начинает приближаться. Мы видим Актеона, теперь одетого в королевские доспехи и шлем с плюмажем, выезжающего перед фиванскими войсками. Зена, Габриель и Хаймон - прямо за ним, но пешие. Затем камера показывает Капанея, выезжающего перед своими войсками, в таких же доспехах, что и остальное его войско, только с золотыми узорами, в блестящем серебряном шлеме. По армии платейцев пробегает ропот, когда они видят Актеона; некоторые также указывают на Зену.

АКТЕОН (повышает голос):
Король Капаней. Отец. Мы еще можем остановить эту войну.

КАПАНЕЙ:
Нет, ты мог остановить ее прежде. Ты упустил свой шанс.

Зена бросает на Актеона заинтересованный взгляд.

АКТЕОН:
Тогда - да будет так.

Он поднимает меч, и Капаней повторяет его жест. Однако прежде, чем они закричат "В атаку!", Зена пробегает мимо Актеона и останавливается между двумя линиями войск. С обеих сторон слышатся вздохи и удивленные возгласы.

АКТЕОН:
Зена?

ЗЕНА:
Послушайте меня! Люди Фив, люди Платеи - вы не должны сражаться за какой-то клочок земли, который жрецы провозгласили священным! Вы действительно думаете, что, захватив какой-то храм, вы получите благословение Бога Войны? Боги могут сегодня благоволить одним, а завтра - другим, они непостоянны как дети! Дети, которые имеют огромные силы и не знают, что с ними делать. Не рискуйте вашими жизнями в бессмысленном бою!

Среди платейских войск ропот становится громче, и Актеон как будто испытывает облегчение. Капаней впивается в Зену взглядом и оборачивается к своим людям.

КАПАНЕЙ:
Она лжет вам, разве не видите? Она союзник этих лживых фиванцев. Она хочет, чтобы вы забыли про силу и славу, которые ждут тех, кто верен Аресу. Вы присягали Богу Войны. Откажитесь от боя, и вы опозорите не только меня - вы опозорите его! Вы готовы рискнуть, готовы узнать, что вас тогда ждет?

В войсках платейцев на миг возникает тишина; затем несколько голосов выкрикивают "Нет!", и вскоре эти голоса перетекают в мощный громогласный хор, в котором можно разобрать отдельные выкрики "Смерть фиванцам!", "Убьем собак!", "Во славу Ареса!"

Актеон выглядит встревоженным; Зена качает головой, обмениваясь с ним, а затем с Габриель мрачными взглядами. Она возвращается, вставая рядом с Габриель и Хаймоном.

ЗЕНА:
Их уже ничто не остановит.

Воздух прорезает звук трубы (за кадром). Зена, Габриель и Хаймон смотрят на платейскую армию, видят одного из солдат, убирающего трубу. Капаней поднимает меч, затем резко опускает его.

КАПАНЕЙ:
В атаку!!

С мечами наголо, платейские солдаты бросаются на фиванцев. Актеон вытягивает меч.

АКТЕОН:
В атаку!!

Фиванцы атакуют платейцев. Зена, Габриель и Хаймон присоединяются к битве.

Обе армии сталкиваются, начинается бой. Мы видим монтаж сцен сражения, с кадрами сражающихся Зены, Габриель и Хаймона: Зена, как обычно, использует свои великолепные боевые приемы, орудуя мечом, кулаками и ногами, Хаймон сражается с помощью меча, Габриель использует свои саи, блокируя мечи противников и отбрасывая людей Капанея сильными ударами.

Сцены со сражающимися Зеной, Габриель и Хаймоном перекрываются кадрами Капанея и Актеона, едущих по полю битвы. Большую часть времени их можно заметить командующими своими войсками; иногда можно увидеть, как они сами сражаются и расправляются с несколькими вражескими солдатами. Дважды их глаза встречаются и задерживаются друг на друге, но затем они идут дальше.

Смена кадра

Некоторое время спустя. Солнце уже почти у самого горизонта, сражение продолжает бушевать. Обе армии, кажется, равны по силам, но понятно, что солдаты с обеих сторон начинают уставать; многие из них падают или теряют оружие. На земле множество трупов, и также можно заметить множество раненых.

Зена пробегает мимо одного из солдат, с которым сражалась, затем осматривает поле боя, выискивая сражающихся Габриель и Хаймона. На Зену сзади нападает солдат, она с криком вращает меч и, не глядя, вонзает его в грудь напавшего. Он падает замертво; Зена выдергивает меч из его тела и глубоко вздыхает. Она видит группу солдат Капанея, бросающихся на Габриель и Хаймона.

ЗЕНА:
Габриель!

Она бежит к Габриель и Хаймону, беря на себя троих из напавших и сражаясь с ними мечом и мощными ударами. Габриель вырубает одного из солдат саями и сражается с другим. В это же время Хаймон сражается с двумя солдатами. Когда Габриель сбивает своего противника ударом в солнечное сплетение, она замечает Хаймона: один из его противников ранит его в бок, а другой выбивает из его руки меч. С криком боли Хаймон падает на землю.

ГАБРИЕЛЬ (кричит):
Хаймон!!

Она бросается к этим двум воинам, сбивая одного из них и вырубая другого саями без малейших колебаний. Человек, которого она сбила с ног, встает и движется к ней; ее лицо искажено гневом и страхом, она швыряет в него окровавленный сай. Он пошатывается, в его груди торчит сай.

Габриель садится на колени рядом с Хаймоном, со страхом в ее глазах и голосе.

ГАБРИЕЛЬ:
Хаймон... (нежно касается его) Хаймон...

Он не двигается, его глаза закрыты. Габриель хватает его за плечи и в ужасе трясет.

ГАБРИЕЛЬ (ломающимся голосом):
Хаймон...

Хаймон шевелится и открывает глаза.

ХАЙМОН (вздрагивает от шока и боли):
Габриель...

ГАБРИЕЛЬ (с облегчением):
Ты живой.

ХАЙМОН (слабо улыбается):
Бывало и лучше.

Она касается его лица, улыбаясь сквозь слезы.

ГАБРИЕЛЬ:
Нам нужно вытащить тебя отсюда. (Хаймон стонет, и Габриель сжимает его руку) Держись... (она оглядывается и видит плащ мертвого солдата) Я перевяжу твою рану.

Смена кадра

Зена всё еще сражается, окруженная несколькими солдатами Капанея, и не знает, что случилось с Хаймоном. У нее на руке кровоточащая рана. Она убивает одного солдата, ударом меча назад, затем обрушивает меч на другого солдата; затем, используя меч как опору, она взлетает с земли и вращается вокруг меча, сбивая еще несколько человек. Она останавливается и оглядывается на смерть и резню вокруг себя. Внезапно она напрягается. Она поднимает глаза, и камера прослеживает ее взгляд, оказываясь направленной на холм. Мы видим, что на вершине холма стоит Арес, определенно невидимый для всех, кроме Зены. Камера фокусируется на нем; его руки сложены на груди, лицо выражает безразличие. Его глаза встречаются с глазами Зены Крупный план лица Зены, смотрящей на Ареса, затем она отводит глаза.

Зена видит, что к ней направляется Габриель, помогая идти Хаймону; он тяжело опирается на плечи Габриель, прижимая одну руку к наспех перевязанному боку. Сквозь повязку явственно просачивается кровь. Зена в шоке смотрит на них.

ЗЕНА (несется к Габриель и Хаймону):
Хаймон! Ты...

ХАЙМОН (пытается бодро улыбнуться):
Жить буду... (сжимает руку Габриель)... она обо мне позаботилась.

ГАБРИЕЛЬ:
Мы должны отвести его к лекарю.

Зена оглядывается и видит скачущую по полю боя лошадь без всадника. Она бросается к лошади, хватает поводья, стараясь остановить лошадь, которая испуганно ржет и встает на дыбы.

ЗЕНА:
Вот так. (ведет лошадь к Габриель и Хаймону) Увези его отсюда!

Габриель седлает лошадь и протягивает руку Хаймону; Зена помогает ему подняться. Он стонет, садясь в седло.

ГАБРИЕЛЬ (оглядывается):
Зена, мы должны отступить! Потери слишком велики.

ЗЕНА (мрачно):
Я знаю. Я найду Актеона... а вы уезжайте, сейчас.

ГАБРИЕЛЬ (наклоняется вниз и сжимает ее руку):
Будь осторожней. (затем Габриель подхватывает поводья) Н-но! (она уезжает вместе с Хаймоном, он держится за ее талию)

Смена кадра

Зена подбегает к Актеону и ловит уздечку его лошади. Он смотрит на нее вниз, удивленный.

ЗЕНА (перекрикивая шум сражения):
Сколько еще ты хочешь продолжать эту резню?

АКТЕОН:
Мы не можем отступить, Зена. Или они возьмут храм.

ЗЕНА:
Это в самом деле важно?

АКТЕОН (мгновение колеблется):
Зена, если люди Фив потеряют этот храм, они потеряют свою веру - свое будущее. Ты не понимаешь?

Зена задумчиво смотрит на него.

ЗЕНА:
Тогда нам нужно, чтобы войска твоего отца тоже отступили.

АКТЕОН (горько смеется):
Как ты этого добьешься?

ЗЕНА (мгновение размышляет):
Ты знаешь, кто три его главных генерала? Самые ценные?

АКТЕОН:
Да, знаю. (он смотрит вдаль, затем указывает на воина с плюмажем из фиолетовых перьев на шлеме) Вот один из них, Ликтор. Два других...

ЗЕНА:
Можешь собрать всех троих у меня в зоне видимости? (от его вопросительного взгляда) Просто сделай! (смотрит на заходящее солнце) До того, как солнце сядет!

Смена кадра

Немного позже. Зена, теперь сидящая верхом на гнедой лошади, проносится по полю боя. Актеон скачет к ней, преследуемый группой воинов, возглавляемых генералом в шлеме с фиолетовым плюмажем. Зена разворачивается и смотрит налево, где она видит фиванского командующего, Браксуса, едущего к ней, с группой платейцев следом за ним, во главе с другим генералом, с красно-черным плюмажем; и затем направо, где еще одного фиванского командующего также нагоняют враги с генералом в богатых доспехах, блестящих в заходящем солнце, в шлеме с изумрудно-золотыми перьями.

Когда все они приближаются, Зена вытаскивает шакрам и прицеливается, высчитывая траекторию. Затем она бросает шакрам. Мы видим, что он летит к генералу с фиолетовым плюмажем, сбивая его шлем, и сам генерал падает с лошади. Шакрам летит к генералу с зелено-золотыми перьями; мы видим крупный план его лица, его глаза потрясенно распахиваются, мы слышим звук удара шакрама. Камера следует за шакрамом, теперь он летит к генералу с красно-черным плюмажем и поражает его в грудь, разбивая его доспехи; с криком шока и боли он хватается за грудь и падает с лошади.

Камера поворачивается к Зене, она ловит шакрам, ее глаза сверкают.

Камера проезжает по полю битвы. Среди платейских войск явно заметны паника и беспорядок. Некоторые солдаты ошарашенно останавливаются, другие бросаются бежать. К Капанею подъезжает командующий, что-то докладывает, но мы не слышим его в шуме сражения. Лицо Капанея искажается яростью. Он поворачивает и видит Зену, вешающую шакрам на пояс.

Крупный план Капанея, а затем Зены, смеряющих друг друга взглядами.

КАПАНЕЙ (кричит):
Ещё не все кончено!

Войска Платеи начинают отступать.

Смена кадра

Покои во дворце в Фивах, где мы прежде видели Габриель и Хаймона. Вечер; покои освещены свечами и масляными лампами. Зена сидит на скамье, Габриель накладывает мазь на рану на ее руке. В это же время Хаймон лежит на кровати; женщина-лекарь в длинной серой одежде осматривает его рану. Она заканчивает, накладывая на рану повязку.

ЛЕКАРЬ:
Готово. Ты поправишься, но на твоем месте я бы пока не совалась в бой.

ГАБРИЕЛЬ (поворачивается к ним):
Он не будет.

ХАЙМОН (улыбается ей, затем смотрит на лекаря):
Спасибо.

Лекарь кивает, укладывает в свою сумку мази и повязки и выходит.

ГАБРИЕЛЬ (Зене):
Вот и всё. (она оглядывается на Хаймона)

ЗЕНА (встает со скамьи, переводя взгляд с Габриель на Хаймона, с ничего не выражающим лицом):
Я оставлю вас наедине.

Раздается стук в дверь.

ГАБРИЕЛЬ:
Входите!

Дверь открывается. Входят Антигона и Актеон.

АНТИГОНА:
Как ваш друг?

ХАЙМОН (пытаясь шутить):
Неплохо, учитывая обстоятельства.

Габриель виновато смотрит на него.

АКТЕОН:
Зена, мы сегодня оттеснили их лишь благодаря тебе.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
Но что дальше? Будет новый день, и новое бессмысленное сражение. Когда это закончится?

АКТЕОН:
Когда мой отец завоюет холм - или потеряет армию.

ЗЕНА (сужает глаза, пристально глядя на него):
Он настолько целеустремлен?

АКТЕОН (горько смеется):
Более чем.

Зена смотрит на него, о чем-то размышляя.

Смена кадра

Зал в королевском дворце в Платее. Капаней, уже без доспехов, бродит по залу. Посереди зала стоит, заметно волнуясь и нервничая, командующий. Пожилой жрец Ареса, одетый в традиционные одежды красного, серебряного и черного цветов, стоит в конце залы, наблюдая за происходящим.

КОМАНДУЮЩИЙ:
Целители говорят, что Ликтор и Аминий оправятся - но неизвестно, как скоро они снова смогут пойти в бой...

КАПАНЕЙ (резко):
Достаточно! С ними или без них, мы нападаем завтра. (он мечется по залу, затем поворачивается к командующему и рычит) Чего ты ждешь?

КОМАНДУЮЩИЙ (смущенно):
Вашего приказа, сир...

КАПАНЕЙ:
Мой приказ - готовить армию. Завтра выступаем. Свободен!

Командующий кланяется и уходит.

ЖРЕЦ (робко):
Сир, возможно, вам стоит передумать... (он запинается, Капаней впивается в него взглядом)... по-пока ваша армия еще цела...

КАПАНЕЙ (бросается к нему, разъяряясь):
Передумать? Ха! Старик, иди к своим жертвам и молитвам. Оставь войну мне.

ЖРЕЦ:
С-сир... вы забываете, я служу Богу Войны - я...

КАПАНЕЙ (подступает еще ближе к нему):
А ты забываешь, что это ты сам рассказал мне о храме - и о том, что там внутри. (он подходит к столу и наливает себе в кубок вина) Захватим храм - и медальон мой. (он делает глоток, затем усмехается, камера фокусируется на его лице) И тогда меня никто не остановит.

Камера начинает отодвигаться, пока мы не видим зал в каком-то окошке овальной формы. Мы видим Ареса в Залах Войны, смотрящего в портал на Капанея. Арес усмехается и качает головой.

Действие третье

Фивы. Рассвет. Дворцовый сад. Зена бредет по нему, погруженная в мысли. Она проходит мимо большого куста роз, растущего у стены дворца, в котором запутались виноградные лозы, а розовые бутоны только начали раскрываться.

АНТИГОНА (от камеры):
Вот ты где.

Зена оборачивается, видит идущую к ней Антигону.

АНТИГОНА:
Мы идем завтракать. Пойдешь с нами?

ЗЕНА (рассеянно):
Конечно... чуть попозже.

АНТИГОНА:
Что-то не так?

ЗЕНА (мгновение колеблется):
Мне кажется, Капанею нужные не просто холм и храм.

АНТИГОНА:
А что еще?

ЗЕНА:
Я пока не уверена... (бросает на нее изучающий взгляд) Антигона - ты полностью доверяешь мужу?

АНТИГОНА (озадаченно):
Он показал, что верен Фивам. Почему я не должна ему доверять?

ЗЕНА:
Думаю, он что-то скрывает. (качает головой) Антигона, возвращайся во дворец. Я скоро присоединюсь к тебе.

Антигона осторожно и слегка недоуменно смотрит на нее и уходит. Зена задумчиво смотрит ей вслед.

Смена кадра

Покои Хаймона. Хаймон лежит в кровати, спит. Входит Габриель, в светло-голубом наряде; она несет поднос с кувшином, кубком, тарелкой с фруктами и двумя тарелками с блинами и медом. Хаймон открывает глаза и садится. Габриель подходит ближе и присаживается на край кровати.

ГАБРИЕЛЬ:
Я подумала, что мы позавтракаем прямо здесь. Антигона уверяет, что придворные повара делают лучшие блины в Греции.

Она ставит поднос на кровать.

ХАЙМОН (улыбаясь):
Сейчас мы выясним, правда ли это.

Они начинают есть. Через секунду Габриель снова заговаривает.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ГАБРИЕЛЬ:
Хаймон... Прости.

ХАЙМОН (поднимает брови):
За что? Блины превосходные.

ГАБРИЕЛЬ (слабо улыбается):
Что мы столько месяцев не виделись.

ХАЙМОН (чуть пожимает плечами и улыбается):
С нашим образом жизни трудно договориться о регулярных свиданиях.

ГАБРИЕЛЬ:
Всё равно... (она замолкает, ее рука скользит в его) Я так соскучилась по тебе, Хаймон.

Хаймон сжимает ее руку.

ХАЙМОН:
Я тоже. (на мгновение воцаряется тишина, они смотрят друг на друга) Я слышал, вы с Зеной спасли в Риме последователей Элая. От Нерона.

ГАБРИЕЛЬ (кивает):
Было дело.

ХАЙМОН (посмеиваясь):
А еще ходили слухи, что Зена ушла на покой. Чего люди не придумают...

ГАБРИЕЛЬ:
В общем-то, так и было. (от его потрясенного взгляда) Это было временно. Всё так... сложно.

ХАЙМОН (улыбаясь):
Как и всегда с Зеной.

Смена кадра

Зена идет дальше по саду, размышляя.

Растворение изображения

Перед храмом на Ареопаге. Арес стоит на ступенях храма, оглядывая поле битвы внизу. Он кажется очень задумчивым.

Смена кадра

Хаймон и Габриель по-прежнему вместе сидят на кровати.

ХАЙМОН (качает головой):
Сабина помогла спасти последователей Элая? И привязалась к рабыне? Мы говорим об одной и той же Сабине?

ГАБРИЕЛЬ:
Зена ведь изменилась, помнишь? Значит, и Сабина может.

ХАЙМОН:
Зена такая одна. (пауза, он выдерживает взгляд Габриель, затем нежно касается ее руки) Ты тоже.

Габриель улыбается. Он наклоняется к ней и нежно ее целует.

Растворение изображения

Зена идет по саду и останавливается под арочными воротами у маленького фонтанчика. Возле фонтана - мраморная статуя Ареса. Зена смотрит на статую.

Смена кадра

Габриель и Хаймон прекращают поцелуй.

ГАБРИЕЛЬ (нежно):
Я в самом деле рада снова тебя видеть, Хаймон.

ХАЙМОН:
Знаешь, мы могли бы... (он смолкает)

Возникает неуютная тишина. Габриель мельком оглядывает повязку на Хаймоне. Она осторожно касается повязки, затем заглядывает Хаймону в глаза.

ГАБРИЕЛЬ (тихо):
Хаймон... Ты заставил меня поволноваться.

ХАЙМОН (касается ее щеки тыльной стороной ладони):
Ты слишком много волнуешься.

ГАБРИЕЛЬ:
Но всё же постарайся быть осторожней.

ХАЙМОН:
Как скажешь.

ГАБРИЕЛЬ:
Обещаешь?

ХАЙМОН (кивает, наклоняясь к ней):
Обещаю...

Он наклоняется и захватывает ее губы. Они снова целуются.

Смена кадра

Зена стоит в уединенном местечке в саду, под арочным сводом, увитым розами.

ЗЕНА:
Арес.

Растворение изображения

Арес стоит в дверях храма на Ареопаге.

ГОЛОС ЗЕНЫ:
Арес.

Арес выпрямляется, вокруг него вспыхивает синий свет.

Сад. Возникает вспышка синего света, и рядом с Зеной появляется Арес. Он начинает поглаживать ее руку и плечи. Зена закрывает глаза, потерянная в его прикосновениях. Он вдыхает запах ее волос, наклоняясь к шее. Одной рукой он притягивает ее за талию, чтобы она прислонилась к нему. Он поднимает ее руку к губам и целует.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС (хриплым голосом):
Полагаю, это по делу.

ЗЕНА (ее голос чувственный):
Да...

АРЕС (снова наклоняется к ее шее):
Итак?..

ЗЕНА (вздыхает в удовольствии):
Мне нужно кое-что узнать.

АРЕС (его тон всё еще очень чувственный и совсем не деловой):
Что?

ЗЕНА (ее глаза всё еще закрыты):
Та история, которую ты рассказал мне и Габриель... о храме и медальоне... (Арес чуть наклоняет ее назад и целует ее шею, отчего она глубоко вздыхает) - она истинна?

АРЕС (обольстительно шепчет ей на ухо):
Да.

Зена вдруг резко разворачивается, оказываясь с ним лицом к лицу.

ЗЕНА:
Ты имеешь в виду - этот медальон действительно дает своему обладателю сверхсилы?

АРЕС (ухмыляясь):
Не совсем. Медальон не имеет никаких сил.

ЗЕНА (хмуро):
Но ты сказал...

АРЕС (усмехаясь):
Зена, я разочарован. Я не это сказал. Я сказал, что мой жрец записал в священном свитке, что, кто бы ни надел медальон, он получит все эти силы. Я не говорил, что это правда.

ЗЕНА (понимая):
Но многие люди в это поверили.

АРЕС (пожимая плечами):
Смертные верят в миллионы сумасшедших легенд.

ЗЕНА (сверлит его стальным взглядом):
Что-то мне подсказывает, что ты отнюдь не мешал этой легенде распространяться. Еще бы, семь городов, воюющих из-за пустяка...

АРЕС:
Ничего себе, пустяк. Это ценный антиквариат. Сентиментальная ценность и всё такое... (немного мечтательно)... величайшие сражения на мое имя...

ЗЕНА:
И Капанею тоже нужен медальон?

АРЕС:
О да. (предупреждая ее следующий вопрос) Видишь ли, свиток потеряли много веков назад. Во время последней грандиозной войны случился пожар, уничтоживший храм. Тогда много свитков сгорело. В конце концов, все и забыли, из-за чего велась война.

ЗЕНА (с усмешкой):
Какой сюрприз. (пауза) А затем свиток с историей о медальоне вдруг объявился в Платее?

АРЕС:
Именно.

ЗЕНА:
И теперь Капаней спит и видит, как бы его заполучить. (она резко смотрит на Ареса) Актеон знает об этом?

АРЕС:
Понятия не имею.

ЗЕНА:
Я должна поговорить с ним. (она отворачивается, затем поворачивается назад к Аресу и улыбается) Спасибо.

Арес кивает, почти незаметно улыбаясь ей в ответ.

Смена кадра

Покои, где Зена и Актеон встретились в первый раз. Актеон шагает вперед-назад; он кажется взволнованным и озабоченным. Двери открываются, входит Зена.

ЗЕНА:
Актеон.

АКТЕОН (останавливается и смотрит на нее):
Зена. (пауза) Ты не пришла на завтрак.

ЗЕНА:
Я не хотела есть. (подходит ближе к нему, затем останавливается) Актеон, почему твоему отцу так нужен холм?

Актеон переминается с ноги на ногу, затем отводит взгляд, явно смущенный.

АКТЕОН:
Я же сказал - холм посвящен Аресу. Капаней думает, что, захватив холм и храм, он станет...

ЗЕНА (подходит к нему и смотрит ему прямо в глаза):
Ведь дело не только в этом?

АКТЕОН (нервно):
В чем еще? Ты не знаешь моего отца. Это в его духе, устроить войну, чтобы потешить гордость.

ЗЕНА:
Даже если это означает потерять всю армию? Актеон, ты, похоже, уверен, что он не отступит в попытках заполучить храм - и я верю тебе. Но нужно быть безумцем, чтобы делать это только из гордости. (она придвигается ближе к Актеону) И я не думаю, что он безумен. (понижает ее голос к опасному тону) Так о чем ты не говоришь мне?

Актеон снова отводит глаза; затем, после напряженной паузы, он смотрит на Зену.

АКТЕОН:
Ну ладно. Мой отец считает, что в храме есть кое-что... кое-что, посвященное Аресу... то, что даст ему особые силы, если он получит это. Я точно не знаю, что это, какой-то амулет.

ЗЕНА:
Он сказал тебе об этом?

Актеон колеблется и отводит глаза. Зена перехватывает его взгляд; он смотрит на вазу, которую чуть не разбили ранее.

[ Кадры из прошлого ]

Входят несколько солдат, с тремя мужчинами, чьи руки связаны у них за спиной, а лица скрывают черные капюшоны. Мужчины пытаются вырваться от солдат. Стараясь сдержать их, один из солдат врезается в пьедестал с сине-бело-золотой декоративной вазой на нем. Пьедестал шатается, и ваза едва не падает.

АКТЕОН (взволнованный, рычит на солдата):
Осторожней!

Он вытягивает руки, готовясь поймать вазу, если она упадает. Пьедестал перестает шататься, и ваза остается ровно стоять. Актеон смотрит на нее с облегчением. Зена бросает на него озадаченный взгляд, и он оглядывается на нее.

АКТЕОН:
Это свадебный подарок моего... отца. Она передавалась в нашей семье из поколения в поколение.

[ Конец кадров из прошлого ]

Зена бросается к вазе.

АКТЕОН:
Что ты делаешь?

Он пытается помешать ей, но она отталкивает его и хватает вазу.

АКТЕОН:
Нет!

ЗЕНА (держа вазу в руках):
Семейная реликвия, значит?

Она встряхивает вазу и слышит, как внутри что-то шелестит.

АКТЕОН (пытается вырвать у нее вазу):
Отдай!

В потасовке Актеон вырывает вазу из рук Зены, но не удерживает ее, и ваза падает на пол, разбиваясь на части, Актеон встревоженно смотрит на осколки.

АКТЕОН:
Что ты наделала!

Среди осколков вазы Зена замечает свернутый свиток. Актеон порывается его взять, но Зена его опережает и отталкивает Актеона так сильно, что он врезается в стену и со стоном сползает вниз.

Смена кадра

Антигона идет через зал. Она в замешательстве останавливается, слыша шум.

Смена кадра

Зена разворачивает свиток. При чтении на ее лице возникает сердитое и разочарованное выражение. Актеон у нее за спиной медленно поднимается на ноги, еще не полностью пришедший в себя.

Смена кадра

Антигона приближается к дверям в покои, но не входит. Она стоит за дверью, слушая, что происходит внутри.

Смена кадра

Зена заканчивает читать свиток и разворачивается, глядя на Актеона. Она с яростью бросает в него свиток, Актеон ловит его.

ЗЕНА:
Ты заключил с отцом сделку? (прежде, чем Актеон ответит, Зена перебивает его) Всё это время ты действовал по плану. Став королем Фив, ты должен был использовать свое новое положение и добровольно передать холм Капанею.

АКТЕОН (неохотно кивает и со стыдом смотрит в пол):
Верно.

Зена с отвращением качает головой.

Смена кадра

Антигона по-прежнему стоит за дверью, подслушивая. Она выглядит потрясенной.

Смена кадра

Зена впивается взглядом в Актеона.

АКТЕОН:
Отец устроил мой брак с Антигоной только для того, чтобы захватить этот храм... а потом и Фивы. (вздыхает) Он думал, что Антигона - юная неопытная принцесса, которой легко манипулировать. (трясет головой) Мой отец никогда не хотел мира - он хотел только этот холм, и что-то из храма. Я не знаю, что это, только то, что эта вещь имеет какое-то отношение к Аресу. Я знаю, мой отец думает, что, как только он это получит, он станет самым могущественным человеком во всей Греции.

Смена кадра

Антигона слушает всё это. Она кажется раненой, преданной и рассерженной. Она убегает.

Смена кадра

Зена слушает Актеона. Она выглядит настороженной.

АКТЕОН:
Прошу, поверь мне - я ненавидел весь этот план. Но мой отец был так настроен захватить Ареопаг; если бы я не согласился, он бы объявил Фивам войну сразу после смерти Креонта. Я не хотел этого; я хотел избежать бессмысленного кровопролития - и я согласился на план. Я думал, так будет лучше для всех.

Зена смотрит на него, ее взгляд, наконец, смягчается.

АКТЕОН:
После свадьбы я должен был уговорить Антигону обменять холм на другой участок земли. Но, но я не сумел довести это до конца. Я понял, как много Ареопаг значит для фиванцев, и я не мог предать их... и потом... (он колеблется)... Я не мог предать мою жену. Можешь мне не верить, но я понял, что влюбился в нее. И когда я отказался от сделки с отцом, он объявил войну. (со стыдом смотрит вниз) Перед свадьбой он заставил меня подписать две копии этого договора. Одну он вложил в эту вазу и подарил ее мне и Антигоне на свадьбу... он хотел, чтобы я не забывал. (горько) Вероятно, он собирается рассказать всё Антигоне в случае своего поражения в этой войне.

Длинная пауза. Актеон смотрит на Зену, продолжающую молчать.

АКТЕОН (с нажимом):
Пожалуйста, поверь мне, Зена. Я не хочу навредить Фивам, не хочу предавать Антигону. Я думал, что поступаю правильно.

ЗЕНА:
Я верю тебе. И я, кажется, знаю способ остановить твоего отца.

АКТЕОН:
Как?

Едва Зена собирается ответить, как за дверью раздаются голоса, и двери распахиваются настежь. Антигона ураганом влетает в зал в сопровождении нескольких стражников.

АНТИГОНА (указывая на Актеона):
Арестуйте его! Он предал Фивы!

Актеон выглядит пораженным, трое стражников хватают его.

АКТЕОН:
Нет! Ты всё неправильно поняла! Дай мне объяснить!

ЗЕНА (бросается наперерез стражникам):
Антигона, ты не понимаешь.

АНТИГОНА:
Нет, теперь я всё понимаю. Я всё слышала. (она впивается взглядом в Актеона и вырывает свиток у него из рук) И у меня есть доказательства. (ядовито) Подумать только, я поверила платейской змее. (стражникам) В темницу его.

Стражники уводят Актеона. Актеон последний раз смотрит на Зену и покидает зал.

ЗЕНА (ласково):
Антигона...

АНТИГОНА:
Не надо его защищать. (она качает головой) Я... прямо сейчас я хочу побыть одна.

Она ураганом вылетает из зала, толкая входящую Габриель.

ГАБРИЕЛЬ (встревоженно):
Зена, что происходит? Я искала тебя - я только что видела, как Актеона увели стражники...

ЗЕНА (ее лицо искажено болью):
Актеон обвиняется в союзе с его отцом.

ГАБРИЕЛЬ:
Что? Это смешно.

ЗЕНА:
Габриель - Капаней устроил брак Актеона с Антигоной, чтобы Актеон мог передать храм Платее. (от потрясенного взгляда Габриель) Но Актеон отказался выполнить свою часть сделки. Я не верю, что он изменник.

ГАБРИЕЛЬ (качает головой):
И всё из-за какого-то храма...

ЗЕНА:
Я потом тебе объясню. А сейчас у меня есть дело к Капанею.

Зена начинает уходить, но Габриель хватает ее за руку.

ГАБРИЕЛЬ:
Тебе нужна помощь?

ЗЕНА (качает головой):
Если кто-то и может сейчас мне помочь, то это Арес.

Она уходит, Габриель обескураженно смотрит ей вслед.

Смена кадра

Монтаж сцен: Зена выезжающая из ворот Фив; проезжающая мимо Ареопага; подъезжающая к воротам другого города - Платеи.

Смена кадра

Зала во дворце Платеи. Капаней, одетый в роскошные вышитые одежды из красного шелка, сидит за столом, разглядывая карту. Входит кажущийся робким стражник.

СТРАЖНИК:
Ваше величество? Здесь Зена, Королева Воинов.

Капаней поднимает голову, раздраженный, но и заинтригованный.

КАПАНЕЙ:
Пригласи ее...

Он еще не успевает договорить, а Зена же врывается в залу.

КАПАНЕЙ:
...войти. (насмешливо) Хотя приглашение ей не нужно.

Он отпускает стражника, тот ретируется. Зена стоит перед ним, испытующе глядя на него.

КАПАНЕЙ:
Ты пришла сюда - да, отважно. (насмешливо) Ты решила, что сражаться на нашей стороне будет выгодней? Или будешь уговаривать меня прекратить войну?

ЗЕНА:
Ты сам ее прекратишь, если у тебя есть хоть капля мозгов.

КАПАНЕЙ (посмеиваясь):
Правда?

ЗЕНА:
Я знаю, из-за чего ты затеял эту войну. Особые силы.

КАПАНЕЙ (внезапно взволнованно):
О чем это ты говоришь?

ЗЕНА (с кривой ухмылкой):
У меня свои источники. (Капаней подозрительно следит за ней) Могу тебя заверить, все те прославленные особые силы - это только слова. Они приносят намного больше неприятностей, чем они стоят.

КАПАНЕЙ (фыркает):
Сколько они стоят, я уже сам решу.

ЗЕНА:
Хочешь услышать больше? Этот медальон, за которым ты охотишься (камера быстро показывает лицо Капанея, на котором виден шок, стоит только Зене упомянуть медальон), вообще не имеет никаких сил. Просто кусок металла - хорошая работа, что и говорить, но никаких сверхсил. Ты действительно хочешь потратить жизни своих солдат ради какой-то древней безделушки?

КАПАНЕЙ (качает головой):
Ну нет, Зена. Я знаю, какими силами обладает медальон. (изучает ее) Хочешь приберечь его для себя, да?

ЗЕНА (закатывает глаза):
Если не веришь мне, то, может, поверишь своему богу?

КАПАНЕЙ (с кривой насмешливой улыбкой):
Аресу? Ну конечно. Арес появится здесь и поможет тебе остановить войну. (он смеется)

Зена смеряет его убийственным стальным взглядом.

ЗЕНА (поднимает голову):
Арес!

Напряженный момент - Зена и Капаней стоят, ожидая появления Ареса.

Действие четвертое

Предыдущая сцена. Зена и Капаней стоят, ожидая. Капаней снова начинает смеяться; Зена хмуро смотрит на него.

КАПАНЕЙ:
Ты ждешь, что Бог Войны заявится сюда, чтобы подтвердить слова своей подружки? Сомневаюсь.

Он резко обрывает смех при знакомом "свисте". Камера показывает Ареса, вокруг которого исчезает синий свет; он выглядит довольно мрачным, одной рукой опираясь на рукоятку своего меча.

ЗЕНА:
Давай, Арес. Скажите ему то, что сказал мне о медальоне.

Арес выжидающе смотрит на нее, затем поворачивается к Капанею.

АРЕС (с удовольствием):
Медальон обладает удивительной силой...

Зена в шоке смотрит на него, глаза Капанея широко раскрываются от радости.

КАПАНЕЙ (в его глазах горят почти маниакальные огоньки):
Да! Я так и знал!

ЗЕНА (взрывается):
Арес, ты...

Арес вытягивает руку, останавливая ее, и поворачивается к Капанею, его лицо внезапно озаряется саркастичной усмешкой.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АРЕС:
...силой заставлять взрослых людей вроде тебя устраивать войны не из-за чего.

Зена вздыхает с облегчением и качает головой, чуть ухмыляясь.

КАПАНЕЙ (на мгновение лишен дара речи, пока волнение покидает его лицо, затем начинает бормотать):
Чт-т-то?

АРЕС:
Медальон - это просто безделушка из моего храма.

КАПАНЕЙ (не в силах осознать):
То есть, все легенды о его силе... преувеличены?

АРЕС:
Можно и так сказать. Хотя тут больше подходит слово... не знаю... (уверенно) выдуманы? Так что предлагаю тебе сворачиваться. (снова усмехается, глядя на Зену) В противном случае, тебе придется иметь дело с ней, а ты вряд ли этого жаждешь.

КАПАНЕЙ:
Но истории! Люди сражались и погибали за этот медальон...

АРЕС:
Ну да, ты не первый, кто клюнул на эту сказку. Так что не переживай. (посмеиваясь) Неужели можно было подумать, что я сделаю кого-то своей правой рукой только за то, что он завладел какой-то побрякушкой? Пожалуйста. У меня есть свои стандарты.

КАПАНЕЙ (взбешенно):
Я тебе не верю. Ты просто пытаешься сбить меня со следа, чтобы твоя Зена сама завладела медальоном. (Зена и Арес закатывают глаза) Всем известно, что она твоя фаворитка.

Зена готова убить его взглядом.

ЗЕНА:
Если ты выбираешь этот путь... тебе придется пожалеть.

Она дарит Аресу беглый веселый взгляд, затем разворачивается и вылетает из залы. Арес с жалостью смотрит на Капанея, качает головой и исчезает. Капаней на миг выглядит задумчивым, затем его взгляд твердеет.

КАПАНЕЙ (кричит):
Меландр! (врывается Стражник №1) Готовь мою лошадь! (мгновение думает) И не дайте этой женщине покинуть дворец!

СТРАЖНИК №1 (слегка запинаясь):
Эт-этой женщине? В смысле, Зене?

КАПАНЕЙ (в ярости):
Да, Зене. Иди и выполняй свою работу, дуралей!

Смена кадра

Зена быстрым шагом идет по дворцовому коридору. Рядом с ней появляется Арес, он начинает идти рядом с ней, в пол-оборота к ней, пытаясь не отстать.

АРЕС:
Вышло не слишком удачно. Может, мне стоило проявить больше фантазии. (мечтательно) Я мог бы сказать ему, что медальон обладает каким-нибудь ужасным проклятьем, передающимся по наследству...

ЗЕНА (смеряет его веселым, но слегка раздраженным взглядом):
Могу дать совет: оставь истории Габриель.

Она оказывается наверху большой лестницы, когда подбегают несколько стражников, сразу бросающихся подниматься по лестнице, закрывая ей путь, с мечами наголо. Они явно не видят Ареса. Зена останавливается и насмешливо смотрит на них.

СТРАЖНИК №2:
У нас приказ тебя остановить.

ЗЕНА (чуть ухмыляется):
Ну так вперед.

Стражники нервно смотрят на нее, затем начинают придвигаться ближе. Когда они подступают, она усмехается и хватает двоих из них за шиворот.

ЗЕНА:
Хорошая попытка.

Она бьет ими друг о друга и сбрасывает вниз по лестнице. Двое других стражников бросаются на нее, и одновременно еще четверо пытаются ее обойти. Она оказывается в середине маленького окружения. Усмехаясь, она достает меч и с видимым удовольствием начинает сражаться. Она отражает их удары, вращается, затем опирается на вертикально поставленный меч, взлетая над полом и выпрямляя ноги влево, а затем вправо, сбивая двоих стражников.

Камера показывает Ареса, прислонившегося к соседней стене, со скрещенными руками, небрежно наблюдающего за Зеной. Зена наносит стражнику удар кулаком в лицо, и он отшатывается назад, падая вниз по лестнице; тогда же она блокирует удар другого стражника и отправляет двух стражников в полет. Еще двое стражников, которые с самого начала остановились чуть поодаль, теперь начинают медленно двигаться к ней; они подходят к краю лестницы и стоят там, помахивая мечами. Зена взмывает в воздух с боевым кличем, совершает кувырок и приземляется, сбивая обоих стражников с ног. Она замирает, восстанавливая дыхание.

Арес появляется рядом с ней и удовлетворенно вздыхает.

ЗЕНА (смотрит на него с кривой улыбкой):
Тебе это еще не надоело?

АРЕС (усмехаясь):
Никогда.

Снизу по лестнице подбегают еще несколько стражников.

АРЕС (мимоходом):
Помощь нужна?

ЗЕНА:
Нет, у меня всё под контролем.

Она бросает шакрам, перерезая веревку, на которой крепится огромная люстра. Люстра падает, сбивая и погребая под собой сразу несколько стражников. Трое, кто еще стоит, бросаются к Зене, но она уже встречает их, нанося одному удар кулаком, уклоняется от чьего-то меча, крутится на месте и вырубает двух стражей. Они падают.

Один из стражников, кого Зена прежде вырубила, начинает подниматься. При виде этого Арес ухмыляется и щелкает пальцами, посылая в стражника маленькую синюю искорку, и тот снова вырубается. Замечая это, Зена одаривает Ареса поддельным убийственным взглядом, и он не менее поддельно примирительно пожимает в ответ плечами. Зена чуть заметно качает головой и улыбается; затем она уносится из дворца.

Смена кадра

Перед дворцом Капанея. Зена выбегает и свистит; прибегает Арго, Зена впрыгивает в седло и уезжает, держа курс на край дворцовой площади. Слыша шум позади себя, она на секунду замедляет ход Арго и оглядывается назад. Войска Капанея выстраиваются в ряд, готовые к выступлению.

Смена кадра

Зена уносится верхом из ворот Платеи.

Смена кадра

Дворец в Фивах. Антигона стоит в центре покоев. Габриель - рядом с нею.

АНТИГОНА (качает головой):
Тяжело принять, что Актеон сделал это... Он казался таким искренним... (расстроенно) Но он лгал мне - всем нам...

ГАБРИЕЛЬ (пытаясь успокоить):
Антигона... (касается ее плеча)... тебе нужно поговорить с ним. Похоже, Зена считает, что всё это - большая ошибка. Если она готова дать ему презумпцию невиновности...

АНТИГОНА (ее лицо твердеет):
Нет, я не стану с ним разговаривать - никогда.

Габриель вздыхает. Входит командующий, кланяется Антигоне. Она смотрит на него.

КОМАНДУЮЩИЙ:
Ваше величество - войска Платеи снова направляются к холму.

АНТИГОНА (обеспокоенно):
Спасибо.

Он снова кланяется и уходит. Антигона поворачивается к Габриель.

АНТИГОНА:
Что мне делать? В прошлый раз фиванцев вел Актеон. А теперь нет ни его, ни Зены. (внезапно ее глаза загораются - видимо, ей в голову пришла какая-то идея) Габриель, а ты ведь можешь. (от скептического взгляда Габриель) Ты ведь можешь повести фиванцев.

ГАБРИЕЛЬ (неуверенно):
Антигона - я...

АНТИГОНА:
Я знаю, тебе уже доводилось вести армию... Я читала твои свитки. Вот. (Антигона снимает с пальца золотое кольцо с фиванской печатью и вручает его Габриель, которая нерешительно берет его) Возьми. Этим кольцом я передаю тебе все полномочия.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ГАБРИЕЛЬ:
Я... (видит умоляющие глаза Антигоны) Хорошо.

Габриель сжимает кулак с кольцом.

Растворение изображения

Габриель идет по коридору во дворце. Она на мгновение останавливается, и похоже что-то обдумывает, затем раскрывает ладонь, смотря на кольцо. Она колеблется, а затем уходит широким решительным шагом.

Смена кадра

Темница. Там темно и сыро; в камерах за металлической решеткой находятся заключенные. Слышен скрип открывающейся двери и легкий шум шагов, а следом слышно, как дверь закрывается. Камера показывает входящую Габриель, она направляется к охраннику, сидящему за столом у камер. Это огромный тучный лысый мужчина пугающего вида. Он раскладывает пасьянс из деревянных карт.

ГАБРИЕЛЬ:
Я хочу видеть Актеона.

ТЮРЕМНЫЙ ОХРАННИК:
Изменника? Зачем он тебе?

ГАБРИЕЛЬ:
Просто отведи меня к нему. (пауза) Приказ королевы.

Тюремный охранник вздыхает и встает.

ТЮРЕМНЫЙ ОХРАННИК:
Ладно. Сюда.

Он идет по коридору, Габриель следом. В конце коридора - камера, в которой мы видим Актеона, сидящего на шаткой скамье. Охранник отпирает дверь, и Габриель входит, охранник сразу запирает за ней дверь и уходит.

ГАБРИЕЛЬ:
Актеон.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

Актеон поднимает голову при звуке ее голоса и встает.

АКТЕОН:
Габриель. Прошу, поверь, я никогда не хотел...

ГАБРИЕЛЬ:
Что происходит, Актеон? Зена не успела мне рассказать.

АКТЕОН (колеблется):
Дело в моем отце...

Он начинает рассказывать ей, что случилось, мы отодвигаемся, его голос начинает исчезать.

Смена кадра

Зена подъезжает к маленькому военному лагерю фиванских солдат у подножия храма. Они играют в кости и полностью расслаблены, когда приезжает Зена. Она спрыгивает с Арго и бежит к ним.

ЗЕНА (хватает одного из солдат, сидящего на земле, и рывком поднимает):
Встань! (оглядывается на остальных солдат) Нет времени отдыхать. Армия Капанея снова выступила. Они будут здесь в любой момент.

К Зене подходит командующий, по всей видимости, главный в этом отряде.

КОМАНДУЮЩИЙ:
Мы ждем подкрепление из Фив, во главе с самим королем Актеоном.

ЗЕНА (мрачно):
Я бы на вашем месте не надеялась на это.

Солдаты озадаченно смотрят на нее.

Смена кадра

Габриель всё еще в камере с Актеоном. Она подходит к решетке.

ГАБРИЕЛЬ (кричит):
Охранник!

Тюремный охранник подходит к ней и отпирает камеру. Габриель выходит, но, едва охранник начинает снова запирать дверь, она вытягивает руку, останавливая его. Он смотрит на нее.

ТЮРЕМНЫЙ ОХРАННИК:
Что ты делаешь?

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона приказала его освободить.

ТЮРЕМНЫЙ ОХРАННИК (не веря ей):
Она сама его сюда отправила.

ГАБРИЕЛЬ:
И она сама дала мне право действовать от ее имени.

Она показывает охраннику кольцо с королевской печатью. Охранник кивает, кольцо явно произвело на него впечатленные.

ТЮРЕМНЫЙ ОХРАННИК:
Вижу.

Актеон выходит из камеры и следует за Габриель, они идут к выходу из темницы.

ГАБРИЕЛЬ (на ходу):
Не попадайся на глаза Антигоне. Неизвестно, что она сделает, если узнает, что я тебя освободила. Прямо сейчас - скажем так, она не благоволит к тебе.

АКТЕОН:
И она совершенно права.

ГАБРИЕЛЬ:
Это твой второй шанс завоевать ее доверие. (улыбается ему) Не упусти его.

Они открывают дверь, покидая темницу.

Смена кадра

Фиванцы, охраняющие храм, теперь выстроены в линию у подножия холма, с мечами наперевес, готовые к бою. Приближается армия Капанея, с самим Капанеем и его командующим, едущими впереди. Платейцы значительно превосходят фиванцев численностью и, похоже, легко их разобьют. Камера проходится по нервничающим лицам солдат.

Передние отряды армии Капанея приближаются к холму.

Воздух прорезает боевой клич Зены. Быстро даются крупные планы нескольких испуганных солдат Капанея - и крупный план самого Капанея, выглядящего очень разозленным. Камера показывает Зену, выезжающую из-за холма. Она в головокружительном прыжке покидает седло и, сделав переворот в воздухе, приземляется в передних рядах армии Капанея, сразу сбивая несколько солдат. Ликующе смеясь, она легко уклоняется от их мечей, убивает одного из нападающих на нее ударом назад и, не останавливаясь, бьет по голове другого.

Быстрый монтаж битвы, фиванцы вступают в бой. Мы видим нескольких фиванцев, сражающихся с платейцами. Один фиванец оказывается атакован сразу несколькими противниками. Зену окружают, но она тут же взмывает в воздух и перелетает через головы нескольких платейцев; она приземляется, разворачивается и с яростным криком поражает двух солдат.

ФИВАНСКИЙ СОЛДАТ (от камеры):
Они убьют нас всех!

Зена разворачивается, видя отряд платейских лучиков, целящихся в фиванцев. Она хватает шакрам и бросает его. Шакрам свистит в воздухе и перерезает несколько луков пополам. Другие лучники вздрагивают и отшатываются, явно напуганные. Камера возвращается к Зене, с победной усмешкой ловящей шакрам.

ФИВАНСКИЙ КОМАНДУЮЩИЙ (Зене):
Мы долго не протянем!

Камера показывает Капанея, скачущего по полю с поднятым мечом.

Камера передвигается на другого фиванского солдата, падающего мертвым.

ГОЛОСА (от камеры, слышатся сквозь шум сражения):
- Смотрите!
- Они идут!
- Это Актеон!

Зена разворачивается, с выражением удивления на лице.

Камера показывает войска фиванцев, прибывающие на холм. Камера приближается к Габриель и Актеону, едущим во главе войск. Лицо Габриель сияет от радости при виде Зены. Она подъезжает к Зене и спрыгивает на землю.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена!

ЗЕНА:
Актеон. Что он здесь делает - и как?

ГАБРИЕЛЬ:
Потом объясню.

Несколько платейцев бегут к ним, атакуя. Зена и Габриель сражаются бок о бок, полуотвернувшись, Габриель отражает удары противников саями и боевыми пинкам, Зена сражается с платейцем на мечах и затем убивает его.

Подкрепление фиванцев всё прибывает. Камера проезжает по полю битвы и задерживается на фигуре в черном плаще позади фиванских войск; лицо человека скрыто капюшоном, видны только глаза.

Панорама поля битвы, повсюду бушует сражение.

Камера поворачивается к Зене и Габриель, которым выдается краткая передышка, вокруг них валяются несколько мертвых и отключившихся тел.

ЗЕНА:
Так что случилось с Актеоном? Он и Антигона поцеловались и помирились?

ГАБРИЕЛЬ:
Нет, это я выпустила его из темницы. (от любопытного взгляда Зены) Ей я не сказала.

ЗЕНА (качает головой):
Тебе придется многое объяснять.

ГАБРИЕЛЬ (оглядывается на Актеона, уже пешего, сражающегося во главе фиванцев):
Будем надеяться, что его действия сами скажут за себя... пусть она и упряма как...

Ее перебивает солдат, с криком нападающий на нее. Она ныряет под его лезвие и наносит ответный удар.

Сражение продолжается. Камера отодвигается, и мы видим, что армия фиванцев начинает оттеснять в холма войска платейцев.

Камера показывает Актеона, в одиночестве сражающегося на крутой стороне холма с двумя платейскими солдатами. Он убивает одного из них, пронзая мечом, и вырубает другого ударом рукоятки по виску. Стоя над поверженными врагами, он тяжело дышит и опускает голову - и мы видим, как в кадре появляется пара темных кожаных сапог с серебряными застежками в форме драконов. Актеон поднимает голову и смотрит на Капанея.

АКТЕОН:
Отец. (поднимает свой окровавленный меч)

КАПАНЕЙ (с сарказмом):
Сын. Каково видеть на своем мече кровь своих соотечественников?

АКТЕОН:
Я борюсь за то, что правильно.

КАПАНЕЙ:
А я - за то, что мое по праву.

АКТЕОН:
По праву? По какому? Потому что ты готов убивать, лишь бы получить это?

КАПАНЕЙ (насмешливо):
И ты еще называешь себя последователем Ареса. Неужели ты думаешь, что Арес ценит сентиментальных глупцов вроде тебя?

АКТЕОН:
Арес ценит хороших воинов. Возможно, лучший воин - тот, кто сражается по серьезной причине.

Капаней смотрит на сына, его губа насмешливо кривится. Он выглядит почти разочарованным.

КАПАНЕЙ:
Проверим твою теорию?

Капаней нападает на Актеона, и они начинают сражаться, умело отражая удары друг друга. Актеон, кажется, ограничивается только оборонительными приемами, не пытаясь атаковать отца.

Видя колебания Актеона и его нежелание нападать, Капаней отвлекает его ложным шагом и разворачивается к нему настолько быстро, что Актеон не успевает отразить нападение. Меч Капанея разрезает бедро Актеона; пока он задыхается в боли, Капаней выбивает меч из его руки и надвигается на него. Прихрамывая, Актеон отступает, спиной к склону. Капаней поднимает меч к груди сына.

КАПАНЕЙ:
Не жди помощи от Зены - или от кого-то еще. Ты отрезан от своих войск.

Легким кивком он указывает на платейских солдат вокруг них, спиной к Капанею и Актеону, сражающихся с фиванцами.

Смена кадра

Другая часть поля битвы. Зена и Габриель сражаются бок о бок. К ним на полном скаку приносится фиванский командующий, которого мы видели прежде.

ФИВАНСКИЙ КОМАНДУЮЩИЙ:
Король! Актеон - его окружили!

Зена и Габриель обмениваются взволнованными взглядами и бросаются за ним.

Смена кадра

Капаней держит Актеона на кончике меча.

КАПАНЕЙ:
Прикажи фиванцам сдаться. И я тебя пощажу.

АКТЕОН (с вызовом):
Никогда! Ты не достоин победы.

Капаней рычит и заносит меч у горла Актеона. Актеон смотрит на кончик лезвия, затем снова на отца.

АКТЕОН:
Сделай это. Добавь своего сына ко всем людям, которыми ты пожертвовал в своей жажде власти.

Смена кадра

Фиванцы пытаются прорваться сквозь платейцев к Актеону.

Смена кадра

КАПАНЕЙ:
Это был твой выбор. Ты это знаешь.

АКТЕОН (горько):
Давай, повторяй это себе, и, может, на сотый раз ты и сам в это поверишь.

Камера показывает Зену, в толще сражения, пытающуюся нацелить шакрам. В нее врезается солдат, и на мгновение она теряет фокус.

Камера - к Капанею, все еще держащему меч у горла Актеона.

КАПАНЕЙ:
Я уже в это верю. (отводит руку, чтобы нанести последний смертельный удар) Прощай, сын.

Крупный план Актеона, он закрывает глаза.

Камера - к Зене; она с боевым кличем перелетает через головы платейских солдат и приземляется позади них, выхватывая шакрам.

Крупный план Капанея; его лицо кажется суровым и жестоким. Внезапно его глаза распахиваются, и он издает булькающий звук. Камера отодвигается, показывая, как из его руки выпадает меч, и он подносит руку к горлу, из которого торчит стрела. Он начинает шататься.

АКТЕОН (открывает глаза):
Отец?

Камера - к Зене, которая пораженно смотрит, как Капаней медленно оседает на землю. Фигура в плаще, которую мы видели прежде, выходит из-за дерева. Человек сбрасывает плащ. Это - Антигона, одетая в мужские штаны и рубашку; у нее в руках арбалет. Она идет к Актеону.

АКТЕОН (недоверчиво смотрит на нее):
Антигона? Ты здесь?

АНТИГОНА:
Я заметила тебя с войсками. Я должна была понять, могу ли доверять тебе. (пауза) Прости меня.

АКТЕОН:
Нет, ты прости - мне сразу не нужно было соглашаться на это.

Они мгновение смотрят друг на друга. Затем Актеон поворачивается к Капанею и встает перед ним на колени. Король мертв, его глаза безучастно смотрят вверх. Актеон накрывает лицо отца ладонью, закрывая его веки, затем убирает руку. Актеон сам на мгновение закрывает глаза и встает на ноги, немного осторожно - на его ноге кровь.

АНТИГОНА (печально):
Я знаю, ты бы хотел, чтобы всё закончилось не так... я тоже.

АКТЕОН:
Ты сделала… единственное, что могла. (он берет ее руку, они сморят на тело Капанея) Спасибо, Антигона.

Она легонько улыбается и кладет свою руку на его.

АНТИГОНА:
Пойдем. Нам нужно остановить войну.

Камера показывает Зену, которая смотрит им вслед со сладко-горькой улыбкой.

Тем временем битва приостанавливается, как только платейские солдаты понимают, что их король мертв, и они начинают в замешательстве оглядываться вокруг.

АКТЕОН (повышает голос):
Солдаты Платеи! Слушайте меня! Ваш король - мой отец - мертв. (он ждет, пока шум стихнет) Он начал эту войну между двумя нашими городами только для себя. Я его законный наследник. И я соединен узами брака с королевой Фив. (указывает на Антигону)

АНТИГОНА:
Я хочу оставить все наши прошлые разногласия позади - ради моего города (она нежно смотрит на Актеона) и моего мужа.

Камера проезжает по полю битвы. Некоторые из солдат с обеих сторон бросают вниз оружие; другие смотрят на них и следуют их примеру.

ГАБРИЕЛЬ:
Да здравствуют король и королева!

Ее возглас подхватывают солдаты. Вскоре целый хор скандирует "Да здравствуют король и королева!". Антигона и Актеон чуть улыбаются друг другу и сжимают руки.

Смена кадра

После сражения. Солдаты с обеих сторон уносят своих мертвых и раненых.

Камера показывает платейских командующих, уносящих тело Капанея под печальным взглядом Актеона. Антигона, Зена и Габриель стоят рядом с ним.

Зена утешительно похлопывает Актеона по плечу.

ЗЕНА:
Ты сделал всё, что мог, чтобы предотвратить эту войну. Он сам сделал свой выбор.

Габриель, Зена, Актеон и Антигона в молчании оглядывают поле битвы.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

Затем Зена чуть вздрагивает и поднимает глаза к вершине холма, где она видит стоящего перед храмом Ареса. Он смотрит вниз, на нее. Их глаза встречаются. Крупный план Ареса, его лицо задумчиво и серьезно - и затем крупный план лица Зены, в ее глазах появляется беспокойство и сомнение.

Камера отъезжает для панорамного вида всей сцены: мертвые и раненные солдаты, которых уносят с поля; Зена, Габриель, Антигона и Актеон, молча смотрящие на поле; Арес на вершине своего холма, смотрящий на долину внизу. Камера задерживается на этой сцене на несколько секунд.

Растворение изображения

Крупный план искрящейся короны, испещренной крошечными бриллиантами. Камера чуть отодвигается, и мы видим мужчину в балахоне, держащего корону; камера еще отодвигается, показывая Антигону перед ним, одетую в элегантное королевское платье. Мужчина в балахоне опускает корону на ее голову. Раздаются аплодисменты и приветственные выкрики, и мы получаем всю картину: большой зал, полный счастливых людей, выкрикивающих: "Славься, королева Антигона!" С балкона в зал летят лепестки белых и красных роз. Антигона с улыбкой сморит на собравшихся. Она отводит взгляд в сторону, и мы видим там стоящих Габриель, Зену и Хаймона. Они улыбаются.

Актеон, также одетый в элегантный наряд, подходит к ней и берет ее руку. Она улыбается ему. Они целуются, и толпа взрывается еще большими овациями.

Камера поворачивается к Зене, Габриель и Хаймону, тоже аплодирующим.

ГАБРИЕЛЬ:
Просто чудо. Их брак начался со лжи - а теперь это настоящая любовь.

ХАЙМОН:
Это только подтверждает, что из самого плохого может получиться что-то хорошее.

Зена окидывает его молчаливым задумчивым взглядом.

Растворение изображения

Дворцовые врата Фив. Зена, Габриель и Хаймон сидят верхом, готовые выезжать.

АНТИГОНА:
Счастливого пути!

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

АКТЕОН:
Приезжайте в Фивы или Платею в любое время.

ЗЕНА:
Спасибо.

ГАБРИЕЛЬ:
Антигона - Актеон - надеюсь, вы будете очень счастливы. (улыбается) До свидания.

Они уезжают, оглядываясь на Актеона и Антигону, стоящих вместе, взявшись за руки. Габриель улыбается; затем она поворачивается к Хаймону и сжимает его руку. Он улыбается ей.

Смена кадра

Ночь. Зена и Габриель сидят у костра. Габриель подбрасывает в огонь ветки. Она оглядывается на Хаймона, который спит неподалеку, наполовину раскрывшись. Она задерживает на нем нежный взгляд, затем встает и подходит его укрыть. Когда она возвращается и садится, Зена испытующе смотрит на нее.

ЗЕНА (еле слышно):
Ты любишь его.

Габриель смотрит на нее, пораженная, затем отворачивается и какое-то время молчит.

ГАБРИЕЛЬ:
Зена - когда ты направлялась в Платею, ты сказала, что Арес может остановить войну. Что случилось? Он отказался?

Зена на миг отводит глаза, затем снова смотрит на Габриель, их глаза встречаются.

Серия ШВС 8.21 - Кровная вражда

ЗЕНА (вздыхает):
Габриель, Арес начинал войны тысячи лет. Когда он, наконец, попытался остановить одну, его самые преданные поклонники ему не подчинились. Для Капанея, Арес и есть война. И он мог лишь следовать зову войны... а не слушать то, что Арес пытался ему сказать. (печально) Возможно, Бог Войны и может измениться - но война не может.

Зена смотрит в огонь, грустным, задумчивым взглядом.

Конец

[ Способности Ареса рассказывать истории не были по достоинству оценены во время съемок этого эпизода. ]

Поделиться с друзьями:

Другие материалы в этой категории:

Как хорошо Вы знаете Шипперские Сезоны? Проверить